Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Экономические патологии и межнациональные отношения





 

Межнациональные отношения зависят от многих факторов: этнических, политических, экономических, религиозных, демографических и др.

Оценивая негативы в динамике этих отношений в РФ за постсоветский период, прежде всего нужно признать, что межнациональные противоречия в России пока носят довольно локальный характер – как в региональном, так и в социальном разрезе. Причем меньше всего они распространены в сельской местности, в среде рабочих и служащих, не связанных с активной коммерческой деятельностью. Здесь они в основном ограничены традиционно бытовыми проблемами. Наоборот, наибольшую остроту они приобретают там, где в конкурентной борьбе за передел собственности, за уровень цен, за рабочие места и должности сталкиваются интересы разнонациональных социальных групп (от предпринимателей и чиновников до наемных рабочих, домохозяек и бандитов).

В то же время несложно предвидеть, что при сохранении нынешнего курса социально-экономической политики межнациональные, как и многие другие, противоречия в перспективе могут существенно углубитьсяпо следующим причинам:

Во-первых, вступление в ВТО, безусловно, основательно обострит конкуренцию на российских рынках между отечественным и зарубежным капиталом, а потому каждая из сторон постарается использовать националистические аргументы в качестве давно известного инструмента конкурентной борьбы.

Во-вторых, растущая концентрация богатств в руках разнонациональной российской олигархии и все более основательное ее давление на доходы провинциального населения не может не вызывать сопротивления, которое с подачи местного малого и среднего бизнеса традиционно окрашивается в националистические и шовинистические цвета.

В-третьих, поскольку в ближайшие несколько лет нам предстоит пережить вторую волну демографической драмы (в связи с ожидаемым падением рождаемости коренного населения примерно в полтора раза) – Правительство вынуждено будет стимулировать миграционный приток дешевой рабочей силы. Это неизбежно станет фактором обострения конкуренции на рынке труда, где согласно явно оптимистическим оценкам МЭРТ, в 2010 году предполагается 3,4 млн. безработных.

В-четвертых, курс на глубокую дифференциацию оплаты труда многонационального городского и относительно мононационального сельского населения (к 2010 г. намечается сохранить разрыв в 2,5 раза зарплаты селян и горожан) опять-таки будет подпитывать напряжение в межнациональных отношениях.

В-пятых, не следует забывать тот объективный факт, что, как было доказано К. Марксом, капиталистическая экономика не может развиваться без повторения через 8-12 лет экономических кризисов. Последние из таких кризисов поражали народное хозяйство западных стран в 1981, 1991, 2001 гг., и, как признают не только зарубежные экономисты, но и наши составители прогноза социально-экономического развития РФ до 2010 г., очередной спад ожидает капиталистический рынок уже в ближайшие несколько лет.

А что это означает для рвущейся в ВТО и уже основательно увязшей в западном рынке России? – Это означает обострение конкурентной борьбы между российскими и зарубежными предпринимателями; между отечественным олигархическим капиталом, с одной стороны, малым и средним бизнесом – с другой; между местным населением и мигрантами. И все участники этой борьбы будут искать себе союзников, обозначая виновниками ухудшения экономической ситуации не социальные основы господствующего капиталистического способа производства, а «чужаков», в том числе и по национальному признаку.

Если мы признаем, что в современных условиях динамика межнациональных отношений во многом связана с динамикой конкурентной борьбы, то становится ясно, что наибольшими возможностями в регулировании межнациональных отношений располагают крупнейшие собственники материальных и финансовых ресурсов. Когда им это выгодно, они не жалеют средств либо для погашения, либо для нагнетания националистических страстей. Причем не только с помощью рынка массовой информации, но и созданием соответствующих организационных структур, лоббированием специфического законотворчества и кадрового состава аппарата управления.

Наиболее яркий пример тому – простимулированный германскими олигархами нацистский угар в годы великого кризиса 1929-1933 гг., обеспечивший сначала приход Гитлера к власти, а затем развязывание Второй мировой войны. Поэтому и в РФ сегодня важно отслеживать противоречия в сообществе олигархов, этих наиболее вероятных заказчиков межнациональных конфликтов.

Не случайно периодически потрясавшие царскую Россию межэтнические конфликты в советские годы, по мере укрепления общественной собственности, постепенно практически угасли, а потому статистика отмечала неуклонный рост межнациональных браков. В 1989 г. их было заключено среди украинцев 32%, у белорусов 38%, у татар 42%, у евреев свыше 50%, у латышей 24%, у эстонцев почти 15%, у немцев 65% и т.д. Наоборот, с развитием в 80-е годы подпольного капитала, и особенно после того, как в руководстве КПСС вызрела идея легализации этого капитала, мы получили целую серию межэтнических конфликтов.

Дальше – больше. В итоге с потерей материальных основ интернационализма (в форме приоритета общественной собственности) передел нашего государственного достояния изначально был подсказан с дальним прицелом под национально специфический окрас. В отдельных республиках этот передел стали наряжать в националистические одежды под благословение Б. Ельцина: «берите свободы столько, сколько сумеете проглотить».

Нынешняя статистика позволяет лишь частично выразить в цифрах, насколько возросла конфликтность межнациональных отношений в ходе вторичного пришествия капитализма в Россию. Самые выразительные в этом плане факты – вооруженные столкновения на Северном Кавказе, где за 20 послеоктябрьскмх лет (1920-1939 гг.) безвозвратные потери военнослужащих составили 3564 человека (178 в год), а всего за 7 лет постсоветского периода (1994-2000 гг.) превысили 8,5 тыс. (1222 человека в год).

На этом фоне получившие широкую огласку конфликты в Кондопоге, С.–Петербурге, Москве, теракты и убийства иностранцев в Воронеже, в ряде других городов могут показаться малозначащими событиями. Однако к ним полезно отнестись как к струйкам дыма из вулкана, который вполне способен проснуться.

Особенно когда заявят о себе последствия торопливого вступления в ВТО, усиление давления олигархического капитала на средний и малый бизнес, приток мигрантов, дальнейшая поляризация доходов населения и, особенно, ожидаемый в западных странах экономический спад.

Кроме того, не следует забывать, что накопление горючего материала для межнациональных конфликтов в сфере экономических отношений может дополняться определенными формами идеологического разобщения граждан России по национальному признаку. Это – и безграмотно-унизительное объединение народов Северного Кавказа как «лиц кавказской национальности», и нередко беспричинно повышенное внимание к ним правоохранительных органов, и так называемый «чеченский след» в публикациях по незавершенным расследованием делам.

Особо хотелось бы отметить активную пропаганду вымысла о якобы опасной для России высокой рождаемости в национальных формированиях Северного Кавказа и Поволжья. В действительности, с потерей Советской власти демографическая трагедия поразила все народы России. При этом рождаемость в Дагестане за последние 16 лет снизилась в 1,7 раза, в Северной Осетии и в Татарстане более чем в 1,5 раза, тогда как в Воронежской области – на 37%, в целом по ЦФО на 24%, Москве – всего на 17%. И это естественно, если учесть, что доходы на душу населения в июне 2007 г. в Дагестане и С. Осетии были в 2 с лишним раза ниже, чем в Центральном Федеральном Округе, и почти в 5 раз ниже, чем в Москве.

Что же нужно предпринимать, чтобы избежать возможного ухудшения межнациональных отношений?

Прежде всего, государство должно решительно вернуться к регулированию экономической деятельности и поставить в общественно целесообразные рамки конкурентные отношения. Для этого нужно обеспечить государственный контроль за функционированием базовых отраслей народного хозяйства, в том числе за динамикой цен и использованием большей части финансовых средств. В противном случае не останется без последствий сохранение ситуации 2006 г., когда доходы «золотой сотни» наших олигархов увеличились на 89 млрд. долл.

