Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Этапы развития психики в филогенезе: элементарная сенсорная психика, перцептивная психика, интеллект





Следуя логике излагаемого подхода, примитивные формы психики можно обнаружить даже у мельчайших одноклеточных животных. Уже ресничные инфузории демонстрируют способность к пластичности поведения, проявляющейся в форме привыкания. Так, инфузории в естественных условиях безразличны к фактору освещенности. Когда этих одноклеточных животных помещали в емкость с водой, половина которой была затемнена, а половина освещена, и фиксировали время их пребывания в разных областях, показатели были примерно равными: инфузории с равной вероятностью проводили время как в затемненной, так и в освещенной частях сосуда (свет — абиотическое воздействие). С другой стороны, температура воды является для инфузорий значимым биотическим воздействием. Они активно перемещаются в ту часть водной среды; которая характеризуется оптимальными температурными показателями (теплота — биотическое воздействие). Исследователи многократно сочетали засвечивание определенного участка капли воды с оптимальной температурой. Спустя некоторое время температурный фактор убирали: сосуд опять был поделен на темную и светлую области одинаковой температуры. Оказалось, что инфузории про-

водят в 4,5 раза больше времени в освещенной части сосуда! Они •«научились» связывать свет и температуру, т.е. проявили себя как существа, обладающие психикой!

Первичная, наиболее примитивная стадия психики, которая свойственна огромному количеству видов живых существ от простейших насекомых до некоторых позвоночных, получила название элементарной сенсорной психики. Элементарная сенсорная психика характеризуется тем, что животное реагирует на отдельные изолированные абиотические свойства объектов. На данной стадии активность животного носит целостный нерасчлененный характер, его поведение представляет собой однофазный акт, протекающий от возникновения ощущения к результату. Способность к обучению минимальна и в основном выражается в привыкании.

Известный отечественный зоопсихолог К.Э. Фабри выделяет низший и высший подуровни элементарной сенсорной психики. При переходе на более высокий подуровень наблюдается усложнение поведения и развитие поисковой активности. Более того, именно на стадии возникновения высшего уровня элементарной сенсорной психики наблюдается своеобразный «прорыв» в развитии нервной системы — она дифференцируется, появляются ее разнообразные формы: сетчатая, кольцевая, радиальная. Рыбы, рептилии, земноводные обладают наиболее филогенетически древними структурами головного мозга.

Типичными носителями элементарной сенсорной психики являются насекомые. Ярким примером проявления элементарной сенсорной психики является пищевое поведение паука, для которого значимым абиотическим свойством пищи служит вибрация паутины. Хорошо известно, что стоит обездвижить муху и осторожно поместить ее на паутину, как она теряет пищевую ценность для паука. Как было замечено М. Холзапфелом (М. Holzapfel, 1935), голодный паук будто бы «не замечает» аппетитную жертву и может погибнуть от голода, находясь в непосредственной близости от пищи.

В том, что для носителей элементарной сенсорной психики абиотическое свойство субъективно выступает в неразрывной целостности с биотическим, убеждает эксперимент, проведенный на американских сомиках (А.В. Запорожец, И.Г. Диманштейн, 1939). Аквариум разделялся проницаемой для запаха перегородкой. В перегородке находилось отверстие, а пища помещалась в противоположной стороне аквариума. Сначала рыбы устремлялись непосредственно на запах пищи и, естественно, натыкались на перегород-

ку. Тогда они немного изменяли траекторию движения и повторяли попытки до тех пор, пока случайно не находили верный путь к пище. После этого перегородку убирали. Как вы думаете, менялось ли поведение рыб? Ничего подобного! Они продолжали добираться до пищи по окружному пути, хотя могли без всяких препятствий достичь ее напрямую (рис. 9). Такого парадоксального поведения нельзя обнаружить у более высоко организованных животных, находящихся на высших стадиях развития психики. Полученные факты подтверждают, что для сомиков «путь» к пище субъективно являлся как бы частью пищи, ее устойчивым свойством, которое они обнаружили при проведении опыта.

Рис. 9, а. Траектория движения рыбы при выработке реакции обходного маневра

Важно отметить, что на элементарной сенсорной стадии развития психики воздействия должны носить последовательный характер (проще говоря, один объект — одно свойство). Разнообразие свойств объекта, которое облегчает ориентировку на более высоких стадиях развития психики, лишь «путает» животное.

