Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Эволюция мафии





 

В Неаполитанском королевстве XVIII века особую социальную значимость приобрели банды камористов (это имя они получили от названия одежды, ис­пользуемой как униформа, камора - короткая куртка).* Когда с королевского трона войска революционной Франции изгнали представителей династии Бурбонов и Неаполитанским королем стад выходец из Армении наполеоновский маршал Иахим Мюрат, бывший король Фердинанд IV бежал на Сицилию. Там он собрал немалую армию, в значительной мере состоявшую из камористов. Три видных камориста - Пронио, Де Чезаре и Родио стали в ней генералами.** Это историческое событие оказало серьезное влияние на криминальную трансформацию сицилийской мафии, которая первоначально возникла на ос­трове в качестве революционной организации, имевшей красивое название «Сицилийская вечеря» (некоторые авторы рассматривают термин мафия как аббревиатуру, состоящую из начальных букв следующей фразы: «Morte Alia Francia Italia Anela»,— что в переводе означает: «Девиз Италии – смерть всем французам»).***

* См.: Camorra // The Oxford English Dtotionaiy. V. 2. Oxford, 1933. P. 51.


** См.: Русаков Н. Из истории сицилийской мафии. М., 1969. С. 26.

*** См.: Геворгян В.М. Организованная преступность в США. М., 1980. С. 19.

 

На поле боя сицилийцы были разгромлены французскими войсками, но мафисты оказались способными учениками. Урок, преподнесенный им наполео­новской армией, пошел на пользу - уклонение от лобового столкновения с вла­стями стало принципом их деятельности. Бывшие генералы привнесли в мафистскую организацию военную дисциплину и структурное деление на сол­дат, лейтенантов, высшее руководство. Последние предпочитали дистанцироваться от непосредственного исполнения преступлений. Преступные акции стали планироваться столь же тщательно, как войсковые операции. В структуре мафии появились советники - своеобразный интеллектуальный центр. Прин­ципы конспирации, основанные на сицилийских традициях (беззаветной пре­данности семье, взаимопомощи родственников, законах омерты и кровной ме­сти), позволяли мафии избегать ответственности. Камористы обогатили мафию криминальным опытом. Человеческая жизнь, так мало стоящая на войне, так же низко ценилась и мафистами. С помощью убийств они избавлялись от сви­детелей, предателей и тех, кто пытался встать на пути преступной организации. Расправы, творимые мафистами, парализовали страхом всю Сицилию. Посте­пенно они стали хозяевами положения и превратились в реальную власть.

Безраздельное господство мафии на юге Италии продолжалось до 20-х го­дов нашего столетия. Пришедшему к власти Муссолини не нужны были кон­куренты. Для борьбы с мафией он использовал опыт Наполеона и теорию опасного состояния Р. Юрафало (эту теорию на свой лад применяли и мафи-сты - всех, на кого падало подозрение, что он может быть опасен, уничтожа­ли; так что Муссолини воспользовался оружием врага). Подобно Наполеону, он опирался на регулярную армию (карабинеры с тех пор традиционно явля­ются одним из главных субъектов борьбы с мафией в Италии). Причем дей­ствовал фашистский диктатор гораздо решительнее. В этом смысле Муссоли­ни было у кого поучиться среди своих соотечественников. Вот как описывает Ч. Ломброзо радикальные меры папы Павла IV по борьбе с предшественни­ками мафистов в местечке Артена: «Павел IV велел истребить всех ее жите­лей и разрушить их жилища, чтобы уничтожить и само гнездо этих негодя­ев».* Под руководством наделенного чрезвычайными полномочиями Чезаре Моро подразделения карабинеров окружали селения и требовали выдачи мафистов под угрозой полного уничтожения. Всех, кого можно было заподо­зрить в «опасном состоянии» (мафисты, их родственники и приятели), арес­товывали. Если можно было доказать их вину - предавали суду, если это было затруднительно - не мудрствуя лукаво, уничтожали на месте. Моро ис­пользовал как средневековый опыт (пытки раскаленным металлом, помеще­ние в так называемую кассету - небольшой ящик, похожий на гроб), так и достижения науки (например, пытки электротоком). Жестокие пытки и угро­зы расстрелом приостановили действие закона омерты - преступники стали выдавать друг друга. Акция префекта Моро имела большой резонанс. Вокруг фигуры Моро стали создаваться легенды. Он пользовался огромной популяр­ностью не только у народа, но и у мафистов - те начали добровольно сдавать­ся ему. Мафия оказалась парализованной, большинство ее членов были осуждены или уничтожены, часть мафистов перешла на сторону Муссолини (они стали его функционерами), некоторые - спаслись бегством за океан. Избавив Италию от мафии, Муссолини сделал весьма неприятный подарок своим врагам - американцам: для бежавших с Сицилии мафистов Америка стала второй родиной, где они, применив отработанные в Италии принципы преступной деятельности, быстро заняли господствующие позиции в крими­нальном мире.

