Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Характеристика ген. А.А. Брусиловым стратегии позиционной войны и состояния российской армии в 1914 -1916 гг. 6 страница





Авторитарные методы управления и контроля за всеми сторонами жизни общества осуществлялись через разветвленный бюрократический аппарат, особую роль в котором играли органы госбезопасности и внутренних дел. Последние, получив в 30-е гг. огромные полномочия и права внесудебного разбирательства, участвовали в экономических преобразованиях, которые сопровождались репрессиями. По мнению ряда историков (А.С. Ахиезера, А.К. Соколова), практиковавшиеся в те годы репрессии являлись отражением аномалий в социальном развитии советского общества, поддерживались тем, что из-за революционных потрясений, Гражданской войны и модернизации советской экономики в обществе тогда не существовало ни одной устойчивой социальной группы (все они находились в состоянии изменений или только формировались); люди, вырванные из привычного уклада жизни, утратившие старые социальные корни и не приобретшие новых, являлись благоприятной почвой, на которой могли прорасти любые семена.

Форсированное проведение преобразований в промышленности и сельском хозяйстве вело к разрыву экономических и социальных аспектов развития, к снижению уровня жизни, что порождало недовольство населения. Поэтому в качестве «громоотвода» был выдвинут тезис Сталина о том, что по мере продвижения страны вперед сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, будет обостряться классовая борьба. Концепция «вредительства» использовалась для объяснения возникавших трудностей, а затем стала основой для внедрения в массовое сознание недоверия и подозрительности в отношении к «спецам». «Шахтинское дело», процесс над Промпартией, объявление о раскрытии «трудовой крестьянской партии» означали поворот во внутренней политике государства, появление признаков, свойственных тоталитарному режиму.

Использование в политической борьбе репрессий как средства укрепления режима личной власти привело к усилению карательных функций государства. Особенно усилилась эта тенденция после XVII съезда партии и убийства в декабре 1934 г. члена Политбюро ЦК, первого секретаря Ленинградского обкома партии С.М. Кирова. Репрессии направлялись против остатков ленинской гвардии, интеллигенции, военных кадров; их жертвами становились сами сторонники и создатели системы – Л. Троцкий, Г. Зиновьев, Л. Каменев. Были репрессированы 70% членов ЦК партии, большая часть высшего комсостава армии, видные ученые (Н.И. Вавилов, А.А. Туполев, С.П. Королев), деятели культуры и искусства (М. Кольцов, Б. Ясенский, Н. Клюев); пострадали десятки тысяч партийных, советских и хозяйственных работников в каждой республике.

Репрессии в государственном и партийном аппарате должны были поддерживать его в постоянном напряжении и мобилизационной готовности. Этой цели была призвана служить система контроля, которая ставила в зависимость от воли государства не только положение, но и саму жизнь чиновника. Репрессии коснулись и рядовых граждан, проявлявших недовольство политическим режимом.

По подсчетам, проведенным на основании архивов НКВД, общее число репрессированных с 1930 по 1953 г. составило 3,8 млн. человек, в 1939 г. в ГУЛАГе числилось 3,1 млн. заключённых. К тому времени было расстреляно 682 тыс. человек (см.: Соколов А.К. Курс советской истории 1917 – 1940 гг. М., 1999. С. 228, 267).

Чем можно объяснить процессы, происходившие в стране в 30-е гг.? Причин здесь много, и не все из них надо искать в рамках того времени:

- страна не прошла в свое время этапа демократического развития, обществу не доставало «культурности», в нем преобладал авторитарный тип мышления, бывший одной из особенностей российского менталитета;

- достаточно низким был уровень цивилизованности всех слоев общества, незначительной оставалась численность интеллигенции;

- отсутствовали многопартийная система и механизм влияния общества на деятельность руководящих органов ВКП(б);

- структура правящей партии не была демократичной, она представляла собою иерархическую пирамиду ответственности и подчинения. Эффективность партийного руководства снижалась деформациями в самой партии (форсированием роста ее численности, невысоким образовательным и интеллектуальным уровнем, даже среди партийных руководителей);

- не последнюю роль играли субъективизм, отрицательные черты характера Сталина, о чем предупреждал партию Ленин;

- сказывалось также влияние капиталистического окружения.

Формирование командно-административной системы, культа личности наложило на советское общество глубокий отпечаток, предопределило неизбежность серьезных деформаций, но не могло остановить его развитие, лишить общество жизненных сил.

К концу 30-х гг. в Советской стране утвердилась новая общественная система. В ее оценке в исторической литературе преобладающее значение получила характеристика советского общества как общества незрелого, начального, административно-государственного социализма. Его основными чертами называются: подмена социализации основных средств производства их огосударствлением; неразвитость демократических форм общественной жизни; утверждение командно-административных методов принудительной (внеэкономической) организации труда; неспособность общества к самокоррекции, тем боле к внутренним реформам из-за отсутствия экономических и политических регуляторов общественной жизни; закрытость страны, тенденция к автаркии во всех сферах жизни; идеологический конформизм, догматизм в науке и культуре. Советское общество конца 30-х гг. по его социально-классовой сущности, было новым обществом, социалистическим. В нем были впервые утверждены новые принципы организации производства и общественной жизни с упраздненной частной собственностью, обобществлением производства. Политический режим, утвердившийся в стране, стал логическим следствием ее предыдущего развития, а также изменяющегося мирового порядка.

 

4. Международное положение СССР

Задачи внутреннего строительства в Советской стране решались в сложной международной обстановке. 30-е гг. были периодом резкого обострения противоречий – как межгосударственных, так и внутренних в странах Запада. Причиной тому стал мировой экономический кризис 1929 – 1933 гг., под ударами которого в странах капитализма началось свертывание производства: в Англии оно сократилось на 16,5%, во Франции – на 31,9, в Японии – на 32,3, в Германии – на 46,7, в США – на 46,2%.

Резкое ухудшение материального положения пролетариата и средних слоев в условиях кризиса вызвало обострение классовой борьбы, рост стачечного движения. На фоне мирового спада производства в ряде стран – Германии, Австрии, Венгрии – начались политические кризисы, приведшие к падению буржуазно-демократических режимов. Безработица, рост инфляции, нехватка промышленных товаров, отсутствие колониальных сырьевых ресурсов породили в этих станах реваншистские идеи. В деловых кругах Запада усилилась тяга к авторитарным методам правления, вмешательству государства в экономику и социальные отношения.

Использование элементов государственно-монополистического капитализма политическим руководством большинства стран происходило по разным направлениям. В тех государствах, где буржуазия была достаточно сильна, преобладали буржуазно-реформистские тенденции, затрагивавшие как сферу экономики, так и социальные проблемы. В каждой стране имелись свои особенности в осуществлении реформ, итогом же были стабилизация экономики, рост регулирующей роли государства во всех сферах жизни общества и усиление влияния социал-демократии, имевшей в ряде стран до 40% голосов в парламенте.

Страны, где отсутствовала сложившаяся система буржуазных отношений, прочных буржуазных институтов власти, не смогли справиться с кризисом подобным образом. Из-за слабости буржуазии реформистский путь в них был затруднен, для борьбы с кризисом и нараставшим революционным движением использовались реакционно-фашистские методы. В ряде стран утвердились фашистские режимы – в Италии (1922 г.), Германии (1933 г.), Испании (1938 г.), Португалии, где фашизм достиг государственно оформленной системы, в Болгарии, Венгрии, Греции, Румынии и Югославии к власти пришли военно-монархические диктаторы. Тоталитарные режимы выражали интересы наиболее реакционных и агрессивных кругов буржуазии, их отличали шовинизм, расистский национализм, тяга к милитаризму, и реваншизму, лжесоциалистическая демагогия, использовавшаяся для создания массовой социальной базы, захватническая внешняя политика.

В Германии фашистская партия, именовавшая себя «национал-социалистической», за короткий период сформировала тоталитарный режим с расистской идеологией, запретивший деятельность всех других политических партий, провозгласила политику антикоммунизма, преследования инакомыслия и всех антифашистских сил. В стране начались репрессии, еврейские погромы, массовые расправы с противниками политики возрождения «великой Германии» и подготовки её к завоеванию «жизненного пространства». Правители «третьего Рейха» заявили о своих претензиях на господство в Европе, встали на путь подготовки войны.

