Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Лекция 8. Территориально-конфессиональный фактор в жизнедеятельности населения





1. Конфессиональный фактор в жизни современного общества.

2. Протестантский менталитет как основа функционирования современного западного общества и построения глобальной модели.

3. Ментально-религиозный фактор в демографических и трудовых процессах.

4. Подрывная деятельность религиозных миссионеров с запада и востока против традиционных российских конфессий.

5. Россия в координатах трех мировых религий (христианства, ислама, буддизма) и ее ментально-конфессиональная миссия в мире.

 

Религиозный фактор в территориальной организации населения современного мира не менее, а иногда и более значим, чем этнический. Тому мы видим множество примеров, как в прошлом, так и в настоящем. Что касается будущего, то многие специалисты прогнозируют дальнейшее усиление территориально-религиозного фактора в жизнедеятельности населения. Притом многие прогнозы далеко не оптимистичны, считается, что конфессиональность скорее разделяет, чем объединяет глобальный мир. В своих расчетах футурологи нередко не только утверждают, что религия мешает интеграции, но и доходят до предсказания новой мировой войны на религиозной почве. Показательно, что известный геополитик Самюэль Хантингтон в своем знаменитом труде «Столкновение цивилизаций» именно конфессиональный параметр сделал стержневым в своей геополитической модели. Россию он отнес к православной цивилизации и отвел ей пассивную роль, основная же борьба, по его мнению, должна развернуться между западной христианской цивилизацией и восточной мусульманской.

Основания для подобных заявлений, конечно, есть. Главными предпосылками являются рост влияния исламского фундаментализма и стремление Запада навязывать свои ценности всему остальному миру. Мусульманский экстремизм и терроризм дает наиболее резкий ответ на экспансию западной идеологии и ее экспорт в другие инокультурные страны. Многие народы не согласны с абсолютизированием общечеловеческих ценностей в их западноевропейской и американской интерпретации, они хотят жить по своим правилам, основанным на традиционных для них ценностях. Однако правы ли те, кто видит в нынешнем противостоянии религиозные корни, ведь западный мир вовсе не пытается проводить насильственную христианизацию, как это было, скажем, во времена крестовых походов? Наоборот, весь внешнеполитический дискурс Запада основан на постулировании прав человека, толерантности, свободы совести, вероисповедания и т.д. Не ошибаемся ли мы, когда находим религиозную подоплеку в современных конфликтах с западным участием? И все же религиозный фактор, хотя и скрыто, но присутствует.

Ключом к этому пониманию является знаменитый труд Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». В нем ученый утверждал, что стремительный успех современному ему капитализма и западных стран обусловлен действием духовно-этического кодекса протестантизма. В эпоху религиозной реформации были сформированы ценности и установки, которые и стали в сознании западных людей пружиной, толкающей их к активной бизнес-деятельности. Только успешный в деловом плане человек, тот, кто многого достиг, мог восприниматься, как избранник божий и соответственно занимать в обществе достойное место. Многие считают и сам, Макс Вебер писал, что эти протестантские механизмы уже не действуют. Они действовали в закрытых протестантских сектах, и в них если человек разорялся, то его отлучали от общины. Окружающими неудача в делах расценивалась, как проклятие, а достижение, наоборот, как метка избранности. Люди делились на избранных и отверженных (подразумевается Богом). Все это вытекает из догмата об абсолютном предопределении, сформулированном еще Жаном Кальвином, одним из отцов религиозной реформации, и вошедший за тем в большинство протестантских учений.

Однако, позволим себе не согласиться с тем, что сейчас эти механизмы не действуют. Скорее наоборот, они расширили поле своего действия и влияния. Протестантские ценности и установки может и утратили свое абсолютное религиозное значение в сознании современного западного человека, но зато они вошли в его мышление, в менталитет западного общества и растворились в нем. Поэтому теперь уже не важно верующий это человек или нет, он, может быть, атеистом, католиком, или, вообще сатанистом, но он все равно, как человек Запада, является носителем протестантского менталитета, даже сам того не замечая. Стремление к финансовому успеху, по-прежнему, относится к числу главных целей западного человека.

Достаточно посмотреть и проанализировать голливудские кинофильмы (а США – это крупнейшая протестантская страна), чтобы убедиться ценности и установки протестантизма никуда не исчезли, а трансформировались и продолжают действовать, определять сознание западных людей, а в настоящее время не только их. Можно обнаружить там идею избранничества, которая проявляется в лице главных героев, как на подбор суперменов и индивидуалистов. Параллельно сквозит и презрение к неудачникам, к тем, кто оступился, потерпел неудачу нет пощады. Характерный эпизод в кинофильме Терминатор-2: сын Сары Коннор Джон Коннор в ответ на вопрос приятеля о своей матери неохотно откликается тем, что она неудачница, сидит в психушке, и вообще нечего о ней особо говорить. Если вдуматься страшная сцена, ведь так он отзывается не о ком-нибудь, а о самом близком родном ему человеке, и никакого сочувствия, сострадания, понимания, только презрение. Позднее он, конечно, поедет ее освобождать, но только после того, как поймет, что она никакая не сумасшедшая, а «избранная» и он соответственно тоже.