* Ломброзо Ч. Преступление. С-Пб., 1900. С. 21.


 

Попав в развитое капиталистическое общество, мафия буквально расцвела подобно дереву, пересаженному с каменистого сицилийского грунта на благо­датную почву. Американское демократическое правосудие со сложной процеду­рой доказывания после итальянских расстрелов без суда и следствия восприни­малось мафистами как подарок судьбы, формировало чувство безнаказанности и стимулировало преступную активность. Потоки финансовых средств (после ита­льянских ручейков) вызывали у мафистов головокружение и страстное желание направить их течение в свой карман. Принятый в США «сухой закон» открыл криминальному миру новое поле деятельности - предоставление незаконных услуг. Вначале это было бутлегерство (контрабанда и продажа спиртного), за­тем - азартные игры. Жесткие мафистские приемы вдохнули новую жизнь в раз­витие проституции. Публичные дома превратились в тюрьмы, а проститутки - в рабынь, которых безжалостно эксплуатировали, а после того, как те утрачивали «товарный вид», выбрасывали на улицу, предварительно запугав, либо уничто­жали, чтобы сохранить покров тайны над этой индустрией. Тысячи девушек, де­вочек и мальчиков похищались по всей Америке. Пытками и угрозами их пре­вращали в сексуальных роботов для удовлетворения похоти богатых американ­цев. Финал их карьеры обычно бывал плачевным; публичные дома стали фабри­ками секса с конвейером смерти.

Преступная деятельность вскоре сделала многих мафистов богатейшими людьми Америки, и они могли теперь не только убивать и запугивать для обеспечения безопасности, но и широко использовать подкуп. В структуре мафистских организаций появились специальные должностные лица - так называемые корруптеры, ответственные за подкуп политиков, судей, атторнеев и полицейских. Тех, кто не продавался (а таких было весьма немного), уничтожали.

Занимаясь преступной деятельностью, мафисты для прикрытия обычно открывали какие-либо фирмы. По мере обогащения их владельцев из фик­тивных компаний эти фирмы превращались в процветающие предприятия. Организованная преступная деятельность позволяла очень быстро решать проблемы стартового капитала, имея который, мафисты стали превращаться в предпринимателей, ничем не отличающихся от добропорядочных капита­листов. Криминальные методы позволяли устранять конкурентов, устанав­ливать монополию, терроризировать профсоюз, прибегать к рабскому труду, обеспечивая дешевую рабочую силу, и получать сверхприбыли. К 1977 году мафия в США владела не менее чем 10 тыс. законных фирм с годовым дохо­дом в 12 млрд долларов. Так называемая инфильтрация криминального фе­номена в бизнес растворяла одно в другом. И уже трудно сказать, где конча­ется криминал и начинается бизнес. Мафия устремилась в бизнес, тот стал заигрывать с мафией. Например, заводы известного автопромышленника Форда обслуживала одна из крупнейших в Детройте мафиозных групп, кото­рая контролировала профсоюз, предотвращала выступления рабочих и обес­печивала иные приоритеты автопроизводству грязными методами.*

* См,: Никифоров А.С. Гангстеризм в США: сущность и эволюция. М., 1991. С. 39.