Это было равно сумме доходов всего населения 12 таких регионов, как Воронежская область, включая местных мультимиллионеров. В расчете на каждого члена «золотой сотни» доход составил 890 млн. долл., т.е. 2,5 Нобелевские премии в сутки, включая выходные и праздничные дни, поездки в Куршавель и на Канары.

Руководству страны пора осознать, что, не лишив каждого из сотни олигархов возможности незаслуженно получать ежедневно 2,5 Нобелевские премии, можно только усиливать то социальное напряжение в обществе, которое заметно влияет на межнациональные отношения.

Не следует забывать, что освобождая олигархов от сверхдоходов, ныне используемых на паразитическое потребление и в зарубежные накопления, можно будет их направить в дышащие на ладан предприятия ВПК, сельмаша, дормаша, станкостроения, в финансовое оздоровление сельского хозяйства. В итоге появятся рабочие места и будет снята проблема безработицы, которая сегодня рекрутирует большую часть преступных проявлений, включая конфликты на национальной почве.

Несмотря на существенное падение дисциплины экономического учета, государство располагает достаточными информационными ресурсами, чтобы радикально улучшить экономическую базу общественных, в том числе и межнациональных отношений. Важным инструментом в решении этой проблемы может стать серьезная дифференциация ставок подоходного налога и налога с имущества. Даже если регулирование доходов поднять не на шведский, а хотя бы на американский уровень, доходы нашего бюджета возрастут на 1,5 трлн. руб., что достаточно для сокращения естественной убыли россиян всех национальностей примерно в 2 раза.

Характерный факт: в США разрыв между высшими по стране среднедушевыми доходами в столице и низшими доходами в «негритянском» штате Миссисипи составляет 2 раза. В июне 2007 г. между Москвой и Дагестаном разрыв – 4,3 раза, между Москвой и Марий-Эл – 5,4 раза, между Москвой и остальными областями Центрального Федерального Округа – более чем 3 раза. Поэтому не стоит удивляться, что смертность и в областях ЦФО, и в Марий-Эл примерно в 1,5 раза выше, чем в Москве.

Примечателен и такой факт: не связанные с зарплатой среднедушевые доходы москвичей сегодня в 5 раз выше, чем в Белгороде, Тамбове и Курске; в 4,4 раза выше, чем в Липецке; в 3,8 раза больше воронежских. Соответственно, на 100 родившихся в Москве – 135 умерших, в Белгороде – 160, в Липецке – 182, в Курске – 212, в Воронеже – 217, в Тамбове – 223.

Спору нет, подавление ксенофобий и развитие в обществе толерантности предполагает не только совершенствование распределения ресурсов и доходов населения. Многое в этом плане зависит от политических действий, от способов решения вопросов светского и религиозного воспитания, от нравственной и общесоциальной ориентации средств массовой информации.

Тем не менее, все же не будем забывать, что под грузом личных материальных интересов даже здравомыслящие интеллигентные люди нередко превращаются в людофобов.

Пример тому – Лауреат Нобелевской премии И. А. Бунин. Достаточно было ему узнать, как негативно крестьяне отнеслись к продразверстке, которую в 1916 г. ввело царское правительство, а затем Керенский попытался интенсифицировать, и в его «Окаянных днях» появилась запись: «Ужасны зверства и низость мужиков» (с. 40). Ну, а под 1-е Мая он записывает уже не о мужиках, а о городских рабочих, служащих, студентах, солдатах: «народ дикарь, свинья грязная, кровавая, ленивая, презираемая ныне всем миром, будет праздновать интернационалистический праздник!» (с. 59).

И, наконец, такой перл: «Нет той самой библейской казни, которую мы не пожелали бы им. Если б в город ворвался хоть сам дьявол и буквально по горло ходил в их крови…» (с.94-99).