Иллюстрацией может служить дальнейшее исследование поведения рыб. В серии экспериментов, подобных описанным выше, рыбы научались реагировать на положение отверстия в прозрачной перегородке, которое служило «дверью» в контейнере с пищей. После многочисленных проб, когда рыбы усваивали, где именно находится отверстие, его дополнительно помечали черной рамкой. Казалось бы, подобные действия должны были повысить эффектив-

ность нахождения пищи, ведь теперь рыбы не только «помнили» место, где находилось отверстие, но и видели метку. На самом деле все происходило по-другому. Время достижения пищи не только не сократилось, оно увеличилось в четыре раза! Рыбам пришлось устанавливать совершенно новую связь «метка — пища» вместо «положение отверстия — пища», причем две эти реакции вступали в конфликт друг с другом.

Вернемся к настойчивым сомикам, которые предпочитают двигаться к своей цели обходным путем. Большинство млекопитающих повели бы себя в аналогичной обстановке по-другому. Они бы бросились к пище, не обращая внимания на выработанную реакцию. В чем же заключается суть изменений их психики, которые позволяют им легко решать задачу, непосильную для рыб и насекомых? Дело в том, что они достигли более высокой стадии развития психики, получившей название перцептивной.

Перцептивная психика характеризуется способностью реагировать не на изолированные свойства объектов, а на целостные предметы. Действительность воспринимается в форме образов вещей. Например, в одном из исследований на глазах у кролика в ящик помещался кочан капусты. Экспериментатор незаметно заменял в ящике капусту на морковку. Затем кролику позволяли залезть в ящик и съесть находящийся там предмет. Несмотря на то, что в естественной ситуации морковь является таким же привлекательным пищевым стимулом, как и капуста, кролик всем своим видом демонстрировал «удивление» и продолжал поисковую активность. Другими словами, кролик «ожидал» найти капусту, а не пищу «вообще», т.е. воспринимал пищу «предметно».

Объект для носителей перцептивной психики выступает отдельно от условий, в которых он дан восприятию. В образе предмета интегрируются его многочисленные свойства, так что одновременное восприятие нескольких свойств предмета делает его в большей степени представленным в психике животного. Как заметил А.Н. Леонтьев: «Для собаки имеют одинаковый смысл и раздавшееся завывание волка, и запах его следов, и показавшийся вдалеке силуэт зверя». Другими словами, пища для таких животных — это пища, а преграда — преграда. Они связаны ситуацией, но в принципе независимы друг от друга. В активности животных появляется новая структурная единица — операция. Операции — это акты, содержание которых отвечает не самому предмету потребности, а условиям, в которых он находится. Перцептивная стадия характеризуется бурным развитием головного мозга, возникновением коры больших

Рис. 9, б. Траектория движения рыбы после того, как перегородка убрана

полушарий. На разных уровнях перцептивной стадии развития психики стоит большинство позвоночных животных.

Важной особенностью перцептивной стадии развития психики является тот факт, что основу всех форм поведения составляют инстинктивные действия, т.е. генетически наследуемые элементы поведения. Вопреки распространенному мнению, инстинкты не являются «машинообразными», раз и навсегда закрепленными реакциями. Большую роль в реализации инстинктов играет научение. Известно, например, что певчие птицы не поют, если не слышат пения своих старших собратьев, у домашних животных, выросших среди людей, часто нарушено половое поведение. К.Э. Фабри писал: «На стадии перцептивной психики каждый поведенческий акт формируется в онтогенезе путем реализации генетически фиксированных компонентов видового опыта в процессе индивидуального научения» (см. подробнее об инстинктивном поведении гл. 4).

На перцептивной стадии развития психики появляются многообразные виды активности животных, в первую очередь навык и игра. Навык определяется как закрепленные, стабилизированные операции. Многие животные эффективно переносят сформированные навыки из одной ситуации в другую. Каждый, кто держит дома кошку или собаку, знает, что стоит ей научиться открывать лапой дверь в одну из комнат, как она вскоре испробует этот навык на всех дверях в квартире.

В игре операции отделяются от деятельности и приобретают самостоятельный характер. Играя, молодые животные «отрабатывают» операции, которые пригодятся им в дальнейшем.

Наиболее высокоорганизованные млекопитающие (человекообразные приматы) достигают самой высокой стадии развития психики в животном мире — интеллектуальной. Исследованиями интеллекта человекообразных обезьян («ручного мышления») активно занимались представители гештальтпсихологии. Наиболее широкую известность приобрели работы В. Келлера, проведенные им на острове Тенерифе.

Интеллектуальная стадия развития психики предполагает отражение мира в форме целостных ситуаций, состоящих из нескольких компонентов. Животное способно не просто воспринять предметы, но и установить значимые связи между ними. Интеллектуальная стадия развития психики характеризуется следующими особенностями: 1) активное использование «орудий»; 2) явление инсайта, т.е. мгновенного нахождения решения задачи без видимой наблюдателю фазы проб и ошибок; 3) закрепление эффективного способа ре-

щения после единственной удачной попытки; 4) возможность переноса способа решения на широкий класс схожих задач; 5) способность решать «двухфазные» задачи, т.е. к объединению в рамках одной задачи двух уже сформированных операций. Например, вне клетки, где находится обезьяна, кладут банан. Несколько ближе кладут длинную палку. Еще одна палка, более короткая, находится в зоне досягаемости обезьяны. Чтобы достать банан, животному необходимо сначала с помощью короткой палки притянуть к себе длинную, взять ее, а уж потом, орудуя длинной палкой, достать банан. Обычно обезьяны достаточно легко справляются с подобными заданиями.

Хотя некоторые видные исследователи, например К.Э. Фабри, отрицали существование интеллектуальной стадии развития психики у высших животных, в последнее время получены данные, что человекообразные обезьяны, имеющие головной мозг со значительно развитой корой больших полушарий, могут достичь некоторых успехов в овладении зачаточными формами «речи».

Известно, что большинство животных издают звуки. Стадные животные пользуются звуком для коммуникации. Однако такая сигнализация носит характер эмоционального заражения. Так, зебра, почуяв запах хищника, издает ржание определенного типа, которое пугает остальных членов группы и заставляет их спасаться бегством. Ни одно из животных, находящихся на перцептивной стадии развития психики, не способно к образованию связи между конкретной фонемой и предметом внешнего мира. Проще говоря, ржание зебры обозначает «страх», но никогда не обозначает предмета (льва или охотника), вызвавшего этот страх.

Первые опыты по развитию голосовой речи у обезьян также не привели к заметным успехам. Одной из причин неудачи оказалось то, что звуковой репертуар обезьян насчитывает всего около 13 звуков, причем эти звуки значительно отличаются от тех, что составляют основу фонем человеческой речи. Но как только исследователи попробовали, что в качестве единиц речи использовать жесты (подобно жестовому языку глухонемых) или другие знаки, обезьяны стали обнаруживать способность к построению примитивных предметных сообщений. Так, шимпанзе Уошо освоила 132 знака, комбинируя из них связные цепочки в 2—5 слов (А. Гарднер, Б. Гарднер, 1969). Впоследствии авторы показали, что эффект обучения не мог быть сведен к простой дрессировке. Уошо отвечала на вопросы даже тогда, когда экспериментаторы не знали содержания вопроса, который задавали и, соответственно, не могли невербально подсказать

Глава 3. Психика и организм

правильный ответ. Более того, Уошо сама выдумывала новые «слова» для обозначения незнакомых объектов. Так, впервые увидев лебедя, она назвала его «водяной птицей», а арбуз — «сладким питьем». Феноменальные способности Уошо проявлялись и в том, что она могла обобщать конкретные значения слов и переносить общее значение слова на схожие в каком-то смысле объекты. Так, овладев словом «цветок» на примере конкретных растений, впоследствии она называла «цветком» запах табака (который ей нравился) и запах вкусной пищи. Супруги Дэвид и Анна Примак (1978) научили шимпанзе Сару читать и писать. Сара пользовалась пластмассовыми фигурками абстрактной формы и составляла предложения на магнитной доске! Сара выучила 120 символов и комбинировала из них различные сочетания (рис. 10).

Экспериментатор — Саре А) ■' Б)

3.1. Возникновение и развитие психики в филогенезе

САРА

ПОЛОЖИ

БАНАН

О

ТАРЕЛКА

САРА ДАЙ

А

ЯБЛОКО

 

Сара — Экспериментатору
В) Я ! МЭРИ ■ Г) МЭРИ
^; d
положи • л 1 ДАЙ  
   

ЯБЛОКО • БАНАН

ВЕДРО

A) «Сара, положи банан на тарелку». Б) «Сара, дай яблоко».

B) «Мэри, положи яблоко в ведро». Г) «Мэри, дай банан».

Рис. 10. Пример системы сигнализации для шимпанзе, по Д. Примаку, 1978

'■VI'

•.'; ■ • 1






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 1065. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия