Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Школы индийской философии 10 страница. 4. В чем проявляется интуитивность знаний, получаемых в по­знании третьего рода?





4. В чем проявляется интуитивность знаний, получаемых в по­знании третьего рода?

[ПОЗНАНИЕ ПЕРВОГО РОДА]

…мы многое постигаем и образуем всеобщие понятия, во-первых, из отдельных вещей, искаженно, смутно и беспорядочно воспроизводимых перед нашим умом нашими чувствами… Во-вторых, из знаков, например из того, что, слыша или читая известные слова, мы вспоминаем о вещах и образуем о них известные идеи, схожие с теми, посредством которых мы воображаем вещи… Таким образом, всякий переходит от одной мысли к другой, смотря по тому, как привычка расположила в его теле образы вещей. Солдат, например, при виде следов коня на песке тотчас переходит от мысли о коне к мысли о всаднике, а отсюда – к мысли о войне и т. д. Крестьянин же от мысли о коне переходит к мысли о плуге, поле и т. д.; точно так же и всякий от одной мысли переходит к той или другой сообразно с тем, привык ли он соединять и связывать образы вещей таким или иным способом.

[ПОЗНАНИЕ ВТОРОГО РОДА]

…те понятия, которые называются всеобщими (универсальными, абстрактными), как-то: человек, лошадь, собака и т. д. …возникают вследствие того, что в человеческом теле образуется столько образов, например людей, что если не совершенно превосходят силу воображения, то, однако, в такой степени, что незначительные особенности, отличающие каждого из них (а именно цвет, величину и т. д.), и их определенное число душа воображать не в силах и воображает отчетливо только то, в чем все они, поскольку тело подвергается воздействию со стороны их, сходны, ибо с этой стороны тело подвергается действию всего более, а именно от всякого отдельного человека. Это-то душа и выражает словом человек и утверждает обо всех бесконечно многих отдельных людях, ибо воображать определенное число отдельных людей душа не в состоянии. Но должно заметить, что эти понятия образуются не всеми одинаково, но различны для каждого соответственно с тем, со стороны чего его тело чаще подвергалось действию и что его душа легче воображает или вспоминает. Так, например, тот, кто чаще с удивлением созерцал телосложение человека, понимает под словом человек животное с прямым положением тела; а кто привык обращать внимание на что-либо другое, образует иной общий образ людей, – что человек, например, есть животное, способное смеяться, животное двуногое, лишенное перьев, животное разумное.

[ПОЗНАНИЕ ТРЕТЬЕГО РОДА]

Даны три числа для определения четвертого, которое относится к третьему так же, как второе к первому. Купцы не затрудняются помножить второе число на третье и полученное произведение разделить на первое; потому, разумеется, что они еще не забыли то, что слышали безо всякого доказательства от своего учителя, или потому, что многократно испытали это на простейших числах… В случае же самых простых чисел во всем этом нет нужды. Если даны, например, числа 1, 2, 3, то всякий видит, что четвертое пропорциональное число есть 6, и притом гораздо яснее, так как о четвертом числе мы заключаем из отношения между первым и вторым, которое видим с первого взгляда.

Спиноза Б. Этика // Избр. произведения: В 2 т. –
М., 1957. – Т. 1. – С. 424–425, 437–439.

Другой виднейший представитель рационалистического направления– Готфрид Лейбниц(1646–1716) – немецкий философ и математик (один из создателей дифференциального исчисления) был убежден в том, что в окружающем нас мире царит предустановленная гармония, привнесенная в мир Богом: «во Вселенной нет ничего невозделанного, или бесплодного: нет смерти, нет хаоса, нет беспорядочного смешения, разве только по наружному виду; почти то же кажется нам в пруду на некотором расстоянии, с которого мы видим перепутанное движение рыб в пруду и, так сказать, кишение их, не различая при этом самих рыб» (Лейбниц Г. Монадология // Соч.: В 4 т. – М., 1982–1989. – Т. 1 – С. 425).

Основу этого совершенного и гармоничного мира составляет, по Лейбницу, неисчислимое множество монадмельчайших элементарных кирпичиков мироздания, простых, вечных, не­сотворимых и неуничтожимых, имеющих основу только в самих себе. В качественном отношении каждая из монад является уникальной и неповторимой, поскольку составляет сущность отдельного материального предмета, животного и человека. Впрочем, все монады имеют одно общее свойство – зачатки разума, позволяющие им представлять себе гармонию мира в целом и соответственно этой гармонии занимать предначертанное им место, т. е. действовать как своего рода «божественный автомат».

По этой причине, считает Лейбниц, человек, обладающий наиболее развитым после Бога разумом, оказывается способен извлекать из него все наиболее общие и достоверные истины об окружающем нас мире – истины разума. При необходимости достоверность этих истин может быть доказана посредством трех сформулированных Лейбницем логических законов.

Закон тождества гласит, что достоверность понятия может быть удостоверена таким суждением о нем, в котором содержащиеся в самом понятии признаки его всеобщности сделались бы совершенно наглядными: равносторонний прямоугольник (квадрат) – все равно прямоугольник.

Закон противоречия гласит: всякое суждение является истинным, если невозможно противоположное тому, о чем в нем говорится: равносторонний прямоугольник не может не быть равносторонним.

Закон достаточного основания гласит: все существующее и происходящее имеет свою причину (основание).

Ту информацию об окружающем нас мире, которую поставляет нам непосредственный чувственный опыт, Лейбниц называет истинами факта. В отличие от истин разума, они носят вероятностный, а потому менее достоверный характер. Например, как пишет сам Г. Лейбниц, «Для меня не только непосредственно ясно, что Я мыслю, но столь же ясно, что я имею различные мысли, что иногда я мыслю об А, а иногда о Ви т. д. Таким образом, картезианский принцип правилен, но он не единственный в своем роде» (Лейбниц Г. Новые опыты о человеческом разумении // Там же. – Т. 2. – С. 374).

На рассмотренной позиции основывается известная работа Лейбница «Новые опыты о человеческом разумении», в которой автор глава за главой, параграф за параграфом противопоставляет рационализм эмпиризму, представленному в «Опытах о человеческом разумении» Дж. Локка.

 

Ознакомьтесь с тезисным изложением в этой работе противопоставления двух основных направлений в философии Но­вого времени и выскажите собственное мнение по проблеме ­соотношения эмпириче­ского и рационального компонентов познания:

1) утверждение эмпириков о том, что наше сознание само по себе вне чувственного опыта есть чистая доска, «представляет, по-моему, лишь фикцию, имеющую своим источником несовершенные понятия философов, подобно понятиям пустоты, атомов и покоя» (Лейбниц Г. Новые опыты о человеческом разумении // Соч.: В 4 т. – М., 1983. – Т. 2. – С. 110). Ведь мы мыслим одновременно об огромном множестве вещей и от «всех наших прошлых мыслей остается нечто и ни одна из них никогда не может окончательно изгладиться» (Там же. – С. 113);

2) «чувственные идеи просты лишь по видимости, так как, будучи неотчетливыми, они не дают разуму возможности различать то, что они содержат в себе. Подобным же образом отдаленные образы и отдаленные вещи кажутся круглыми, поскольку мы не можем различить их углов, хотя мы и получаем о них некоторое отчетливое впечатление» (Там же. – С. 120). Поэтому простые идеи являются не простым отпечатком реально существующих материальных вещей, а возникают как мыслительные конструкции, составленные из элементарных ощущений;

3) сложные идеи возникают не в результате размещения простых идей в определенном порядке, а в результате активного взаимодействия простых идей с изначально заложенными в монаде нашей души основополагающими знаниями о мире как предустановленной гармонии целого (истинами разума), сродни «известным вибрациям или колебаниям, какие наблюдаются, к примеру, при прикосновении к натянутой струне так, чтобы она издавала своего рода музыкальный звук» (Там же. – С. 144).

При желании можете сравнить собственную точку зрения с позицией И. Канта по этому вопросу: «ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без созерцания пусты, созерцания без понятий слепы».

7.3 МЕХАНИСТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
И просвещение

Поскольку, как уже было сказано во введении к данному раз­делу, Просвещение следует считать не столько самостоятельным философским направлением, сколько широким общественно-политическим движением с оригинальной идеологией, оно нуждалось в обстоятельной философской базе, каковой стал механистический материализм. Основные положения этого самого влиятельного направления в философской мысли Но­вого времени (и одновременно, своего рода «второй волны» материализма в западной философии после античного материализма Демокрита и Эпикура) систематизированы в труде «Система природы» Поля Анри Гольбаха(1723–1789) – виднейшего французского философа-материалиста, идеолога Великой Французской революции.

Вопросы и задания:

1. Найдите в приведенном ниже отрывке определение материи. Объясните, почему материя существует реально, а не является результатом недостоверных данных органов чувств. На каком основании Гольбах считает материю основой мира?

2. Что такое движение у П. А. Гольбаха? Почему П. А. Гольбах убежден, что «все во Вселенной находится в движении», ведь в окружающем нас мире можно обнаружить массу наглядным примеров покоящихся предметов?

3. В чем заключается роль движения в природе? Каково значение движения для ее познания?

4. Изложите взгляд П. А. Гольбаха на устройство Вселенной.

5. Какова, по мнению П. А. Гольбаха, сущность человека – физическая или духовная? Сравните подход к человеку представителей механистического материализма с наиболее распространенными взглядами на человека античности, Средневековья, эпохи Возрождения.

[МАТЕРИЯ]

Мы не знаем элементов тела, но знаем некоторые из их свойств или качеств и отличаем друг от друга различные вещества по тем впечатлениям, или изменениям, которые они вызывают в наших чувствах, т. е. по различным движениям, порождаемым в нас их присутствием. Таким образом, она обнаруживает в телах протяжение, подвижность, делимость, твердость, тяжесть, силу инерции. Из этих общих и первичных свойств вытекают другие: плотность, фигура, цвет, вес и т. д. Таким образом, по отношению к нам материя вообще есть все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства, а качества, приписываемые нами различным веществам, основываются на различных впечатлениях или изменениях, производимых в нас этими веществами…

Те, кто допускают некоторую внешнюю по отношению к материю причину, обязаны предположить, что эта причина произвела все движения в этой материи, сообщив ей существование…

Впрочем, все согласны с тем, что материя не может целиком погибнуть или перестать существовать. Но в таком случае, как же могло когда-либо начаться то, что не может перестать существовать?

Итак, если нас спросят, откуда явилась материя, мы ответим, что она существовала всегда.

[ДВИЖЕНИЕ]

Движение – это усилие, с помощью которого какое-нибудь тело изменяет или стремится изменить местопо­ложение, т. е. последовательно вступить в соответствие с различными частями пространства или же изменить свое расстояние по отношению к другим телам. Одно лишь дви­жение устанавливает отношения между нашими органами и телами, находящимися внутри или вне нас; лишь по со­общаемым нам этими телами движениями мы узнаем об их существовании, судим об их свойствах, отличаем их друг от друга, распределяем по разным классам...

Все во Вселенной находится в движении. Сущность природы заключается в том, чтобы действовать; если мы станем внимательно рассматривать ее части, то увидим, что среди них нет ни одной, которая находилась бы в абсолютном покое. Те, которые представляются нам лишенными движения, находятся в действительности лишь в относительном или кажущемся покое. Они испытывают столь неуловимые и малые движения, что мы не можем заметить их изменений <…>.

Если спросят, откуда у материи появилось движение, мы ответим, что… она должна была двигаться вечно, так как движение – необходимый результат ее существования, сущности и таких первоначальных свойств, как протяжение, вес, непроницаемость, фигура и т. д.

[ПРИРОДА]

Вселенная, это колоссальное соединение всего существующего, повсюду являет нам лишь материю и движение… Разнообразнейшие вещества, сочетаясь на тысячи ладов, непрерывно получают и сообщают друг другу различные движения. Различные свойства веществ, их раз­личные сочетания и разнообразные способы действия, ­являющиеся необходимыми следствиями этих свойств и сочетаний, составляют для нас сущность всех явлений бытия, и от различия этих сущностей зависят различные порядки, ряды или системы, в которые входят эти явления, в совокупности составляющие то, что мы называем природой.

Таким образом, природа, понимаемая в широчайшем смысле этого слова, есть великое целое, получающееся от соединения различных веществ, их различных сочетаний и различных движений, наблюдаемых нами во Вселенной.

[ЧЕЛОВЕК]

…Человек – произведение природы, он существует в природе, подчинен ее законам, не может освободиться от нее, не может – даже в мысли – выйти из природы...

