Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Школы индийской философии 22 страница





В античности и в Средние века проблема соотношения свободы и необходимости решалась прежде всего как проблема свободы индивидуальной человеческой воли. Наибольшую известность в данном аспекте эта проблема приобрела в разра­ботанной Бл. Августином концепции божественной благодати, согласно которой за все беды и несчастья, случающиеся в человеческой жизни, отвечает сам человек, неправильно распорядившийся даром свободной воли, а ко всему доброму человека предопределяет Бог, наделяя для этого особой благодатью немногих избранных граждан Града Божия на Земле. В философии Нового времени на проблему соотношения свободы и необходимости новый угол зрения появляется благодаря Т. Гоббсу, и свобода начинает пониматься не только как свобода воли, но и как свобода или несвобода человека в обществе. Наиболее распространенный взгляд на рассматриваемую проблему под новым углом зрения (Б. Спиноза, Г. В. Ф. Гегель, К. Маркс) утверждал, что «свобода – это осознанная необходимость», т. е. способность действовать не по произволу, а на основании знания объективных природных и социальных закономерностей. Если же говорить в общем, то следует согласиться с выдающимся русским мыслителем I половины ХХ ст. Николаем Бердяевым, который сказал: «По своей сущности и по своей задаче философия никогда не была приспособлением к необходимости.., ибо философы искали премудрой истины, превышающей данный мир... Стихия философии – свобода, а не необходимость. Философия всегда стремилась быть освобождением человеческого духа от рабства у необходимости» (Бердяев Н. Смысл творчества // Н. Бердяев Н. Философия свободы. Смысл творчества. – М., 1989. – С. 268). Другое дело, что надо различать свободу негативную и свободу позитивную. Негативная свобода – это «свобода от» какой-либо материальной и духовной деятельности, сродни той, которую предполагает буддийская нирвана. Позитивная свобода означает «свободу для», свободу творческой, личностной самореализации человека, для чего, в принципе, общество должно создавать необходимые условия.

16.1 Соотношение материального
и духовного начал обществА

Даже с точки зрения здравого смысла общество не может существовать без определенной материальной основы хотя бы уже потому, что людям надо есть, пить, одеваться и укрываться от непогоды. Однако представление, будто данная основа является для общества решающей, в наиболее концентрированном виде было обосновано только марксизмом. Это обстоятельство объясняется тем, что XIX век, когда создавалось данное учение, был столетием бурного развития крупного машинного производства и его все возрастающего влияния на общество. Помещенная ниже подборка из текстов К. Маркса и его друга и сорат­ника Фридриха Энгельса (1820–1895) даст вам возможность ознакомиться с аргументами в пользу преобладания в обществе ма­териального начала.

Вопросы и задания:

1. В чем заключается, с точки зрения Энгельса, материалистическое понимание истории? В чем отличие этого понимания от предшествующих известных вам взглядов на развитие общества?

2. Каким образом «производство» влияет соответственно на политическую, социальную и духовную сферы жизни общества?

3. Обратившись к содержанию уже известного вам текста К. Маркса «К критике политической экономии» (см. разд. 9), вспомните, каким образом экономическое развитие общества приводит к прогрессу в общественном развитии в целом?

4. Какие положения марксистского подхода к соотношению материального и духовного начал общества вызывают у вас желание критически их переосмыслить?

 

Материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя; что в каждом, выступающем в истории обществе, распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы и сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются. Таким образом, конечные причины всех общественных изменений и политических переворотов на­до искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена; их надо искать не в философии, а в экономике соответствующей эпохи. Отсюда вытекает также и то, что средства для устранения обнаруженных зол должны быть тоже налицо – в более или менее развитом виде – в самих изменившихся производственных отношениях. Надо не изобретать эти средства из головы, а открывать их при помощи головы в наличных материальных фактах производства <...>.