А за что вся эта злоба с проклятьями в адрес многонационального народа, который И.А. Бунина кормил и одевал? – Только за то, что дворян лишил привилегий «народ – дикарь, свинья грязная, кровавая, ленивая». За то, что из подвалов и бараков городские рабочие посмели переселиться в барские хоромы, превратив их в коммуналки. За то, что было организовано рабочее самоуправление на предприятиях, бесплатное питание всем городским школьникам, независимо от социального положения родителей, организовано всеобщее бесплатное образование. Естественно – в ущерб еще недавно высокому благополучию 7-10% избыточно обеспеченных граждан.

Так что межнациональные отношения нельзя вырывать из общей цепи социальных, в том числе экономических отношений. Нельзя их сделать бесконфликтными там, где эгоистично делится один, пусть даже очень большой пирог валового продукта. Пример тому – недавние события во Франции. А чтобы улучшать почву межнациональных отношений, нужно ее очищать от реально существующих экономических и иных противоречий. Особенно противоречий, связанных с отношениями собственности. С отношениями ее раздела, передела и использования.

 

5.8. Почему в изложении истории – «каша»

 

Об этой «каше» В.В. Путин говорил не случайно. Во-первых, потому что таковы реалии нашего сегодня. Во-вторых, потому что данная «каша» довольно ядовита, а «история добывает для юности разум стариков» (Диодор) и является «пророком, смотрящим в прошлое» (Ф. Шлегель).

«Каша» в истории становится наиболее очевидной там, где обнаруживается логика абсурда, а именно – когда субъективные оценки отдельных исторических событий и личностей сопоставляются с реальными историческими фактами. Типичный пример – из уст историков мы узнаём, что, имея в Кремле чрезвычайно плохих руководителей, тем не менее, Красная Армия смогла в 1918-1921 гг. изгнать интервентов тех стран, которые в годы Крымской войны 1854-1856 гг. поставили царскую Россию на колени. Позднее, в 1939 и 1945 гг., после «истерзавших» СССР коммунистических экспериментов, всё та же Красная Армии, под руководством всё тех же плохих вождей и командиров разгромила японских самураев, в 1904-1905 гг. легко победивших «процветавшую» до Октябрьской революции Россию. И, наконец, в 1945 году опять-таки Советский Союз вынуждает к капитуляции Германию, объединившую всю мощь Западной и Центральной Европы, - тогда как в 1914-1917 гг., располагая большим числом союзников, Россия той же Германии войну проиграла.

И всё это, опираясь на один и тот же многонациональный народ, который почему-то в последние 70 лет царизма не мог обеспечить своей армии победу, а под невыносимым гнётом строителей социализма стал народом-победителем.

С примерно аналогичной «кашей» мы встречаемся и тогда, когда нам сообщают, что приход к власти коммунистов существенно замедлил социально-экономический прогресс в России, а в итоге она в советские годы стала самой читающей в мире державой, первой вышла в космос и создала атомный ледокольный флот, находила средства на бесплатное образование и здравоохранение, на бесплатное жильё, на дешёвые хлеб, молоко, рыбу, лекарства, детский ассортимент, транспорт и т.д.

Такова она, «каша» из событий, логически несовместимых: если советские командиры и руководители страны были хуже противостоявших им иноземных и царских организаторов поражений их армий, то как могла Красная Армия стать армией-победительницей? Если бы с приходом к власти коммунистов не начались всеобуч, новая национальная, промышленная, аграрная, жилищная, ценовая политика, - разве многонациональный российский народ стал бы более прочной опорой своей армии, чем в последние 70 лет царизма?

Эту «кашу» можно преодолеть только двумя способами – либо прекратив охаивать советскую историю России, либо твёрдо заявив, что не было выше указанных побед Советской Армии, не было всеобщей грамотности, всеобщего права на труд, низких цен и т.д.

Но как возникает подобная «каша» для логики абсурда? По мнению французского историка Ж.Э. Ренана, она неизбежна, когда пытаются «создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину».