Негативную сторону такого подхода к людям чувствуют не только неудачники внутри западных стран, но и народы всего остального мира. Идея избранничества стала влиять на отношение к другим нациям. После того как США и западноевропейские государства стали лидерами современного мира, они прочно уверовали в свою избранность и узурпировали право учить жизни те, «малоразвитые нации», которые такого же успеха не достигли. Запад давно уже взял на себя цивилизаторскую функцию по отношению ко всему остальному, не западному населению. А поскольку никакого снисхождения к неудачникам в западном сознании не предусмотрено, то и воспитание «недоразвитых» стран происходит методом кнута и пряника, часто посредством бомб.

О таких вещах надо помнить нам самим, когда мы пытаемся выстраивать отношения с западными державами. До сих пор многие и в России и на Западе жалуются, что не понимают друг друга. Это недопонимание нам уже дорого стоило, просто надо знать и уважать ментальные основания друг друга и тогда никаких проблем и претензий не будет. В годы перестройки отечественные руководители делали большие уступки Западу, в знак дружбы, и все ждали, что теперь-то мы станем настоящими друзьями. Однако этого не произошло, в ответ на уступки никаких теплых чувств не возникло, а только усилилось давление, а после распада СССР, западные страны и вовсе взяли менторский тон в отношениях с Россией, стали ее воспитывать, иногда попросту диктовать свою волю. Мы-то думали, что мы равноправные партнеры, а к нам относятся как к людям второго сорта. Возникла тоска по прежним временам, когда нас боялись и ненавидели, но уважали, и мы чувствовали себя людьми, где бы не находились и за нашими плечами была большая сильная страна.

Западной любви мы не дождались, а получили в ответ только презрение, потому что на Западе не уважают тех, кто не может отстаивать свои интересы, и таких не воспринимают, как равных партнеров. Это мы, когда делали уступки, с позиций своего менталитета думали, что это оценят как жест сильной стороны, знак уважения и залог вечной дружбы, в западных странах это трактовалось как слабость и мягкотелость. СССР был мощной страной и не давал Западу, делать деньги, за это его боялись и не любили, но уважали за силу и способность оппонировать, отстаивать свои интересы. Китай тоже коммунистический, идеологически чуждый, его тоже боятся, но он дает западным бизнесменам делать деньги, и, несмотря на всю ненависть и страх в него и европейские, и американские инвесторы вкладывают, и будут вкладывать. Поэтому в отношениях с Западом важно занять правильную позицию, пока что наша страна часто ошибалась с ее выбором.

США и западноевропейские страны агрессивно пропагандируют свои ценности, в том числе и у нас в России. Страны, которые они не могут завоевать физически, они стремятся закабалить идеологически, поработить духовно, вовлечь в свою орбиту влияния посредством установления доминирования своих ценностей. Для социокультурного воздействия используются все возможные каналы от тех же кинофильмов до материальных продуктов-символов западного образа жизни. Многие страны стараются закрывать и защищать свое традиционное поле ценностей от такой пропаганды. В Китае и ряде мусульманских стран введены серьезные ограничения на использование гражданами сети интернет, что со стороны западных стран влечет обвинение в не демократизме. России тоже надо внимательно отнестись к этим вопросам, потому что в нашей стране пропаганда западных ценностей идет почти неограниченно, и негативные последствия этого уже налицо.

С одной стороны именно особая система ценностей и установок нацеленных на успех сделало современные западные страны ведущими в построении глобального мира. В этих странах уровень жизни населения, благосостояние людей гораздо выше, чем во всех остальных. Да, в этом плане, безусловно, у Запада многому надо учиться. Но с другой стороны, та же самая система ценностей поставила перед ведущими западными державами ряд острых проблем, с которыми они никак не могут справиться. Пожалуй, главная из них – это кризис семьи и снижение рождаемости. Западный мир вымирает, с такими темпами скоро от него ничего не останется, и парадокс, все его богатства почти без боя перейдут тем народам, которые сейчас заселяют эти территории и продолжают рожать.

Протестантские установки изменили гендерные и репродуктивные модели поведения западной женщины. Почему в Китае и Индии принимают законы по ограничению рождаемости, а люди все равно рожают? А в Европе принимают законы по стимулированию рождаемости, обещают большие льготы, пособия, и все равно не рожают? Говорят закон, есть такой, чем выше благосостояние общества, тем ниже рождаемость. Мол, город – не деревня. Ничего подобного, дело в ментальных основаниях. Посмотрите, на благополучные страны с мусульманским менталитетом, у них никакого демографического спада не наблюдается. Арабы-мусульмане и в городах обзаводятся многодетными семьями. Султаны имели большие материальные возможности, содержали гаремы, и в них рождалось по 700 детей. В том же Китае и Индии начался демографический рост именно с повышением уровня жизни, просто снизилась детская смертность, и те, кто раньше умирали, оставались жить.

Того же можно было ожидать от Европы, ведь до Нового времени обычная европейская женщина в среднем рожала за свою жизнь по 17-20 детей. Однако из-за голода, болезней и прочих бичей того времени из них выживало от силы двое-трое. Когда же в Европе качество жизни улучшилось и вырос уровень медицинского обслуживания, то по логике следовало ожидать бурного демографического роста, но этого не произошло. Европейская женщина перестала рожать при уровне жизни, который позволяет иметь и воспитывать с десяток детей, от силы появляется один-двое. С чего это вдруг женщина стала идти против своей природы и отказывается рожать детей? Просто в соответствии с протестантскими установками изменились ее приоритеты. Показателем этого стало появление таких мощных женских социально-политических движений, как суфражизм, и сменивший его позднее феминизм. Новым женщинам потребовалось активно участвовать в общественной жизни, принимать участие в установлении правил игры. Для западной женщины на первом месте стоит карьера, достижение делового успеха, а уж потом дети, семья.

В принципе от материнства и семейного счастья никто не отказывается, просто отодвигают его по времени. Период до 30 лет, как самый выигрышный для делового успеха, женщина посвящает целиком карьере, семья, а особенно дети, рассматриваются, как помеха в этом процессе. А что означает для современной женщины, с общим ослаблением репродуктивного здоровья обоих полов, не иметь детей до тридцати? Многие потом вообще не могут родить, даже одного. Отсюда на Западе так много приемных детей. Да и в самих семьях раскол, нередки судебные процессы вокруг доходов между родителями и детьми, растет число разводов. Гражданский брак стал нормой, а в нем, как известно, рождаемость гораздо ниже, чем в официальном. 42% работающего населения США не состоит в браке, а Нью-Йорк и вовсе называют «городом одиноких людей».

Во многих странах, которые приняли западную систему ценностей, наблюдается сходная ситуация. демографического спада. «Одинокая белая женщина» - так можно назвать протестантскую гендерную модель бизнес-леди, которая приходит с Запада. Ее образным воплощением можно считать Коко Шанель и ее маленькое черное платье, как символ хрупкости, одиночества, и беззащитности западной женщины, вытесненную протестантскими установками в безжалостный мужской мир бизнеса и вынужденную жить в нем по его, чуждым ей правилам и законам. Брак для «вечной мадмуазель», как известно всегда был вне закона, и ее дефиле никогда не завершалось традиционным выходом невесты, показом свадебного платья. Именно такова концепция женщины Cosmopolitain и других гламурных журналов западного типа. Пропаганда семейных ценностей и радости материнства явно не входят в их прерогативы.

Все эти журналы широко представлены в России рассчитаны на подростковую аудиторию, и, в общем-то, вполне успешно проводят свою подрывную работу. Многие российские девушки не хотят иметь больше одного ребенка. Способствуют этому и многие общественные организации с западной аккредитацией, вроде Российской ассоциации планирования семьи (РАПС), которые агитируют за аборты, за ограничение рождаемости в семьях россиян 1-2 детьми. В своих учебных программах и обучающих пособиях, псевдонаучных рекомендациях, в т.ч. предназначенных для школьников они прививают стандарты раннего начала сексуальной жизни, что якобы интересно, нормально и безопасно при условии предохранения. Понятно, что все это ведет только к демографической катастрофе.

Культура контрацепции на Западе возникла, как ответ на протестантский запрос, когда женщинам потребовались надежные способы недопущения нежелательной беременности. Сексуальная революция в России случилась под воздействием и с одобрения Запада, но к буму рождаемости это не привело, к контрацептивной культуре тоже, зато резко увеличилось число абортов. России надо искать свои гендерные и репродуктивные модели, которые помогли бы поднять рождаемость в обществе. Основаны они должны быть на традиционных для российского населения ценностях. Традиции многодетности в России всегда были, так что ментальные основания для этого есть. Полезно в связи с этим вспомнить непревзойденный рекорд крестьянина Федора Васильева, вернее его жены, которая за 40 лет родила 69 детей – 16 двоен, 7 троен и 4 четверни. Самое главное, что только двое из них умерло в детстве, а все остальные были крепкими и здоровыми. В то время Екатерина II не прошла мимо этого факта и многодетная семья всегда пользовалась ее милостью и поддержкой.

Современным российским властям тоже надо больше уделять внимания формированию нужного репродуктивного поведения с установкой на многодетность. Естественно в настоящее время это невозможно без поддержки государства и всего общества. Современная российская женщина тоже не хочет только сидеть дома и заниматься исключительно домашним хозяйством и воспитанием детей, у нее, также как и у мужчин есть потребность реализовывать себя в профессии. Но надо добиваться того, чтобы работницы не боялись создавать семьи и рожать детей под угрозой потери трудового стажа, квалификации и карьерного роста, сделать это можно только в союзе государства, бизнеса и общественных институтов. Серьезную помощь в духовном утверждении семейных ценностей могут оказать традиционные для России религии. В традиционном обществе религии всегда поддерживали баланс между биолого-демографическим и материально-производственным параметрами жизнедеятельности населения.