Даже туманные образования в мозгу людей, и те яв­ляются материальными продуктами, своего рода испаре­ниями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками. Таким образом, мораль, религия, метафизика и прочие формы идеологии и соответствующие им формы сознания утрачивают видимость самостоятельности. У них нет истории, у них нет развития; люди, развивающие свое материальное производство и свое материальное общение, изменяют вместе с этой деятельностью также свое мышление и продукты своего мышления.

Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология
// Соч. – 2-е изд. – М., 1956. – Т. 3. – С. 25.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф.
Соч. – 2-е изд. – М., 1961. – Т. 20. – С. 278.

Подчеркнуто противоположную позицию занимала современная основоположникам марксизма классическая русская философия XIX – начала XX cт. Составить о ней представление вы сможете, познакомившись с отрывком из работы «Духовные основы общества» Семена Людвиговича Франка (1877–1950) – одного из наиболее значительных русских мыслителей конца ХІХ – первых двух десятилетий ХХ вв.

Вопросы и задания:

1. В чем видит автор «бесспорную связь» общественных явлений с явлениями материальными?

2. Прослеживается ли, по мнению С. Л. Франка и обратное влияние общественных явлений на материальные основы жизни общества?

3. На каком основании С. Л. Франк полагает, что связь общества с материальным миром носит чисто внешний характер и не является определяющей для внутренней сути явлений общественной жизни?

4. В чем С. Л. Франк видит «абсолютно непреодолимый предел» в понимании общества с чисто материальной точки зрения?

5. К какому конечному выводу приходит С. Л. Франк, и насколько этот вывод кажется вам обоснованным на основании всего прочитанного выше?

Что общественная жизнь не совпадает с миром материального бытия – ни с материальными вещами вроде камня, дерева, химического элемента, ни с материальными, физическими и химическими процессами вроде движения, тепла, электричества, горения и т. п. – это, казалось бы, настолько самоочевидно, что не заслуживает особого рассмотрения. Однако уже наличие такого социально-философского направления, как «экономический материализм», которое, усматривая сущность общественной жизни в хозяйстве, тем самым ставит ее в конститутивную связь с материальными вещами и процессами.., заставляет подробнее остановиться на этом соотношении.

С одной своей стороны, общественные явления бесспорно связаны с явлениями материальными. Общественные явления слагаются ведь непосредственно из человеческих действий, последние же, в силу связи человеческой личности с телом, выражаются всегда в телесных, материальных процессах. Более всего эта связь бросается в глаза в хозяйственной деятельности: принадлежа, с одной стороны, к области общественной жизни, она вместе с тем имеет сторону, которою она соприкасается с физическим миром и входит в его состав. В лице производства она состоит в физико-химическом (или биологическом) изменении природной связи, в транспорте и обмене она связана с пространственным перемещением вещей. Но и всякое другое общественное явление имеет свою физическую сторону или связано с физическими процессами уже потому, что человеческое действие немыслимо без телесных движений и воздействий на внешнюю среду. В некоторых слу­чаях это особенно заметно: так, война в качестве разрушения, причиняемого местности, в которой она происходит, в качестве массового скопления и передвижения людей, животных, машин и орудий, в качестве массового уничтожения жизней есть несомненно и в физическом, видимом и осязаемом мире событие, потрясающее своей значимостью; революция вряд ли возможна без скопления людей на улицах, разрушения зданий, беспорядка в уличном движении. Но в конечном счете то же соотношение имеет силу во всяком общественном явлении без исключения. Вопрос, однако, заключается в том, состоит ли социальное явление, как таковое, из этих физических процессов, или оно только связано с ними и имеет их своим внешним следствием и спутником.

