Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Язык как общественное явление





Общий язык — важнейшая составляющая жизни любого общества, условие его существования. Именно поэтому язык выступает как общественное явление. Рассмот­рим роль, функции и место языка в обществе, формы существования общенародно­го языка.

Определение языка

В повседневной жизни люди не задумываются над тем, что такое язык, каковы его основные признаки, свойства, функции. Что такое язык — всем понятно, это речь, которую мы произносим и слышим вокруг. Однако дать теоретическое определение языка, вскрыть и определить его сущность оказывается весьма непростым делом, и лингвисты во многом расходятся во мнениях, когда пытаются осмыслить феномен языка.

Определений языка существует множество, причем, как правило, они подчерки­вают ту или иную функцию, а также указывают на некоторые свойства языка.

К примеру, младограмматики, следуя идеалистической философии, трактующей язык как продукт абсолютного духа (Гегель), и психологии своего времени, понима­ли язык как средство выражения индивидуальной души.

К.Фосслер трактовал язык как творческое, эстетическое, самовыражение инди­видуального духа; Л.Ельмслев — как чистую структуру отношений, безразличную к ее элементам.

Наивно-материалистический подход наблюдался в теории натурализма, трактовав­шего язык как естественный организм. В концепции американских дескриптивис-тов язык определялся как форма поведения человека в борьбе за существование.

К. Маркс и Ф. Энгельс с позиций исторического материализма рассматривали язык как «практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существу­ющее также и для меня самого, действительное сознание» и отмечали, что язык вы­ступает «в виде движущихся слоев воздуха, звуков» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т 3, с. 25). Таким образом, подчеркивалась материальность языка и его роль в формировании сознания человека.

В.И. Ленин отмечал, что «язык есть важнейшее средство человеческого общения» (Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 25, с. 258), подчеркивая коммуникативную функ­цию языка.

Языкознание XX века выработало понимание языка как системы знаков.

Современная наука установила, что в генетическом коде человека нет языка. Ре­бенок появляется на свет с биологическими предпосылками для овладения языком, но вне коллектива говорящих он языку не научится. Только в обществе говорящих людей возможно овладение языком, что свидетельствует о таком важнейшем при­знаке языка как его общественный характер.

Антропологические и палеонтологические исследования, изучение формирования языка у ребенка показывают, что язык не возник у человека одномоментно, он фор­мировался постепенно и прошел длительную эволюцию от примитивных коммуни­кативных сигналов первобытного человека к развитому современному состоянию, то есть человеческий язык сложился исторически.

Опираясь на основные признаки языка и его основную функцию, мы можем оп­ределить язык как исторически сложившуюся в обществе систему материальных знаков, выполняющих коммуникативную функцию.


Функции языка

Категория функции в науке четко не определена. Нет единства в понимании со­держания этого понятия и у лингвистов. Отсутствие четкости в содержании поня­тия «функция» приводит к тому, что лингвисты, говоря о функциях языка, пони­мают под ними в ряде случаев совершенно разные вещи.

В большинстве работ под функцией языка понимается основное назначение язы­ка — так выделяется коммуникативная функция как его единственная функция. Эту мысль развивают в своих работах отечественные лингвисты-теоретики Н. И. Жин-кин, Р. В. Пазухин, Г. В. Колшанский, Б.А.Серебренников и некоторые другие.

Ряд ученых, наряду с коммуникативной, выделяют функцию выражения мысли — экспрессивную и считают ее вполне равноправной с коммуникативной функцией языка (А. Чикобава, А. А. Реформатский, В. 3. Панфилов и др.).

Кроме того, функциями именуются сферы употребления языка (ср.: функция меж­национального общения, функция научного или бытового общения, и т. п.), а так­же виды использования языка в частных ситуациях общения (ср. поэтическая фун­кция, эмотивная функция, функция обращения, указательная функция, директив­ная функция, магическая функция, аккумулятивная функция, функция воздействия, функция контакта и т. п.).

Понимая функцию как целевое назначение объекта, используемого субъектом (субъектами), следует признать, что надо различать:

1) функции языка (языковой деятельности) как целостного общественного
явления, отличного от других общественных явлений;

2) функции, которые выполняет язык в частных ситуациях общения людей;

3) сферы, области применения того или иного языка.

Кроме того, считаем необходимым различать функции языка и проявления свойств языка.

Функцией языка как общественного явления является коммуникативная функ­ция передачи информации от субъекта к субъекту. Коммуникативная функция при­суща языку, с какой бы точки зрения мы его ни рассматривали — как с точки зре­ния говорящего, так и с точки зрения слушающего. Она реализуется в любой ситу­ации общения. Это и позволяет считать коммуникативную функцию основной фун­кцией языка как общественного явления.

В дальнейшем мы будем исходить из того, что функция языка как общественно­го явления — одна: коммуникативная. Для того, чтобы эту функцию выполнять, язык и сформировался как система знаков, входящих друг с другом в сочетания по определенным правилам, благодаря чему человеческая мысль делается материально выражаемой и воспринимаемой.

Коммуникативная функция языка реализуется в трех формах:

узконаправленная коммуникация — непосредственное общение людей один на один, диалог;

широконаправленная коммуникация — непосредственное общение одного человека с большой группой людей (урок, лекция, собрание, митинг):

массовая коммуникация — общение человека с невидимой аудиторией через га­зету, радио, телевидение.

Выделяемая рядом ученых экспрессивная функция языка (функция выражения мысли) касается лишь деятельности говорящего, и уже поэтому она не может быть равноправной с коммуникативной. Это проявление сущности языка, одно из основ­ных свойств языка — способность осуществить выражение мысли, а не его отдель­ная функция. К проявлению свойств языка можно отнести также и такие «функции» как номинативная (называние языком явлений объективной и субъективной действи­тельности), аккумулятивная (язык является средством накопления в словесной, тек­стовой форме знаний и опыта человечества), когнитивная (познавательная, через язык люди знакомятся с результатами познания мира другими людьми, предшествующи­ми поколениями; это свойство языка обеспечивает возможность обучения людей в учебных заведениях).


Те же функции, которые проявляются в частных ситуациях речевого общения, детализируют коммуникативную функцию и могут рассматриваться как ее частные проявления, частные производные. К.Бюлер писал, что язык — это инструмент, и у него есть основная функция, хотя его можно использовать и в других, побочных функ­циях. Например, основная функция молотка — забивать гвозди, но его можно про­сунуть между косяком и дверью, чтобы дверь не закрывалась; им можно прижать лист бумаги, чтобы ее не унес ветер; его можно подложить под какой-либо предмет, чтобы тот стоял ровнее и т.д. Так, основная функция языка — коммуникативная, но язык можно использовать и в неосновных функциях, вытекающих из коммуни­кативной, являющихся конкретизацией этой функции в определенных условиях.

Такими являются, например, функция эмотивная (выражение чувств и пережи­ваний человека в процессе его речи), директивная (она же побудительная) — выра­жение воли, желания говорящего; поэтическая (она же эстетическая) — использо­вание языка как средства создания художественных текстов; контактная (она же фатическая) — установление и поддержание контакта с собеседником; в современ­ных СМИ развивается своеобразная фатическая монологическая речь телеведущих, не содержащая информации, но создающая иллюзию общения; дейктическая (ука­зательная) — указание на что-либо словами типа этот тот, там, тогда, здесь, сей­час и т.п., магическая — использование языка как орудия гадания и предсказания судьбы, суггестивная — использование языка как средства влияния на психику другого человека (внушение, гипноз), инструментальная — функция речевого воз­действия на человека путем использования прямых смыслов слов, символическая — речевое воздействие на человека косвенным смыслом слов и фраз, подтекстом и даже талейрановская — умение скрывать за словами свои мысли.