В 1933 – 1936 гг. имелись определенные возможности для противодействия военной угрозе, усиливавшейся в центре Европы, объединения антифашистских сил. В эти годы благодаря инициативам Советского Союза в борьбе за создание системы коллективной безопасности в Европе был возможным союз политиков, влиятельных деятелей Франции, Чехословакии, Югославии, Румынии и СССР. Деятельность советского Наркома иностранных дел М.М. Литвинова, сторонника сотрудничества с буржуазно-демократическими силами Запада, принесла свои результаты: были подписаны советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи (1935 г.); установлены дипломатические отношения с рядом государств, в том числе с США; в 1934 г. Советский Союз вступил в Лигу Наций.

Однако возможности для создания системы коллективной безопасности не были реализованы. Реакционные круги Англии, Франции саботировали осуществление политики создания системы коллективной безопасности в Европе из-за неприятия социализма и недооценки опасности фашизма. Немалую роль в этом сыграли разобщенность мирового общественного движения, особенно коммунистов и социал-демократов, а также ошибочная установка лидеров Коминтерна, ориентировавших компартии на новый тур крупных столкновений пролетариата с капиталом, в то время когда на передний план тогда выдвигалась задача объединения всех демократических сил, в т.ч. буржуазных демократов, в единый антивоенный фронт для противодействия нараставшей военной угрозе.

В борьбе с фашизмом Коминтерн сыграл свою положительную роль: он критиковал взгляды левых, оценивавших фашизм лишь как признак разложения капитализма, как неизбежную ступень в его кризисе; вскрыл реакционную агрессивную сущность фашизма и несущую им угрозу миру и безопасности народов. В июле – августе 1935 г. на VII конгрессе Коминтерна была выработана новая тактика – тактика единого фронта различных политических направлений в местном, национальном и международном масштабах. Однако реализовать её в условиях раскола рабочего движения, ставшего к тому времени реальностью, удалось лишь немногим партиям. Единый фронт антивоенных сил в Европе не был создан.

Во второй половине 30-х гг. фашистская опасность продолжала нарастать: итальянские фашисты осуществили захват Эфиопии; в марте 1936 г. германские войска вступили в Рейнскую зону, демилитаризованную после поражения Германии в Первой мировой войне; летом 1936 г. испанские фашисты начали мятеж при поддержке Германии и Италии. Антифашистские силы из 54 стран направили в поддержку испанским республиканцам добровольцев общей численностью свыше 50 тыс. человек, Советский Союз – 23 транспортных средства с оружием и боеприпасами, кредит в 25 млн. долл. и многие сотни добровольцев.

Фашистская агрессия в Европе расширялась. В марте 1938 г. путем так называемого «аншлюса» (насильственного присоединения) в состав Германии была включена Австрия. Вслед за тем Гитлер предъявил требования о присоединении к территории третьего рейха областей, населенных немцами: Судетской в Чехословакии, Данцинга – в Польше. Буржуазные правительства европейских стран не противодействовали этим притязаниям и завоеваниям с позиций невмешательства. Война становилась реальностью.

Параллельно с усилением фашизма и военной опасности в Европе возник очаг войны на Дальнем Востоке. В 1936 г. Германия и Япония заключили «антикоминтерновский пакт», к которому вскоре присоединилась Италия; целью пакта была подготовка войны за передел мира в пользу монополий Германии, Италии, Японии.

В обстановке нараставшей военной угрозы Советское государство последовательно проводило политику защиты мира, настойчиво добивалось поддержки правительств Англии и Франции, но не получило её. В сентябре 1938 г. между Германией, Великобританией, Италией и Францией было подписано Мюнхенское соглашение, по которому Судетская область Чехословакии передавалась Германии, после чего последовала оккупация всей территории Чехословакии. Мюнхенский сговор открывал путь германской агрессии на Восток, был сильнейшим ударом по проектам системы коллективной безопасности. Советский Союз оказался в глубокой международной изоляции.

Видя, что Германия, получив ресурсы для ведения дальнейшей агрессии, все больше выходит из-под контроля и все меньше считается с общепринятыми нормами международного права, правящие круги Англии и Франции начали проявлять беспокойство. СССР так же был серьезно озабочен продвижением границ фашистского государства на Восток. В течение апреля – июля 1939 г. велись переговоры СССР с делегациями Англии и Франции о создании антифашистского союза в Европе для противодействия немецкой агрессии, но они оказались безрезультатными из-за двойственной политики западных стран.

В сложившейся обстановке у Советского Союза не оставалось выбора: он должен был позаботиться о своей безопасности, расстроить план правящих кругов Запада на его международную изоляцию. Правительство СССР было вынуждено подписать в августе 1939 г. с Германией пакт о ненападении.

 

 

Документы

 

Из отчетного доклада XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)

26 января 1934 г.

«Результатом затяжного экономического кризиса явилось небывалое доселе обострение политического положения капиталистических стран как внутри этих стран, так и между ними. Дело явным образом идет к новой империалистической войне как к выходу из нынешнего положения.

Некоторые германские политики говорят, что СССР ориентируется теперь на Францию и Польшу, что из противника Версальского договора он стал его сторонником, что эта перемена объясняется установлением фашистского режима в Германии. Это не верно. Конечно, мы далеки от того, чтобы восторгаться фашистским режимом в Германии. Но дело здесь не в фашизме. Дело даже не в мнимых изменениях в нашем отношении к Версальскому договору. У нас нет ориентации на Германию так же, как у нас не было ориентации на Польшу с Францией. Мы ориентировались в прошлом и ориентируемся в настоящем на СССР и только на СССР. И если интересы СССР требуют сближения с теми или иными странами, мы идем на это без колебаний…»

И. Сталин. Вопросы ленинизма. – 11-е изд. М., 1952. С. 465 – 473.

Из постановления Пленума Верховного суда СССР Из постановления пленума Верховного суда СССР

от 4 февраля 1988 г.

«Руководствуясь п. 1 ст. 18 Закона о Верховном суде СССР, Пленум Верховного суда СССР постановляет:

Приговор военной коллегии Верховного суда СССР от 13 марта 1938 г. в отношении Бухарина Николая Ивановича, Рыкова Алексея Ивановича, Розенгольца Аркадия Павловича, Чернова Михаила Александровича, Раковского Христиана Георгиевича, Буланова Павла Петровича, Левина Льва Григорьевича, Казакова Игнатия Николаевича, Максимова-Диковского Вениамина Адамовича (Абрамовича), Крючкова Петра Петровича, а также приговор военной коллегии Верховного суда СССР от 8 сентября 1941 г. в отношении Раковского Христиана Георгиевича отменить и дело прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления».

Известия ЦК КПСС. 1989. № 1. С. 120.

Из письма Н. Бухарина «Будущему поколению руководителей партии»

«Ухожу из жизни. Опускаю голову не перед пролетарской секирой. Чувствую свою беспомощность перед адской машиной, которая, пользуясь, вероятно, методами средневековья, обладает исполинской силой, фабрикует организованную клевету, действует смело и уверенно.

В настоящее время, в своем большинстве, так называемые органы НКВД, эта переродившаяся организация безыдейных, разложившихся, хорошо обеспеченных чиновников, которые, пользуясь былым авторитетом ЦК, в угоду болезненной подозрительности Сталина, в погоне за орденами и славой, творят гнусные дела, кстати, не понимая, что одновременно уничтожают самих себя – история не терпит свидетелей грязных дел!

Любого члена партии эти «чудодейственные органы» могут стереть в порошок, превратить в предателя-террориста, диверсанта, шпиона. Если бы Сталин усомнился в самом себе, подтверждение последовало бы мгновенно.

Грозовые тучи нависли над партией. Одна моя, ни в чем не повинная, голова потянет еще тысячи невинных. Ведь нужно еще создать организацию, в действительности не существующую не только теперь, когда вот уже седьмой год у меня нет и тени разногласия с партией, но и не существовавшей в годы правой оппозиции.

В эти дни газета с названием «Правда» печатает гнуснейшую ложь, что якобы я, Николай Бухарин, хотел уничтожить завоевания Октября, реставрировать капитализм. Это – неслыханная наглость, это – ложь. Если в методах построения социализма я не раз ошибался, пусть потомки судят меня строже, чем это делал Владимир Ильич. Мы шли к единой цели впервые, еще не проторенным путем.

В эти, может быть, последние дни моей жизни я уверен, что фильтр истории, рано или поздно, смоет грязь с моей головы. Никогда я не был предателем, за жизнь Ленина без колебаний заплатил бы собственной. Любил Кирова, ничего не затевал против Сталина.

Прошу новое, молодое и честное поколение руководителей партии зачитать мое письмо на пленуме, оправдать и восстановить меня в партии. Знайте, товарищи, что на том знамени, которое вы понесете к коммунизму, есть и моя капля крови».

Кобо Х. Осмыслить культ Сталина. М., 1989. С. 609 – 610.

 

 

ТЕМА XV. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941-1945 гг.)

1. СССР накануне и в первый период войны

Подписанием пакта о ненападении с Германией Советский Союз оказал влияние на расстановку политических сил в Европе, сорвал план объединения агрессивных государств в единый антисоветский блок, выиграл время для подготовки к отражению германской агрессии, угрозу которой советское руководство не сбрасывало со счёта.

Вынужденный в тех условиях шаг Советского правительства обнажил истинные цели внешней политики Англии и Франции, правящие круги которых стремились «сторговаться» с Гитлером, подтолкнуть его на Восток, в известной степени ограничил свободу действий правителей в Восточной и Юго-Восточной Европе, Балтийском бассейне. Наконец, Пакт избавлял СССР от угрозы войны на два фронта – союзница Германии Япония оказалась связанной и не могла после этого приступить к реализации плана захвата советского Дальнего Востока.

Пакт о ненападении вполне соответствовал нормам дипломатии того времени, его подписание создавало предпосылки для урегулирования советско-германских отношений. Но подписание секретного протокола к Пакту, а месяц спустя (28 сентября) так называемого договора о дружбе и границе с Германией было просчетом, политической ошибкой советского руководства (Сталина, Молотова), ибо этим шагом была сделана принципиальная уступка главарям фашистской Германии, «узаконивалось» разделение сфер интересов Германии и СССР в Восточной Европе, затрагивался суверенитет ряда соседних государств.

Подписав второй договор с Германией, СССР стал участником «территориальных и политических преобразований» в Польше, Финляндии (с ноября 1939 г. до марта 1940 г. Красная армия вела против нее боевые действия) – это нанесло ущерб международному авторитету СССР, подорвало доверие части наших сторонников за рубежом к советской внешней политике.

В главном же внешнеполитический курс Советского государства накануне и в начале Второй мировой войны был подчинен основной цели – противодействию планам развязывания войны, укреплению международных позиций и безопасности СССР. После подписания Пакта 1939 г. внешнеполитическая деятельность правительства приобрела большую целенаправленность, повысилась ее действенность. Осенью 1939 г. Красная армия завершила разгром японской группировки в Монголии на реке Халхин-Гол и сорвала тем самым расчеты на создание плацдарма для войны против СССР. В том же году по договорённости с правительствами стран Прибалтики на их территорию были введены советские войска; позже Верховные Советы Латвии, Литвы и Эстонии приняли решение о вхождении своих стран в состав СССР.

Подписание с Германией Пакта о ненападении не обуздало ее правителей; расчеты Советского правительства на то, что этим актом удастся избежать военного столкновения, не оправдались. После подписания Пакта Германия 1 сентября предприняла разбойное нападение на Польшу и вскоре захватила ее, весной следующего года оккупировала Данию, Норвегию, Бельгию и Голландию, а в мае – июне разгромила Францию. Потенциал оккупированных стран Европы, как и сателлитов фашистской Германии, был обращен главарями рейха на подготовку похода на Восток – войны против Советского Союза. 18 декабря 1940 г. Гитлер подписал Директиву № 21 (план «Барбаросса») – общий стратегический замысел войны против СССР.

22 июня 194l г. Германия, поправ подписанные договоры и нормы международного права, развязала войну против СССР; вместе с ней выступили Италия, Венгрия, Румыния и Финляндия. Германский фашизм и его громадная, заранее отмобилизованная армия, выполняя империалистический план уничтожения Советской страны, навязали нашему народу войну, самую тяжелую и самую жестокую из всех известных истории.

Советский народ по призыву Правительства вынужден был взяться за оружие, чтобы отразить разбойничье нападение, подняться на войну, ставшую Великой Отечественной – освободительной, справедливой по ее характеру, священной войной в защиту советского государственного строя, национального суверенитета СССР.

Правители фашистской Германии преследовали в войне чудовищные цели – стереть с лица земли Советское государство, овладеть богатствами и территориями страны до Урала, уничтожить десятки миллионов советских людей. Гитлер замышлял установить «немецкое мировое господство на века». Планом «Ост» намечалось присоединить к Германии огромные территории на Востоке, колонизировать Украину, Белоруссию и Русскую равнину; уничтожить 30 – 40 млн. слабосильных, переселить 60 – 70 млн. человек в Сибирь и Среднюю Азию, оставить в качестве рабов для немцев только 20 – 30 млн. человек. Чудовищные цели, преследовавшиеся немецкими варварами, обусловили бескомпромиссный характер борьбы, ожесточенность боевых действий на протяжении всей войны. У советского народа не оставалось выбора – он должен был сокрушить вермахт, не останавливаясь перед неизбежными жертвами.

Защищая будущее своей страны, новых поколений, Красная армия должна была, как и в Отечественной войне 1812 г., помочь народам Европы освободиться от германского ига, защитить будущее цивилизации, прогресса и демократии – больше некому было тогда выполнить эту миссию.

Великая Отечественная война отличалась от других войн еще одной особенностью – неизвестными прежде масштабами. Для достижения целей «молниеносной войны» против СССР главари фашистского рейха бросили на Восточный фронт громадную армию – 190 дивизий (5,5 млн. солдат и офицеров), 3712 танков, 4950 боевых самолетов, более 47 тыс. орудий и минометов; они рассчитывали в течение лета и осени захватить важнейшие промышленные центры, стратегически важные районы страны и вынудить Советское государство капитулировать. Противостоять натиску такой силы могла только страна, превращенная в единый боевой лагерь.

Красная армия, принявшая на себя удары полчищ рейха, насчитывала в своих рядах в начале войны 5,3 млн. чел., имела 1860 новых танков, св. 2700 боевых самолетов новых типов, св. 67 тыс. орудий и минометов (кроме того, в войсках было большое количество устаревшей бронетанковой и авиационной техники). На территории приграничных военных округов находилось 170 дивизий (2.680 тыс. чел.), 1475 новых танков, 1540 боевых самолетов, 37,5 тыс. орудий и минометов, а также значительное число устаревших танков и самолетов. (См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Словарь-справочник. М., 1988, С.11). В декабре 1941 г. в действующей армии СССР насчитывалось 4.197 тыс. чел. (Германии – 5.093 тыс. чел.), танков и САУ – 1984, самолетов 3688, орудий и минометов 32.194; в Германии – соответственно 1453 – 2465 – 36430. (Великая Отечественная война Сов. Союза. М., 1965, С. 569). Важнейшим источником силы, боевой мощи Красной армии была ее всенародная поддержка: с начала войны в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками вступили формирования народного ополчения, тысячи партизанских отрядов, подпольных групп, многомиллионный тыл – Отечественная война была подлинно всенародной.

Война Советского Союза против фашистской Германии по масштабам вовлеченных в сражения сил, напряженности и бескомпромиссности противоборства оказалась в эпицентре Второй мировой войны, оттеснила на второй план другие военно-политические события.

В истории войны выделяются три главных периода:

- первый (22 июня 1941 г. – 18 ноября 1942 г.), в течение которого был сорван план «молниеносной войны», созданы условия для коренного перелома в ходе войны (главные военные события: Смоленское сражение, битва за Москву, сражение под Ленинградом, Сталинградская битва, сражение на Северном Кавказе);

- второй (19 ноября 1942 г. – 31 декабря 1943 г.) – коренное изменение хода войны в пользу СССР (разгром армии Паулюса на Волге, освобождение Северного Кавказа и Дона, прорыв блокады Ленинграда, Курская битва, сражение за правобережную Украину);

- третий (1 января 1944 г. – 9 мая 1945 г.) – победоносное завершение войны с Германией (Корсунь-Шевченковская, Ясско-Кишиневская, Карпатско-Дукельская, Белорусская, Висло-Одерская, Будапештская, Восточно-Померанская, Берлинская операции).

В 4-летней истории Отечественной войны самым драматичным, безмерно трудным для нашей страны, армии был первый период. Нашему народу пришлось перенести немало неудач, потерь, пройти через такие испытания, которые не выпадали на долю ни одного другого народа. За три недели с начала войны противник нанес полное поражение 28 советским дивизиям (из 170 дивизий), 72 потеряли половину своего состава. В первые месяцы войны более 3 млн. наших бойцов и командиров оказались в плену. Уже к концу ноября 1941 г. врагом были оккупированы Белоруссия, республики Прибалтики, значительная часть Украины, Молдавия, ряд западных областей РСФСР, весной и летом следующего года – Крым, юг Украины, Донбасс, междуречье Дона и Волги, большая часть Северного Кавказа. В 1942 г. под вражеской оккупацией оказалась территория, на которой до войны проживало 41,9% населения (88 млн. человек), производилось 38% зерна, 40% промышленной продукции; в результате к концу 1941 г. производство валовой продукции промышленности у нас уменьшилось в 2 раза.

Большие потери, понесенные Красной армией в начале войны, прорыв вражеских армий к Ленинграду, Москве, Киеву, затем в Донбасс, Крым, на Северный Кавказ поставили Советское государство в тяжелейшее положение, перед угрозой потери независимости (см.: История СССР. Советский период. М., 1987. С. 353-367).

Причины, которыми объясняются наши неудачи и большие потери в начале войны, сложны и многообразны. Прежде всего в их числе следует назвать объективные – неблагоприятное для Советской страны к началу войны соотношение сил, внезапность нападения Германии, незавершенность программы перевооружения армии. Красная армия должна была одна противостоять превосходящим силам Германии, использовавшей военно-экономический потенциал своих союзников и покоренных стран Европы. Не последнюю роль играли причины субъективного характера: ошибки, просчеты политического и военного руководства в разработке стратегии первого этапа войны, в подготовке армии к отражению агрессии; особенно же тяжелые последствия репрессий военных кадров (в 1937 – 1938 гг. армия лишилась многих сотен высших военачальников, десятков тысяч офицеров). При всем этом нельзя согласиться с утверждением зарубежных советологов, что наша страна оказалась неподготовленной к войне; как свидетельствует история, слабые страны проигрывают войны (как, например, Франция в 1940 г.), а Советский Союз оказался в состоянии изменить ход войны в свою пользу собственными силами, за полтора года до открытия нашими союзниками второго фронта в Европе.

История учит: победа или поражение в войне в конечном итоге закономерны; временные преимущества, влияя на ход отдельных сражений, не в состоянии предрешить ее исход.

 

2. Организаторская работа партийных, советских и военных органов по мобилизации сил страны на разгром врага

В экстремальных условиях войны раскрылись преимущества советского государственного строя, значение социально-экономических достижений 30-х гг. и таких факторов, как высокий моральный дух Красной армии, прочность советского тыла, дружба народов, патриотизм, преданность советских людей своей Родине, их глубокая убежденность в том, что «наше дело правое, победа будет за нами».

Чтобы привести в действие эти факторы, выявить и использовать резервы, возможности Советского государства для достижения целей войны, правящая Компартия – от ее Центрального комитета до низовых звеньев, Правительство, Советы всех ступеней, военные и хозяйственные органы должны были повседневно вести в неизвестных прежде масштабах напряженную организаторскую работу, преодолевать неслыханные трудности, поспевать за суровыми требованиями фронта, за тем, что диктовалось интересами ведения войны, защиты Отечества. История признает заслуги в реализации возможностей нашего общества, превращении их в реальную победу за Советским государством, его институтами, за Коммунистической партией, которая взяла на себя ответственность за судьбу страны и оказалась достойной этой миссии.






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 149. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.106 сек.) русская версия | украинская версия