В нашем случае «наполовину» связано с тем, что многие историки в прошлом написали немало работ с позиции апологетики КПСС и советской власти, а теперь столь же плодовито демонстрируют себя в качестве антикоммунистов. К ним присоединяются и те, кто из карьерных, материальных и т. п. соображений основательно потрудился над реализацией антисоветских реформ и, подобно Е. Гайдару, претендующему на лавры специалиста по экономической истории, пытается доказать, что советское 70-летие – это случайный зигзаг истории, что основными его характеристиками нужно признать репрессии и очереди, что от голода и вымирания россиян спасла лишь «шоковая терапия» (См. Е. Гайдар. Долгое время. – М.: Дело., 2005 г.).

Но главное, что мешает цельному видению и оценке исторических событий – это неумение (или нежелание) подняться над отдельными фактами, постараться «за деревьями увидеть лес» общественного прогресса, используя, в частности, материалы объективной статистической информации.

Возьмём в качестве примера проблему исторической оценки последствий включения Эстонии в состав СССР (по терминологии эстонских националистов – об «оккупации» их республики в 1940г.) Для нескольких десятков тысяч эстонцев это означало потерю части имущества и выселение, для некоторых – расстрел за сотрудничество с немцами и соучастие в деяниях СС. А как же изменились условия жизни подавляющего большинства населения? Обратимся к таблице 25.

Таблица 25. Динамика социально-экономического развития Эстонии в 1940-1988 гг.

Показатели 1940 г. 1988 г.
На 1000 жителей Естественный прирост населения Численность врачей Численность научных работников На 1000 жителей старше 10 лет Имели среднее и высшее образование Промышленное производство (раз) Сельскохозяйственное производство (раз) Производство на душу населения молоко, л мясо, кг   -0,9 1,0 0,5       +4,1 4,8 4,7    

 

Как видим, если независимая капиталистическая Эстония была страной с вымирающим населением, то в составе СССР рождаемость превышала смертность, причём даже заметно больше, чем в Западной Европе. Многократно возросла экономическая мощь, образованность населения. По среднедушевому производству молока республика уступала в Европе только Дании, по мясу – Дании, Нидерландам и Венгрии.

А вот освободившись от советской «оккупации», Эстония потеряла советский темп социально-экономического прогресса. Вновь началось вымирание населения – в 2 раза больше, чем в 1940 г., хотя и в 3 раза меньше, чем в нынешней России. Деградирует материальное производство, в том числе производство мяса сократилось в 3 раза, молока без малого в 2 раза. Верно и то, что часть эстонцев и в этих условиях чувствуют себя комфортней, чем в составе России: создано много управленческих структур и возможностей трудоустройства за счёт вытеснения неэстонцев, можно неплохо зарабатывать на транзите и т.п. А пока алчно-агрессивное меньшинство будет оставаться у власти, в учебниках истории и в официальной пропаганде показателям таблицы 1 места не будет.

Примерно с таких же позиций игнорирования официальной статистики отваривает «кашу» истории Н. Сванидзе, который утверждает, что «Россия потеряла XX век». При этом он, определенно, имеет в виду не начало XX века, когда вершились реформы почитаемого им П. Столыпина, которые позволили за 8 лет увеличить урожайность зерна, в сравнении с предшествующим 8-летием, на 0,3 ц/га, - в среднем до 6,6 ц/га. Видимо, имеются в виду и не 90-е годы, когда по А. Ципко, произошёл «антикоммунистический переворот», и Россия впервые за последние 750 лет оказалась в полосе долговременного вымирания населения. Следовательно, потерянными для цивилизации Н. Сванидзе считает не весь XX век, а только советские годы.

В определённом смысле с ним нельзя не согласиться, поскольку во-первых, эти годы потеряны для большинства из тех, кто в царской России владел банками, заводами, поместьями, дворянскими и купеческими привилегиями. Во-вторых, они потеряны для жертв навязанных нам войн, для пострадавших от последовавших за этими войнами голодов, а также от голода 1933-1934 гг., связанного с дуболомно проведённой коллективизацией. В-третьих, они потеряны для безвинных жертв политических репрессий. Сюда ещё следует приплюсовать ущерб от многочисленных ошибок в планировании, от бюрократических извращений в управлении экономикой и социальной сферой, от недоучёта требований законов стоимости, распределения по труду, в том числе от уравниловки, «выводиловки», чиновных привилегий и т.п.

Все эти факты нашей истории должны быть не просто гневно описаны. Их ещё необходимо выразить численно и обязательно соизмерить с другими фактами, свидетельствующими о том, что, несмотря и вопреки всем выше указанным жертвам и потерям, Советской власти удалось в XX веке существенно поднять Россию в мировом цивилизационном рейтинге.

Разве не об этом говорит тот факт, что в советские годы средняя продолжительность жизни россиян возросла на 79, против 41% в ведущих странах Западной Европы; что численность населения СССР увеличилась на 82% (В РСФСР – на 63%), тогда как в Германии за тот же период всего на 33%, в Великобритании – на 35%, во Франции – на 52%, в Италии – на 56%?

Разве эти, никем не оспариваемые цифры, не говорят убедительно о том, что на основе социалистических отношений XX век принёс России значительно больше демографических достижений, чем развитым капиталистическим странам Европы? И разве не о том же свидетельствует наш первый вице-премьер Д. Медведев, когда, оптимистически оценивая возможности совершенствования капитализма в России, надеется в 20-х годах XXI века (не без помощи мигрантов) вернуться к той численности населения, которой Россия социалистическая располагала ещё в 1990 г.? Фактически это признание, что в ходе антикоммунистических реформ страна теряет, как минимум, 30 лет (2020 г. – 1990 г.) своей демографической истории.

Примерно такова же ситуация в экономике. Если Россия досоветская по общему размеру ВВП уступала Великобритании, то в 1980 г. по данному показателю превосходила её в 3,5 раза. Отставание от суммарных показателей стран Западной Европы сократилось с 3,8 до двух раз.

Больше того, приходится констатировать: даже сегодня всё то лучшее, что ещё сохранилось в нашей экономике и социальной сфере – это оттуда, из советских времён. Беда в том, что слишком многое сохранить не удалось. Поэтому завершая уже седьмой год XXI века, Россия всё никак не может восстановить основные показатели 1989 года. Так, по производству товаров на душу населения страна остаётся отброшенной в прошлое примерно на полстолетия. Советские показатели превышены только по идущим в основном на экспорт удобрениям, а из потребляемых в России товарам – по картофелю, овощам, алкогольным и безалкогольным напиткам, металлическим дверям и гробам.

С учётом всех этих статистически подтверждаемых реалий приходится согласиться с Н. Сванидзе, что Россия действительно «потеряла свой XX век». Но потеряла в том смысле, что утратив Советскую власть, она оказалась во многом неспособной использовать тот материальный, интеллектуальный и нравственный капитал, который был создан СССР в XX веке и за рубежом нередко именовался – «русское чудо».

Поэтому естественно, что в канун предстоящих выборов почти все партии и их кандидаты во власть, включая тех, кто либо помогал, либо не мешал рушить социализм в СССР, начинают ратовать за восстановление достигнутых в прошлом веке объёмов авиа-, судо-, станкостроения, рыболовства, лесопереработки и всего того, что давно уже было создано при «плохих» руководителях – коммунистах, а затем профессионально разрушено «хорошими» демократами.

Ратуют за переход к трёх- и пятилетним планам, за национальные программы, даже когда они отвечают принципу: «новое – это заметно ухудшенное старое». Теперь и спикер Совета Федерации, С. Миронов, недавно голосовавший за законы, укрепляющие олигархический капитализм, на выборы идёт с готовностью реформировать своё детище в социализм.

