Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Что такое эмпиризм и рационализм? В чем их особенности?





 

За время существования философии сложилась такая ситуация, что один из уровней познания рассматривался изолированно от другого, один исследовался – в ущерб другому, чрезмерно отрывался и абсолютизировался от другого. Так, в истории познания сложилось два противоположных направления. Одно из них, признающее ощущение единственным источником познания, получило название сенсуализм (от латинского «sensus» – чувство, ощущение). Направление же, представители которого преувеличивали роль не только ощущений, но чувственного познания как такового (вместе взятых ощущений, восприятий и представлений – чувственного опыта) получило название эмпиризм (от латинского empirio – опыт). По сути дела сенсуализм – также эмпиризм. Противоположное направление, возвеличивающее роль разума в познании, получило название рационализм (от латинского «ratio» – разум, интеллект).

Истины ради надо сказать, что иногда в истории философии высказывались мысли об их единстве, связи, но эти высказывания носили в целом эпизодический характер и, конечно, не могли реализоваться в философских учениях. В частности, И. Канту принадлежит идея, что рассудок ничего не может создать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание.

Как эмпиризм, так и рационализм были материалистическими и идеалистическими и, по сути дела, весь ХVII–XVIII века в истории философии прошел под знаком «выяснения отношений» между ними. В философских учениях Ф. Бэкона, Р. Декарта, Локка и Спинозы, Беркли и Лейбница доказывалась правомерность одного уровня познания перед другим.

Если ощущения рассматриваются как отражение объективной реальной, то последовательный эмпиризм и сенсуализм при известных условиях приводит к материализму в теории познания и в понимании мира. Бэкон, Локк, Дидро, Фейербах и другие материалисты рассматривали ощущения как результат воздействия материального мире на органы чувств человека, как отражение этого мира.

Но если в ощущениях усматриваются только субъективное ощущение и представление субъекта, комплекс, совокупность ощущений, за которыми по сути дела скрывается непознаваемая «вещь в себе», то этот сенсуализм приводит к субъективному идеализму
Д. Беркли, Д. Юма, И. Канта. Эти философы ощущения берут как нечто самостоятельное, независимое от воздействия предметов материального мира, а саму мысль о материальном мире отбрасывают.

Как видим, и материалистический, и идеалистический эмпиризм, сенсуализм за исходное в процессе познания, за его основу берут ощущения, чувственное, но понимают и исследуют ощущения с различных, прямо противоположных точек зрения. Глубокое расхождение между материалистами и идеалистами заключено в различной оценке роли и значения ощущений в познании.

Для материалистов роль ощущений состоит в передаче знаний, которые поступают в мозг человека из внешней среды. Ощущения – это единственный источник непосредственного познания мира: без них невозможна познавательная деятельность человека. Дидро сравнивал наши органы чувств с клавишами фортепиано, по которым окружающая нас природа ударяет и тем самым вызывает у нас ощущения.

Подчеркивая значение ощущений, сенсуалисты–материалисты однако недооценивали значение абстрактного мышления в познании. Они иногда разум низводили до роли шестого чувства. Мышление, согласно их взглядам, не дает в принципе ничего по сравнению с ощущениями. Некоторые сенсуалисты–материалисты, в том числе Локк, ограниченно понимали роль ощущений в познании, считая, что можно выделить «первичные» и «вторичные» качества. Если «первичные» качества (плотность, величина, объем, протяженность, фигура, движение) поддаются познанию, то «вторичные» качества (запах, цвет, вкус, звук) являются субъективными и не свойственны материальным вещам. Этими идеями Локка о субъективности вещей материального мира, как известно, воспользовался идеализм и, абсолютизируя субъективность ощущений, отрицал существование материального мира вообще, а, следовательно, и саму возможность познания (Дж. Берки).

Сенсуалисты–идеалисты сводили все познание лишь к чувственному восприятию и абсолютизации ощущений. Они не могли и не могут объяснить: каким образом в сознании человека появляются отдельные идеи и понятия; поэтому в помощники при решении этого вопроса призывали Бога, который, по их мнению, содержит знание вещей и процессов этого мира. Так, Беркли, считая ощущения единственным источником всех наших знаний, полагал, что Бог является тем существом, в которое надлежит верить, и в Боге заключено все наше знание.

Несмотря на определенное расхождение между сенсуалистами–материалистами и сенсуалистами–идеалистами по вопросу о роли ощущений в познании, несмотря на непрекращающийся диалог и споры, для них характерна абсолютизация чувственного опыта, признание за опытом и в опыте сущности познания. Поэтому сенсуализм, сводя в сущности все процессы познания к чувственному опыту, смыкается с эмпиризмом.

Эмпиризм так же, как и сенсуализм, существует в двух своих разновидностях: материалистической и идеалистической. Материалистический эмпиризм (Ф. Бэкон, Локк, Фейербах) считает, что в основе познания лежит объективный мир и этот мир является источником чувственного опыта. Следовательно, материалистический эмпиризм, полагает опыт, как результат воздействия предметов и явлений внешнего мира на органы чувств человека.

Идеалистический же эмпиризм (Дж. Беркли, Фихте) весь опыт сводит к совокупности ощущений индивида, отрицая объективный характер внешней действительности. У эмпириков–идеалистов, следовательно, опыт носит чисто субъективный характер. Человек в своем опыте, по их мнению, не выходит за пределы своего субъективного, индивидуального опыта, своего внутреннего мира (ощущений, переживаний и т.д.).

Как для сенсуализма, так и для эмпиризма характерна недооценка роли абстрактного мышления в познании, преувеличение, абсолютизация роли чувственного, опытного познания. Это свидетельствует о непонимании противоречивости, взаимодействия чувственных и рациональных сторон в познании; они неоправданно преувеличивали значение чувств, не поняли относительной самостоятельности абстрактного мышления, творческой роли разума, сознания.

Другой крайностью, которая обусловлена отрывом одной стороны познания от другой, был рационализм. Его представители
(Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Гегель) исходят из того, что чувственные восприятия, опыт человека не способен дать достоверного, истинного знания. Логическими признаками этого знания, по их взглядам, является необходимость и всеобщность, которых нет в чувственном опыте.

С точки зрения рационалистов чувства могут дать лишь несовершенные, вероятные, случайные знания. И поэтому всеобщность и необходимость как логические признаки достоверного знания не могут быть выведены из непосредственного опыта. Эти признаки (необходимость и всеобщность) могут быть почерпнуты из самого ума, или из врожденных понятий, или же из понятий, которые существуют в уме в виде его задатков. Известно, что к основному тезису сенсуализма и эмпиризма «Нет ничего в интеллекте, чего не было бы в чувствах», – Г. Лейбниц остроумно добавил: «Кроме самого интеллекта».

Рационалисты пытались найти основу познания в самом разуме, приходили к идее о том, что разум не только основа познания, но и основа объекта, основа и условие существования мира. Ведь на самом деле, для Гегеля, как одного из ярких представителей рационализма, мир изначально разумен, оплодотворен разумом.
Рационалисты, далее, считают (и считали), что высшая цель познания – открытие законов, основных свойств и отношений изучаемых объектов. Это познание возможно при помощи разума, на основе одних логических рассуждений. Постулаты и законы могут быть раскрыты на основе постоянной тренировки ума. Эти постулаты, законы, принципы в своей основе должны быть ясными, определенными, бесспорными, не вызывать никаких возражений. Человеческий разум – высший судья и, если он не находит противоречия в созданных им понятиях, теориях, то это лучшее доказательство их правильности. На подобных аргументах рационалистов заметно влияние математики, в частности, геометрии. На самом деле, можно вспомнить, что Декарт и Лейбниц были создателями высшей математики, Спиноза свой основной труд «Этика» изложил геометрическим методом.

Рационализм явно недооценил роли чувственной стороны познания, не смог понять того, что познание мира и его законов невозможно без чувственных восприятий. Он не смог также постичь, что необходимость и всеобщность, как существенные категории логического познания, развивались в истории познания по мере все большего прогресса научных знаний.

Как видим, в истории познания рационализм, сенсуализм и эмпиризм противопоставлялись друг другу. Одна из сторон единого процесса познания отрывалась от другой, рассматривалась вполне и вне зависимости от другой. Однако научные исследования, да и непосредственный опыт и наблюдения убеждают нас, что эти стороны, моменты познания, тесно, диалектически связаны, переплетены и образуют единый ствол живого дерева познания. Все те, кто противопоставлял одну сторону познания другой и за счет другой, упрощают процесс познания, делают его прямолинейным, искажают действительную сложную природу познавательной деятельности человека. Так это было в прошлом, так это продолжается и в наши дни в ряде философских школ (экзистенциализм, герменевтика). Все это свидетельствует о том, что ни в коей мере нельзя огрублять, схематизировать процесс познания. В нем чувственная и рациональная стороны одинаково необходимы и друг без друга просто не существуют, одна из них обусловливает другую, они взаимодополнительны и взаимопревращаемы.

Отмечая тождество и различие этих двух сторон процесса познания, следует, однако, заметить, что переход одной ступени познания в другую, переход от чувственного к рациональному в познании означает возникновение качественно нового уровня познания. Казалось бы, что одна сторона в ходе движения познания вырастает из другой; тем не менее, специфические особенности абстрактного мышления невыводимы из характеристик чувственного момента познания. При этом переходе происходит скачок, качественное преобразование, показывающее, что возник новый уровень постижения человеком мира. Абстрактное в познании оказывает влияние на чувственную ступень, в известной степени перестраивая её, активно на нее воздействуя, особенно в сфере научного творчества.

Далее, переход от чувственного к рациональному, теоретическому в познании означает определенный отход от непосредственного контакта с познавательным объектом. Логическое, абстрактное мышление открывает перед познанием неизмеримые возможности и, вместе с тем, в гораздо большей мере, чем чувственно–эмпирическое в познании, способно быть источником заблуждения. Поэтому результаты, добытые на пути логического мышления, необходимо должны быть сопоставлены с реальным объектом. Это сопоставление достигается в конечном счете в ходе материальной деятельности людей.

Весь процесс познания с самого начала включен в эту деятельность, и познание, и деятельность в своем движении «стягиваются» к одной точке, к одному пункту, – к вопросу об истине,
который венчает собой не только всю гносеологическую, но и философскую проблематику. Ибо на самом деле вопрос: «Что есть истина?» – вбирает, фокусирует в себя все поиски человеком своего жизненного пути, а человечеством – верного направления, выбранной дороги счастья и прогресса. Естественно, что как неоднозначен ответ на данный вопрос, так же сложны поиски истинного, верного движения познания. Не дает ли нам это основания для признания, что «истины нет», или «она неуловима», или же «сколько людей, столько и истин»?

 






Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 241. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.088 сек.) русская версия | украинская версия