Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Собирание и изучение народной поэзии Вологодского края начинается в 19 веке





О богатстве устной народной поэзии в Вологодском крае впервые заговорил известный русский критик, издатель журнала «Телескоп» Н.И. Надеждин (1804-1856), сосланный в 1837 году в Усть-Сысольск за публикацию «Философических писем» П.Я. Чаадаева. В отдаленных уездах Вологодской губернии Н.И. Надеждин нашел больше всего «остатков русской самобытной народности». «Здесь, - писал он, - сохраняются до сих пор во всей чистоте древние предания, поверья, обычаи, забавы, игрища; особенно в Устюге»

Наиболее значительные результаты в собирании и изучении устной народной поэзии Вологодского края достигнуты были Ф.Д. Студитским (1814-1893). Ф.Д. Студитскому принадлежат не только ценные публикации народных песен Вологодской губернии, но и обоснование методов их собирания.

Особую ценность представляют рукописные сборники XVII-XVIII веков, сохранившие самые ранние записи образцов народной поэзии. В Кадникове обнаружен большой рукописный сборник пословиц и поговорок XVII века.

П. Дилакторский «из рук простонародья» добыл тетрадь со списком народных драм «Шапошник и мужик», «Могильник и кобыляк», относящихся ко второй половине XVIII века.

Акад. В.И. Срезневский приобрел в Великом Устюге нотный песенник конца XVIII века, в который вошли лирические, масленичные, свадебные, хороводные, подблюдные и другие народные песни. В другом сборнике песен и романсов конца XVIII века, приобретенном в Кадниковском уезде, - известные по поздним записям и широко распространенные в крае лирические и свадебные песни «Ах, как я молода», «Ах, по мосту, мосту», «Весел я весел сегодняшний день», «Во лузях», «Ты крапива, крапива жигучая».

Начиная с 1855 года, выходят первые выпуски свода А.Н. Афанасьева «Народные русские сказки», в котором впервые так широко представлены ивологодские тексты сказок о животных («Лиса-повитуха», «Кот, петух и лиса», «Кот и лиса», «Свинья и волк», «Журавль и цапля», «Байка о щуке зубастой»), волшебных сказок («Морозко», «Перышко Финиста ясна Сокола», «Чудесная дудка»), новеллистических («Сказка о злой жене»), докучных сказок и анекдотов.

Первую сотню тотемских и вытегорских загадок обнародует Д. Садовников («Загадки русского народа», 1876). Исторические песни из Кирилловского уезда, сообщенные Л.Н. Майковым, входят в сборник «Русские народные песни, собранные П.В. Шейном» (1877). Уроженец Череповца Е.В. Барсов издает «Причитания Северного края», включая в них похоронные и рекрутские плачи, записанные в родном ему уезде. Публикует Е.В. Барсов также предание о Петре Первом и вытегорах-«камзольниках. В деревне Аксеньевой под Никольском им записаны чрезвычайно интересные варианты сказки о Ерше и народной драмы «Мнимый барин»

Во второй половине 70-х годов выходит сборник череповецкого учителя Ф. Лаговского, включающий в себя посиделочные, хороводные и плясовые песни, записанные в Вологодском и Череповецком уездах.

В. Александров и Н.А. Иваницкий отметили зарождение в Вологодском крае нового песенного жанра-частушки.

Самым, наконец, значительным явлением на этом этапе собирания и изучения народного творчества Вологодского края стала книга Б.М. и Ю.М. Соколовых «Сказки и песни Белозерского края», вобравшая в себя громадный материал, собранный в 1908 и 1909 годах в Кирилловском и Белозерском уездах. Книга свидетельствует о широком бытовании в западной части Вологодского края народной сказки (в нее вошли 163 сказки, записанные от разных сказителей), эпической, обрядовой и лирической поэзии. Собиратели дают обстоятельное описание свадебного обряда с текстами сопровождающих его песен и причетов, публикуют рекрутские и похоронные причитания, детские, юмористические песни, частушки, пословицы, поговорки, загадки, заговоры.

Пожалуй, ни один край не имеет таких обстоятельных описаний традиционной крестьянской свадьбы с ее плачами и песнями, как вологодский.

Собирание и изучение устно-поэтических произведений на территории Вологодского края имеет богатую историю, свои сложившиеся традиции. До нас донесены те драгоценные образцы эпической народной поэзии, которая еще в начале XIX века широко бытовала в Вологодском крае. Бережно сохранены остатки календарной обрядовости, хороводов и игрищ. Описания семейных обрядов вологжан с их плачами и песнями стали классическими в науке о русской народной поэзии.

Богата по содержанию, жанрово многообразна, великолепна по поэтическому и музыкальному уровнювологодская песня - балладная, лирическая, хороводная, шуточная, сатирическая, колыбельная. Значительное место в репертуаре вологжан занимает сказка. Неисчерпаемы запасы частушек, мудрых пословиц, поговорок, загадок.

Все эти многообразные жанры русской народной поэзии свидетельствуют о талантливости народа, его природной чуткости к образному слову и тонкой музыкальной культуре.

5. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В РОССИИ

 

Истоки детской литературы. Появление первых книг для детей в России. Рост культуры и просвещения при Петре 1./"Юности честное зерцало..."/. Развитие культуры и просвещения в 18 веке. Просветительная и педагогическая деятельность Новикова Н.Н. Журнал "Детское чтение для сердца и разума".

 

Рождение самостоятельной литературы для детей — не одномоментное явление, но процесс длительный и сложный. Развитие литературы, обращенной к детям, тесно связано с общим литературным процессом, с духовной жизнью обще­ства, отражает ведущие педагогические, философские воз­зрения своего времени. Изучение истоков отечественной литературы для детей невозможно в отрыве от рассмотрения важнейших историко-культурных процессов: возникновения письменности, распро­странения грамотности, книжности на Руси, появления и раз­вития книгопечатания, развития древнерусской литературы, взаимодействия с культурными традициями других стран.

Первую попытку рассмотреть детскую литературу как итог почти тысячелетнего развития предпринял Ф.И.Сетин. Им выделены такие периоды ее развития:

- древнерусская лите­ратура для детей IX—XVII веков,

- детская литература XVIII века, XIX века,

- литература рубежа XIX—XX веков.

В русле другой исследовательской традиции (ее развивали Н.В.Че­хов, А.В.Бабушкина) детская литература как самостоятель­ное явление рассматривается с XVIII века.

Детская литература в России возникла в частности на основе устного народного творчества. Сказки, былины, песни, послови­цы, загадки со времен древней Руси способствовали идейно-эсте­тическому и нравственному формированию многих поколений де­тей. Большое влияние оказывали на развитие детской литературы и учебные книги.

Азбуки, буквари, азбуковники, потешные (свет­ские) книги, энциклопедии были первыми специальными книга­ми для детей. Самые древние азбуки и буквари не дошли до нас. Наиболее ранние из дошедших до нас учебников относятся к XVI в.

Самой первой из печатных книг такого типа является азбука, созданная «ради скорого младенческого научения» первопечатни­ком Иваном Федоровым. Она вышла во Львове в 1574 г. Азбука была задумана и осуществлена как составная часть целого ком­плекса учебных пособий, необходимых для обучения довольно широкого круга детей.

Один из ранних букварей, дошедших до нас, напечатан в Мо­скве. Он называется «Начальное учение человеком, хотящим разумети божественного писания». Создан он был в 1634 г. Василием Федоровичем Бурцевым и «прочими соработниками». В букваре Бурцева были не только азбука, т. е. буквы, расположенные в алфа­витном порядке, но и первоначальные сведения по грамматике, заповеди, притчи, наставления. Следовательно, букварь не только учил грамоте, но был книгой для чтения и служил нравственному воспитанию детей.

Существовал еще один вид учебной книги —азбуковник.Так называли рукописные сборники, содержащие в алфавит­ном порядке сведения по различным отраслям знаний. Они известны с конца XIII века, наибольшее распространение имели в XVI—XVII веках, наряду с печатной книгой, ибо те были еще дороги и малодоступны.

Кроме учебных книг в XVII веке появляются так называемые «потешные» (или «фряжские», или «немецкие») листы. Это оттис­ки на меди или эстампы с гравюр вначале иностранного, а затем и русского происхождения. Сюжеты были географического, исто­рического или сказочного характера. Под картинкой помещались подписи, поясняющие изображенное.

В конце XVII в. появляется в России первый детский писа­тель - Карион Истомин (приблизительные даты жизни: 1650 — 1722). Монах Чудова монастыря в Москве, поэт и педагог, Карион Истомин писал стихи для детей, составлял буквари, создавал эн­циклопедии. Среди книг, написанных Карионом Истоминым, наибольшей известностью пользовался «Лицевой букварь», пер­воначально появившийся в рукописном варианте. Букварь был преподнесен в 1692 г. царице Наталье Кирилловне для обучения ее внука, царевича Алексея, сына Петра I.

Итак, XVI—XVII века можно назватьпериодом учебной книги,своеобразным«азбучным» периодом литературы для детей.

XVIII век имел решающее значение для формирования литературы для детей как самостоятельной вет­ви общей литературы.

Начало века связано с коренными преобразованиями Петра Первого во всех сферах жизни. Знаменательным рубежом стал переход России с 1 января 1700 года на новое летосчисление (от Рож­дества Христова).

В первое десятилетие века проводится ре­форма алфавита: сложная графика кириллицы упрощается, церковнославянскую азбуку сменяет гражданская, вводится гражданский шрифт для светской печати. По меткому выра­жению М.В.Ломоносова, «при Петре Великом не одни бояре с боярынями, но и буквы сбросили с себя широкие шубы и нарядились в летние одежды».

Впервые развитие шко­лы, образование молодых людей становится государственной политикой.

Для получения начального об­разования вместо существовавших так называемых епархиальных школ с 1714 года по указу Петра во всех губерниях создавались чисто светские «цифирные школы», в которых обучались грамоте, арифметике, отчасти геометрии не толь­ко «все дворянские и подьячие дети», но и «ребятки изо всех чинов» (этот указ не распространялся на крестьянских детей, особенно из крепостных). Состоятельные дворяне давали сво­им детям домашнее образование.

Расширение сферы образования стимулировало развитие печатно-издательского дела. Самый многочисленный поток изданийучебного ха­рактера. Естественно, что первыми читателями букварей, арифметик, грамматик были дети, отроки, приступающие к обучению, продолжающие его.

Следовательно, говоря о ли­тературе для детей начала 18 века, вплоть до его последней тре­ти, мы имеем в виду прежде всего учебную книгу и издания учебно-прикладного характера. Среди них обращают на себя внимание такие издания, как «Букварь» Ф.Поликарпова, «Пер­вое учение отрокам» Ф.Прокоповича, известного обществен­ного деятеля, сторонника и продолжателя идей Петра.

В 1717 году вышло«Юности честное зерцало». Н.В.Чехов назвал эту книгу «первым букварем для мирян». Оно включа­ло традиционную азбуку (алфавит, прописи, число церков­ное и арифметическое), краткие поучения из Священного Писания, приведенные в алфавитном порядке. Основнуюже часть занимало «Показание к житейскому обхождению», то есть советы и наставления юношам и девицам — свод правил поведения.

Диапазон учебной литературы в начале XVIII века значитель­но расширился. Появились книги научного содержания («Ат­лас», «Краткое руководство к математической и натуральной географии», в которых даются важнейшие астрономические, географические понятия), увеличились их тиражи.

По мере распространения грамотности начинает ощущать­ся потребность в разнообразном чтении, не только с образо­вательными и воспитательными целями, но и для развлече­ния. Для этого мо­лодой читатель обращался к переводной литературе, к рыцарским романам, к «гисториям».

Широко была распро­странена лубочная литература. Народные картинки, «потеш­ные листы» все в новых и новых вариантах представляли уже известных персонажей: Бову королевича, Еруслана Ла­заревича, Петра Златые ключи. Появлялись и новые герои: Емеля-дурачок, Ерш Ершович и даже баснописец Эзоп («Жи­тие баснописца Эзопа»); появляются новые сюжеты исто­рического, географического, космогонического характера. Лубочные издания и потешные листы с гравюрами на темы сказок были первыми народными детскими книгами.

Во второй половине XVIII в. продолжается рост русской куль­туры и просвещения. В среде прогрессивно настроенных писате­лей и ученых усиливается интерес к проблемам педагогики. В Рос­сию проникают новые педагогические идеи Запада. Растет стремление старшего поколения активнее воздействовать на младшее, прививая ему определенные идеалы и нормы поведе­ния. Литературу для детей, как и литературу в целом, питали новые гуманистические идеи значимости человеческой лич­ности, ее внесословной ценности. Эпоха Просвещения в России выдвинула на первый план задачи воспитания чело­века-гражданина, патриота: «для пользы общества коль ра­достно трудиться» (М.Ломоносов).Характерная особенность литературы, предназначенной молодому читателю, — открыто назидательный, наставитель­но-нравоучительный характер. Это было влияние «эпохи ра­зума».

Из общего потока произведений для взрослого читателя и учебных книг для детей в этот период все отчетливее выделяется детская литература. Издаются чаще всего книги переводные. Жан­ры их довольно разнообразны — сказки, басни, пьесы, нравоучи­тельные повести, научно-познавательные рассказы. Однако по ха­рактеру все эти произведения можно разделить на три группы. Одна из них — сказки— так или иначе связана с устным народ­ным творчеством. Это либо народные сказки, либо написанные в подражание народным. Они были занимательны и пользовались любовью детей. Другая группа — всевозможные нравоучения. «Басни нравоучительные», «Нравоучительные повести из библей­ских деяний» и т. д. К этому роду произведений относились и все­возможные «беседы», «наставления», «советы» старших. Это была дидактическая, поучающая литература, сухая и рассудочная, но, безусловно, необходимая.

Третья группа произведений, немногочисленная, но очень важная — детские энциклопедии, произведения научно-познава­тельного характера: «Детская логика», «Детская философия».

В соответствии с духом времени на первый план выступала литература просветитель­ской направленности — научно-популярная, энциклопеди­ческая.Большое влияние на становление этой разновиднос­ти литературы оказала книга Я.А. Коменского «Мир в кар­тинках». Она была издана на русском языке в 1768 году под названием«Видимый мир». Книга чешского педагога знако­мила ребенка с окружающим миром в определенной после­довательности: Бог, мир, явления природы, недра земные, человек (его анатомия, душа, его добродетели и пороки). Далее шли сведения о занятиях, труде человека (земледелие, скотоводство, рыбная ловля, печение хлеба, машинное произ­водство и так далее), хорошо представлены культура, искусство, просвещение, в том числе книгопечатание, науки (философия, астрономия, математика, очень широко география), общественное устройство, сужающееся от государственных уч­реждений до семьи, дома.

Оригинальной книгой был вышедший в это же время «Письмовник» Н.Курганова(1-е издание 1769 г.). В ней по главам представлены история («Краткий повестной летопи­сец»), грамматика, «Всеобщий чертеж наук и художеств» — своеобразная краткая энциклопедия, включающая сведения по религии, философии, точным наукам, медицине, искусст­ву, общественные обязанности человека.

Основная масса изданий для детей этого времени безы­мянна. Но постепенно появляются и авторские книги. Од­ним из первых писателей, создававших свои произведения специально для детей, был АндрейТимофеевич Болотов (1738— 1833) — человек разносторонних знаний и дарований: уче­ный-агроном, архитектор, художник, педагог и писатель. Молодым чи­тателям он адресовал свою «Детскую философию, или Нра­воучительные разговоры между одной госпожою и ее деть­ми...» (1760) — книгу энциклопедического характера, напи­санную в традициях своего времени.

Большую роль в становлении литературы для детей в XVIII веке сыграла просветительская деятельностьНиколая Ива­новича Новикова (1744—1818). Большой вклад этого замечательного человека в развитие литературы для детей был связан с изданием в России перво­го детского журнала. Он назывался «Детское чтение для сердца и разума» и выходил как еженедельное бесплатное приложе­ние к газете «Московские ведомости» с 1785 по 1789 год. Всего вышло 260 номеров «Детского чтения», объединенных потом в 20 книжек.

Н.И.Новиков одним из первых в России осознал и сформулировал значимость детской книги в обра­зовании и воспитании. В своей статье, своеобразном педаго­гическом трактате «О воспитании и наставлении детей, для распространения общеполезных знаний и всеобщего благо­получия» (1783), он писал: «... Ученик без книги, как солдат без ружья... Детям не одна надобна грамматика, и не один лексикон... нужны также книги, касающиеся до наук, и кро­ме сих всякого рода книги для чтения».

Уже в самом названии журнала была установка на нравст­венное воспитание («развитие в младых сердцах чувствова­ний») и развитие ума - расширение круга общеобразователь­ных знаний.

В журнале печатались статьи «из физики, нату­ральной истории, географии и некоторых других наук». К «сердцу» были обращены рассказы, нравоучительные «разго­воры», повести, стихи, комедии, драмы. В каждом номере журнала познавательные материалы чередовались с поучи­тельными, охватывая все стороны детской жизни, все их ин­тересы.

Журнал Новикова оказал столь большое влияние на даль­нейшее развитие отечественной детской литературы, что Н.В.Чехов разделял детскую литературу XVIII века на два периода: до Новикова и после Новикова. «Детское чтение для сердца и разума» способствовало утверждению авторите­та новой отрасли литературы, объединило авторов, пишущих для детей, сформировало многие жанры детской литературы, дало оригинальные образцы научно-популярной и художест­венной литературы. «Издание Новикова, кроме того, показа­лопути дальнейшего развития детской литературы, открыло целую область периодической печати, «узаконило» журнал в семейном обиходе».

 

5.2.Становление теории и критики детской литературы в России. Требования революционеров — демократов к детской литературе /Белинский, Чернышевский, Добролюбов.

 

В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Доб­ролюбов оказали большое влияние на общественную жизнь Рос­сии XIX в., их критические работы имели огромное значение для развития русской литературы, и в первую очередь для утверждения в ней реализма.

В.Г. Белинский вел борьбу за реалистическое на­правление и в детской литературе. Он подчеркивал необходимость рассматривать детскую книгу как произведение искусства, указы­вал на тесную связь детской литературы с воспитанием.

Н.Г. Чернышевский и Н.А.Добролюбов, развивая основные принципы критики Белинского, отметили роль детской литерату­ры в воспитании гражданского чувства, уделили большое внима­ние возрастной специфике детской книги и вопросам реализма.

Серьезное внимание обращал на детскую литературу и А.И. Герцен. Он написал для детей две научно-популярные ста­тьи: «Опыт беседы с молодыми людьми» (книга 4, 1858), «Разгово­ры с детьми. Пустые страхи. Вымыслы» (книга 5, 1859).

А.И. Герцена волновали вопросы научного мировоззрения. Он поощрял развитие разума, любознательности. Герцен придавал боль­шое значение роли книги в формировании молодого поколения. Он подчеркивал, что в книге собран весь опыт, накопленный человече­ством, поэтому она является как бы «духовным завещанием» одного поколения другим и в то же время «программой будущего».

 

В. Г. Белинский проявлял глубокое внимание к детской литературе в течение всей своей критической деятельности. Им написано около 200 работ, посвященных детской литературе. Среди них публицистические, полемически заостренные, сатирические статьи и рецензии. Белинским даны оценки художественных, учебных, научно-популярных детских книг. В его статьях поставлены теоретические вопросы, связанные со спецификой детской литературы, с определением круга детского чтения, с ролью литературы в воспитании детей. Белинский разрабатывает теорию детской литературы в конкретных исторических условиях 30-х и 40-х годов XIX века. В.Г. Белинский был первым, кто четко определил важнейшие требования к детской книге, сформулировал основные принципы детской литературы. Принципы, выдвинутые им в 30-е годы, оттачиваются в 40-е годы, становятся зрелой и единой теорией реализма в детской литературе. Официальной системе воспитания, рекомендующей телесные наказания для детей, Белинский противопоставил прогрессивную систему воспитания, основанную на гуманизме и уважении к личности ребенка.

В рецензиях и статьях Белинского ясно изложена его педагогическая система. Он выступал против сословных предрассудков, призывал детских писателей воспитывать в детях не эгоистические стремления, а «человеческую любовь», «чистую, а не корыстную любовь к добру». Основой программы гуманистического воспитания, выдвинутой Белинским, было требование во всякой сфере деятельности быть человеком.

В 40-е годы Белинский особенно часто выступает против реакционной теории, утверждающей, что необходимо воспитывать в детях прежде всего послушание.

Белинский резко критиковал лживость и сентиментальность книг реакционных детских писателейБ. Федорова, В. Бурьянова, А. Зонтаг и др. Он говорил, что жизнь в них изображается, «как предметы в кривом да еще запачканном спереди и потертом сзади зеркале».

Белинский считал необходимым через книги знакомить детей с действительностью, расширяя круг детского чтения произведе­ниями лучших русских и зарубежных писателей. Он рекомендовал произведения Д.Свифта, М.Сервантеса, В. Гюго, В. Скотта, Ф. Купера, Ж. Санд, Д. Дефо, И.А. Крылова, А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.В. Гоголя, АВ. Кольцова, М.Ю. Лермонтова. «Книга есть жизнь нашего времени»,— говорил Белинский, под­черкивая огромную познавательную и образовательную роль худо­жественной литературы.

Белинский требовал воспитания самостоятельности, активно­сти в детях. Он боролся за то, чтобы дети читали по-настоящему художественные произведения, способные пробуждать их сердца и разум, выступал против писателей русских и зарубежных, кото­рые искажали жизнь, создавая произведения сентиментальные и нравоучительные.

Белинский был последовательным и решительным противником пересказов и переделок классических произведений для детского чтения, искажающих их идею и колорит.

Им были выработаны принципы для определения круга детского чтения: произведения, которые можно рекомендовать детям, должны правдиво отражать жизнь, развивать разум и чувст­ва, быть занимательными и доступными по форме изложения. Иными словами, это должны быть высокохудожественные произ­ведения.

В первую очередь Белинский рекомендовал вводить в круг дет­ского чтения произведения устного народного творчества(сказки, былины, песни и т. д.). Критик также предложил новый круг детского чтения, составив его из образцов русской классической и мировой литературы. Прежде всего он рекомендовал басни Крылова, которые отмечены «печа­тью русского ума и русского духа». Первым подчеркнул он воспи­тательную ценность произведений А.С. Пушкина.

В.Г. Белинский знал особенности детского восприятия и по­этому считал, что детская литература нужна, но между нею и всей художественной литературой не должно быть непроходимой про­пасти.

Белинский первым сформулировал основные принципы реа­лизма в детской литературе. Обращаясь к детским писателям, он писал: «...не искажайте действительности ни клеветами на нее, ни украшениями от себя, но показывайте ее такою, какова она есть в самом деле, во всем ее очаровании и во всей ее неумолимой суро­вости, чтобы сердце детей, научаясь ее любить, привыкало бы, в борьбе с ее случайностями, находить опору в самом себе».

Уже в 30-е годы Белинский выдвинул требование обогащать детскую литературу научно-познавательным материалом. Он на­стаивал на необходимости знакомить детей с миром природы.

Критик подчеркивал важное значение детской лите­ратуры для эстетического воспитания детей. Он говорил, что детская ли­тература призвана воспитывать в детях «чувство изящного», дет­ские книги должны быть явлением искусства, а не иллюстрацией дидактических принципов.

Критик требовал создавать детские книги в соответствии с воз­растными особенностями: «...потребности семилетнего дитяти уже не те, что у ребенка трех лет, а потребности двенадцатилетнего дитяти далеко не те, как у семилетнего...» .

Белинский был очень требователен к слову, языку книг. Белинский понимал также важное значение художественных иллю­страций, помещенных в детских книгах. Критик первым обратил внимание не только на текст детской книги, но и на взаимосвязь текста и иллюстрации. Белинский считал необходимым оценивать детскую книгу всесторонне, учитывая тесную взаимосвязь текста, рисунка и качества полиграфического исполнения.

Последователи В.Г. Белинского — Н.Г. ЧернышевскийиН. А. Добролюбов, продолжая его традиции, решительно выступи­ли против ограничения детской литературы узким кругом тради­ционно детских тем. Они боролись против ложной, сентименталь­ной манеры разговаривать с детьми, которая выдавалась сторон­никами официальной педагогики за специфику детской литерату­ры.

Критики ориентировали писателей на создание социальной, реалистической литературы для детей, которая обогащала бы опыт ребенка, помогала духовно расти, формировала бы творческую личность, способную победить в жизненной борьбе.

Н.Г. Чернышевский продолжал и развивал принципы теории детской литературы, заложенные В.Г. Белинским. Каждая ста­тья и рецензия Н.Г. Чернышевского свидетельствует о том, какую последовательную борьбу за новую, реалистическую детскую ли­тературу он вел. Он считал, что в детских книгах необходимо в пер­вую очередь правдиво изображать жизнь и давать широкий позна­вательный материал: «Мы думаем, что детский рассудок слаб, что детский ум непроницателен; о, нет, напротив, он только неопы­тен, но, поверьте, очень остер и проницателен».

Н.Г. Чернышевский настаивал на признании за ребенком пра­ва на свободное развитие его личности в соответствии с особенно­стями и требованиями возраста. Естественным для ребенка считал он пристрастие к подвижным играм, к книгам с быстрым развити­ем действия, к фантастике и занимательности

Его интересовали вопросы теории детской литературы в неразрывной связи с социальными проблемами вре­мени.

Чернышевский выступил как последовательный борец за включение в чтение детей нужных, талантливых произведений со­временной русской и зарубежной литературы. Он указывал на необхо­димость расширять круг чтения детей произведениями литерату­ры для взрослых: А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.И. Лажечникова, В. Скотта, Ж. Санд, Ч. Диккенса.

Н.Г. Чернышевский отмечал в качестве основных недостатков книг для детей их сословный характер, а также свойственное мно­гим писателям стремление к сглаживанию противоречий между народом и правящими классами.

Развитие Н.Г. Чернышевским теории детской литературы.Мно­го сделано Н.Г. Чернышевским для развития теории детской лите­ратуры. Он отмечал, что детскому писателю необходимо понимать особенности детей разного возраста, их потребности, психологию. Нужно помнить, что адрес должен быть точным, так как не всякая книга «под силу детскому уму». «Литература — это учебник жиз­ни». Это положение Н.Г. Чернышевский относил и к детской ли­тературе, считая ее незаменимым оружием.

Чернышевский убежден, что в детских книгах необходимы ди­намичный сюжет и лаконизм стиля. Он обращал большое внима­ние на язык детской литературы: «Детям очень многое можно объ­яснить очень легко, лишь бы только объясняющий сам понимал ясно предмет, о котором взялся говорить с детьми, и умел говорить человеческим языком».

Чернышевский одобрительно оценивал язык и стиль рассказов Л. Толстого, помещенных в приложении к журналу «Ясная Поля­на», он отметил, что изложение «совершенно просто; язык безы­скусствен и понятен».

Чернышевский проводил идею революции в своих статьях и рецензиях о детской литературе. Обращаясь к педагогам и детским писателям, он призывал учить детей осмысливать события обще­ственной жизни, давать им не только положительные сведения, но и разоблачать ненормальные, уродливые явления современного общества.

Мысли Белинского о реалистическом направлении в детской литературе нашли глубокое, обоснованное развитие в статьях и ре­цензиях Чернышевского. Он разработал в новый исторический период вопросы идейности, научности и художественности дет­ской литературы.

Вместе с Чернышевским выступил за прогрессивную детскую литературу в середине XIX в. Николай Александрович Добролю­бов. Статьи Добролюбова касаются вопросов детской литературы в тесной связи с проблемой воспитания гражданина, просвещенно­го человека и борца за освобождение народа.

Критик считал основными чертами произведений для детей связь с жизнью, стремление научить детей самостоятельно мыс­лить. Необходимо также, по его мнению, излагать материал зани­мательно, ярко, увлекая детское воображение.

Добролюбов заботился о пропаганде различных знаний в дет­ской литературе. Положительную оценку критика вызывают такие научно-популярные книги, в которых даются достоверные науч­ные сведения, содержится богатый познавательный материал. Критик говорил о необходимости излагать научные сведения точно, просто, ярко.

В детской литературе Добролюбов хотел видеть утверждение гуманистических идей революционных демократов. Он отдавал предпочтение таким книгам, в которых дети могут получить «по­лезные образцы или, по крайней мере, предметы для полезных раз­мышлений».

Добролюбов выступал с требованием единства содержания и формы художественного произведения для детей. Требовал развивать детское вообра­жение и пробуждать поэтическое чувство в детях прежде всего рус­скими народными сказками, а также сказками братьев Гримм, Гауфа, Андерсена.






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 500. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.124 сек.) русская версия | украинская версия