Нетрудно усмотреть, что именно лишь последнее соотношение выражает подлинное существо дела. Дело в том, что смысл общественного явления, то, что образует его подлинное существо, не имеет, как таковое,никакого отношения к физической природе и физическим процессам. Это видно уже из того, что не существует никакой пропорциональности между существом и содержанием общест­венного явления, как такового, с одной стороны, и его ­физическими последствиями и спутниками – с другой. Величайшие социальные перевороты вроде, например, отмены крепостного права могут в физическом мире пройти, так сказать, совершенно незаметно; для чисто внешнего, чувственного восприятия день 19 февраля 1861 года, положивший историческую грань между старой, крепостной и новой, свободной Россией, ничем с физической стороны, в видимом облике жизни, не отличался существенно от других дней... Даже в хозяйственной жизни, которая по своему внутреннему существу необходимо связана с изменениями внешней среды, нельзя по внешним признакам отличить хозяйственно-осмысляемую, т. е. подлинно экономическую, деятельность от любого другого, хозяйственно-бессмысленного и безразличного человеческого действия. Экономический материализм – оставляя здесь в стороне проблему общественного значения хозяйственной жизни – в качестве материализма несостоятелен уже потому, что строй хозяйства совсем не определен однозначно технически-физическими условиями, а зависит от характера народа, его нравов и нравственных воззрений
и т. п...

Коротко говоря: несмотря на всю свою связь с физической действительностью и соприкосновением с ней, об­щественная жизнь, как таковая, сама не может принадлежать миру физических явлений просто потому, что она в своем внутреннем существе, т. е. в тех признаках, которые конституируют явление в качестве общественного, вообще чувственно не воспринимаема, извне не дана; она познается лишь в некоем внутреннем опыте. Что такое есть семья, государство, нация, закон, хозяйство, политическая или социальная реформа, революция и пр.; словом, что такое есть социальное бытие и как совершается социальное явление – этого вообще нельзя усмотреть в видимом мире физического бытия; это можно узнать лишь через внутреннее духовное соучастие и сопереживание невидимой общественной действительности. В этом заключается абсолютно непреодолимый предел, положенный всякому социальному материализму, всякой попытке биологиче­ского или физического истолкования общественной жизни. Общественная жизнь по самому существу своему духовна, а не материальна.

Франк С. Л. Духовные основы общества // Франк С. Л.
Духовные основы общества. – М., 1992. – С. 64–66.

16.2 Социальное Равенство и неравенство

Уже китайская философия, стоявшая на позиции «приспособления к миру», а потому акцентировавшая свое внимание на социально-этических проблемах, не могла обойти вниманием и вопрос о социальном равенстве и неравенстве. Предлагаемое ниже ее решение крупнейшим китайским мыслителем Конфуцием в книге «Лунь Юй» («Беседы и суждения») на основе принципа «золотой середины», по-видимому, следует считать наиболее приемлемым и для других направлений китайской фи­лософии.

 

Я слышал о том, что правители царств и главы семей озабочены не тем, что у них мало людей, а тем, что [богатства] распределены неравномерно, озабочены не бедностью, а отсутствием мира [в отношениях между верхами и низами]. Когда богатства распределяются равномерно, то не будет бедности; когда в стране царит гармония, то народ не будет малочислен; когда царит мир [в отношениях между верхами и низами], не будет опасности свержения [правителя] (Лунь Юй, Гл. 16, 1).

Конфуций. Лунь Юй (Беседы и высказывания) // Древнекитайская философия. Собр. текстов в 2 т. – М., 1972. – Т. 1. – С. 169.

Позиция крупнейшего античного мыслителя Аристотеля по поводу социального равенства и неравенства, изложенная в трактате «Политика», может показаться вам созвучной как позиции Конфуция, так и реалиям жизни современного западного общества. Поэтому, знакомясь с ней, имейте ввиду – Аристотель пишет о полноправных гражданах греческих городов-государств, составлявших всего несколько процентов их населения, и считает, что «одни люди по природе свободны, другие – рабы, и этим последним быть рабами и полезно, и справедливо» (Политика, 1255 а, 1–5).

Вопросы и задания:

1. Каким имущественным слоям населения, согласно Аристотелю, должна принадлежать власть?

2. В чем Аристотель видит принципиальные недостатки нахождения у власти богатого меньшинства и бедного большинства соответственно?

3. Какую политику в отношении социального равенства и неравенства, по мнению Аристотеля, должно проводить государство?

 

В каждом государстве есть три части: очень состоятельные, крайне неимущие и третьи, стоящие посередине между теми и другими. Так как, по общепринятому, умеренность и середина – наилучшее, то, очевидно, и средний достаток из всех благ всего лучше…

…Государство более всего стремится к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним… Они не стремятся к чужому добру, как бедняки, а прочие не посягают на то, что этим принадлежит, подобно тому, как бедняки стремятся к имуществу богатых… Поэтому величайшим благополучием для государства является то, чтобы его граждане обладали собственностью средней, но достаточной; а в тех случаях, ког­да они владеют слишком многим, другие же ничего не име­ют, возникает либо крайняя демократия, либо олигархия в чистом виде, либо тирания, именно под влиянием противоположных крайностей (Политика, 1295 b – 1296 a).

Аристотель. Политика
// Соч. В 4 т. – М., 1983. – Т. 4. – С. 507–508.

 

Предметом специального философского рассмотрения проблема социального равенства и неравенства становится только в эпоху Просвещения. Самое известное произведение этого пе­риода, посвященное данной проблеме, – трактат «Об общественном договоре» Жана Жака Руссо.

Вопросы и задания:

1. На каком основании Ж. Ж. Руссо считает всех людей в обществе равными?

2. Какого рода равенство имеет ввиду Ж. Ж. Руссо в отношении власти и богатства? Можно ли считать его равенством в полном смысле слова?

3. Почему Ж. Ж. Руссо призывает бороться за достижение равенства, ведь он сам называет его «химерой, плодом мудрствования»?

 

Первоначальное соглашение [общественный договор. – Авт.] не только не уничтожает естественное равенство людей, а напротив, заменяет равенством как личностей и перед законом все то неравенство, которое внесла природа в их физическое равенство; и хотя люди могут быть неравны по силе или способностям, они становятся все равными в результате соглашения и по праву <...>.

Что касается до равенства, то под этим словом не следует понимать, что все должны обладать властью и богатством в совершенно одинаковой мере; но, что касается до власти, – она должна быть такой, чтобы она не могла пре­вратиться ни в какое насилие и всегда должна осуществляться по праву положения в обществе и в силу законов; а что до богатства, – ни один гражданин не должен об­ладать столь значительным достатком, чтобы иметь возможность купить другого, и ни один – быть настолько бедным, чтобы быть вынужденным себя продавать: это предполагает в том, что касается до знатных и богатых, ограничение размеров их имущества и влияния, что же касается до людей малых – умерение скаредности и алч­ности.

Говорят, что такое равенство – химера, плод мудрствования, не могущие осуществиться на практике. Но если зло неизбежно, то разве из этого следует, что его не надо, по меньшей мере, ограничивать. Именно потому, что сила вещей всегда стремится уничтожить равенство, сила законов всегда и должна стремится сохранять его.

Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре, или принципы
политического права // Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты. – М., 1998. – С. 215, 241.

Позиция Фридриха Ницше по вопросу о социальном равенстве и неравенстве, с которой вы сможете познакомиться на основании приведенного ниже фрагмента из произведения «Антихристианин», была обусловлена его «философией жизни» и знаменитым учением о Сверхчеловеке, в которых возвышение одних людей над другими признавалось естественным и положительным.

Вопросы и задания:

1. На какие три большие группы делит людей в обществе Ф. Ницше? Почему подобное деление он считает естественным?

2. На каком основании Ф. Ницше полагает неравенство первым условием развития общества и самосовершенствования человека как такового?

3. Какое место в обществе отводит Ф. Ницше людям со средним уровнем способностей и желаний?

 

Кастовая иерархия (высший, над всем царящий закон) лишь освящает порядок природы, первостепенный естест­венный закон, над которым не властны ни произвол, ни какая-нибудь «современная идея». Во всяком здоровом обществе различаются и обусловливают друг друга три типа с различными в физиологическом смысле тяготениями цент­­ров тяжести – у каждого своя гигиена, своя сфера труда, свое особое мастерство и чувство совершенства. Не Ману [мифологический прародитель людей в Древней Индии. Ему приписывают составление правил поведения индуса в частной и общественной жизни в соответствии с религиозными догмами индуизма. – К. К.], а природа разделяет людей духовных по преиму­ществу, людей по преимуществу мышечных, с сильным темпераментом и, наконец, третьих, не выдающихся ни в одном, ни в другом, посредственных. Третьи – большое чис­ло, а первые и вторые – элита. Высшая каста – назову их «теми, кого всех меньше», – будучи совершенной, обладает и преимущественными правами тех, кого меньше всех, – среди этих прав привилегия воплощать на земле счастье, красоту и благо. Лишь наиболее духовным разрешена красота, разрешено прекрасное: лишь у них доброта не слабость... Порядок каст, иерархия, лишь формулирует высший закон самой жизни, различать три типа необходимо для того, чтобы поддерживать жизнь общества, обеспечивать существование все более высоких и наивысших ти­пов человека: неравенство прав – первое условие для того, чтобы существовали права... Право – значит преимущественное право, привилегия. У всякого свое бытие – и свои преимущественные права. Не будем недооценивать права посредственностей. Чем выше, тем тяжелее жить, – холод усиливается, возрастает ответственность. Высокая культура всегда строится как пирамида: основание широко, предпосылка целого – консолидированная, крепкая и здоровая посредственность. Ремесло, торговля, земледелие, наука, большая часть искусств, короче, вся совокупность профессиональной деятельности, – все это сочетается лишь со средним уровнем умений и желаний; все подобные занятия были бы неуместны для человека исключительного, – необходимый инстинкт противоречил бы и аристократизму, и анархизму. Что ты общественно полезен, что ты и функция, и колесико, предопределено природой: не общество, а то счастье, на какое только и способно подавляющее большинство людей, превращает посредственность в разумную машину. Для посредственности быть посредственностью счастье; быть мас­тером в чем-то одном, быть специалистом – к этому влечет природный инстинкт. Со­вершенно недостойно сколько-нибудь глубокого ума видеть в посредственности, как таковой, некий упрек. Посредственность сама по себе есть первое условие того, чтобы существовали исключения, – посредственностью обусловлена культура в ее высоком раз­витии.

Ницше Ф. Антихристианин
// Сумерки богов. – М., 1990. – С. 83–85.

Николай Александрович Бердяев(1874–1948) – один из самых известных представителей русской классической философии, высланный в 1922 г. из страны, был очевидцем самой масштабной за всю историю человечества попытки построения общества на принципе всеобщего равенства. Отсюда – его негативное отношение к этому принципу, которое он высказы­вает в ряде открытых писем большевикам, собранных вскоре в кни­гу «Философия неравенства».

Вопросы и задания:

1. Почему Н. Бердяев видит источник «творческого движения в мире» именно в неравенстве?

2. Какими мотивами объясняет Н. Бердяев требование всеобщего равенства, отстаиваемое революционным путем?

Неравенство есть основа всякого космического строя и лада, есть оправдание самого существования человеческой личности и источник всякого творческого движения в ми­ре. Всякое рождение света во тьме есть возникновение неравенства. Всякое творческое движение есть возникновение неравенства, возвышение, выделение качеств из бескачественной массы. Само богорождение есть извечное неравенство. От неравенства родился и мир, и космос. От неравенства родился и человек. Абсолютное равенство оставило бы бытие в нераскрытом состоянии, в безразличии, т. е. в небытии. Требование абсолютного равенства есть требование возврата к исходному хаотическому и темному­ состоянию, нивелированному и недифференцированному, это есть требование небытия. Революционное требование возврата к равенству в небытии родилось из нежелания нести жертвы и страдания, через которые идет путь к высшей жизни... Пафос равенства есть зависть к чужому бытию, неспособность к повышению собственного бытия вне взгляда на соседа. Неравенство же допускает утверждение бытия во всяком, независимо от другого.

Бердяев Н. Философия неравенства. – М., 1990. – С. 62–63.

Питирим Александрович Сорокин(1889–1968) всемирно известный американский социолог, профессор Гарвардского университета, председатель Американской социологической ассоциации (1964) также был активным деятелем революционных событий 1917 года. Через несколько лет после своей вынужденной эмиграции из России (1922) он в работе «Проблема социального равенства» дал собственную оценку проблемы равенства и неравенства и возможных путей ее решения.

Вопросы и задания:

1. Какие два типа социального равенства выделяет П. Сорокин?

2. В чем видит П. Сорокин полезность или вредность выделяемых им типов социального равенства для общества?

3. Каким путем предлагает П. Сорокин проводить в обществе политику «пропорционального равенства»?

4. Каков идеал социального равенства по П. Сорокину? Каким образом соотносится он с предлагаемой им типологией социального равенства?

Не вдаваясь в детали, социальное равенство можно мыс­­лить двояко: в смысле абсолютного равенства одного индивида другому во всех отношениях: и в смысле прав и обязанностей, и в смысле умственном, нравственном, экономическом и т. д…

При последовательном проведении равенства этого типа не должно быть терпимо никакое неравенство в каком бы то ни было отношении. Идеалом его является стрижка всех людей под одну машинку и посильное стремление сделать их совершенно сходными друг с другом, своего рода стереотипными изданиями с одного и того же экземпляра... При таком понимании равенства не было бы места на жиз­ненном пиру ни Сократу, ни Христу, ни Ньютону, ни Кан­ту, ни Леонардо, ни Микеланджело, ни кому бы то ни было из великих. Царили бы одни посредственности и невежды. Иными словами, мораль этого равенства является раздачей премий невежеству, болезни, преступности и т. д. и ведет к полному застою культуры и ее приобретений.

Сказанного достаточно, чтобы отбросить это понимание социального равенства. Оно утопично, неосуществимо, ретроградно и социально вредно.

Но тогда остается одна возможность: равенство приходится понимать уже не в смысле тождества, а в смысле пропорциональности социальных благ заслугам того или иного индивида. Согласно этой формуле пропорциональности, права на социальные блага (богатство, любовь, слава, уважение и т. д.) не могут и не должны быть равны у простого маляра и Рембранта, у рядового работника науки и гения, у чернорабочего и Эдиссона и т. д. и т. п. «Каждому – по заслугам», «каждому – по мере выявленных сил и способностей», «каждому по мере таланта» – вот краткие формулы, выдвигаемые этой концепцией равенства...

Спросим себя теперь: «Как же должно мыслиться социальное равенство в своем идеальном завершении?» Означает ли оно только установление известной пропорциональ­ности между заслугами индивида или группы и социаль­ными ценностями (благами) за эти заслуги? Или же оно может мыслиться как равенство благ одной личности с бла­гами всех остальных?

Выше мы отвергли так называемое абсолютное равенство. Отвергаем его и теперь. Но это не означает, что сам принцип «пропорционального равенства» при надлежащем развитии не может привести и не приводит к равенству абсолютному... Формула «каждому по его труду» означает, по существу, распространение полноты прав и благ почти на весь народ, на большую часть человечества. Мало того, так как занятие тем или иным социально полезным трудом доступно почти всем, никому оно не воспрещено, а напротив, рекомендуется..; так как, далее, лентяйничание, праздношатательство и тунеядство все резче и резче по­рицаются общественным сознанием, то можно и должно ожидать, что процент трудящихся будет все более и более расти с ходом истории, а процент бездельников – уменьшаться. Пределом его может быть и должно быть общество, где все (исключая, конечно, абсолютно неспособных, вроде младенцев, калек) будут трудиться и где не будет «ничего не делающих».

Если же это так, и если теорема пропорциональности заслуг и привилегий правильна, то отсюда вывод: в обществе будущего полнота прав и социальных благ будет принадлежать всем, т. е. каждый будет иметь право и возможность на получение полной доли и экономических, и духовных, и всяких других благ...

Сорокин П. Проблема социального равенства // Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992. – С. 252–253, 262.

Подход к проблеме социального равенства и неравенства известного немецкого философа, представителя религиозного направления в экзистенциализмеКарла Ясперса(1883–1969), изложенный им в работе «Философская вера»,представляет, скорее, не позицию экзистенциализма, а позицию христианской религии. Вместе с тем, он показывает, почему даже фактиче­ское отсутствие равенства в обществе не может уничтожить этот идеал.

Вопросы и задания:

1. По каким причинам К. Ясперс считает невозможным социальное равенство ни с научной точки зрения, ни с точки зрения социальных реалий?

2. Какого рода равенство К. Ясперс рассматривает как единственно возможное?

3. В чем, по мнению К. Ясперса, состоит исключительная общественная ценность идеала социального равенства?

Идея равенства всех людей совершенно очевидно неверна, поскольку речь идет о характере и способности людей в качестве доступных психологическому исследованию су­ществ, но она неверна и как реальность общественного порядка, в котором в лучшем случае могут быть равны шан­сы и равное право перед законом.

Сущностное равенство всех людей находится исключительно на той глубине, на которой каждому, исходя из свободы, открыт через нравственную жизнь путь к Богу. Это равенство ценности, которая не может быть установлена и объективирована человеческим знанием, ценности единичного как вечной души. Это – равенство притязания и вечного приговора, который как бы предрекает человеку место на небе и в аду. Это равенство означает: уважение к каждому человеку, которое не дозволяет рассматривать человека как только средство, а требует отношения к нему как самоцели.

Ясперс К. Философская вера
// Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1991. – С. 453.

Интересный взгляд на характер социального равенства в за­падном обществе I половины – середины ХХ в. предлагает испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет в своей работе «Вос­стание масс».

Вопросы и задания:

1. В чем видит особенность состояния проблемы социального равенства и неравенства в современном ему обществе Х. Ортега-и-Гассет?

2. Какие сходства и различия можно обнаружить во взглядах Х. Ортеги-и-Гассета и Ф. Ницше на роль «массы» и «посредственности» в обществе?

3. Сторонником равенства или неравенства следует считать Хосе Ортегу-и-Гассета?

 

Общество всегда было подвижным единством меньшинства и массы. Меньшинство – это совокупность лиц, выделенных особыми качествами; масса – не выделенных ничем. Речь, следовательно, идет не только и не столько о «рабочей массе». «Масса» – это «средний человек». Таким образом, чисто количественное определение – множество – переходит в качественное. Это – совместное качество, ничейное и отчуждаемое, это человек в той мере, в какой он не отличается от остальных, а повторяет общий тип...

Масса – это посредственность, и, поверь она в свою одаренность, имел бы место не крах социологии, а всего-навсего самообман. Особенность нашего времени в том и состоит, что заурядные души, не обманываясь насчет собст­венной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду. Как говорят американцы, отличаться неприлично. Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Кто не такой, как все, кто думает не так, как все, рискует стать изгоем. И ясно, что «все» – это отнюдь не «все». Мир обычно был неоднородным единством массы и независимых меньшинств. Сегодня весь мир стал массой.






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 245. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.185 сек.) русская версия | украинская версия