Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Установленные ограничения смежных прав





 

С самого начала признания смежных прав исполнителей, производителей фонограмм и организаций эфирного вещания Римской конвенцией в нее были включены положения о разрешенных ограничениях прав. В соответствии со ст. 15(1) национальное законодательство любой страны может предусмотреть ограничения гарантируемой конвенцией охраны в отношении:

использования в личных целях;

использования кратких отрывков для сообщения о текущих событиях;

кратковременной записи, осуществляемой вещательной организацией на своем оборудовании и для своих собственных передач;

использования исключительно в целях обучения или научных исследований.

Далее, в ст. 15(2) установлено, что национальное законодательство "может предусмотреть такие же ограничения прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, какие предусмотрены в его внутреннем законодательстве и в нормативных актах в отношении охраны авторского права на литературные и художественные произведения"*(262). Такое же положение в отношении фонограмм установлено в ст. 6 Женевской конвенции об охране производителей фонограмм от несанкционированного воспроизведения их фонограмм*(263). Таким образом, обе международные конвенции допускают те же ограничения имущественного права трех субъектов смежных прав, которые введены в законодательство об охране авторского права, уже рассмотренные выше.

Соглашение ТРИПС в ст. 14(6) подтвердило, что любой член ВТО "может предусматривать условия, ограничения, исключения и оговорки в объеме, допускаемом Римской конвенцией"*(264).

В соответствии со ст. 16(1) Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам страны "могут предусмотреть в своем национальном законодательстве те же виды ограничений или исключений в отношении охраны прав исполнителей и производителей фонограмм, которые они предусматривают в своем национальном законодательстве в отношении авторского права на литературные и художественные произведения"*(265).

В отличие от вышеприведенных норм ст. 16(2) Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам ввела обсуждавшийся в § 8.3 "трехуровневый критерий" допустимости исключений из имущественного права: страны "устанавливают какие-либо ограничения или исключения из предусмотренных настоящим Договором прав в определенных особых случаях, которые не наносят ущерба нормальному использованию исполнения или фонограммы и необоснованным образом не ущемляют законные интересы исполнителя или производителя фонограммы"*(266).

В отношении ст. 16 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам принято согласованное заявление, которое mutatis mutandis (с соответствующими изменениями) позволяет применять согласованное заявление, сделанное в Договоре ВОИС по авторскому праву. В соответствии с этим заявлением страны могут "переносить и соответствующим образом распространять на цифровую среду ограничения и исключения в своих национальных законах, которые считаются приемлемыми по Бернской конвенции. Аналогичным образом эти положения должны пониматься как позволяющие Договаривающимся Сторонам определять новые исключения и ограничения, которые пригодны в среде цифровых компьютерных сетей"*(267).

Таким образом, в отношении записанных исполнений и фонограмм Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам позволяет использовать "трехуровневый критерий" допустимости исключений и ограничений имущественного права исполнителей и производителей фонограмм, который подробно рассмотрен в § 8.4. В отношении остальных объектов смежных прав такой критерий не установлен, поэтому допустимы такие же исключения и ограничения имущественного права с соответствующими изменениями, как и для авторского права, которые рассмотрены в § 8.6. Понятно, что некоторые допустимые исключения и ограничения имущественного авторского права не могут быть применимы к имущественному смежному праву из-за различия объектов авторского и смежного права.

В отношении исключений из особого (sui generis) права на инвестиционные базы данных, признаваемые объектом смежных прав в ряде стран, действуют ст. 9 Директивы Европейского союза "О правовой охране баз данных"*(268). В соответствии с этой статьей законные пользователи базы данных, которая обнародована любым способом, могут без разрешения ее изготовителя извлекать или повторно использовать существенную часть ее содержания для:

личных целей только в отношении неэлектронной базы данных;

целей иллюстрации в обучении или научных исследованиях;

целей общественной безопасности, административного или судебного производства.

Эти нормы показывают, что разработчики Директивы лишь сделали вид, что они предоставили обществу ограничения прав производителей инвестиционных баз данных.

Во-первых, разрешение извлекать часть содержания неэлектронных баз данных выглядит издевательством, поскольку подавляющее большинство инвестиционных баз данных обнародуется в электронной форме. Следовательно, в большинстве случаев первое из предоставленных исключений не может использоваться.

Во-вторых, не ясно, относятся остальные "ограничения" к электронным или только к неэлектронным базам данных. Если подразумеваются только неэлектронные базы данных, то и два последующих "ограничения" также являются мертворожденными.

Все это еще раз подтверждает уже обсуждавшуюся мысль, что охрана инвестиционных баз данных введена на международном и национальном уровне только в интересах производителей этих баз данных. Такая охрана игнорирует общественные интересы и не способствует развитию науки, техники, образования и культуры.

В ст. 1334(3) Гражданского кодекса Российской Федерации сформулированы в целом рациональные нормы в отношении инвестиционных баз данных: "Лицо, правомерно пользующееся базой данных, вправе без разрешения правообладателя извлекать из такой базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в личных, научных, образовательных и иных некоммерческих целях в объеме, оправданном указанными целями, и в той мере, в которой такие действия не нарушают авторские права изготовителя базы данных и других лиц"*(269).

Остается неясным, кто считается лицом, правомерно пользующимся базой данных. Например, если база данных размещена в Интернете, то любое лицо, имеющее свободный доступ к базе данных, должно считаться правомерно ею пользующимся. Если же к базе данных предоставляется возмездный доступ, то лицо, оплатившее доступ, должно признаваться правомерно пользующимся этой базой данных. Все иные лица не могут иметь доступа к этой базе данных, поэтому не могут ею пользоваться. Видимо, законодатели имели в виду несанкционированный доступ к базе данных, который могут обеспечить "хакеры". Однако установить, кем является пользователь базы данных, ее изготовитель едва ли сможет, поэтому приведенная выше оговорка не имеет особого смысла.

В отношении исключительного имущественного права публикатора Гражданский кодекс Российской Федерации не устанавливает какие-либо ограничения, что следует считать ошибочным, поскольку оказывается запрещенным любое цитирование из посмертного произведения. Законодатели создали уникальный правовой режим для публикаторов, который не предоставлен никакому иному объекту интеллектуальной собственности.

 






Дата добавления: 2014-10-29; просмотров: 267. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия