Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Эпоха Возрождения




Эпоха Возрождения, начало которой относят к XIV-XV вв., стала переходной от культуры Средневековья к культуре Ново- го времени. Свободная исследовательская мысль способствовала развитию естествознания и медицины, использовавших опытный метод изучения природы и человека. С этим был связан прогресс анатомии: Леонардо да Винчи (1452-1519) и Везалий (1514-1564) заложили фактически научные основы этой отрасли медицины. Начала развиваться физиология: Мигель Сервет (1509-1533) и Ви- льям Гарвей (1578-1657) открыли кровообращение. Определенные позитивные изменения стали происходить и в медицинской прак- тике.

Однако в странах Европы положение хирургии, этой своего рода «золушки» в семье врачебных специальностей, поначалу нисколь- ко не изменилось, как не изменилось и отношение к представи- телям этой профессии. Врачебный мир, университеты различных западноевропейских стран по-прежнему не признавали хирургию, презирали и открыто игнорировали хирургов-ремесленников. В общем, расслоение (потому что называть это «специализацией» или «профилизацией» было бы большой ошибкой) сохранялось: в средневековой западноевропейской медицине наряду с «истинны- ми врачами» продолжали свою деятельность и хирурги, консоли- дировавшиеся в своих обществах. Так, почти во всех городах Фран-

ции к концу XV в. специалисты-хирурги состояли в утвержденных правительством объединениях: они ревниво охраняли свои права как от конкурировавших с ними медиков, так и от подвластных им цирюльников. Или еще один пример. В Англии в 1540 г. было организовано объединенное общество барберов (цирюльников- хирургов), что позволило в какой-то мере контролировать квали- фикацию, качество оказываемой хирургической помощи тех, кто занимался оперативным лечением (это объединение барберов яви- лось предшественником существующего и поныне Королевского общества хирургов Англии). Такой же приблизительно была ситуа- ция в Германии, Голландии, Италии, других государствах. Важно, правда, отметить, что, помимо отстаивания своих профессиональ- ных интересов, все эти объединения готовили профессиональную смену - специалистов по хирургии, делалось это, как правило, путем индивидуального ремесленного ученичества.

Нельзя отрицать, что среди средневековых хирургов, даже в той же Франции или в Англии, могли быть, да наверняка и были раз- ные люди, в том числе и невежды, и шарлатаны, и просто любите- ли легкой наживы (такое встречается, что скрывать, и в наше про- свещенное время). Думается, однако, что большинство хирургов Средневековья составляли искусные мастера, специалисты свое- го дела. Отнюдь не случайно действовавшие тогда объединения хирургов одной из своих основных задач считали необходимость соблюдать законы профессиональной этики, стоять на страже чи- стоты своих рядов, заботиться, кроме всего прочего, об авторитете представителей этой профессии.

Кстати, средневековые хирурги довольно широко и с положи- тельным эффектом использовали наиболее целесообразные, про- веренные многовековой практикой приемы и методы народной медицины, часто отвергавшиеся их более учеными коллегами и предававшиеся анафеме церковью. Лучшие представители средне- вековой хирургии, которые по праву вошли в историю медицины, применяли главным образом наиболее проверенные и обоснован- ные многовековым опытом лечебные методы. Это подтверждает знакомство с деятельностью наиболее известных хирургов того времени.

В Италии, например, пользовалась известностью хирургическая семья Бранка, отец и сын Антоний (XV в.). Они были родом из Ка- таньи (Сицилия) и славились тем, что успешно производили пла-

стические операции, такие, например, как возмещение дефектов носа. Отец Бранка использовал для этого лоскут здоровой кожи со лба и щеки, а сын Антоний еще и с плеча. По этой методике «ита- льянской пластики», которую они, правда, не раскрывали, считая ее своим семейным секретом, отец и сын делали ринопластику, производили восстановление дефектов губ и ушей.

Спустя столетие хирург Каспар Тальякоцци(1546-1599), про- фессор университета в Болонье, раскрыл секрет и усовершен- ствовал «итальянскую пластику». В своих трудах, в особенности в книге (трактате) «De curtorum chirurgia per incisionem» (1597), он описал в числе других и методику «итальянской пластики». (Этот метод фактически используется и сейчас.) Кроме того, Тальякоц- ци считал возможным при ринопластике использовать мышцы лица одного человека для реконструкции носа другого, хотя не- известно, делал ли он или кто-либо другой такие операции на практике. Несомненно то, что труды Тальякоцци, известные в различных странах, ознаменовали рождение в Европе пластиче- ской хирургии.

В Германии, на севере Европы, в 1460 г. появилось хирурги- ческое сочинение Генриха фон Пфолспеунда.По свидетельству Г. Гезера, это был малообразованный человек, не знавший даже как следует собственного языка, без особенных знаний в медицине и без всяких сведений по анатомии. Он был членом тевтонского ордена и как хирург участвовал в многочисленных войнах. Его труд был посвящен различным перевязкам при повреждениях, ранах и ушибах мягких и твердых частей тела. Считается, что Пфолспеунд первым упомянул в своем труде об огнестрельных ранах: он писал о средствах, нужных для удаления пули и будто бы вошедшего вместе с ней пороха: пулю следовало вынимать зондом, а порох удалять впрыскиванием женского или козьего молока, масла, со- ков различных растений или же с помощью корпийной кисточки.

О том что огнестрельное оружие, быстро вошедшее в практику противоборствующих армий и изменившее характер ран, суще- ственно сказалось на развитии хирургии, свидетельствует деятель- ность такого авторитетного хирурга, каким был итальянец Джо- ванни де Виго.

Джованни де Виго(1450-1525) родился в Италии, в Рапалло (близ Генуи), в семье профессионального литотомиста, у которо- го, скорее всего, и обучался хирургии. В дальнейшем он работал

хирургом в различных городах Италии, а в 1503 г., приобретя не- обходимый опыт, стал лейб-хирургом папы Юлия II в Риме.

Виго принадлежат руководство по хирургии в нескольких то- мах и краткий учебник хирургии (1517), пользовавшиеся большой популярностью у средневековых хирургов. Опираясь в основном на труды Гиппократа, Цельса, арабских врачей, он рекомендовал применять определенные операции и хирургические приемы, ко- торые уже с успехом использовались на практике, в том числе и им самим. Особое внимание он обратил на лечение огнестрельных ран. Виго указывал, как удалить инородное тело (пулю) из мышцы или кости, при травмах черепа советовал производить трепанацию, рекомендовал при лечении ранений использовать мази и пласты- ри. Правда, одна из его рекомендаций оказалась чрезвычайно жестокой: исходя из положения об отравленности огнестрельных ранений пороховым ядом, он настаивал на безусловной необходи- мости такого поистине варварского метода лечения, как прижи- гание этих ран раскаленным железом или заливание их кипящим маслом. Этой рекомендации долгое время следовало подавляющее большинство европейских хирургов.

Правда, занимаясь главным образом хирургией, лечением ра- нений и болезней, требовавших оперативных методов, Виго уде- лял внимание и другим заболеваниям. Так, в своем хирургическом учебнике он писал (одним из первых) о диагностике приобретен- ного и уже развившегося сифилиса, а также предложил лечить эту болезнь втираниями ртути.

Отличным специалистом зарекомендовал себя Пьер Франко(1505-1582). Он родился в Провансе, а специальность хирурга по- лучил, очевидно, в порядке индивидуального ученичества. Потом Франко стал странствующим хирургом и особенно прославился на родине, во Франции, своими операциями грыжесечения. За- тем в течение нескольких лет он преподавал хирургию в Лозанне, Берне и Оранже, работал практикующим хирургом и производил самые разнообразные операции. Результаты своей хирургической деятельности Франко обобщил в написанных им двух руковод- ствах. Он описывал различные методы грыжесечения (в том числе с «попутной» кастрацией, а также при ущемленной грыже) и кам- несечения, при котором можно было применять как старый, так и новый, предложенный Франко способ высокого камнесечения. Хорошие результаты давала операция при катаракте, которую он

постигал на трупах и на животных, а также пластические операции при заячьей губе, расщеплении нёба и дефектах щеки. При этом для остановки кровотечения во время операций Франко применял только прижигания раскаленным железом.

В Испании в XVI в. известен был написанный в 1575 г. и по- священный трепанации труд Андреаса Альказара, профессора ака- демии хирургии в Саламанке: эта операция использовалась, оче- видно, в практике испанских хирургов.

В развитии медицины и хирургии Средневековья, особенно того периода, который называют эпохой раннего Возрождения, важную роль сыграл Парацельс: личность и дела этого крупнейше- го реформатора медицины, выдающегося ученого, врача, хирурга до сих пор вызывают интерес исследователей.

Парацельс - «доктор обеих медицин»

Сын врача-лиценциата медицины Вильгельма Гогенгейма, происходившего из обедневшего дворянского рода, Парацельс(Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм) (1493-1541) родился в Швейцарии, а медицинское образование получил в уни- верситете Ферраре (Северная Италия). Обучение в этом универ- ситете многое дало Парацельсу, который к тому же посещал и соседние университеты в Падуе и Болонье. В 1516 г. он окончил университет, защитил диссертацию и был удостоен, как водилось в те времена, шляпы доктора медицины. Затем доктор медицины Парацельс в течение многих лет вел жизнь странствующего ле- каря. Он побывал во многих странах Европы, от Португалии до Литвы, от Швеции до Италии. Существует легенда, что он был в России и даже в Египте. Во время этих странствий он не только сам занимался лечением больных и раненых, но и знакомился с методами, применявшимися различными врачами и не врачами. Это позволило ему, помимо собственного опыта, накопить солид- ную сумму знаний по медицинской практике и стать искусным врачом-целителем.

Наконец, покончив с кочевым образом жизни, Парацельс осел в Страсбурге, а через несколько месяцев переехал в родную Швей- царию, в Базель. Дело в том, что, будучи как-то в этом городе на Рейне, он взялся вылечить известного книгоиздателя Иоганна Фробена (Фробениуса) и успешно справился со своей задачей. Хотя

его пригласили как хирурга (пациенту угрожала ампутация нижней конечности), Парацельс сумел, назначая Фробениусу только ле- карства, сохранить ему ногу. Этот успех помог доктору медицины получить профессорскую кафедру в Базельском университете.

В Базеле Парацельс стал городским врачом и одновременно профессором университета по кафедре естественной истории и медицины. Его лекции, новые и оригинальные по содержанию, пользовались большим успехом; читал он их не на ученой латыни, а на немецком языке. Характерно, что уже во вступлении к своим лекциям, изданным в Базеле в 1527 г., Парацельс предупреждал, что не станет, как делали все тогдашние профессора, комменти- ровать, а будет критиковать классиков медицины - Галена и Ави- ценну, и будет учить студентов по своему собственному опыту в области внутренней медицины и хирургии. Студентов он обучал не только на лекциях, но и у постели больных, во время экскурсий за лекарственными растениями и минералами и т.д.

В 1529 г., после трех лет относительно спокойной оседлой жиз- ни, из-за интриг местных врачей Парацельс вынужден был поки- нуть Базель и вернуться к жизни странствующего лекаря и алхи- мика. Его жизненный путь окончился в 1541 г. в Зальцбурге, где он прожил всего несколько месяцев.

Парацельс - один из наиболее ярких деятелей медицины и хирургии эпохи Возрождения - внес много нового в лечебную практику. Для нас особенно важно, что наряду с внутренней ме- дициной (т.е. говоря современным языком, терапией) Парацельс много занимался и хирургией. Еще в первый период своей кочевой жизни, будучи странствующим лекарем, он много путешествовал, объездил многие страны Европы, участвовал в военных походах. Вероятно, именно там он приобрел тот хирургический опыт, кото- рый впоследствии лег в основу его научных трудов по этой специ- альности. Во всяком случае, совершенно точно установлено, что во время своих многочисленных странствий он нередко выступал в роли не только лекаря, но и хирурга - в Нидерландах, Дании, Италии он был военным врачом. Считают также, что он был во- енным лекарем швейцарских наемников во время так называемых венецианских войн 1521-1525 гг.

В биографии Парацельса есть и такой факт. 5 декабря 1526 г. он купил право гражданства в Страсбурге и, как тогда водилось, всту- пил в цех. Он выбрал цех «Люцерна» (цех фонаря), куда входили и

хирурги, видимо, и в это время он занимался хирургической прак- тикой. Более того, есть основания предполагать, что в Страсбурге он преподавал еще и в существовавшей там хирургической школе. В общем, вопреки господствовавшему тогда в Европе порядку, в соответствии с которым врачу с университетским образованием было зазорно и просто стыдно заниматься хирургией, Парацельс был не только терапевтом, но и хирургом. Он многое знал и умел в хирургии и обогатил эту специальность рядом нововведений.

Когда в 1527 г. он стал университетским профессором в Базеле, то в курс медицины, который он читал своим студентам, входили самые различные вопросы, в том числе о повреждениях и хирур- гических заболеваниях. Здесь же, в Базеле, он начал разрабатывать проблему общего лечения ран и опухолей. Новые лекарства Па- рацельс проверял при лечении наружных страданий - ранений, язв, опухолей (тогда лечение всей этой патологии входило в ком- петенцию хирургов), и только позже он стал применять их и при внутренних болезнях.

Не подлежит сомнению, что не в пример абсолютному большин- ству тогдашних врачей он считал хирургию неотъемлемой частью медицины, сознавал единство и глубокую внутреннюю связь кон- сервативного и радикального лечения болезней. «Хирургом быть невозможно, ежели не быть врачом (т.е. терапевтом. - М.М.),хи- рург из врача рождается, - писал он. - А ежели врач к тому же не будет хирургом, то он окажется болваном, в коем нет ничего, и раз- малеванной обезьяной». Сам Парацельс с гордостью именовал себя «обеих медицин доктором» (т.е. доктором медицины и хирургии) - так было написано на титульных листах его научных трудов.

Среди сочинений Парацельса есть труды, посвященные хирур- гии. Это книги «Малая хирургия» (1528) и «Большая хирургия» (1536). Свой знаменитый труд «Большая хирургия» он писал во время скитаний по горам Швейцарии: этот труд был опубликован в 1536 г., а затем переиздан и принес Парацельсу заслуженную славу. В нем содержалось учение о ранах, которые тогда чаще все- го были объектом хирургической практики, о язвах, об их лечении и предупреждении осложнений. Правда, содержание той хирур- гии, которой занимался Парацельс и о которой он писал в своей «Большой хирургии», не слишком-то отличалось от средневеко- вой. Все же он разработал и описал немало новинок, прежде всего рациональную систему лечения ран, а также переломов.

Когда Парацельс был военным врачом, то применял, скорее всего, оперативные методы, например, при лечении ран. Это были принятые тогда способы лечения. Однако, очевидно, плохие ре- зультаты подобных вмешательств заставили его разочароваться в использовавшихся хирургических операциях и прийти к мыс- ли, которую он выразил так: «Все хирургические болезни (сифи- лис, нарывы и т.д.) можно излечивать и средствами физической (т.е. консервативной, терапевтической. - М.М.)медицины».

При лечении ран главное, считал Парацельс, заключается в том, чтобы обеспечить действие в организме особой жидкости (сока): она хотя и находится повсюду в организме, но разнообразна для различных органов и даже для частей одного и того же органа. Эта жидкость (сок) поддерживает целостность организма и способ- ствует его восстановлению при ранениях. Согласно Парацельсу, существовало правило специфичности: заживление мышц проис- ходило только при помощи мышечного сока, заживление связок - с помощью сока из связок и т.д. Жидкость эта (сок) у лиц стар- шего возраста теряла свою силу, отчего раны у стариков заживали медленнее и хуже, чем у молодых; в худшую сторону изменялось ее качество и в других случаях, например под влиянием воздуха и других факторов. Таким образом, заживление ран происходило благодаря одним лишь силам природы.

Особо стоит подчеркнуть, что Парацельс выступал против «вы- жигания» огнестрельных ран, прижигания ран каленым железом и кипящим маслом. Этот метод был широко распространен еще в арабской медицине. Парацельс же в лечении ран стремился до- биться первичного заживления (prima intentio) и потому старался обеспечить простое чистое содержание раны, т.е., говоря совре- менным языком, избежать раневой инфекции.

Взгляды Парацельса на лечение ран во многом разделял его земляк и младший современник, ученый-хирург из Базеля Феликс Вюрц(1510-1580). Он тоже считал вредным производить постоян- ное зондирование и очищение ран, в их лечении старался умень- шить воспаление и способствовать отпадению струпа. В общем, Парацельс считал, что раны должны быть «предохранены от внеш- них врагов». Однако вряд ли будет правильным, подобно некото- рым исследователям, делать из этого вывод, что Парацельс якобы предвидел роль бактериального загрязнения ран, конечно, это не

так. Однако о том, что он призывал перевязывать раны чистыми повязками, можно говорить вполне определенно.

В отличие от большинства врачей и хирургов XVI в. Парацельс вовсе не считал, что нагноение раны является необходимым усло- вием ее заживления. Наоборот, стремясь к заживлению ран пер- вичным натяжением (per primam intentionem), Парацельс рекомен- довал избегать нагноения и последующего рубцевания, указав тем самым на наиболее рациональный метод лечения ран. Хорошо из- вестны его рекомендации, содержавшиеся в «Большой хирургии», удалять опухоли с помощью хирургического ножа, его советы по лечению переломов и т.д. Ясно, что Парацельс недаром называл себя «доктором обеих медицин» и искренне считал хирургию и медицину единым понятием или, по его словам, «исходящими из единого знания».

Во многих трудах о Парацельсе приводятся принадлежащие ему слова, ставшие поистине крылатыми: «Врач должен отрубить бо- лезнь, как дровосек отрубает дерево от пня». Эти слова следует трактовать как свидетельство своеобразного хирургического мыш- ления Парацельса, его стремления радикально, в том числе и с по- мощью хирургического ножа, покончить с источником болезни.

Выдвигая на первый план поиски лекарств, Парацельс отнюдь не считал необходимым для прогресса медицины и хирургии зна- ние и развитие анатомии. Так, он писал: «Для познания полезных лекарств совершенно безразлично знать о том, где лежат мозг и печень». Странно, конечно, что так рассуждал «доктор обеих меди- цин». Однако в этих словах нет ничего против хирургии. Вероятно, это было связано с тем, что хирургия лечила тогда в основном на- ружные, поверхностные болезни.

Парацельс немало сделал для развития медицины и хирургии. Однако самым выдающимся представителем средневековой хирур- гии (именно хирургии, а не всей медицины), реформатором, из- менившим ее лицо, стал бьгаший цирюльник Амбруаз Паре.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 392. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия