Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Японо-китайская война и реформы годов кабо и ылъми





 

Японо-китайская война, как уже говорилось, была объективно вы­звана достижением относительного паритета в экономическом присут­ствии двух стран на Корейском полуострове при политическом до­минировании Китая. Крестьянская «революция» тонхак стала удоб­ным поводом для почти одновременного выдвижения на Корейский полуостров в июне 1894 г. китайских войск, вызванных королевским правительством для подавления восстания тонхак, и японских войск, прибывших в Корею для «защиты» японских подданных.

Однако уже к концу первой декады июня между королевским дво­ром и тонхаковцами было подписано мирное соглашение. Заключе­ние мира с повстанческой армией тонхак означало завершение «сму­ты» и наступление спокойствия в стране. Поэтому королевский двор обратился к японскому посланнику Отори Кэйсукэ с просьбой выве­сти войска из страны, на что тот ответил отказом, ссылаясь на приказ японского императора. В подобной ситуации дальнейшее нахождение японских войск в Корее становилось все более затруднительным. По­этому Япония решила перейти к активным действиям, чтобы изба­виться от китайского влияния в Корее и сделать страну более при­способленной для дальнейшей японской экспансии.

Для начала японское правительство формально предложило Ки­таю провести в Корее ряд реформ, учитывая ту особую роль, кото­рую играл при королевском дворе китайский генеральный резидент Юань Шикай. После отказа Китая Япония потребовала от корейско­го правительства расторжения корейско-китайского договора 1882 г. и других соглашений, предоставлявших Китаю особые преимущества в Корее. После того как корейское правительство ответило отказом, 23 июля 1894 г. японский отряд под предлогом «защиты короля» за­хватил королевский дворец, взяв под стражу королеву Мин. В тот же день во главе нового правительства, в которое вошли прояпонски настроенные сторонники реформ, был поставлен тэвонгун, прежде всего по причине его оппозиции группировке королевы Мин и Китаю. (Власти Китая в свое время обманным путем вывезли его из Кореи.) В тот же день с представителями японских властей был подписан до­говор, согласно которому Корея поручала Японии изгнать из страны китайские войска[224].

Видя невозможность противостоять японским войскам, Юань Ши­кай, бежавший из Сеула, поспешил вызвать на помощь китайский военный транспорт «Гаошэн» с подкреплением. Судно подошло к берегам Кореи (залив Асан южнее острова Канхвадо) к 25 июля и тогда же было атаковано и потоплено японскими кораблями. Так началась японо-китайская война1894-1895 гг.

Разгромив 29 июля китайский гарнизон под Сеулом и 1 августа официально объявив о начале войны, японские войска двинулись на север. Единственное крупное сражение между китайскими и японски­ми войсками на территории Кореи произошло под Пхеньяном 15 сен­тября[225] 1894 г. Несмотря на мужественные попытки сопротивления китайских войск, они потерпели поражение и к 21 сентября отступи­ли к пограничной реке Амноккан (китайское прочтение названия — Ялуцзян). С октября месяца боевые операции переместились на тер­риторию Китая. Потерпев сокрушительное поражение у Люйшуня — ключевого порта Ляодунского полуострова в октябре 1894 г. и в пор­тах Шаньдун и Вэйхайвэй в начале 1895 г., 17 апреля 1895 г. в япон­ском городе Симоносэки Китай был вынужден подписать соглаше­ние, согласно которому отказывался от «традиционных» сюзеренно-вассальных отношений с Кореей (а на самом деле — от экономических и политических преимуществ в новой политике колониалистского ти­па), а также передавал в управление Японии полуостров Ляодун, ост­ров Тайвань, архипелаг Пэнху. Правда, уже в 1895 г. под давлением России, Франции и Германии Японии пришлось вернуть Ляодун Ки­таю.

Таким образом, в результате японо-китайской войны Япония окон­чательно избавилась от своего главного соперника за преобладание в Корее. В первые дни после начала войны Япония смогла взять в свои руки контроль над положением в стране. С помощью корейских са­новников-реформаторов прояпонской ориентации в Корее стали про­водиться реформы, направленные на модернизацию страны и открыв­шие новые возможности для колониальной эксплуатации со стороны капиталистической Японии.

Через несколько дней после захвата японцами королевской се­мьи — 27 июля 1894 г. при королевском правительстве сановниками-реформаторами было создано новое Управление по военным и госу­дарственным делам (Кунгук кимучхо)[226], на которое возложили за­дачу проведения широкомасштабных реформ, получивших впослед­ствии название реформ года кабо.Кабо — это название 1894 г. согласно традиционному лунно-солнечному календарю. Управление по военным и государственным делам возглавлялось председателем Ким Хончжипом (1842-1896), которого называют сановником «центристской» ориентации, занимавшим промежуточное положение меж­ду «консерваторами» и «реформаторами». Кроме того, в его состав входили один заместитель, от 10 до 20 рядовых членов и 2-3 секре­таря.

С первых дней существования Кунгук кимучхо стало издавать указы, направленные на реформирование страны. Всего за время су­ществования Управления было издано 208 указов. Согласно этим по­становлениям, королевское правительство должно было состоять из двух частей — Внутридворцовой палаты (Куннэбу) и Палаты обсуж­дения политики (Ыйчжонбу). Таким образом, дела королевского дво­ра отделялись от остальных государственных дел. В подчинении па­латы Ыйчжонбу теперь находились восемь вновь созданных мини­стерств: внутренних дел, внешних сношений, военное, юстиции и др.; отменялась система государственных экзаменов на знание конфуци­анской классики. Для реформирования экономики был издан ряд по­ложений о преобразованиях сферы налогообложения, денежной си­стемы, о функционировании банков, унификации мер и весов. Однако главными, по-видимому, были указы в социальной сфере, по которым янбаны уравнивались в правах с простым народом, отменялась ка­тегория лично-зависимого населения ноби и запрещалась купля-про­дажа людей. Вдовам было разрешено повторное вступление в брак. Запрещались ранние браки; нижняя граница брачного возраста опре­делялась в 16 и 20 лет для женщин и мужчин соответственно.

Однако первый этап реформ, предпринятый в год кабо, оказал­ся неэффективным. Во-первых, в современной историографии отме­чается отсутствие широкой поддержки преобразований в корейском обществе, поскольку реформы, хотя и проводились корейцами, изна­чально были инициированы японцами[227]. Во-вторых, действие новых указов нередко ограничивалось только столичной провинцией Кёнги. В-третьих, тэвонгун, вернувшийся с помощью японцев к делам управления, хотя и являлся гарантом освобождения от влияния груп­пировки королевы Мин, но в то же время тормозил проведение ре­форм. Поэтому 17 декабря 1894 г. Управление по военным и государ­ственным делам было ликвидировано, как отмечается в литературе, «по инициативе» вновь назначенного в Корею японского посланника Иноуэ Каору, а формально — по указу государя Кочжона.

Действительно, к концу 1894 г. японские войска уже находились в столице, во всех важнейших портах страны, на севере Кореи, где недавно были разбиты китайские войска, и в ее центральной части, где в ноябре было подавлено крестьянское восстание тонхак. Таким образом, японцы обладали реальной силой воздействия на корейское правительство. К концу 1894 г. они увидели, что в стране, тысячелети­ями жившей в соответствии с указами короля, никто не воспринимает всерьез постановления непонятного Управления по военным и госу­дарственным делам, даже несмотря на то, что эти постановления по­лучали королевское подтверждение. Поэтому было принято решение проводить реформы напрямую от имени корейского короля.

7 января 1895 г. по настоянию японского посланника государь Кочжон в Храме предков (Чонмё) королевской семьи публично при­нес клятву, состоявшую из 14 основных пунктов и получившую на­звание «Четырнадцать великих законов». Клятва, в принципе, повто­ряла основные направления уже начатых реформ, но, произнесенная устами монарха, она должна была способствовать их скорейшей реа­лизации. В ней, в частности, говорилось об отказе от традиционного подчинения Китаю, отделении дел королевского двора от дел госу­дарства, упорядочении системы налогообложения, отмене сословного разграничения при отборе на государственную службу, разграниче­нии гражданских и уголовных законов.

Вместо Кунгук кимучхо был создан Объединенный кабинет (Ел-лип нэгак), во главе которого встал все тот же Ким Хончжип. Число министерств, подчиненных кабинету, сократили до семи. Однако все это не дало ожидаемых результатов, помимо того, что была реорга­низована система административного деления страны, а в Сеуле и провинциях — учреждены полицейские управления нового образца.

Вмешательство японцев во внутренние дела страны стало вызы­вать активное сопротивление как простого народа, так и королевско­го двора. В апреле 1895 г. в связи с судебными разбирательствами по поводу участия в «заговоре» внука тэвонгуна — Ли Чжунъёна[228] (1870-1917), тэвонгун окончательно отошел от дел, предоставив тем самым возможность активизироваться группировке королевы Мин, которая в условиях потери влияния Китая пыталась искать помощи у России для противостояния японскому влиянию. В конце весны — начале лета 1895 г. в Сеуле прошел слух, что одна из центральных фигур кабинета — Пак Ёнхё (участник государственного переворота 1884 г.) готовит заговор с целью свержения государя Кочжона. Опа­саясь ареста, с помощью японцев Пак Ёнхё бежал в Японию. В каби­нет были назначены сановники прорусской ориентации — Ли Ванъён (1858-1926) и Ли Бомчжин (1853-1911).

Такой поворот событий грозил потерей влияния Японии. Поэтому вместо Иноуэ Каору в Сеул в сентябре 1895 г. в ка­честве японского посланника прибыл ге­нерал Миура Горо. Для восстановления прежней роли в правительстве Кореи про-японски настроенных министров, а значит и восстановления влияния Японии, требо­валось нейтрализовать прорусски ориен­тированную группировку королевы Мин. Японцы решили расправиться с самой ко­ролевой. 8 октября 1895 г. японские солда­ты, а также некоторое число корейцев во­рвались в королевский дворец Кёнбоккун и зверски убили королеву Мин. Через два дня японцы вынудили правительство из­дать указ, лишавший королеву всех ее са­нов и причислявший к разряду простолю­динов. На следующий день, правда, учи­тывая то, что королева была матерью на­следного принца, ее повысили в ранге до наложницы первого класса.

Сразу после убийства королевы рас­становка сил в кабинете, во главе которо­го встал Ким Хончжип, снова изменилась в пользу японцев. Государь Кочжон фактически оказался пленником японцев. Поэтому 26 нояб­ря, в день, когда королеве Мин все-таки возвратили королевский сан, группа оппозиционно настроенных сановников во главе с Ли Бомчжи-ном попыталась освободить короля Кочжона из японского плена, од­нако эта попытка потерпела неудачу.

Японцы стали хозяевами в корейском правительстве и через сво­их сторонников начали проводить реформы, вошедшие в историю под названием «реформы года ъиълш», т.е. 1895 г. Реформы повергли все корейское общество в состояние шока. Было решено, что с 1 января 1896 г. в Корее вводится новое европейское летоисчисление. Но самое главное —30 декабря 1895 г. был провозглашен указ об обязательной стрижке волос мужчинам и запрете носить традиционные прически. Сам государь Кочжон был вынужден первым исполнить свой указ. На протяжении столетий прическа была неотъемлемой частью об­ряда жизненного цикла корейца, позволяя внешне отделять совер­шеннолетнего от несовершеннолетнего, была важнейшим элементом внешнего облика, который предписывалось соблюдать в соответствии с многочисленными ритуалами. Указ о стрижке волос разрушал традиционную систему церемоний и ритуалов. Убийство королевы и насильственная «модернизация» Кореи вызвали крайнее негодование народных масс. В провин­ции стали появляться антияпонские пар­тизанские отряды «Армии справедливо­сти» (Ыйбён).

Король Кочжон, находясь фактически под домашним арестом, чувствовал, что и стране, и ему лично угрожает серьез­ная опасность. В таких условиях он начал налаживать активные тайные контакты с Россией, надеясь на ее помощь. Через рос­сийского поверенного в делах К. И. Вебера он передавал российскому правитель­ству просьбы объявить протекторат Рос­сии над Кореей. Россия не могла пойти на подобные кардинальные шаги, однако по­мощь королю была оказана.






Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 151. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.082 сек.) русская версия | украинская версия