Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Цена войны 1654–1667годов





 

Царский указ ревностно осуществлялся: были сожжены тысячи беларуских деревень, сотни городов, местечек и замков. До сих пор археологи находят среди обрушенных стен католических и униатских храмов груды обугленных человеческих костей (типичная картина – скелет матери, обнимающий скелет ребенка).

Например, царь сам написал гетману Богдану Хмельницкому о том, что при захвате Мстиславля было убито более десяти тысяч человек! В городе Друя погибло все его население, около двух тысяч жителей. В Чечерске московиты убили свыше половины жителей. После сдачи Могилева на милость победителя «милостивые захватчики» вывели из города и зарезали как скот всех местных евреев, от младенцев до седых стариков – свыше двух тысяч человек. В Смоленске евреев не резали, их заперли в деревянных домах и сожгли живьем. Очевидец тех страшных событий, беларуский шляхтич Ян Красинский так описал действия московских войск:

«Сносили, как наводнение, всё перед собой, грабя, сжигая, уничтожая всё, что им попадалось, разграбляя крепости и города, не оставляя в Литве ни одного угла не обобранным. Никогда прежде не чинилось в этих краях большего тиранства… Люд посполитый /простых жителей/ вырезали сразу, а шляхту и магнатов уводили прочь и, подумав, либо вешали, либо сжигали живьем. Из каждого уголка, полного резней, кровь бежала потоками по улицам местечек и городов»…

А всего в этой войне от рук захватчиков, от принесенной ими эпидемии чумы, от голода и холода погибла почти половина населения страны – около 1 млн 200 тысяч (41, 3%). Еще 300 тысяч человек (10, 3%) московиты вывели в свои земли и превратили в рабов.

В результате от довоенных 2, 9 миллионов жителей остался примерно 1 млн 400 тыс. (48, 4%).

Поэтому циничной ложью являются заявления российских историков о том, что будто бы Московия, затевая войны со своим западным соседом, «тянула руку помощи братским и единоверным православным народам беларусов и украинцев, изнывавшим от ига католичества». Во многих документах той поры, а также в записках современников засвидетельствована особая ненависть московитов к униатам. Так, в ходе Виленских переговоров, состоявшихся на втором году войны (в 1655 году), московские послы настойчиво требовали: «уния должна быть уничтожена, ибо она Богу всемогущему грубна». В 1658 году царь приказал Михаилу Шаховскому, своему воеводе в захваченной Вильне:

«Из города Вильны и из иных городов и мест, которые к Вильне близко, униятов всех, кто где живет… высылать вон тотчас, и заказ учинить крепкий, чтобы впредь униятов нигде не приймовали и высылали их вон, чтобы от них в вере каких расколов не было».Одной из самых больших потерь униатской церкви стало разрушение Жировичского униатского монастыря возле Слонима. При этом сгорело много уникальных рукописных и печатных книг, церковных реликвий. Всех монахов, не успевших бежать, московиты убили.

Наглядным примером «братской помощи» от якобы «единоверного русского народа» могут служить события в Бресте, о которых тоже говорилось в предыдущих главах. В январе 1660 года войска князя И. А. Хованского взяли штурмом городской замок и заняли город. Захватчики сначала полностью ограбили его, а потом предали огню, чем обрекли большинство жителей на смерть от холода и голода.

Защитников замка (около двух тысяч человек) они «посекли» (зарубили), тела их бросили в ров без погребения. Это было сделано не просто так, а явилось «специальным мероприятием» оккупантов. В этнографии оно известно под названием «заложные покойники». Термин «заложные» означает «вредоносных» людей, умерших насильственной смертью, а также способ погребения. Их не закапывали в землю, а «закладывали» кольями, ветками, досками, оставляя на поверхности земли.

Суть в том, что тела христиан, похороненные без гробов (или без савана), не могут быть воскрешены после второго пришествия Христа. Вот в чем смысл оставления трупов на поверхности земли: лишить покойников возможности воскреснуть. Церковный закон требует, чтобы всякий христианин был погребен в гробу или в саване и имел крест над могилой как знак для Иисуса при Его возвратении – кто тут покоится. Геноцид московитов носил именно религиозный характер: воеводам царя Алексея Михайловича мало было убить защитников Бреста, они хотели лишить их возможности воскрешения при Конце Света. Такое вот «двойное убийство» – и тела, и души.

Подобных злодеяний никогда не было в отношениях между униатами и католиками. Униатство и католицизм различались только в некоторых вопросах догматики и культа, без всякой политики, тогда как Московская церковь была тесно связана с государством и с обожествленной ею персоной верховного деспота.

Впрочем, и православные жители ВКЛ достаточно быстро увидели, что их участь – не «освобождение от поляков», а превращение в московских рабов, в лучшем случае – систематическое ограбление. Чаша терпения переполнилась. Утром 11 февраля 1661 года восстали жители Могилева во главе со своим бургомистром Язэпом Левановичем. Они застали врасплох и разгромили гарнизон московских оккупантов (более двух тысяч человек), а пленных отправили в Варшаву.

Шел седьмой год войны.

В городе давно не осталось ни одного католика, ни одного униата, ни одного еврея – только православные.

Их «измена» так потрясла патриарха Никона, что он велел предать всех жителей города анафеме (церковному проклятию) во всех церквах Московского государства. Хорош «единоверец»: православных могилевчан отлучил от церкви «в полном составе», включая младенцев, притом «на века вечные их потомков»!

Карательные походы, предпринятые по приказу царя князьями Лобановым‑Ростовским, Барятинским, Хованским и другими его сатрапами, ставили целью возвращение «под государеву руку» всех «изменивших» городов. Население, прекрасно уже понимавшее, что его ждет полное истребление, сопротивлялось с величайшим мужеством. Золотыми буквами записаны в беларускую историю оборона Старого Быхова, Ляхович, Слуцка…После 13 лет борьбы, жертв и страданий наши предки изгнали московских захватчиков, отстояли независимость своего национального государства и своей церкви.

У Лобина и у других российских историков я нашел мысль, что уничтожение половины населения ВКЛ в войне 1654–1667 гг. кардинально изменило соотношение сил в Восточной Европе. Дескать, Россия этим «нокаутирующим ударом по Литве» (то есть своим геноцидом) навсегда сломила своего главного исторического соперника в борьбе за власть в регионе. После войны Литва перестала быть «значимой силой» и «значимым соперником» для Москвы.

Действительно. После той войны ВКЛ–Беларусь достигла довоенной численности населения только через 105 лет после окончания боевых действий, утратила практически весь прежний политический, экономический и военный «вес», перестала быть равным Польше субъектом в Речи Посполитой. А это предопределило в последующие десятилетия главенство Польши над нами.

Согласно прогнозам демографов, если бы не та война, то население Беларуси сегодня составляло бы от 25 до 35 млн человек, что одновременно обеспечило бы высокую плотность населения, которая у нас гораздо ниже, чем у соседей. Сравним хотя бы с Польшей: при территории 313 тыс. кв. км ее население составляет 39 млн человек, а население Беларуси при территории 208 тыс. кв. км (то есть, две трети Польши) составляет только 9, 8 млн – четверть от польского.

Страна действительно пришла к полному упадку: фактически почти перестала существовать, исчезли сотни сел, десятки городов и местечек – как, например, город Казимир, недавно открытый археологами. Нигде в Европе, кроме как у нас, не исчезали в ходе войны целые города.

Не менее 300 тысяч беларусов (в основном, ремесленников и крестьян) московиты увели к себе в рабство. Страна лишилась прослойки мастеров, составлявших основу городского населения BKЛ, служивших «фундаментом» экономики и одновременно являвшихся членами зарождавшегося в ВКЛ (благодаря Магдебурге кому праву) гражданского общества. Это тоже стало одной из главных причин катастрофического упадка нашего государства.

Наконец, огромный урон понесло национальное самосознание народа. Лучшая часть нации погибла в войне, выжили в большей части коллаборационисты и те, кто не обладал достаточным патриотизмом, чтобы сопротивляться оккупации. Видимо, именно в тот период у выжившей половины нации претерпела серьезную трансформацию пресловутая толерантность беларусов, которая стала означать не только терпимость к инородцам и иноверцам, но и к оккупантам. Мне кажется, что та половина нации, которая погибла в войне, весьма отличается от половины выжившей. Как и другие нации в любой войне, мы потеряли лучших. В данном случае – лучшую половину нашего народа…

 

 






Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 209. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.084 сек.) русская версия | украинская версия