Население
Рацио Прагматизм Дух Тело
Производственный (параметр) имеется в виду материально-производственный   Экономика, ВВП и прочие отрасли производства. Технологии. Духовный (культурный, духовно-культурное состояние общества)   Количество грамотных студентов на тысячу, лиц с высшим образованием, книги, библиотеки. Духовно-интеллектуальный Демографический (биологическое воспроизводство) биомасса   Рост, расширение массы, количества человеческого вещества.

Ментальные установки

 

В традиционном христианстве всегда ссылались на божественное предначертание, согласно которому «Адам должен в поте лица зарабатывать хлеб свой, а Ева в муках рожать детей своих». Тем самым был четко обозначен путь мужчины и женщины, обозначен их уровни компетентности и зоны ответственности. Производственная и деловая сфера отдавалась в ведение мужской части населения, а домашняя и воспитательная – женской, культурно-духовная соответственно делилась пополам. Протестантская этика нарушила этот традиционный баланс, и мир изменился, чаша весов материально-производственной области жизни человека перевесила, зато возникли проблемы с рождаемостью и с духовностью. В этих кризисных условиях Россия должна сказать свое веское слово и предложить мировому сообществу выход из тупика. Возможности для этого есть, правда, сначала нам необходимо преодолеть духовный кризис внутри страны и обрести цельность.

Российскому обществу надо определить свои базовые духовно-религиозные ценности, и их надо поддерживать, и им надо отдавать приоритет. В Россию приезжает много проповедников, которые открыто, а некоторые и скрыто под всевозможными привлекательными обертками занимаются насаждением своих ценностей, часто чуждых нашей культуре и традициям. Нельзя пускать такой процесс на самотек, его надо ввести в определенные рамки. Было время, когда всевозможных сектантов, вроде Муна, Асахары и др., принимали на самом высоком уровне, создавая им режим наибольшего благоприятствования. А традиционные для России конфессии были лишены не только такой поддержки, но и самого необходимого. Стоит ли тогда удивляться, что открыто творится беззаконие, когда приходят в мечеть экстремисты и выкидывают из нее представителей местного духовенства? А власть не вмешивается в спор между верующими. Сейчас ситуация понемногу меняется, но многое продолжает тревожить. Конечно, государство должно оставаться светским, но поддерживать традиционные конфессии надо и это принципа светскости не нарушает.

Религиозные лидеры нашей страны неоднократно заявляли, что всевозможные иностранные проповедники фактически ведут подрывную работу против традиционных конфессий. Зарубежные секты пользуются большой финансовой подпиткой из заграницы, и оказывают мощное давление как на российские религиозные институты, так и на сознание наших граждан. Многие государства активно используют свои конфессии для духовного влияния на другие страны. Религия в России стала тем каналом, по которому на территорию нашей страны проникают разнообразные деструктивные элементы. У нас часто этого не осознают. На территории нашей страны в целом и Республики Татарстан в частности возводятся культурные и духовные центры других государств, приходят всевозможные секты, открываются религиозные школы, институты и т.д. У нас это воспринимается на “ура”, у нас же строят, не где-нибудь там, вот они иностранные инвестиции пришли. Но не тут-то было, эти центры часто начинают работать против российской духовной самоидентификации, распространяют чуждые нашему народу ценности, происходит захват нашей территории с организацией деструктивного религиозного воздействия.

Следует осознать, что эти центры не принадлежат нам, хотя и находятся на нашей территории. Кажется, что это они у нас и для нас построили на свои деньги данное красивое здание, но на самом-то деле они построили его для себя, чтобы влиять на нас, а мы фактически просто так дали им захватить часть своей территории. Что толку от той инфраструктуры, которую они возводят, раз мы ее не контролируем и не можем воспользоваться. Прописавшиеся у нас центры и представительства даже юридически чужие, да, формально они на нашей территории, но мы ведь не можем их так просто захватить и присвоить себе, это будет нарушением прав собственности, игнорированием принципа “де-юре”. Против нас тут же будут применены санкции, и мы станем выглядеть как грабители, попирающие нормы международного права в глазах всего мирового сообщества. Именно это в свое время испытали большевики, которые решились на подобные меры. Но чтобы такое сделать, надо сначала, пойти против всего мира, и совершить революцию, а если мы живем по общим правилам, то это означает, что мы просто так взяли и подарили территорию, и возможность влиять на нас.

Во всем мире просто так такое не допускается. Чтобы этого не было, строительство таких центров либо не допускается, либо договариваются о принципе взаимности. Надо ставить свои условия, вы у нас строите центр, а мы в ответ у вас, а лучше два. Одно дело, если у нас завод строят, то это действительно выгодно, к нам приходят новые технологии, организуются рабочие места, появляются товары хорошего качества по умеренной цене, вкладываются инвестиции и пр. Но другое дело, если строится культурный или религиозный центр… Что такого полезного он будет производить? Он же будет статическим объектом, рупором духовного влияния вокруг с этим надо быть осторожнее, здесь ни технологии, ни новых рабочих мест, а воздействие на умы местного населения. С какой целью? Как? Зачем? Тут важен контроль. Можно договориться не только о создании статических объектов, но и о постоянных динамических объектах, обмене делегациями с консультациями, изучением опыта и т.д., но все это должно быть на равноправных условиях.

У нас никакого контроля нет, чтобы убедиться в этом, достаточно просто послушать те сообщения, которые проходят в средствах массовой информации. Ладно бы если религиозные пришельцы просто рекламировали себя и пропагандировали свои взгляды, они ведь попутно дискредитируют отечественные конфессии. Называют наши религиозные ценности неправильными, формируют у наших верующих чувство неполноценности, и молятся не так, и ритуалы совершают не те, и все не как у людей из-за рубежа. Вот объявляется у нас в Татарстане конкурс чтецов Корана, и что мы слышим, в комиссии, которая будет оценивать мастерство участников, мусульманские священнослужители из самых разных стран мира, и ни одного российского. А наш ислам, что вообще не котируется? Не доросли? Разве у нас нет авторитетных духовных лидеров среди мусульманских священнослужителей?! Наверное, в каждом регионе есть и свои традиции, и особенности чтения священных текстов. Могут ли их учесть зарубежные специалисты, или читать Коран будут точно так, как они считают правильным. При таком отношении к отечественному исламу и его представителям стоит ли удивляться распространению экстремизма у мусульманского населения.

Почему мы должны отказываться от своих религиозных ценностей и традиций в угоду кому-то только из-за того, что кто-то считает и называет наш, я подчеркиваю НАШ ислам неправильным. Да это просто оскорбительно, за такие высказывания (а у нас это заявляют открыто) надо просто выставлять из страны в 24 часа. Сразу ясно, что такие религиозные деятели ничему хорошему не научат, вся их работа носит подрывной характер. Они стремятся насадить свои ценности, разделить мусульман на две непримиримые группы, т.е. посеять религиозную рознь, как между конфессиями, так и внутри самих конфессий. То, что делают все эти экспансионеры это провокация, приехали на чужую землю, живут здесь, да еще и поносят все местное. А у нас что удивительно, только слушают и головами кивают, мол, так и надо. На самом деле это оскорбление такое же, как если сжечь и растоптать государственный флаг. А как же принцип: «в чужой монастырь со своим уставом не входят». Вся беда в том, что у нас не знают, что тут чужое, а что свое, где тут наши, а где нет, что можно трогать, а что нет.

Многообразие России её многоэтнический, многоконфессиональный, поликультурный характер – это не только её слабость, но и её сила, всё зависит от того, во что это превратить. Если страна интегрирована, сильна, целостна, то это превращается в силу, если разобщена, то эти факторы становятся проводником дезинтеграционных процессов. Россия – родина трёх мировых религий, и это уникально, потому что именно родина, хотя родились они не именно здесь, на этой земле, этой почве, но пришли сюда так давно, что прочно укоренились, пустили побеги, прижились, расцвели, обрели свою самобытность, обросли уникальными этноконфессиональными чертами. Калмыки – единственный народ в Европе, исповедующий буддизм, и это российский народ. Таким образом, на территории нашей страны проживают народы, которые считают эти религии родными и их не надо учить верить, они веками исповедовали их, пронесли через многие испытания, на территории России появились свои святыни, т.е. эти конфессии давно нашим населением уроднились.

А то приезжают проповедники и начинают нас учить верить, дают нам религиозное образование по традиционным для нас религиям. Это вообще смешно. Кого учат? Им ли нас учить?! И чему они нас могут научить? У них мусульмане убивают мусульман. Фундаменталисты взрывают бомбы, курды – те же мусульмане борются за независимость в борьбе с мусульманскими странами. В Голландии, которая часто подается как образчик терпимости, уже и легкие наркотики там разрешили, и эвтаназию, и браки секс меньшинств. Однако как «гром среди ясного неба», сначала убийство голландского режиссера Тео Ван Гога исламскими экстремистами, а затем и антимусульманские погромы. И эти люди будут нас учить?! Что было после публикации карикатур на пророка Мухаммеда в Дании, не говоря уже о событиях 11 сентября в США? Очевидно, что у них нет никакой подлинной веротерпимости, только видимость способная рухнуть в любой момент.

Это им у нас надо учиться, как сохранить веру, обогатить её и всё это в условиях этноконфессионального мира, как жить рука об руку с представителями других религий и этносов. Рафаэль Хакимов, советник президента РТ по политическим вопросам говорит об уникальности региона Татарстана, где мусульмане и православные живут мирно. Наш регион как уникальный изучают во всем мире. Действительно, жители Поволжья в целом и Татарстана в частности обладают особым менталитетом, благодаря которому люди разных вер и этносов не просто мирно сосуществуют и терпят друг друга, а они живут рука об руку в гармоничном согласии. Однако российские мусульманские священнослужители постоянно бьют тревогу, говорят о подрывной деятельности в отношении традиционного ислама, которую ведут радикальные исламские организации. Периодически правоохранительные органы разоблачают экстремистские организации типа очередного исламского джамаата, и приписывают себе заслуги поддержания межрелигиозного мира. Но на самом деле не они защищают нас от экстремизма, поверьте, одними силовыми мерами с проблемой не справиться. Поддерживает стабильность особенный сложившийся у нашего населения менталитет, именно он не дает распространяться экстремистским учением и идеям. Сознание наших граждан пока сопротивляется тем деструктивным религиозным идеологемам, которые пытаются в них вбить зарубежные миссионеры.

Пусть вспомнят, когда на территории нашей страны появился ислам, его не вчера приняли, за это время он давно уже стал для нас родным, частью нашей культуры и традиций. Накоплен ценный опыт и у нас есть чему поучиться. Мне наш ислам больше нравится. Он миролюбивый, он гармоничный. Пусть они у нас учатся. А то сейчас тема ислама и мусульман делается всё более болезненной, и это делается намеренно и искусственно в целях дезинтеграции. Потому что сейчас связь одноканальная: оттуда – сюда. Ислам используется как ворота для деструктивного проникновения в Россию, влияния на отдельные её области, где проживают мусульмане. Это удивительное попустительство. Разве так должно быть. Непонятные организации устраивают здесь какие-то религиозные центры, учат чему-то молодёжь без всякого надзора, берут ее к себе на религиозное образование и возвращают назад как агентов влияния.

Почему-то считается, что так и должно быть – там религиозные центры и только там можно получить качественное религиозное образование. Они, дескать, нас научат настоящему исламу. Что за ерунда. Пора бы вспомнить, когда ислам пришёл на территорию России, немногим позже после создания. Христианство ещё не было, а ислам уже был. Мы давно уже сформировались как один из центров изучения и развития ислама. Это у нас надо учиться в условиях, когда Запад бредит прогнозами С. Хантингтона о войне цивилизаций. Это очевидно, но никто не учится. Никто не приходит и не просит, а поучите-ка нас исламу, как вам удалось жить в мире и согласии столько веков подряд. Почему никого это не интересует? Да, потому что религия – это только предлог, отмычка, для того чтобы влезть в душу, в души людей и душу России, и напачкать там или напичкать тем, что выгодно. Потому что давно надо понять: ислам, равно как и другие традиционные религии России – это национальное достояние, духовные основы на которых базируется социокультурная целостность страны, и эти базовые столбы надо охранять, защищать, оберегать, чтоб ни у кого и в мыслях не было их подрубить.

Иначе что же получается – оккупация, ни много, ни мало, захват территории. Вот смотрите, зарубежные религиозные лицей, колледж, школа, медресе, институт и пр. Что это? Экспансия. Они захватили эту территорию в самом центре Татарстана, центре России, теперь она принадлежит им, и они вокруг себя распространяют флюиды влияния. Это же центр чужой, чужеродной силы на нашей земле. Это агент чужой воли. Это реальный захват земли и духовный охват местного населения. Об этом почему-то не задумываются. Как захват? - скажут, земля – то наша. Формально наша, а реально работает против нас. Если в дипломатии всё чётко территория посольства другого государства, является территорией этого государства, даже формально, то здесь то же самое, только реально.

Просто так территорию никто не отдаёт. Это игра в одни ворота. Её надо прекратить. Тут принцип один. В ответ на попытку пробить канал сюда надо пробивать ещё более мощный обратный канал. Тогда это политика силы и политика сильного государства. Тогда действительно религиозно-территориальный фактор становится силой, а не слабостью. Весомым инструментом нашего, именно нашего процветания и влияния. Вы хотите открыть у нас своё представительство; свой культурный центр или медресе – нет проблем. Мир, дружба – и всё такое. Диалог культур, культурный обмен. Мы тоже за! Но заметьте ''диалог'', и подчёркиваю ''обмен''. Т.е. вы – нам, мы – вам. А так в один канал не пойдёт. Вы у нас – медресе и мы у вас – медресе, а ещё лучше два или три плюс культурный центр и представительство в придачу. Почему так много? Но ведь это вам надо. Вы вышли с этим предложением на нас – значит, мы можем ставить свой условия. А то обычно это подаётся под соусом, что это нам самим надо. Чтобы наши народы цивилизовали зарубежные деятели приобщали к западной протестантской или исламской высококультурной цивилизации. А они чуть ли не благодетели, помогают нам бедным и некультурным, чтобы мы увидели свет цивилизованного общества, исламской культуры и т.д.

Все это чистой воды пропаганда, попытка насадить комплексы в российском населении, чтобы с благоговением внимали совета иноземных гуру. Ничего подобного, никакой благотворительности, только холодный расчет. Все это приносит большие дивиденды, нет ничего более выгодного, чем религиозное закабаление. Поэтому будем учить исламу друг другу на взаимоприемлемых условиях, учится никто не против, нам есть чему поучится друг у друга. Но чтобы эти центры не превращались в чужие территории на родной земле, необходим над ними жёсткий государственный контроль, а не так, чтоб пришли и делают, что хотят. Учат, что всё неправильно, вы неграмотные дикари и верите не в то, и молитесь не так и мы вас научим. Как это?! Отцы, деды молились было так, а теперь – не так. Что за неуважение. Пришли сюда, так вы гости – не хозяева. Мы вас уважаем и вы нас уважайте. Уважайте наши традиции, обычаи, культуру. Иногда это объясняется годами Советской власти, мол время безверия. Но и в это время религию никто не запрещал. Мусульман в России, не говоря уже о Советском Союзе, всегда было больше, чем в иных мусульманских странах, так что ещё вопрос, кто более мусульманская страна. А то, что СССР был атеистической страной, а что тут такого. Ведь это принцип светскости государства, только и всего, характерный для многих европейских стран, и некоторых мусульманских стран, например, для Турции. Если бы в России православие было государственной религией, что было бы лучше? Основные гонения были как раз на православие, ислам мог сравнительно спокойно существовать и развиваться.

Должны быть чёткие требования. Скажем, турецкий культурный центр. Чем собираетесь нас культурно образовывать? Если турецкая кухня, баня, танцы – это одно. Мы за это «ЗА» - всё отлично. Другое дело религиозное образование. Религия – это святое, с этим надо быть осторожным, потому что процесс религиозного образования почти интимный, он влияет на мировоззрение, мировосприятия человека. Здесь нужны жёсткие стандарты, и контроль государства и мусульманской общественности. Образование должно вестись в рамках традиционных для нас направлений ислама. Необходимо выработать общий стандарт: на сегодняшний день начальное, среднее, да и высшее религиозное образование человек должен получать сначала здесь, оно должно быть традиционным. И лишь, после того как он сформировался как личность, как человек верующий, созрел духовно, получил прочные моральные, нравственные основы, он может ехать за рубеж повышать свой уровень, узнавать новое и сам будет учить других. Он вырос из этой почвы, он знает, где его истоки, он укоренён здесь. Его не легко будет сбить с толку. А когда юного человека, который своих-то религиозных традиций толком не знает, учат религии иностранные миссионеры от религии – это совершенно непонятно. В юном возрасте он ещё не в силах «отделить зёрна от плевел», ему «промывают и капают на мозги», и он принимает все, что ему говорят «за чистую монету». Его личность формируется в чуждой нам системе ценностей, особенно опасно, если под религиозной оболочкой несут войну и раздор. Разве это дело?! Пусть он в начале узнает хорошо веру отцов и дедов, а потом уже решит, отвергнуть ли ему ее, и что отвергнуть или оставить и жить, как повелось.

То же самое касается и других конфессий. Буддизм мощное средство влияния и наведения мостов с дальневосточным регионом – Китай, Япония, Корея и прочее. Про православие и говорить не приходится, Россия на сегодня главный центр православия в мире и все страны с православной культурой естественным образам тяготеют к российскому государству, и то, что сейчас разлад, так просто необходимо наладить взаимодействие. Российская империя всегда использовала этот рычаг влияния как главный в отношениях с другими странами с православной культурой. В России как мощное направление представлен и иудаизм, наша страна считается родиной хасидизма. На российской территории расположены святыни этого иудаистского направления, которые являются объектами постоянного паломничества евреев со всего мира.

Бен Ладен указал пределы мощи США. Он нанес серьезный удар по американским ценностям. И США бросились защищать свои демократические ценности, но это не принесло мира, только новую войны. Религиозный экстремизм и терроризм выступает в современном мире как мощная дезорганизующая сила. С. Хантингтон говорил о борьбе цивилизаций, но необходим диалог культур, а не борьба. И у нас этот диалог давно уже идет, например, на территории того же Поволжья, Татарстана. Мы знаем, что это такое и можем научить остальных. Это может стать миссией России в современном, полном противоречий и столкновений, глобальном мире. Россия – это империя, империя духа. Её границы простираются от края и до края. Российская духовная империя охватывает весь земной шар, её влияние распространяются повсюду даже в Англии и США, потому что и там знают, ценят и понимают Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского и других русских мыслителей. Но там, где Украина или Беларусь это влияние должно быть особенно ощутимо.

Таким образом, первый пояс влияния России – это, конечно, страны СНГ и Балтии, столько лет мы были одной страной, и это так просто никуда не сбросишь. Установились прочные личные и социокультурные связи, образовалось единое ментальное поле на всей этой территории, и хотя сейчас оно во многом разорвано и утрачено, но это поле, это ментальное влияние с центром в России можно восстановить и укрепить. После распада СССР поле ослабло, но не исчезло, ментальные связи нарушились, но их каналы остались всё можно возродить и развить. Надо воссоздать это единое социокультурное пространство на просторах СНГ. Пусть политически мы разъединены, но духовно наши страны и их население очень близки, мы легко устанавливаем контакты понимаем друг друга неформально, а ментально мы должны оставаться одной страной, сообща решать проблемы, действовать заодно, а если надо, то и выступать единым фронтом.

Создание этой ментальной общности это главная геополитическая задача России на сегодняшний момент, и духовно-религиозное влияние один из главных факторов на пути ее достижения. С решением её и все внутренние дрязги прекратятся, будет обретено ментальное единство самой страны. Почему? Потому что люди почувствуют, что территория государства увеличилась в своих ментальных границах, что сопредельные страны являются его духовным продолжением, это тоже практически её части. А значит, не будет почвы и желания для проявления сепаратизма. Потому что, какой сепаратизм, если ты внутри одного территориального поля. Границы страны дальше и шире твоих административных границ. Куда отделяться? Отделяться-то не куда. Так было и в СССР. Почему советские республики не болели сепаратизмом? Некуда было отделяться. Вокруг страны соцлагеря, которые были в ментальном поле России, были её сателлитами, его «алтер эго» – «вторым я». Отделяться было глупо ещё и потому, что СССР был центром притяжения, он притягивал к себе страны и народы в самых отдалённых уголках земного шара. А когда всех тянет туда, бежать оттуда и глупо и трудно. Сила притяжения действовала из СССР и США, поэтому притягивались или туда, или сюда. А при мощном притяжении сюда, отталкиваться отсюда трудно, да и не выгодно, слишком велика инерция. Поэтому как только Россия станет мощным центром притяжения и начнёт притягивать к себе даже внешние независимые государства, никому и в голову внутри страны не придёт, отталкиваться от неё и идти в обратном направлении.

И так, первые кого Россия должна притянуть назад это страны Балтии и СНГ. Это историческое постсоветское притяжение. «Притянуть – подчеркнём, не значит лишить их независимости, оккупировать и включить в состав России. Речь идёт о духовной империи, о ментальном влиянии. Второе притяжение – это бывшие страны соцлагеря, страны Восточной Европы, со многими у нас было позитивное историческое прошлое, общность религии (православие), культуры (письменность), этнические корни (славяне, панславянизм). Нам есть что вспомнить. Удачно прижился в нашей стране возрожденный российский флаг, а ведь у многих из этих стран флаг аналогичный, созданный на основе российского. В свое время это ярко показывало, к кому тяготели эти нации, с кем связывали свои надежды и чаяния. Это символ нашего духовного единства. Важно и пересмотреть советское прошлое – не всё и там было плохо. А уж совместная борьба против агрессоров и помощь России не может быть забыта, она всегда в исторической памяти. Общая история объединяет.

Третье притяжение по религиозному и этническому признаку. Первые шаги в этом направлении уже делаются. 2 июня 2005 года Россия вступила в организацию Исламская конференция в качестве наблюдателя. В перспективе российская сторона должна стать полноправным участником этой влиятельной в мусульманском мире организации. Это оправдано, ведь мусульман в нашей стране больше, чем во многих исламских странах. Религия – дело государственное, особенно в отношениях с мусульманскими странами, где ислам часто является официальной религией государства. С ними надо вести конструктивный диалог. Молиться можно по-разному и это не повод считать кого-то чужим. А вот ежели кто-то оскорбляет чувства верующих, традиционных для России конфессий, то такой своим считаться не может. Например, какой-то художник рубил топором православные иконы, которые обладали большой культурной, художественной и исторической ценностью. Такой перфоманс нам не нужен. Такие провокации, грозящие взорвать межконфессиональный мир и согласие надо в корне пресекать. Россия может определяться только как светское государство, но защита традиционных религиозных ценностей просто необходима, потому что церковь должна быть отделена от государства, но учитывать ее в государственных делах необходимо.

Четвёртое притяжение культурное и экономическое. Россия страна с могучей культурой и богатая ресурсами. Сильна она и в военном отношении. Вторая держава по военной мощи после США, и об этом не надо забывать. Мы далеко не так слабы, как некоторым иногда кажется. У нас есть сильные рычаги для того, чтобы влиять и на другие страны как европейские, так и расположенные в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Военное, культурно-экономическое, энергетическое сотрудничество открывает многие двери. Сейчас Россия привлекает к себе как крупный поставщик энергоресурсов, и это уже пугает многие страны и вызывает с их стороны противодействие. США и страны Западной Европы испугались энергетической зависимости от российского государства, а еще больше ее усиления. Многим бы хотелось видеть в российской территории безопасный сырьевой придаток. Все хотят, чтоб зависели от них, и никто не хочет зависеть от других, хотя самый безопасный мир, это когда все мы зависим друг от друга. Именно эту модель предлагает, и построить Россия – новый мир на выгодных для всех принципах.

Если Россия начнёт притягивать к себе, то чем больше она притягивает, тем больше её сила притяжения, ведь тело (ментальное тело) России фактически увеличивается, растёт и духовная и политическая масса, возрастает экономический потенциал. С каждым новым витком вовлечения других в свою орбиту, увеличивается и сила России и её союзников, т.е. единого тела Российской духовной (ментальной) империи. В построении этой империи надо пользоваться всеми доступными рычагами религиозными, этническими, культурными. Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского, П.И. Чайковского и многих, многих других знают во всём мире. Для многих они являются эталонами. Российской нации есть, что предложить миру, как в прошлом, так и в настоящем. Россия имеет возможность мощного религиозного и культурного влияния – об этом тоже не следует забывать.

 

 






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 206. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.171 сек.) русская версия | украинская версия