Исследователь художественной речи Виктор Петрович Григорьев разграничивает в поэтической функции языка подфункции — организующую (ритм, рифма), твор­ческую, моделирующую (создание новых средств).

Французский языковед Эмиль Бенвенист указал большой набор средств для обна­руженной в последние годы так называемой перформативной функции. Эту функ­цию выполняют слова и выражения, произнесение которых одновременно и есть то словесное действие, которое ими называется: обещаю, желаю счастья, поздравляю с днем рождения, прошу извинения, даю имя Николай, объявляю заседание открытым.

Очевидно, что ситуации общения могут быть бесконечно разнообразными по цели, по установке говорящего, по воздействию на собеседника и по другим основаниям.

Речевое общение

Речевая деятельность, протекающая между двумя или несколькими людьми, пред­ставляет собой общение.

Исследование речевой деятельности предполагает выяснение признаков, видов и типов общения, уяснения специфики отдельных видов речевого общения.

При обсуждении проблем общения мы исходим из понятия полноценного обще­ния. Под полноценным общением понимается общение в полном объеме своих функ­ций и признаков.

Функции общения базируются, естественно, на функциях языка, проявляются в процессе двустороннего диалогического обмена информацией и в равной мере затра­гивают всех участников этого процесса.

Полноценное общение можно определить через перечисление его основных при­знаков. Оно выступает как осознанный, рационально оформленный, целенаправлен­ный информационный обмен между людьми, сопровождающийся индивидуализаци­ей собеседников, установлением эмоционального контакта между ними и обратной связью.

Такое общение предполагает:


 


1. Обмен информацией

Это означает, что в процессе общения информация должна передаваться друг другу всеми участниками общения, то есть должна иметь место взаимность информирова­ния — обе стороны передают и получают информацию. Телевизор, газета, сигнал СОС, светофор, телефонный автоответчик, компьютер передают нам информацию, но мы с ними не общаемся. Нельзя считать нормальным, естественным общением и такие ситуации: один выговаривается, а другой выступает только как слушатель; один кричит на другого, а тот молчит; люди находятся вместе, но не разговаривают друг с другом («он молчал, а я слушала»). Общение обязательно процесс двусторонний.

2. Осознанность информационного обмена

Информационный обмен должен осуществляться собеседниками осознанно. Пере­дача информации должна входить в намерение обоих собеседников.

Если мой собеседник догадался о чем-либо, касающемся меня, хотя я совсем не намеревался ему об этом сообщать — это тоже не результат обмена информацией. Это результат интерпретации слов собеседника, результат догадки или интуиции (ср. диалог из фильма «Ирония судьбы»: — Вы замужем? Какое это имеет значе­ние? Значит, не замужем!).

3. Целенаправленность передачи информации

Если мы слышим разговор, адресованный не нам, то мы не общаемся с тем, кто говорит — ведь он осознанно свое сообщение нам не направляет. Подслушивание раз­говора других — не акт общения с ними. Информационное сообщение в процессе об­щения должно быть адресовано конкретному собеседнику, конкретной аудитории. Возглас «Кто-нибудь, отзовитесь! «Ау!», «Помогите!» — это не акт общения с кем-либо, а попытка найти собеседника, с которым можно было бы вступить в общение, обратиться за помощью и т.д.

Целью участников общения является целенаправленная передача информации друг другу. Если человек возмущается чем-либо себе под нос, а мы спрашиваем его: — Вы что хотите сказать?, а он при этом отвечает: — Да это я так..., обмен инфор­мацией не состоялся.

4. Рациональная оформленноетъ информационного обмена

Словесное выражение информации с обеих сторон должно удовлетворять требова­ниям определенного кода — оно должно осуществляться общающимися на одном язы­ке, должно содержать обоюдоизвестные языковые единицы и структуры.

Если человек что-либо бормочет, говорит бессвязно — общения не произойдет, эту информацию не поймут и на нее не отреагируют. Парализованный человек говорит, но не общается, поскольку его речь непонятна окружающим и не может быть ин­терпретирована в смысловом, информационном отношении. Вопли, крики — тоже не акт общения, так как они носят чисто эмоциональный, в языковом плане прак­тически неоформленный характер. Общение с обеих сторон должно удовлетворять требованиям рациональной языковой оформленности и понятности.

5. Индивидуализация собеседника

Собеседники в акте полноценного общения должны индивидуализировать друг дру­га, то есть выделять друг у друга характерные черты, отличать собеседника от дру­гих людей. Собеседник должен быть «прочитан», то есть воспринят органами чувств, выделен из других, к нему должно быть сформировано определенное отношение — со знаком плюс или минус.

Например, когда мы говорим коллеге или незнакомому человеку «У вас что-то слу­чилось?», «Вы плохо себя чувствуете?», «Вам нужна помощь?», это значит, что мы его «прочитали» и индивидуализировали. Если нам надо обратиться с просьбой к не­знакомому человеку, и у нас есть выбор из нескольких потенциальных адресатов, мы «читаем» всех и обращаемся к наиболее доброжелательному, внешне приятно­му, симпатичному или доброму на вид человеку. В справочном бюро, в магазине, же-


лезнодорожной кассе нас обычно не «читают», мы тоже не «читаем» собеседника. Начальник нас обычно не «читает», а мы его «читаем», и нам хочется, чтобы и он нас «прочитал».

б. Обратная связь

Собеседник должен иметь обратную связь при общении. Если я говорю и не знаю, слышит ли меня мой собеседник, воспринимает ли он то, что я ему сообщаю (а об­ратная связь показывает именно наличие этого), то между нами и не осуществляет­ся общение. Говорящий следит за реакцией собеседника, и если тот смотрит на го­ворящего, кивает, поддакивает, соглашается, или, наоборот, высказывает несогла­сие, говорящий корректирует свое сообщение. Если обратной связи нет, то вопрос об эффективности общения под вопросом. С этой точки зрения общение через теле­экран, газету, книгу — неполноценное общение, так как обратная связь там бывает случайной и неполной.

7. Эмоциональный контакт с собеседником

Для общения нужен эмоциональный контакт. Если эмоционального контакта нет, то и общение не может считаться полноценным — это просто информационный об­мен. Именно так, без всяких эмоций, мы получаем информацию по телефону 09, покупаем билет в кино или пакет молока в киоске. Для полноценного общения не­обходимо установить с собеседником взаимный эмоциональный контакт.

Контакт может быть с эмоциональными знаками «плюс» с обеих сторон, с эмоци­ональными знаками «минус» или с полярными эмоциональными знаками — в лю­бом случае общение так или иначе состоится. А вот общение без всяких эмоций — как машина с машиной, как «функция» с «функцией» — не может считаться пол­ноценным. Оно, кстати, обычно неприятно собеседникам и остается только инфор­мационным обменом.

Таким образом, общение необходимо отличать от следующих близких к нему яв­лений:

1. Передача информации:

♦ по запросу — в справочной, автоответчик, записка, сообщение типа «вас проси­
ли позвонить домой»;

♦ без запроса — собеседник проговорился, выдал себя (лицом, жестом, взглядом
и т.д.), дал повод нам сделать какой-либо вывод (например, разговор собеседников
на высоких тонах непроизвольно сообщает окружающим об их ссоре).

2. Получение информации.

Например, мы прочитали что-либо в газете, узнали по радио или ТВ, интерпрети­ровали факты («значит, не замужем» — ср. пример выше), проявили наблюдатель­ность, наконец, просто подслушали чужой разговор. Необходимо иметь в виду, что во всех этих случаях может быть получена ложная информация, поэтому такая ин­формация требует проверки.

3. Информационный обмен.

Это, прежде всего, «разговор» с компьютером, а также разговор без индивидуа­лизации собеседника, без установления эмоциональных отношений — с «ролью» или «функцией» (кассиром, продавцом, информатором справочной и т.д.).

Все эти виды передачи и получения информации отличаются от полноценного об­щения, общения в собственном смысле слова.

Функции общения

Функции общения в современном обществе разнообразны. Можно выделить сле­дующие функции (Б.Д. Парыгин):

социальные — связанные с потребностями общества в целом, социально-психологические (связанные с общественными потребностями личности), индивидуально-психологические (связанные с индивидуальными потребностями личности).


 


 

25Социальные функции общения

Социальные функции общения связаны с потребностями общества в целом.

Функция обмена информацией

Общение используется как средство обмена информацией для совместного труда, как средство координации деятельности членов общества, средство управления со­вместной деятельностью.

Функция передачи знаний

Общение выполняет функцию передачи знаний, опыта, способов действия: мож­но рассказать о том, как что-то надо сделать. С изобретением б тыс. лет назад пись­менности эта функция приобрела особую важность: стало возможным фиксировать знания и передавать их от поколения к поколению в отчужденной форме. На этой функции общения основано обучение — рассказ учителя ученику.

Функция формирования норм

Общение выступает как средство формирования норм общественного поведения. В общении люди сообщают друг другу о принятых в обществе, в той или иной социаль­ной группе нормах поведения, фиксируют эти нормы и обсуждают наблюдающиеся от­клонения от норм. В общении формируется общественное мнение о поведении отдель­ных общественных групп и отдельных членов социума и оценивается это поведение. Об­щественное мнение — это «ходящие» в обществе оценки деятельности его членов.

Социально-психологические функции общения

Эти функции связаны с реализацией общественных потребностей отдельной лич­ности.

Функция коммуникативного самовыражения личности, коммуникативной самореализации

Человеку необходимо, чтобы обществу было известно о его взглядах, мнениях, по­зиции по тому или иному вопросу. Общение выступает средством такой коммуника­тивной самореализации — человеку нужно, чтобы его услышали, его мнением по­интересовались, поняли его позицию — это ему приятно, доставляет ему положи­тельные эмоции.

Лишение возможности сообщать свои мнения другим может очень переживаться человеком и даже приводить к тяжелым последствиям для личности, особенно в по­жилом возрасте. Потребность писать мемуары, желание выступать перед молодежью определяется у пожилых людей необходимостью реализации именно названной выше функции общения — функции самовыражения личности.

Человеку хочется, чтобы с ним поздоровались, к нему подошли, проявили веж­ливость, внимание, выделили из других, спросили его мнение, обратились за сове­том и т.д. Общение удовлетворяет эту потребность.

Э.Берн писал, что человек в общении удовлетворяет жажду ощущений и жажду признания, он получает символические «поглаживания» от других.

Функция оценки деятельности человека

Общение выступает как средство оценки деятельности человека; в общении друг с другом люди узнают, как оценивается их деятельность обществом.

Функция подавления агрессии

Еще З.Фрейд доказывал прямую связь между явлением агрессивности человека и отсутствием общения: общество становится враждебным человеку, когда он теряет контакт с людьми. Особенно болезненно это переживают подростки и дети, и в ре­зультате как оборотная сторона страха возникает агрессия.


Агрессивное поведение можно предотвратить общением: начать, например, раз­говаривать с проявляющим агрессию хулиганом, перевести агрессию в общение, дать собеседнику поругаться, выговориться, излить эмоции, посочувствовать ему, признать справедливость его обиды и т.д.

Функция отождествления себя с группой

Человеку необходимо общаться с себе подобными, и, прежде всего, с людьми, ко­торых он считает людьми своего круга (клубы по интересам, различные артистичес­кие и профессиональные «тусовки», группы женщин и пожилых людей у подъездов и во дворах домов, старики в парках на лавочках, молодежные компании и др.).

Людям нужно поговорить со «своими», чтобы продемонстрировать, подтвердить свою принадлежность к группе, показать, что я «свой» и по-прежнему нахожусь в группе. Многие правонарушения совершаются подростками из-за того, что у них нет совместной деятельности — они собираются в группы для общения и «от нечего де­лать» совершают правонарушения. Человеку определенное время в течение дня не­обходимо общаться с другими людьми.

Земляки обычно держатся вместе, знакомые, встретившись в новом для себя ме­сте, должны переговорить друг с другом, представители одного учреждения — тоже. Это А.Брудный назвал синдикативной функцией — сплочение больших и малых групп в процессе общения.

Функция противопоставления себя какой-либо группе

Ведя себя строго в соответствии со «своими» групповыми правилами, человек по­казывает, что он — из другой группы (ср. например, вызывающее поведение подро­стка во взрослой компании).

Функция познания людьми друг друга

Через общение люди составляют впечатление друг о друге, выделяют дифферен­циальные черты, индивидуализируют друг друга. Для того, чтобы получить эмоци­ональное впечатление о человеке, сформировать к нему эмоциональное отношение, оценить его личностные, человеческие качества, с ним необходимо поговорить. По некоторым данным (А.Пиз) до 80% впечатлений о человеческих качествах личнос­ти мы получаем через анализ невербального поведения человека, а для этого надо с этим человеком вступить в общение, понаблюдать за ним в процессе общения.

Функция формирования и развития межличностных отношений Общение выступает средством формирования определенных отношений между людьми — деловых, официальных, дружеских.

Как служебные, так и личные отношения людей во многом определяются харак­тером их общения. Все члены общества должны общаться между собой, чтобы под­держивать и развивать те или иные социальные отношения, их объединяющие.

Функция распределения (заполнения) времени

Человек в обществе проводит время двумя способами — в деятельности и в обще­нии. Общение, таким образом, это одна из форм жизнедеятельности человека.

Общение предусмотрено культурой после процедуры знакомства, при совместной деятельности, при встрече знакомых, в гостях и др. Общение предусмотрено, чтобы занять соответствующее время в перерывах между актами деятельности или при со­провождении определенных видов деятельности (например, в ситуациях застолья, свидания).

Паузы в общении, особенно в русском, бывают труднопереносимы для человека: у россиян за столом не принято молчать («неловкая пауза»), не принято молчать, находясь вместе. Принято, чтобы попутчики разговаривали друг с другом.


 

Индивидуально-психологические функции общения

Эти функции общения связаны с удовлетворением человеком его сугубо индиви­дуальных потребностей — то есть его потребностей как конкретной личности, как социального и биологического индивида.

Функция формирования сознания

Общение необходимо человеку для формирования его сознания. Дети, воспитан­ные животными и не овладевшие языком, оказавшиеся за рамками естественного человеческого общения, оказываются умственно неполноценными. В Домах младенца дети хуже умственно развиваются, чем их сверстники в нормальных семьях, посколь­ку таких детей фактически только кормят, поят и одевают, но мало с ними общают­ся. Усыновленный же ребенок быстро «набирает» общение и догоняет сверстников по умственному развитию.

В процессе общения человек получает, накапливает и корректирует знания, че­рез общение он получает образование.

Поддержание функций сознания

Общение необходимо человеку для поддержания функций сознания, для поддер­жания устойчивого функционирования психики.

Люди, оказавшиеся в изоляции и лишенные человеческого общения (например, в необитаемой местности), быстро начинают заговариваться, разговаривать сами с собой, у них наблюдаются признаки психической деградации. То же самое происхо­дит с одинокими, забытыми всеми людьми, к которым никто не приходит, с кото­рыми никто не разговаривает.

Полноценное межличностное общение способно долгие годы поддерживать психи­ческое здоровье человека.

Функция поддержания работоспособности, эмоционального равновесия У людей, ведущих замкнутый образ жизни, (полярников, космонавтов, промыс­ловиков), отсутствие достаточного общения часто ведет к снижению интереса к ра­боте, перепадам настроения, неустойчивости предпочтений. Людям необходимо об­щение, приток впечатлений, новые собеседники. «Экипажи посещения» на косми­ческой станции в числе других преследуют и эту цель. Существует специальная служ­ба психологической поддержки космонавтов.

Функция поддержания физического здоровья

Общение необходимо для поддержания физического здоровья человека. Общение оказывает укрепляющее, оздоравливающее влияние на больных, ослабленных, пе­ренесших горе людей. Правильно говорят: если после визита врача больной не по­чувствовал себя лучше, значит, это был плохой врач.

Люди, оставшиеся одинокими, чаще болеют, у них ухудшается настроение, сни­жается мышечная активность, ослабляется психика. Выход на пенсию с утратой старых связей часто ведет к болезням людей. Одинокие люди становятся мнитель­ными, концентрируются на своих недугах. Этого, как правило, в столь заметной степени не наблюдается у тех, кто имеет регулярную возможность общаться с дру­гими людьми.

Замечена такая закономерность — общительные люди более подвижны физичес­ки, и наоборот — неуклюжие люди часто испытывают трудности в общении: нали­цо прямая связь между общительностью человека и некоторыми его физическими характеристиками.

Функция усиления психических процессов

Общение способно усилить переживаемые человеком психические состояния. Так, групповое эмоциональное общение приводит к запуску механизма «заражения», что приводит к усилению переживаемого ликования, радости или паники, страха, по-


вышает восприимчивость психики к усвоению информации (во времена нацизма членам гитлерюгенда предписывалось коллективное прослушивание записанных на пластинку или передаваемых по радио речей фюрера). Толпа может и, наоборот, отключить рациональное понимание у людей (паника, страх).

Функции общения, таким образом, базируются на функциях языка как социаль­ного явления.

Кроме того, нельзя не указать и на биологические функции общения, связанные с реализацией потребности личности к выживанию, самосохранению (эта функция осталась у человеческого общения в качестве наследия от языка животных) — чело­век использует общение для подачи сигналов бедствия, привлечения внимания, со­общения об опасности, призыва о помощи, просьбы о предоставлении пищи и пр.

Общение у животных выполняет чисто биологические функции, в то время как у человека — еще и социальные, социально-психологические и индивидуально-психо­логические.

Виды речевого общения

Типология видов общения возможна по разным основаниям.

По теме общения: политическое, научное, бытовое, религиозное, философское, учебно-педагогическое, воспитательное и т. д.

Тематическая классификация видов общения основана на выделении преоблада­ющего в той или иной коммуникативной ситуации предмета общения — политика, наука, воспитание и т.д. Сколько существует в обществе типовых предметов обще­ния, столько и тематических видов общения может быть выделено. Каждый из этих видов общения имеет свои особенности, свои правила, стратегии и тактики ведения.

По цели общения — деловое и развлекательное. Деловое общение предполагает кон­кретную предметную или информационную цель, развлекательное (в широком смыс­ле) предполагает проведение времени в общении, оно не связано непосредственно с утилитарными, деловыми задачами.

По степени официальности — официальное и неофициальное общение.

Официальное общение ведется в официальных, то есть в формальных коммуни­кативных ситуациях — начальник и подчиненный, коллега-коллега, продавец-по­купатель, клиент-слушатель, учащийся-преподаватель, гражданин-представитель власти, проситель-чиновник и т.д.

В официальном общении роли общающихся достаточно четко определены, необ­ходимо вести общение в рамках этих ролей. Официальное общение предполагает четкое соблюдение всеми участниками официального социального статуса друг дру­га. Неофициальное общение не предполагает соблюдения статусных норм, в его рам­ках можно общаться запросто, проявляя инициативу, нарушая (вернее, не соблюдая) многие официальные нормы.

По форме общения: закрытое, открытое, смешанное.

Закрытое общение — это общение, когда содержание разговора в значительной сте­пени отходит на второй план, оно как бы оказывается малосущественным. При зак­рытом общении важно придерживаться темы и соблюдать форму и правила, приня­тые для данного типа общения в этой социальной среде или группе. Таково, напри­мер, так называемое светское общение или разговор на общие темы.

Светское общение преследует несколько целей:

1/ заполнение времени беседой;

2/ демонстрация принадлежности общающихся к одной группе;

3/ соблюдение принятого в обществе для данного типа ситуаций ритуала.

В светском общении есть принятые для конкретной культуры, социального слоя или социальной группы темы разговора, существуют многочисленные табу и огра­ничения, регламентирована общая тональность общения (она должна быть доброже­лательной и оптимистической с обеих сторон), определены многие другие парамет­ры общения.


 



Светское общение представляет собой ритуальную беседу, которую этикет пред­писывает вести людям, когда они выступают в официальных ролях — попутчиков, официальных гостей, официальных участников какого-либо приема или собрания, мероприятия, либо в роли только что представленных друг другу и еще мало знако­мых друг для друга людей.

В коммуникативной лингвистике существует термин «фатическое общение» (тер­мин английского антрополога Бронислава Малиновского).

Фатическое общение — это общение-времяпрепровождение, цель которого — установить или поддержать контакт с собеседником. Светское общение — разновид­ность фатического, но это фатическое общение, соответствующее требованиям, нор­мам, принятым в культурном, образованном обществе; это этикетное фатическое общение. Фатическое общение может быть и неэтикетным, неформальным, не свя­занным с какими-либо этикетными ограничениями (например, опосредованное вы­пивкой).

Светское общение не предполагает глубоких дискуссий, споров, столкновения мне­ний, а, наоборот, исключает их. Это взаимно приятный, ни к чему формально не обя­зывающий разговор на общие темы, основная цель которого — провести время с со­беседником, оставаясь с ним в вербальном контакте.

Часто светский разговор используется для первичного знакомства людей друг с другом, как средство узнать друг друга поближе, и впоследствии он может перейти в глубокое, инициативное общение, в общение по душам и т. д. В устойчивых груп­пах общения, например, в высшем обществе XIX века, в элитарных клубах, на пре­зентациях, формальных празднованиях каких-либо событий, светское общение пре­следует цель поддержания контакта, подтверждения отношений между членами той или иной социальной, профессиональной группы, группы общения.

В светском общении не испытывают необходимости родственники, друзья, близ­кие люди. Ср. отрывок из «Героя нашего времени» М. Лермонтова: «Вернер вошел в мою комнату. Он сел в кресло, поставил трость в угол, зевнул и объявил, что на улице становится жарко. Я отвечал, что меня беспокоят мухи, и мы оба замолчали».

Таким образом, с точки зрения дополнительных целей (кроме основной, объеди­няющей — коммуникативное времяпрепровождение), можно говорить о двух разно­видностях светского общения: общение — установление отношений и общение — под­тверждение (поддержание) отношений. Разумеется, между этими двумя видами об­щения не всегда можно провести четкую грань.

Светское общение в каждом обществе, на каждом историческом этапе его разви­тия, в разных социальных группах имеет свои правила и особенности. В современ­ном русском общении эти правила обозначены весьма нечетко, поскольку светское общение, развитое в дореволюционную эпоху, сейчас практически сошло на нет как результат установления социальной однородности общества, с исчезновением четких и существенно различающихся друг от друга многими параметрами социальных групп — носителей такого общения.

Вместе с тем, светское общение необходимо, прежде всего, при общении с мало­знакомыми людьми, для установления контакта с новыми знакомыми в группах, где есть люди, знающие друг друга и незнакомые друг другу, в разновозрастных и раз-нополовых аудиториях. Очень часто люди в таких ситуациях «не знают, о чем гово­рить» — эта фраза как раз и выдает незнание данными людьми правил светского общения.

Несоблюдение норм светского общения в ситуациях, когда именно закрытое свет­ское общение должно иметь место, рассматривается как грубое нарушение правил культуры общения в данном кругу людей, как неумение себя вести в обществе (ср. поведение Пьера Безухова в салоне А.П. Шерер в самом начале романа «Война и мир»).

Приведем пример английского светского диалога, который очень наглядно демон­стрирует основные признаки этого типа общения. Это отрывок из книги российско­го журналиста О. Орестова «Другая жизнь и берег дальний»:

«Стремление к респектабельности отражается и на разговорах англичан, особен-


но с малознакомыми людьми.

Входишь в гостиную, полную людей. Подходишь к хозяйке, встречающей гостей, представляешься.

— О, как приятно встретить русского! Как вам нравится Англия?
Понимаешь, что ей совершенно безразлично, нравится тебе Англия или нет, и от­
вечаешь невнятно:

— О, да, конечно...

— Как замечательно! Бетси, милая, — обращается она к проходящей мимо зна­
комой, — познакомься, это мистер Борестон, он русский и ему очень нравится Анг­
лия.

Хозяйка ускользает, и ты остаешься перед Бетси, держа в руке стакан с виски.

— О, мистер Коррестор, как вам нравится английский климат?

Замечаешь, что ее глаза шныряют по залу в надежде найти кого-либо, кому мож­но передать эстафету «любезностей», и отвечаешь назло:

— Чудесный климат!

— О, впервые это слышу, у вас развито чувство юмора. Джонни, дарлинг, позна­
комься, это мистер Полистон, как ни странно, он доволен нашим ужасным клима­
том...

Джонни, выпивший уже три-четыре стаканчика, с трудом различает твое лицо. Он, конечно, не уловил, кто ты и откуда.

— Я не раз ...Э...Э...Э... бывал у вас, во Франции.

— Простите, но я русский.

— О, русский... Э...Э...Э__ Как вам нравится Англия?

Круг завершился, ты снова на исходной точке. С хозяйкой ты увидишься теперь только у выхода, когда она скажет: — Я так рада, что мы познакомились! Было так интересно поговорить о России! Надеюсь, что мы встретимся еще не раз...

Каждый раз после таких вечеров я не знал, смеяться или плакать. Сколько поко­лений передавали друг другу эти заученные фразы, характеризующие хороший тон в обществе, это умение говорить, говоря ни о чем, так, о чем-то. Казалось бы, тебя не обидели, тебе не сказали ничего плохого, более того, тебя приобщили к респекта­бельному обществу. А уходишь все же с чувством пустоты, будто разговаривал с вос­ковыми фигурами из музея мадам Тюссо».

Кстати, рассказывают, как английская писательница Дороти Паркер отвечала на подобном приеме всем, обращавшимся к ней, тоном милой светской беседы : «Я только что убила топором своего мужа, и у меня все прекрасно», и никто не обратил внима­ние на содержание сказанного. Главное для ее собеседников было соблюдать прави­ла светского общения, а не вдумываться в содержание разговора.

Закрытое общение — не только светское. К закрытому общению прибегают так­же в тех случаях, когда у собеседников очень различается уровень знаний или ком­петентности: скажем, взрослый с ребенком не будет говорить о серьезных вещах, а только на общие темы, потому что только такие темы понятны ребенку.

К закрытому общению прибегают при разговоре с неприятным собеседником или врагом — такое общение сводится к обсуждению ограниченного количества тем, при­чем к обсуждению весьма поверхностному. Переход на закрытое общение в конфлик­тных ситуациях позволяет прекратить конфликт либо просто уклониться от него.

При открытом общении предметная ситуация открыта, можно избирать любые темы, можно выражать свою точку зрения, оспаривать точку зрения собеседника. При открытом общении человек может выразить свою индивидуальность, что исклю­чается при общении закрытого типа. При открытом общении есть взаимная готов­ность собеседников выслушать друг друга, готовность учесть точку зрения собесед­ника.

Виды открытого общения: деловой разговор, беседа с товарищем, разговор друзей, влюбленных. В русском коммуникативном поведении типичный вид открытого об­щения — традиционный русский разговор по душам. Русский человек, как прави­ло, стремится к открытому общению и не любит закрытое.

Смешанное общение содержит элементы открытого и закрытого общения одновре-


менно. Такое общение обычно асимметрично (его иногда и называют асимметричным) — один из собеседников ведет себя по правилам открытого общения, а другой в силу тех или иных причин вынужден придерживаться правил закрытого общения. Такая ситуация может быть объяснена асимметричными отношениями собеседников: со­беседники могут быть неравноправны в выборе тем, высказывании своей точки зре­ния, выборе форм выражения мысли в силу разного служебного, профессионально­го, возрастного или социального положения, пола или других факторов.

Например, смешанный, асимметричный характер носит диалог учитель-ученик, начальник-подчиненный, преподаватель-студент, врач-пациент, служащий-клиент. Всегда асимметричный характер носит воспитательное общение. Асимметричное об­щение — один из наиболее трудных видов общения для зависимого собеседника.

По свободе выбора партнера разграничивают инициативное и принудительное общение.

Инициативное общение предполагает, что собеседник имеет возможность выбрать в качестве партнера того, кто ему симпатичен, и может не вступать при этом в раз­говор с теми, с кем ему не хочется. Инициативное общение — это общение с другом, общение в условиях, когда человек идет к кому-либо в гости.

Принудительное общение предполагает, что человек вынужден общаться с кем-либо, независимо от интереса к этому человеку, испытываемых к нему чувств, же­лания общаться и т.д.

Любопытно, что общение в семье является формой принудительного общения: хотя мужа или жену мы изначально выбираем сами, в дальнейшем они остаются наши­ми принудительными собеседниками всю жизнь, и мы вынуждены с ними общать­ся, даже если в какой-то момент нам, может быть, этого и не хотелось бы. А для детей родители — всегда принудительные собеседники. Это необходимо понимать взрослым, как и то, что супругам надо выходить за рамки своего принудительного общения друг с другом, которое часто становится раздражающим фактором в семей­ных отношениях. Надо «выходить в люди», ходить в гости, встречаться с новыми людьми, приглашать гостей к себе. Все это направлено на укрепление и стабилиза­цию семейных отношений.

По степени проявления личности в общении разграничивают обезличенное и лич­ностное, глубокое общение.

При обезличенном общении человек не раскрывает себя как личность, не высту­пает как индивидуальность, функционируя лишь как некоторая социальная роль — покупатель, клиент, продавец и др. Он не «читает» собеседника, собеседник не «чи­тает» его — то есть не выделяет его индивидуальные черты, не фиксирует в своем сознании какие-либо отличительные, индивидуальные качества собеседника, просто не обращает на них внимания. Так, к примеру, обычно разговаривают с кассиром в кино, с информатором справочного бюро, с прохожим, у которого узнаем дорогу или номер дома.

Личностное, общение предполагает выявление в общении личности человека, про­явление интереса к нему как к индивидуальности, выделение его из окружающих. Естественно, степень глубины такого общения может быть весьма различна. Так об­щаются с другом, новым знакомым, который вам понравился, с любимым челове­ком.

По продолжительности различают кратковременное и длительное, периодичес­кое и постоянное общение.

По соотношению формы и содержания разграничивают прямое и косвенное обще­ние.

Прямое, общение — это такое, при котором содержание высказывания непосред­ственно вытекает из содержания употребленных в нем слов; содержание фразы пол­ностью соответствует ее форме и невозможна другая интерпретация смысла, другое понимание, кроме данного, общепринятого.

При косвенном общении высказывание не понимается буквально, оно содержит некоторый второй план, подтекст, намек, который и составляет истинную цель выс­казывания, ее истинное коммуникативное содержание. Смысл косвенного высказы-


вания выводится путем некоторой логической мыслительной операции, он всегда базируется на жизненном опыте воспринимающего, на анализе им конкретной ком­муникативной ситуации. Например:

— Закройте окно! — прямое высказывание;

— Что-то холодно стало... — косвенное (если это в действительности просьба —
«закройте окно»), этот смысл выводится из высказывания при помощи некоторой
логической операции.

Косвенное общение (то есть широкое использование в общении косвенных выска­зываний) считается более вежливым (хотя и прямое можно смягчить специальными языковыми средствами — интонацией, словами «пожалуйста», «будьте любезны» и др.). Большинство взрослых предпочитает указания и просьбы получать в косвен­ной форме.

Понимание косвенных высказываний требует общей культуры, жизненного опы­та, знания жизни, понимания причинно-следственных связей между событиями и явлениями, умения делать логические выводы из услышанного, умения распознать и различить интонационные тонкости высказывания. Наконец, необходимо просто иметь навык понимания косвенных высказываний, навык получения логическим путем выводного знания.

Суммируя условия правильной интерпретации косвенных высказываний, укажем на необходимость соблюдения следующих требований:

— оба собеседника должны понимать, что общение косвенное;

— оба собеседника должны иметь навык интерпретации косвенных высказываний;

— оба собеседника должны иметь сопоставимый жизненный опыт.

Если эти условия не удовлетворяются, эффективнее использовать прямое выска­зывание, то есть «говорить прямо».

Пониманию косвенных высказываний, подтекста в художественном тексте надо учить (ср. постановку вопросов типа «Что он этим хотел сказать?», «Что этим хотел сказать автор?»), направленных на выявление косвенного смысла высказывания, текста.

Индивидуальные особенности речевой деятельности

Речевая деятельность выполняет характерологическую функцию — она не толь­ко несет информацию о внешнем мире и отношении говорящего к нему, но и харак­теризует самого говорящего субъекта, передавая окружающим личностную инфор­мацию о нем.

Языковой паспорт человека

Речевая деятельность человека — манера его речи, используемый словарь, инто­нация, жестикуляция, излюбленные выражения, риторические приемы, жесты и мно­гое, многое другое — создает определенный образ этого человека в глазах окружаю­щих, образ, по которому о человеке судят. Этот образ обозначается термином языко­вой паспорт человека.

Языковой паспорт человека — это та информация, которую человек непроизвольно передает о себе, когда он говорит.

Языковой паспорт человека несет информацию о его поле, возрасте, откуда он ро­дом — из города или деревни, насколько он эмоционален, о его физическом состоя­нии (бодр или устал), что он делает в момент речи (ест, движется, приближается, удаляется или стоит на месте и т.д.). По речи можно определить, иностранец ли человек, а иногда даже и его национальность или местность, из которой происходит человек — по специфическим особенностям его произношения, отдельным словам и выражениям. Региональные особенности произношения дают представление о том, где человек родился или где прошла большая часть его жизни.

Известен случай, который произошел с известным русским ученым, создателем


 


знаменитого словаря русского языка Владимиром Ивановичем Далем.

Однажды он встретил в пути монаха и спросил его: — Какого, батюшка, монас­тыря? — Соловецкого, родненький. — Из Ярославской губернии? (Даль знал, что слова родненький, родименький часто употреблялись в Ярославской губернии). — Нетути, родненький, тамо-ди в Соловецком живу. — Да еще из Ростовского уезда? Монах упал в ноги: — Не погуби!

Оказалось, что это был беглый солдат из Ростовского уезда Ярославской области, выдававший себя за монаха.

По языковому паспорту человека можно судить об уровне его общей культуры, уровне его воспитанности. Эксперименты показывают, что по речи человека можно определить и его возраст — иногда с точностью до 2-3 лет, размеры тела (худой, средней полноты, полный), рост (маленького роста, среднего роста, высокий).

По речи человека бывает можно определить приблизительно его профессию (по про­скальзывающим в его речи профессиональным словам и оборотам). Современные ис­следования позволяют по голосу реконструировать многие внешние признаки чело­века. Сейчас в силовых ведомствах есть специальные компьютерные устройства, оп­ределяющие по голосу «телефонного террориста» многие его черты, включая даже форму лица.

К языковому паспорту относится и информация, которую мы получаем из почер­ка человека — почерк может много рассказать о человеке, особенно специалисту-гра­фологу. Графология — отдельная отрасль науки, очень важная в криминалистике. Однако по сравнению с устным языковым паспортом, который легко опознают и ин­терпретируют все носители языка, интерпретация почерка требует обычно специаль­ных знаний, хотя и в этой сфере рядовой человек может сделать определенные вы­воды о характере и некоторых других особенностях написавшего тот или иной текст человека.

Языковая личность и коммуникативная личность человека

Понятие языковой личности, наиболее активно разрабатываемое в последнее вре­мя лингвистами, впервые было сформулировано в книге Виктора Владимировича Ви­ноградова «О поэтическом языке». При исследовании языковой личности В.В. Ви­ноградов считал необходимым изучение parole (индивидуального речевого опыта) как сферы творческого раскрытия языковой личности.

Современная теоретическая разработка понятия языковой личности принадлежит Юрию Николаевичу Караулову. Как отмечает Караулов, нельзя познать сам по себе язык, не выйдя за его пределы, не обратившись к его творцу, носителю, пользовате­лю — к человеку, к конкретной языковой личности. При этом языковая личность рассматривается как вид полноценного представления личности, вмещающий в себя и психический, и социальный, и этический, и другие компоненты, но преломлен­ные через язык личность, ее дискурс.

Наличие национально-культурной доминанты в структуре языковой личности каж­дого русского человека позволяет говорить о существовании общерусского языково­го типа, достаточно подробное описание которого представлено в работ Ю. Н. Кара-улова «Русский язык и языковая личность». Всю лексику и грамматику можно под­разделить на инвариантную и вариативную части, и если первая служит для пони­мания, то вторая является проявлением индивидуальности личности. Наиболее ин­тересно при характеристике языковой личности проявление именно ее индивидуаль­ных особенностей.

Следующий уровень анализа языковой личности предполагает выявление и харак­теристику мотивов и целей, движущих ее развитием, поведением, управляющих ее текстопроизводством и в конечном итоге определяющих иерархию смыслов и цен­ностей в ее языковой модели мира. В поле зрения исследователя оказываются ком­муникативные потребности и коммуникативные черты или готовности, способные удовлетворять эти потребности, поскольку именно в них проявляется специфика речевого поведения личности, а значит и характер ее мотивов и целей, определяет-


ся коммуникативная личность.

По мнению Караулова, процесс формирования языковой личности заканчивается примерно к семи годам, а в дальнейшем происходит лишь совершенствование ее на­выков и умений, окончательно формирующих коммуникативную личность.

Исследования коммуникативной личности человека в настоящее время приобре­ли широкую популярность. Изучаются коммуникативные личности отдельных лю­дей — писателей, поэтов, педагогов, ученых, языковые личности персонажей худо­жественных произведений, представителей отдельных профессий — врача, спортсме­на, учителя, начальника, чиновника и т.д., национальные коммуникативные лич­ности — русская, английская, американская и т.д., коммуникативная личность под­ростка, мужчины, женщины. Коммуникативная личность включает языковую как составную часть и позволяет ввести в рассмотрение весь спектр коммуникативных проявлений личности в окружающей ее среде.

Типы речевой культуры

Важной характеристикой личности является уровень ее речевой культуры. В на­стоящее время в рамках саратовской научной филологической школы профессором Ольгой Борисовной Сиротининой разработана получившая широкое распространение в отечественной лингвистике теория типов речевой культуры. Согласно этой теории, выделяются элитарный тип речевой культуры, средне-литературный тип, литератур­но-разговорный и фамильярно-разговорный, а также жаргонный и просторечный типы речевой культуры.

Элитарный тип речевой культуры личности предполагает, что носитель данного типа речевой культуры выполняет все этические и коммуникационные нормы, со­блюдает нормы литературной речи, владеет всеми функциональными стилями род­ного языка, связанными с использованием как устной, так и письменной речи.

Важной чертой элитарной речевой культуры человека является его способность контролировать свою речь, уважение к собеседнику и вообще к людям, отсутствие самоуверенности в целом и языковой самоуверенности в частности.

Для человека элитарной речевой культуры характерно незатрудненное использо­вание соответствующего ситуации и целям общения функционального стиля и жан­ра речи, «неперенос», того, что типично для устной речи, в письменную речь, а того, что свойственно письменной речи, в устную. Он знает и соблюдает риторические правила общения, у него есть привычка все время проверять себя, пополнять свои речевые знания по авторитетным текстам и словарям, а не путем подражания услы­шанному по радио или телевидению, прочитанному в газетах.

Для элитарной языковой личности характерно богатство как пассивного, так и ак­тивного словаря, как минимум пассивное владение основными достижениями миро­вой и национальной культуры, охват сознанием разнообразных прецедентных тек­стов, имеющих общекультурное значение, использование их в общении. Умение та­кой личности мыслить логично обеспечивает логичность и последовательность речи.

К носителям элитарной речевой культуры относят, по результатам опросов, ака­демика Д.С.Лихачева, тележурналиста В.К.Молчанова, с определенными оговорка­ми — тележурналистов В.Познера, Н.Сванидзе, С.Сорокину. Из политиков к данно­му типу речевой культуры чаще всего, с оговорками, относят В.Путина, А.Чубайса, В.Рыжкова, Г.Явлинского.

Среднелитературный тип речевой культуры характерен для большинства образо­ванного населения России, большинства людей с высшим и средним образованием. Этот тип воплощает общую культуру человека в ее упрощенном и далеко не полном варианте.

Носители среднелитературной речевой культуры владеют обычно двумя-тремя функциональными стилями, обычно стилем обиходно-бытового общения (разговор­ной речью) и своим профессиональным стилем, эти стили в их речи часто смешива­ются. Для них характерен невысокий уровень самоконтроля в речи, отсутствие при­вычки сомневаться в правильности своей речи и привычки проверять свои знания


(не только в области языка, но и в других областях знания).

Характерной чертой носителя данного типа речевой культуры является удовлет­воренность своим интеллектуальным багажом, отсутствие потребности в расширении своих знаний и тем, более, в их проверке. В сфере использования языка для носите­ля данного типа речевой культуры характерна самоуверенность, выражающаяся в отстаивании точки зрения «главное, ЧТО сказать, а не КАК сказать», «проститель­ное» отношение к собственным речевым ошибкам, переоценивание своих речевых знаний, что проявляется в частом неуместном употреблении терминов и иностран­ных слов, с одной стороны, и сниженной и бранной лексики — с другой, в наруше­нии языковых норм, причем ущербность собственной речи ими не осознается.

Носители среднелитературной речевой культуры нередко демонстрируют агрес­сию в отстаивании собственного словоупотребления, а в качестве эталона обычно приводят аргументы типа «все так говорят» или «по радио, телевидению так гово­рили, я слышал». Прецедентными текстами для носителей данного типа речевой куль­туры являются средства массовой коммуникации и массовая литература.

Для носителей среднелитературной речевой культуры характерно свободное отно­шение к соблюдению коммуникативных норм речи — они сплошь и рядом демонст­рируют нарушение этикетных правил общения, категоричность оценок, неправиль­ный выбор тональности общения, неуважение к собеседнику, игнорирование норм ты- и вы-общения и др.

Среднелитературный тип предполагает стремление его носителя к соблюдению норм литературного языка, даже стремление к большей «литературности», но при отсут­ствии необходимых знаний это приводит к искаженным представлениям о правиль­ности, злоупотреблению книжными и иностранными словами.

Общекультурный уровень обеспечивает и степень богатства/бедности словарного запаса. Отсутствие в сознании носителей среднелитературного типа речевой культу­ры большого словарного запаса не позволяет им использовать в своей речи широкие синонимические возможности русского языка, что превращает их речь в достаточно штампованную, либо в речь с засильем сниженной лексики, к которой и сводится стремление сделать речь экспрессивнее.

Типичные представители среднелитературного типа речевой личности — современ­ные журналисты печатных и электронных СМИ. Среднелитературность речевой куль­туры журналистов, речь которых является прецедентной (и даже эталонной) для но­сителей среднелитературного типа речевой культуры, создает замкнутый круг и спо­собствует воспроизведению и все более широкому распространению именно средне-литературного типа речевой культуры.

Литературно-разговорный, как и фамильярно-разговорный типы русской рече­вой культуры начали складываться как самостоятельные только в 90-х годах XX века. Они являются отражением разговорного стиля, который в этот период вышел за пре­делы повседневного, обиходно-бытового общения.

Если для носителя среднелитературного типа речевой культуры, в отличие от но­сителей элитарного типа, характерно владение далеко не всеми функциональными разновидностями литературного языка (как правило, это разговорная речь и один из функциональных стилей, необходимый профессионально: для ученых — научный, для журналистов — публицистический и т. д.), то для носителей «разговорных» типов характерно владение только разговорной системой общения, которая и использует­ся ими в любой обстановке, в том числе и официальной. Своей стилевой и стилисти­ческой монотонностью всегда сниженной речи «разговорные» типы сближаются с просторечным типом речевой культуры.

Различаются «разговорные» типы только степенью сниженности речи. В литера­турно-разговорном типе преобладает ягы-общение и домашние имена типа Сережа, в фамильярно-разговорном — ты-общение становится единственно возможным, а в обращении предпочитается Сережка, Серега. И в том и в другом типе наблюдается огромное количество используемых в речи жаргонизмов, но в фамильярно-разговор­ном увеличивается доля грубых слов и просторечных элементов. Вместе с тем, и в том и в другом типе встречается большое количество иноязычной лексики и книж-



ных слов, которые нередко становятся простыми заполнителями пауз, так что ря­дом встречаются и конкретно, короче, типа, в натуре и блин, бля и т. п.

Ни о каком соблюдении этических и коммуникативных норм в этих типах рече­вой культуры говорить не приходится. К тому же очень типично неразличение пись­менной и устной формы речи и полное неумение строить сколько-нибудь разверну­тый связный монологический текст. Для разговорных стилей характерно преимуще­ственное пользование разговорным (неполным) стилем произношения с предельной редукцией. Разговорная скороговорка с сильной редукцией встречается и в речи жур­налистов, во всем остальном соответствующих обычно среднелитературному типу речевой культуры.

Для разговорных типов речевой культуры типично распространение законов не­принужденного персонально адресованного неофициального общения на любые ком­муникативные ситуации. Носители данного стиля общения оказываются беспо­мощными в официальных ситуациях, с большим трудом справляются с письменны­ми формами коммуникации, их речь сбивчива, нелогична, ориентирована только на диалогическую форму. Для них характерна также погоня за языковой модой, тяга к модным экспрессивным словоупотреблениям, ориентация на языковую среду как критерий языковой нормы.

Жаргонный и просторечный типы речевой культуры характеризуются ненорма­тивностью, ориентацией на свою группу общения, ты-общением, вульгаризмами, ис­пользованием мата.

Негативной тенденцией наших дней является расширение круга носителей сни­женных речевых культур.

Коммуникативное поведение

Исследования в сфере межкультурной коммуникации, которые приобрели в пос­ледние десятилетия широкий размах во всем мире, привели к появлению термина «коммуникативное поведение». Особенности общения того или иного народа, опи­санные в совокупности, в системе, представляют собой описание коммуникативно­го поведения этого народа.

Национальное коммуникативное поведение в самом общем виде определяется как совокупность норм и традиций общения народа.

Исследования коммуникативного поведения как культурно обусловленного ком­муникативно-психологического феномена начались с интереса к национальному ком­муникативному поведению, поскольку именно национальная специфика коммуни­кативного поведения прежде всего выявляется при контакте культур.

Описание коммуникативного поведения, в отличие от описания языковой лично­сти, проводится сугубо на контрастивной основе — например, русское коммуника­тивное поведение в сопоставлении с английским, американским, немецким и т.д. — так можно ярче выявить специфику коммуникативного поведения народа.

Изучение национального коммуникативного поведения позволяет выявить и опи­сать национальную коммуникативную культуру — коммуникативное поведение на­рода как компонент его национальной культуры; фрагмент национальной культуры, отвечающий за коммуникативное поведение нации.

Наука о коммуникативном поведении включает три основных аспекта: теорети­ческий (теория коммуникативного поведения, терминологический аппарат), описа­тельный (конкретное описание коммуникативного поведения того или иного народа на фоне другого) и объяснительный (объяснение выявленных закономерностей и осо­бенностей национального коммуникативного поведения).

Коммуникативное поведение народа описывается как совокупность норм и тради­ций общения. Коммуникативные нормы — коммуникативные правила, обязательные для выполнения в данной лингвокультурной общности (знакомого надо приветство­вать, за услугу благодарить и т.д.). Коммуникативные традиции — правила, не обя­зательные для выполнения, но соблюдаемые большинством народа и рассматриваемые в обществе как желательные для выполнения (спросить старика о здоровье, пойнте-


ресоваться успеваемостью школьника, предложить помощь женщине и др.).

Контакт с другой коммуникативной культурой может вызвать коммуникативный шок — резкое осознание расхождения в нормах и традициях общения народов. В условиях непосредственной межкультурной коммуникации неожиданное проявление других норм вызывает удивление, неадекватно интерпретируется или прямо оттор­гается представителем гостевой лингвокультурной общности с позиций собственной коммуникативной культуры.

Коммуникативное поведение делится на вербальное и невербальное.

Вербальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций обще­ния, связанных с тематикой и особенностями организации общения в определенных коммуникативных условиях.

Невербальное коммуникативное поведение — совокупность норм и традиций, рег­ламентирующих требования к используемым в процессе общения невербальным зна­кам (языку телодвижений — жестам, мимике, взгляду, позам, движению, физичес­кому контакту в ходе общения, к сигналам дистанции, выбору места общения, рас­положению относительно собеседника и др.).

Коммуникативное поведение является отражением коммуникативного сознания народа. Коммуникативное сознание — устойчивая совокупность мыслительных про­цессов, обеспечивающих коммуникативное поведение (нации, группы, личности).

Большой интерес представляет объяснительный аспект изучения коммуникатив­ного поведения — попытка объяснить те или иные черты общения народа особенно­стями его менталитета или национального характера.

Систематическое описание коммуникативного поведения того или иного народа имеет лингводидактическую сторону.

Обучение коммуникативному поведению должно осуществляться наряду с обуче­нием собственно языковым навыкам при изучении иностранного языка. Коммуни­кативное поведение — такой же важный аспект обучения языку, как и другие — обучение чтению, письму, говорению, аудированию и переводу. Изучающего иност­ранный язык надо научить не только правильно говорить на языке, но и правильно вести себя в процессе общения в инокультурной среде.

Приведем в качестве примера некоторые отличия русского коммуникативного по­ведения от американского.

Оба народа — русские и американцы — демонстрируют общительность и комму­никативный демократизм, что сближает две описываемые коммуникативные куль­туры. Однако американцы при этом демонстрируют в общении большую по сравне­нию с русскими коммуникативную приветливость, улыбчивость, жизнерадостность и шумность.






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 360. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.333 сек.) русская версия | украинская версия