 

В США особенно рельефно проявились два основополагающих инстинкта того криминального организма, который первоначально назывался мафией, а затем стал именоваться организованной преступностью. Первый из них - по­требность в создании гарантий безопасности (снижении вероятности риска при совершении преступлений), второй - стремление к извлечению макси­мальной выгоды из определенной деятельности. Первый фактор определяет сложную структуру преступных группировок: создание элитных верхушек, внешне неприкосновенных к преступлениям, функционирование систем бе­зопасности, разведки, контрразведки, службы корруптеров и т.п. Второй -обусловливает своеобразный процесс коммерциализации преступных сооб­ществ и криминализации бизнеса (в этом смысле можно констатировать, что организованная преступность - дитя уголовного мира и бизнеса, у которого,. как у кентавра, есть части и того, и другого).

Постепенно основное оружие мафии - жестокая расправа - отходит на второй план, а на первое место выдвигаются подкуп и основанный на крими­нальных приемах сверхприбыльный бизнес. Причем, чем богаче становится мафиозная семья, тем меньший удельный вес в их делах занимает криминал. В настоящее время в США довольно четко просматривается стремление кри­минальных боссов «отмыть» не только деньги, но и своих детей. Их дистанцируют от криминального мира, им обеспечивают образование и воспитание высшего уровня. «Крестные отцы» хотели бы видеть своих детей сенаторами и даже президентами.

Конечно, время от времени возникает потребность в акциях террора: для того, чтобы устранить конкурентов, избежать оглашения порочащей информации, запугать или устранить неподкупного чиновника ит.п. В таких слу­чаях криминальные структуры, уже прошедшие стадию инфильтрации в ле­гальный бизнес, обслуживаются более откровенными мафиозными группами типа корпорации «Убийство».* С такими корпорациями заключаются кон­тракты на совершение тех или иных акций, которыми не хотят марать себя ставшие бизнесменами и политиками вчерашние мафисты.

* См.: Turkus В., Feder S. Murder Inc. N.Y., 1967.

 

Особого внимания заслуживает процесс интеграции преступных органи­заций. Например, в 1931 г. почти все мафиозные семьи Америки были объе­динены в единый криминальный картель «Коза ностра» (в переводе с италь­янского «Наше дело»). Руководство этого картеля поделило Америку на зоны деятельности, что исключало конкуренцию и излишние жертвы, связанные с мафиозными войнами за сферы влияния.

Огромный импульс изучению феномена организованной преступности в 60-х - 70-х годах дал демонстрировавшийся в 1963 году по американскому те­левидению судебный процесс над одним из посвященных членов «Коза ностры» неким Джо Валачи. Последний начинал свою преступную карьеру, буду­чи телохранителем мафистского босса. Затем, став функционером «Коза Ностра», он скрывался под личиной скромного владельца ресторана и трико­тажной фабрики. Валачи достаточно подробно рассказал о размахе преступ­ной деятельности мафии, которая своими щупальцами опутала практически всю Америку, он разоблачил коррупцию в системе правосудия и во многих го­сударственных органах. Им даже была написана книга, в которой он раскрыл структуру «Коза Ностры» и методы ее работы.* После этого наиболее роман­тичные ученые и журналисты, одержимые страстью к сенсациям, стали иссле­довать мафиозный феномен. Исследование организованной преступности проводили многие криминологи. Среди них ученик Э. Сатерленда Дональд Кресси, который изучал этот феномен по полицейским документам.** Исто­рию сицилийской мафии исследовал Хеннар Хесс, проанализировавший су­дебные дела прошлого века. Антон Блок прожил несколько лет на Сицилии, изучая уклад сицилийских родов и пытаясь понять истоки силы и неуязвимо­сти мафистских организаций. Френсис Айэнни вошел в мафистскую семью и изучил ее структуру изнутри.*** Аналогичное включенное наблюдение жизни среди мафистов описал Винсент Тереза.**** Г. Сервадио провел анализ личности главы мафиозной семьи Бербера.***** Описанию трех поколений одной из пяти крупнейших мафиозных семей Нью-Йорка - клана Бенанно посвятил свое монографическое исследование Г. Талезе. Интересное историческое иссле­дование мафии предпринял Г. Фалэони. 70-е годы были отмечены значитель­ным количеством описательных и аналитических исследований феномена ор­ганизованной преступности.******

* См.: Maas P. The Valachi Papers. L, 1972.

** См.: Cressey D. Theft of the nation: The structure and operations of organized crime in America. N.Y., 1969.

*** См.: Шнайдер Г. Криминология. М., 1994.С. 50-51.

**** См.: Teresa V. My life in Mafia. L., 1973.

***** См.: Servadio G. Angelo la Barbera: The profile of mafia boss. L., 1974.


****** Undeworld. N.Y., 1866; Lewis N. The Honoured society. The Mafia Conspiracy Observed. Hannondswarth, 1972; Gage N. Mafia. L., 1673; Mactean D. PtotoFial History of the Mafia. N.Y., 1974; Mack J. The Crime Indastry. Lexington, 1975.


 

Феномен организованного криминала не любит яркого света, его деятель­ность носит тайный характер, немало сил и средств его дельцами направля­ется на создание себе привлекательного имиджа (либо криминальных Робин Гудов, способствующих наведению порядка в стране не совсем чистыми ме­тодами, либо сообщества «благородных разбойников», которые действуют в четвертом измерении, никаким способом не затрагивая интересов большей части общества). Именно на эту наживку попадаются простые обыватели и некоторые честные политики: народ волнует проблема уличной преступнос­ти, а насчет организованной преступности - не до конца еще ясно, сущест­вует ли она вообще. В то же время, например, от рэкета (который на первый взгляд посягает только на интересы торговцев) в конечном итоге страдают именно простые обыватели: все выплаченные рэкетирам суммы торговцы компенсируют, повышая цены на товар (от 10 до 30%).

На первых этапах развития мафистской структуры ее главной целью яв­ляется богатство. Затем следует безопасность. На финишной прямой органи­зованная преступность стремится к власти. Вое эти этапы мафия уже прохо­дила на Сицилии. Захват политической власти Муссолини также произошел благодаря поддержке мафии. Аналогичные схемы мы можем наблюдать в ря­де стран Латинской Америки. Даже «оплот демократии» изрядно подзамарался в сотрудничестве с преступными синдикатами. Госструктуры США не раз прибегали к услугам мафии для решения военных и политических проблем. Впервые за помощью к криминальной конфедерации обратилась военная разведка США. В годы Второй мировой войны поиск немецких шпионов в американских портах контролировали мафиеты. Они обеспечили успех анг­ло-американского десанта на Сицилию. «Уотергейт» и «Ирангейт» показали, что и президенты США не отказываются от такого сотрудничества (в первом случае президент Р. Никсон пользовался услугами преступного синдиката в ходе предвыборной компании, во втором - Р. Рейган для свержения просо­ветского правительства в Никарагуа). В 1996 году достоянием гласности ста­ли факты финансирования предвыборной кампании президента Колумбии Сампера представителями Медельинского картеля наркомафии. Приход к власти сильных политических лидеров, ориентированных на проведение не­зависимой государственной политики, практически всегда инициировал раз­личные широкомасштабные акции разрушающего воздействия на организо­ванную преступность.

 






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 211. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.099 сек.) русская версия | украинская версия