Примечательно выступление 12.06.07 на заседании правительства министра сельского хозяйства А. Гордеева. Обосновывая необходимость принятия пятилетнего плана развития села (до 2012 г.), следуя исторической правде, министр признал, что «производственные показатели того, 1990 года, являются для нас условным ориентиром».Правда, заметил: говорить об этом «не очень модно в наше время».

Конечно, грустно, если на таком уровне «не очень модно то, что является исторической правдой. Но премьер-министр М. Фрадков, призывая восстанавливать комсомольский энтузиазм в хозяйственном строительстве, стыдливо попросил прощения у своих коллег (и телезрителей) за невольно позитивную оценку союза коммунистической молодёжи.

В данном случае главное – не дань политической моде, отражающей «кашу» в трактовке нашей истории. Важнее другое – осознание, что массовый энтузиазм молодёжи и специалистов в советские годы опирался на их уверенность: материальные и интеллектуальные ценности создаются во благо лучшего будущего семьи, друзей, сограждан и потомков. И это позволяло по-Маяковски искренне радоваться: «мой труд вливается в труд моей республики», а не в бездонные карманы российских и зарубежных олигархов, их прихлебателей и коррумпированных чиновников.

«Каша» в оценке исторических реалий мешает не только историкам нормально мыслить, говорить, а главное – работать над скорейшим возрождением благополучия трудящегося люда России. А потому от подобной «каши» полезно было бы избавиться и нашим руководителям самого высокого ранга.

 


[1] Загайтов И.Б. Законы земельной ренты в условиях интенсификации земледелия. – Воронеж: Изд-во ВГУ. – 1985. – С.182.

[2] Загайтов И.Б. От теории ренты – к преодолению негативных явлений в экономике. – Воронеж: Изд-во ВГУ. – 1987. – 246 с.;

Гизатуллин Х., Павлов К. Патоэкономика – экономика кризисных состояний // Обществ. науки и современность. – 1995. – № 2. С. 94-98.

[3] Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 23. – С. 658 – 659. Отметим, что существование данной патологии обусловлено экономической выгодностью иметь большую резервную армию трудовых ресурсов в условиях, когда на производстве можно обойтись неквалифицированной рабочей силой с оплатой труда, не обеспечивающей нормального воспроизводства данной рабочей силы. С ростом и усложнением производства простое и расширенное воспроизводство требует много квалифицированной рабочей силы, тогда пауперизм преобразуется в странах развитого капитализма в качественно новую бедность, распространяющуюся на «белые воротнички».

[4] «... Люди, умеющие прививать деревья, умеющие селекционировать, выводить всхожие и крупные семена, не знают, что надо сделать, чтобы голодные могли есть взращенное ими. Люди, создавшие новые плоды, не могут создать строй, при котором эти плоды нашли бы потребителя... Апельсины целыми вагонами ссыпают на землю. Люди едут за несколько миль, чтобы подобрать выброшенные фрукты, но это совершенно недопустимо! Кто же будет платить за апельсины по двадцать центов дюжина, если можно съездить за город и получить их даром? И апельсинные горы заливают керосином из шланга, а те, кто это делает, ненавидят самих себя за такое преступление... Миллионы голодных нуждаются во фруктах, а золотистые горы поливают керосином. И над страной встает запах гниения.

Жгите кофе в пароходных топках. Жгите кукурузу вместо дров – она горит жарко. Сбрасывайте картофель в реки и ставьте охрану вдоль берега, не то голодные все выловят. Режьте свиней и зарывайте туши в землю, и пусть земля пропитается гнилью. Это преступление, которому нет имени. Это горе, которое не измерить никакими слезами. Это поражение, которое повергает в прах все наши успехи... и в глазах людей поражение; в глазах голодных зреет гнев. В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева...». (Стейнбек Д. Гроздья гнева.– М., 1989. - С. 369).

[5] В зонгах Л. Филатова к спектаклю «Геркулес и авгиевы конюшни» можно познакомиться с типичными образцами апологетики:

«... Дерьмо, конечно, не «Dior»,

Но этот запах с давних пор

Привычен для народа.

А дай народу кислород –

Не задохнется ли народ,

Хлебнувши кислорода?

... В дерьме уютно и тепло,

Хотя и сыровато.

Ударит лютая зима –

И мы без теплого дерьма

Повымерзнем, ребята!»

[6] Рассчитано по: D. Baxter – National Debts. London, 1971, p.106;

Гайдар Е. Долгое время. – М.: Дело, 2005. – С.40.

[7] Количественно определяемую область действия экономического фактора, формирующего пороговую патологию, назовем критической областью. Пороговые патологии можно по действию количественных экономических факторов разделить на две группы: односторонние, то есть с одной критической областью, и двусторонние, с двумя критическими областями. К односторонним пороговым патологиям можно отнести безработицу, бесхозность, диспропорциональность, коррупцию, инфляцию и другие. К двусторонним патологиям можно отнести патологии распределения: уравниловку и неравенство; патологии отчуждения собственности: отчуждение на основе стихийных рыночных отношений и ультраобобществление; недопотребление и перепотребление; патологии в управлении производством; анархию в управлении производством и экономический волюнтаризм, бюрократизм и другие.

Так как двусторонние патологии легче изучать не в целом, а каждую критическую область отдельно (например, уравниловку и глубокое социальное неравенство), то в дальнейшем изучение данных патологий будет проводиться по каждой критической области в отдельности.

[8] Эффективность сокращения бедности в РФ / Под общей редакцией проф. И.Б. Загайтова, проф. Л.П. Яновского. – Воронеж: ФГОУ ВПО ВГАУ, 2006. – С.109.

[9] Новый мост через реку Сухону, рассчитанный на сто лет эксплуатации, рухнул на шестом году жизни. Проверка показала, что с начала его эксплуатации не был даже заведен журнал данного сооружения, не была создана оберегающая его служба. А ей предстояло делать немного: всего лишь раз в полгода осмотреть изнутри, очистить от мусора и смазать опорные механизмы.

[10] Так, в Орловской области за 1990 - 1993 годы физический объем амортизационных отчислений в расчете на 100 рублей национального дохода уменьшился в 4,4 раза.

[11] «… в недельный срок представить проект постановления о переводе служащих (всех, кто связан с экономикой) на тантьемы с оборота и с прибыли, с жестокой карой за убыточность, вялость, зевки» (Ленин В.И. ПСС. Изд. 5-е. - Т. 44. - С.425).

[12] Ohlin B. Interregional and international Trade. – Cambridge (Mass.), 1933.

[13] В июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро на Конференции ООН по окружающей среде и развитию представителями 179 стран мира была принята программа «Повестка дня на ХХI век», которая представляет собой глобальную программу экономического и социального развития человечества в следующем столетии

Согласно Концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию, утвержденной Указом Президента РФ от 01.04.1996 г., «Переход к устойчивому развитию должен обеспечить на перспективу сбалансированное решение проблем социально-экономического развития и сохранения благоприятной окружающей среды и природно-ресурсного потенциала, удовлетворение потребностей настоящего и будущих поколений людей».

[14] Яблоновская С.И. Технология «ЗОНТ» в долговременных прогнозах урожая зерновых культур для стран Северного полушария. – Воронеж: ФГОУ ВПО ВГАУ, 2004. – С.6-20.

[15] Примечательно, что в годы циклических кризисов 1921 г. и 30-х гг. в сельской местности фермерское население возрастало.

[16] Данные приведены из официальной публикации департамента по статистике Организации экономического сотрудничества и развития - OECD-FAO Agricultural Outlook – Database - http://www.agri-outlook.org

[17] Загайтов И. От теории ренты – к преодолению негативных явлений в экономике. – Воронеж, 1987. – С.247.

[18] Экономика АПК – Воронеж: ВГАУ, 1999. – С. 54-55.

[19] По материалам выступлений авторов в средствах массовой информации.






Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 252. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.098 сек.) русская версия | украинская версия