Мыслители явно злоупотребляли столь часто проводившимся различием между физическим человеком и человеком духовным. Человек есть чисто физическое существо; духовный человек – это то же самое физическое существо, только рассматриваемое под известным углом зрения, т. е. по отношению к некоторым способам действия, обусловленным способностями его организации. Но разве эта организация не есть дело рук природы? Разве доступные ей движения или способы действий не являются физическими? Видимые действия человека, равно как и совершающиеся внутри его невидимые движения, порожденные его волей или мыслью, являются естественным результатом, неизбежным следствием его собственного устройства и получаемых им от окружающих существ импульсов.

Гольбах П. А. Система природы, или о законах мира физического и мира духовного // Избр. произведения: В 2 т. –
М., 1963. – Т. 1. – С. 59–60, 66, 68, 72, 78, 80, 84.

Одна из основополагающих идей Просвещения «теория общественного договора»впервые была, однако, теоретически обоснованаТомасом Гоббсом (1588–1679) – англий­ским философом. Т. Гоббс явился не только создателем первой законченной системы механистического материализма, но и в своих общественно-политических произведениях одним из первых в философии Нового времени начал рассматривать идеи гражданского общества и правового государства. Ниже приводятся отрывки из его сочинения «Левиафан», в названии которого под именем библейского чудовища подразумевается государство.

Вопросы и задания:

1. Что подразумевает под «естественным состоянием»
Т. Гоббс? С каким периодом во всемирной истории человечества оно сопоставимо?

2. Каким природным основанием, по мнению Т. Гоббса, можно объяснить «естественное состояние»?

3. Какие законы и нравственные нормы действуют в период господства «естественного состояния»?

4. Насколько высок уровень развития человечества в его «естественном состоянии»?

5. С какой целью возникает у Т. Гоббса государство?

6. Какие договорные отношения лежат в основе любого государства?

7. Какие две основные функции призвано выполнять государство, возникшее в результате «общественного договора»?

8. Сравните теорию «общественного договора» Т. Гоббса с господствовавшей до него теорией божественного происхождения государства.

[ЕСТЕСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ]

Природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей, ибо хотя мы наблюдаем иногда, что один человек физически сильнее или умнее другого, однако, если рассмотреть все вместе, то окажется, что разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя, на которое другой не мог бы претендовать с таким же правом...

Из этого равенства способностей возникает равенство надежд на достижение наших целей. Вот почему, если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обладать вдвоем, они становятся врагами. На пути к достижению их цели ... они стараются погубить или покорить друг друга…

Отсюда видно, что, пока люди живут без общей власти, держащей их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной, и именно в состоянии войны всех против всех. Ибо война есть не только сражение, или военное действие, а промежуток времени, в течение которого явно сказывается воля к борьбе путем сражения…

…В таком состоянии нет места для трудолюбия, так как никому не гарантированы плоды его труда, и потому нет земледелия, судоходства, морской торговли, удобных зданий, нет средств движения и передвижения вещей, требующих большой силы, нет знания земной поверхности, ис­числения времени, ремесла, литературы, нет общества, а, что хуже всего, есть вечный страх и постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна…

Состояние войны всех против всех характеризуется также тем, что при нем ничто не может быть несправедливым. Понятия правильного и неправильного, справедливого и несправедливого не имеют здесь места. Там, где нет общей власти, нет закона, а там, где нет закона, нет несправедливости…

[ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВА]

… при установлении государства люди руководятся стремлением избавиться от бедственного состояния войны, являющегося... необходимым следствием естественных страс­тей людей там, где нет видимой власти, держащей их в страхе и под угрозой наказания, принуждающей их к выполнению соглашений и соблюдению естественных законов...

Такая общая власть, которая была бы способна защищать людей от вторжения чужеземцев и от несправедливостей, причиняемых друг другу… может быть воздвигнута только одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все воли граждан в единую волю. Иначе говоря, для установления общей власти необходимо, чтобы люди назначили одного человека или собрание людей, которые явились бы их представителями; чтобы каждый человек считал себя доверителем в отношении всего, что носитель общего лица будет делать сам или заставит делать других в целях сохранения общего мира и безопасности, и признал себя ответственным за это; чтобы каждый подчинил свою волю и суждение воле и суждению носителя общего лица. Это больше чем согласие или единодушие. Это реальное единство, воплощенное в одном лице посредством соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим таким образом, как если бы каждый человек сказал каждому другому:

я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передашь ему свое право и санкционируешь все его действия. Если это совершилось, то множество людей, объединенное таким образом в одном лице, называется государством, по-латыни civitas. …благодаря полномочиям, данным им каждым отдельным человеком в государстве, указанный человек или собрание лиц пользуется такой огромной сосредоточенной в нем силой и властью, что внушаемый этой силой и властью страх делает этого человека или это собрание лиц способным направлять волю всех людей к внутреннему миру и к взаимной помощи против внешних врагов…

Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Соч.: В 2 т. –
М., 1991. – Т. 2. – С. 93–97, 129, 132–133.

Понятно, что у общественного договора по отношению к «естественному состоянию» есть как преимущества, так и определенные недостатки. О них размышляет в своем сочинении «Об общественном договоре, или принципы политического права» Жан Жак Руссо(1712–1778) – французский писатель и философ, лидер младшего поколения французского Просвещения.

Вопросы и задания:

1. Каких «преимуществ, полученных им от природы», лишается у Ж. Ж. Руссо человек после заключения общественного договора?

2. Какие материальные, моральные и духовные выгоды, по мнению Ж. Ж. Руссо, напротив, извлекает человек из нового «гражданского состояния»?

3. Подумайте, верна ли по отношению к общественному договору следующая формулировка: заключив этот договор, человек пожертвовал меньшим, чтобы получить большее.

 

Этот переход от состояния естественного к состоянию гражданскому производит в человеке весьма приметную перемену, заменяя в его поведении инстинкт справедливостью и придавая его действиям тот нравственный ха­рактер, которого они раньше были лишены... Хотя он и ­лишает себя в этом состоянии многих преимуществ, полученных им от природы, он вознаграждается весьма значительными другими преимуществами; его способности упражняются и развиваются, его представления расширяются, его чувства облагораживаются и вся его душа возвышается до такой степени, что если бы заблуждения этого нового состояния не низводили часто человека до состояния еще более низкого чем то, из которого он вышел, то он должен был бы непрестанно благословлять тот счастливый миг, который навсегда вырвал его оттуда и который из тупого и ограниченного животного создал разумное существо – человека.

Сведем весь этот итог к легко сравнимым между собой положениям. По общественному договору человек теряет свою естественную свободу и неограниченное право на то, что его прельщает и чем он может завладеть; приобретает же он свободу гражданскую и право собственности на все то, чем обладает...

К тому, что уже сказано о приобретениях человека в гражданском состоянии, можно было бы добавить моральную свободу, которая одна делает человека действительным хозяином самому себе; ибо поступать лишь под воздействием своего желания есть рабство, а подчиняться закону, который ты сам для себя установил, есть свобода.

Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре, или принципы политического права // Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты. – М., 1998. – С. 212–213.

Источник большинства социальных язв современного им об­щества, для искоренения которых и было как раз необходимо Просвещение, его представители видели в социально-экономическом и политическом неравенстве. Посвященное этому вопросу «Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми» Жана Жака Руссокак раз и вскрывает искусственно возникший вместе с обществом, а потому противоречащий естественным правам каждого человека характер этого социального зла, и тем самым доказывает, что это зло может быть устранено в ходе реформирования тех общественных условий, которые его породили.

Вопросы и задания:

1. В чем, с точки зрения Ж. Ж. Руссо, состоит двоякое неравенство в человеческом роде?

2. Что является главной причиной появления неравенства между людьми?

3. Каким образом естественное неравенство влияет на усугубление неравенства социально-экономического?

4. Как Ж. Ж. Руссо связывает с социально-экономическим неравенством происхождение общественных институтов и законов, несущих с собой неравенство политическое?

5. Почему Ж. Ж. Руссо убежден, что общественное неравенство «усиливается и растет за счет развития наших способностей и успехов человеческого ума»?

6. В какой связи, по мнению Ж. Ж. Руссо, находятся оба вы­деляемых им вида неравенства у «цивилизованных народов» на современном ему этапе развития европейской цивилизации?

 

Я вижу в человеческом роде два вида неравенства: одно, которое я называю физическим, потому что оно установлено природою и состоит в различии возраста, здоровья, телесных сил и умственных или душевных качеств; другое, которое можно назвать неравенством условным или политическим, потому что оно зависит от некоторого рода соглашения и потому что оно устанавливается или, по крайней мере, утверждается с согласия людей. Это последнее заключается в различных привилегиях, которыми некоторые пользуются за счет других: как-то, что они более богаты, более почитаемы, более могущественны, чем другие, или даже заставляют их себе повиноваться <...>.

До тех пор, пока люди довольствовались своими убогими хижинами, пока они ограничивались тем, что шили себе одежды из звериных шкур с помощью древесных ши­пов или рыбьих костей, украшали себя перьями и раковинами, расписывали свое тело в различные цвета, совершенствовали или украшали свои луки и стрелы, выдалбливали с помощью острых камней какие-нибудь рыбачьи лодки или грубые музыкальные инструменты, словом, пока они были заняты лишь таким трудом, который под силу одному человеку, и только такими промыслами, которые не требовали участия многих рук, они жили свободные, здоровые, добрые и счастливые, насколько они могли быть такими по своей природе, и продолжали в отношениях между собой наслаждаться всеми радостями общения, не нарушавшими их независимость <...>.

При таком положении вещей равенство могло бы сохраняться, если бы люди обладали одинаковыми дарованиями и если бы, к примеру, использование железа и потребление продуктов питания постоянно находилось в точном равновесии. Но соответствие, ничем не поддерживаемое, было вскоре нарушено: самый сильный производил своим трудом больше, чем другие, самый искусный извлекал боль­шие выгоды из своей работы, самый изобретательный находил способы сократить затраты труда, землепашец мог больше нуждаться в железе, или кузнец в хлебе, и при оди­наковой затрате труда один зарабатывал много, а другой едва существовал. Так незаметно обнаруживает свое воз­растающее значение естественное неравенство наряду со складывающимся неравенством, и различия между людьми, углубляясь в силу различия внешних обстоятельств, делаются более ощутимыми, более постоянными в своих проявлениях и начинают в той же мере влиять на судьбы отдельных лиц <...>.

Первый, кто отгородив участок земли, придумал заявить: «Это мое» – и нашел людей достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества... Ибо это понятие – «собственность», зависящее от многих понятий, ему предшествовавших, которые могли возникать лишь постепенно, не сразу сложилось в человеческом уме. Нужно было достигнуть немалых успехов, приобрести множество навыков и познаний, передавать и увеличивать их из поколения в поко­ление, прежде чем был достигнут этот последний предел естественного состояния <...>.

...а как только была признана собственность, должны были появиться первые уставы правосудия. Ибо, чтобы определить каждому – его, нужно, чтобы каждый мог чем-нибудь обладать; кроме того, когда люди стали заглядывать в будущее и увидели, что все они могут кое-что потерять, среди них уже не оказалось ни одного, кому не приходилось бы страшиться возмездия за тот ущерб, который он мог нанести другому <...>.

Таково было или должно было быть происхождение общества и законов, которые наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому, безвозвратно уни­чтожили естественную свободу, навсегда установили закон собственности и неравенства, превратили ловкую узурпацию в незыблемое право и ради выгоды нескольких честолюбцев обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету...

Из сказанного выше следует, что неравенство, почти ничтожное в естественном состоянии, усиливается и растет за счет развития наших способностей и успехов человеческого ума и становится, наконец, прочным и узаконенным в результате установления собственности и законов. Отсюда также следует, что неравенство личностей, вводимое только одним положительным правом, вступает в противоречие с правом естественным всякий раз, когда этот вид неравенства не соединяется в таком же отношении с неравенством физическим: различие это достаточно ясно показывает, что должны мы думать в этой связи о том виде неравенства, которое царит среди всех цивилизованных народов... – чтобы дитя повелевало старцем, глупец руководил человеком мудрым и чтобы горстка людей утопала в излишествах, тогда как голодная масса лишена необходимого.

Руссо Ж. Ж. Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми // Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре.
Трактаты. – М., 1998. –С. 70–71, 107, 114, 116–117, 121, 139.

Выразителем еще одной основополагающей просветительской идеи – идеи прогресса,которая легла в основу линейно-прогрессивного направления философии истории, был Жан Антуан Кондорсе (1743–1794) – французский просветитель, математик и политический деятель, ставший одной из многочисленных жертв Великой Французской революции. Ей он посвятил отдельное произведение – «Эскиз исторической картины про­гресса человеческого разума».

Вопросы и задания:

1. Выясните, какую роль в «прогрессе человеческого разума» играют врожденные индивидуальные способности человека, законы окружающей его природы и взаимодействия с себе подобными людьми в рамках человеческого общества. Сделайте общий вывод: является ли «прогресс человеческого разума» неизбежным объективным процессом.






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 141. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.174 сек.) русская версия | украинская версия