Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Электоральная инженерия





Как писал Морис Дюверже, «в конечном счете, партийная сис­тема и система выборов суть две действительности, нерасторжимо связанные и порой с трудом разделимые даже в анализе». Выводы Дюверже давно уже были по опыту известны практическим полити­кам. Как заметил Джованни Сартори в своей знаменитой статье «Политическое развитие и политическая инженерия» (1968), изби­рательная система — это наиболее легко манипулируемый институт в составе любой политической системы. Действительно, изменение конституции — обычно весьма длительная и трудоемкая процеду­ра, требующая одобрения квалифицированного большинства в пар­ламенте, или общенационального волеизъявления, или преодоления каких-то иных — неизменно высоких — барьеров. Избирательные законы, напротив, одобряются простым парламентским большин­ством, а проследить за их исполнением избирательными комиссиями или иными подобными органами (часто формируемыми без демок­ратической процедуры) просто-напросто невозможно. Неудивитель-


212 Избира тельные системы

но, что довольно часто предпринимались попытки использовать изменение избирательной системы для достижения тех или иных политических целей (а именно это и называют электоральной инже­нерией).Некоторые страны побили все рекорды по части такого экспериментаторства. Например, со времен установления Третьей республики во Франции (1871 г.) избирательный закон менялся бо­лее дюжины раз.

Прежде чем заняться вопросом о пределах электоральной инже­нерии с содержательной точки зрения, необходимо выяснить, како­вы технические параметры избирательных систем, могущие стать предметом политически мотивированных изменений. Описанные выше избирательные системы весьма многообразны. Однако при­стальный анализ показывает, что все основные разновидности пред­ставляют собой различные комбинации четырех базовых элементов. Первый из них — это фундаментальный принцип избирательной системы, т. е. основное требование, предъявляемое к победителю на выборах. Должен ли он получить абсолютное большинство голо­сов, простое большинство по отношению к кандидату, занявшему на выборах место М+1 (М — стандартное обозначение величины округа), или число голосов, не привязанное к ранжированию кан­дидатов по итогам выборов, но соответствующее той или иной про­порциональной квоте или системе делителей? Второй элемент — величина округа, которая может быть равна единице или превышать ее. Третий элемент — число голосов у каждого избирателя, которое тоже может быть равно или не равно единице. Наконец, четвертый элемент — структура избирательного бюллетеня, которая опреде­ляет, имеет ли избиратель возможность ранжировать свои предпоч­тения. Если это так, то используется ординальный бюллетень,если нет — категорический.

Начнем с систем большинства. Это позволит нам отвлечься от пропорционального принципа и приписать каждому из выделенных выше элементов вид простой бинарной оппозиции: абсолютное или простое большинство, одномандатный или многомандатный округ, один или много голосов, категорический или ординальный бюлле­тень. Предположим, что одна из сторон каждой из оппозиций — это ноль, а другая — единица. Тогда теоретически возможны шест­надцать комбинаций, от 0000 до 1111. Однако нужно учесть, что элементы каждой из комбинаций должны быть попарно совмести-


Электоральная инженерия 213

мы между собой. В действительности, однако, существуют шесть парных сочетаний, которые либо логически невозможны, либо не поддаются оправданию с точки зрения здравого смысла. Ординаль­ный бюллетень не сочетается с принципом простого большинства, с наличием у избирателя нескольких голосов, а также с многомандат­ными округами. Принцип абсолютного большинства не может быть реализован в многомандатных округах и делает ненужным (хотя в принципе возможным) «многоголосие» избирателей. Точно так же предоставление избирателю нескольких голосов в одномандатном округе возможно, но довольно-таки бессмысленно. Логическая не­возможность или бессмысленность перечисленных парных сочета­ний сводит спектр доступных разновидностей систем большинства к пяти вариантам, каждый из которых уже обсуждался выше. За скоб­ками, правда, остается партийно-блоковая система. И это не слу­чайно. Дело в том, что партийно-блоковая система, хотя и применя­ется в многомандатных округах, в каждом из них определяет в качестве победителя лишь один партийный список. Поэтому можно утверждать, что эта система представляет собой модификацию сис­темы простого большинства, при которой победитель — не инди­видуальный, а коллективный. Сходным образом могут быть моди­фицированы все остальные системы большинства, применяемые в одномандатных округах. Однако на практике таких модификаций нет. Таким образом, партийно-блоковая система вводит дополни­тельный, пятый элемент возможных электоральных правил, и если он остается невостребованным, то лишь потому, что само изобрете­ние — не очень удачное.

Что касается пропорциональных систем, то здесь вариацию за­дают лишь два из четырех параметров — число голосов у избирате­ля и структура бюллетеня. Стало быть, теоретически возможны че­тыре пропорциональные системы. Одна из них не применяется из-за логической несовместимости «многоголосия» избирателей с орди­нальным бюллетенем. В табл. 16 представлены характеристики вось­ми логически возможных «чистых» (не смешанных) избирательных систем как комбинаций четырех базовых элементов. Оказывается, что все эти системы уже существуют и применяются на практике. Принципиально новую систему можно изобрести лишь путем вве­дения новых элементов — но эксперимент с партийно-блоковой си­стемой показывает, что такие инновации не всегда успешны.



Избирательные системы


Таблица 16

Основные элементы избирательных систем

 

Избирательная система Основной принцип Величин-а округа Количество голосов у избирателя Структура бюллетеня
Мажоритарная Мажоритарн­ый Один Один Категорически-й
Мажоритарно -преференциальн­ая Мажоритарн­ый Один Один Ординальный
Простого большинства Простое большинство Один Один Категорически-й
«Единый непереходящий голос» Простое большинство Более одного Один Категорически-й
Блоковая Простое большинство Более одного Более одного Категорически-й
Пропорциональ -ная списочная Пропорцио­нальный Более одного Один Категорически-й
Панашаж Пропорцио­нальный Более одного Более одного Категорически-й
«Единый переходящий голос» Пропорцио­нальный Более одного Один Ординальный

Итак, каковы возможности, находящиеся в распоряжении «электоральных инженеров»? Главный выбор, посредством кото­рого они могут реализовать свои цели, — это, естественно, выбор основного принципа избирательной системы. Наиболее общее опи­сание последствий того или иного выбора было дано еще Мори­сом Дюверже. Как отмечал ученый, пропорциональное предста­вительство ведет к системе многочисленных негибких независимых (т. е. не вступающих в коалиции) и стабильных партий; система абсолютного большинства ведет к системе многочисленных гиб­ких независимых и относительно стабильных партий: система от­носительного большинства ведет к дуалистической системе с чере­дованием независимых стабильных партий. К этому можно


Электоральная инженерия 215

добавить, что принцип пропорциональности поощряет малые партии, пользующиеся равномерной поддержкой на всей террито­рии страны, а принцип большинства — малые партии с террито­риальными базами поддержки. Крупные партии сильнее выигры­вают от систем большинства, чем от пропорциональных систем. Но хорошо организованным и сплоченным партиям, независимо от степени их поддержки в обществе, принцип пропорциональнос­ти создает более благоприятную «среду обитания».

Модификации всех остальных элементов избирательной сис­темы более или менее вторичны. Однако и такие модификации могут повлечь за собой серьезные политические последствия. Преж­де всего, это касается величины округа. Принимая величину окру­га, равную единице, «электоральный инженер» получает возмож­ность извлекать политическую выгоду из способа нарезки округов. Проиллюстрировать это можно на следующем условном примере. Предположим, некая область должна избрать шесть депутатов пар­ламента. В ней действуют две партии — А и Б, каждая из которых может рассчитывать на 300 000 голосов (ровно половина избира­телей). Если округа в этой области будут нарезаны членом партии А, то может получиться интересная картина (табл. 17). «Загнав» значительную часть избирателей партии бе один округ, партия А обеспечила себе большинство в остальных пяти. В результате мес­та в парламенте распределились не поровну, а в пропорции 5:1. Такая практика называется «джерримендеринг». Название дано в честь американского политика Джерри, который еще в начале XIX в. нарезал округа в штате Нью-Йорк таким образом, что один из них причудливостью своих очертаний напоминал саламандру. От­сюда — «Джерри-мандра». Надо заметить, что некоторые одно­мандатные округа, нарезанные для проведения думских выборов 1993 г. в России, тоже отличались довольно-таки прихотливыми формами. Известную политическую выгоду можно извлечь из того обстоятельства, что абсолютно одинаковые по численности насе­ления округа нарезать практически невозможно, а это значит, что какие-то территориальные группы населения получают меньшее представительство, чем другие. Недопредставленность городско­го населения по сравнению с сельским долго служила одним из ис­точников политической силы западноевропейских консервативных партий.



Избирательные системы


Таблица 17

Пример несправедливой нарезки избирательных округов

 

 

Партии Распределение голосов по округам (число избирателей)
А
Б

Если величина округа больше единицы, то манипуляции с на­резкой округов уже не влекут за собой таких последствий. Но систе­мы большинства, применяемые в многомандатных округах, имеют собственные эффекты, которые могут быть задействованы «электо­ральными инженерами». Мы видели, что «единый непереходящий голос» допускает внутрипартийную конкуренцию и поэтому может быть выгоден преобладающим партиям с рыхлой внутрипартийной структурой. В еще более привилегированные условия ставят преоб­ладающие партии блоковая и партийно-блоковая системы. Однако наибольшее значение величина округа приобретает как характери­стика пропорциональных систем. Джованни Сартори разместил все избирательные системы вдоль оси, на одном конце которой находи­лись выборы в одномандатных округах («сильные» системы), а на другом — выборы в очень больших округах, которые, естественно, возможны лишь при списочной пропорциональной системе. Систе­мы с величиной округа от одного до примерно пяти были названы «сильными» именно потому, что они оказывают давление на изби­рателей и партийных лидеров, создавая стимулы к развитию круп­ных (но не обязательно преобладающих) партий и сокращению по­литической фрагментации.

Именно манипуляция величиной округа при сохранении прин­ципа пропорциональности вызвала к жизни наиболее яркий и ус­пешный случай электоральной инженерии в конце XX в. — рефор­му избирательных правил, проведенную при переходе к демократии в Чили. Проведенная «сверху», эта реформа отразила стремление сил, связанных с диктатором А. Пиночетом, во-первых, сохранить значительное парламентское представительство в условиях низкой популярности среди избирателей, а во-вторых, блокировать возмож-


Электоральная инженерия 217

ности развития радикальных партий средней и малой величины (кон­кретно имелась в виду Коммунистическая партия Чили). Способом достижения этих задач стала пропорциональная система в двухман-датных округах. Прежде всего, эта система дала естественный сти­мул к созданию двух больших коалиций, правой и левой. При этом в левую коалицию вошли разнообразные умеренно-оппозиционные силы, многие из которых не стремились к сотрудничеству с комму­нистами. Для того чтобы завоевать оба места в округе, любая из коалиций должна была получить как минимум вдвое больше голо­сов, чем другая. В целом, левые были гораздо популярнее правых, но все же не настолько. В итоге почти во всех округах были избра­ны представители от обеих коалиций (что решило первую задачу пиночетовских стратегов), а оказавшиеся за рамками коалиций партии остались и за дверями парламента (что решило вторую за­дачу). Чилийская партийная система — сначала на парламентском, а потом и на внепарламентском уровне — приняла вид, вполне со­ответствовавший интересам «электоральных инженеров».

Разумеется, чилийский случай — это один из предельных вари­антов электоральной инженерии, когда для достижения политичес­ких целей конструкторы избирательной системы слишком явно по­жертвовали ее основным принципом (ясно, что результаты чилийских выборов были весьма диспропорциональны). Но имен­но на этом примере особенно ярко видна особая роль величины ок­руга как параметра избирательных систем. Учитывая же, что раз­личия между основными принципами избирательных систем не поддаются представлению в строгом количественном виде, не при­ходится удивляться, что именно величина округа применяется как критерий количественных классификаций избирательных систем. Для их обобщенной характеристики применяются два показателя — средняя величина округа(результат деления количества мест на ко­личество округов) и средневзвешенная величина округа(результат деления суммы возведенных в квадрат величин округов на количе­ство мест). Оба показателя служат количественным выражением идеи Сартори об одномерном характере пространства избирательных систем. При этом второй из них вычисляется по более сложной про­цедуре и требует учитывать больше данных, чем первый, но и справ­ляется со своей задачей лучше. Имея дело с подобными индексами, следует помнить, что, как и эффективное число партий, они систе-


218 Избира тельные системы

матизируют некий объем информации за счет информационных потерь, которые оправданны лишь при решении того или иного круга исследовательских задач. В частности, оба описанных выше индекса лишь косвенно отражают различия между основными прин­ципами избирательных систем.

Довольно отчетливо просматриваются возможности политичес­кого использования таких вторичных характеристик пропорцио­нальных систем, как многоуровневое распределение мест и картель­ное голосование. Именно эти особенности во многом способствовали выживанию малых правых партий в странах Скандинавского полу­острова. Наличие у избирателя нескольких голосов в условиях сис­тем большинства ставит в привилегированное положение крупней­шие партии, а в сочетании с пропорциональностью — помогает малым партиям. Как мы видели, довольно значительные полити­ческие последствия влечет за собой ординальная структура бюлле­теня. Наконец, широчайшие возможности электоральной инжене­рии открывает использование смешанных — в особенности смешанных несвязанных — избирательных систем. Можно предпо­ложить, что именно с этим обстоятельством связан резкий рост их популярности в конце XX в. Следует, правда, отметить, что сравни­тельная новизна этих систем делает данное направление электораль­ной инженерии довольно-таки рискованным, ибо последствия при­менения смешанных систем зачастую непредсказуемы.

Резюмируя, можно сказать, что поле возможных политически мотивированных манипуляций избирательной системой — не безгра­нично, но довольно широко. Однако такие манипуляции возможны далеко не во всех политических контекстах. Во-первых, эффективная электоральная инженерия достижима при наличии политической воли способных к ее реализации сил. Но, придя к власти с помощью ка­ких-то правил, правящие группы обычно не испытывают потребнос­ти в их изменении: «от добра добра не ищут». Во-вторых, эта полити­ческая воля должна быть единой. Избирательные реформы, являющиеся продуктом компромисса различных политических сил, редко приводят к однозначным результатам. В-третьих, эффектив­ная электоральная инженерия возможна в условиях высокого уровня определенности по поводу состава основных участников политичес­кого процесса и базовых уровней их поддержки в обществе. Если та­кой определенности нет, то и результаты реформ могут оказаться не-


Электоральная инженерия



предсказуемыми. В-четвертых, избирательная система зачастую ста­новится элементом национальной политической культуры, отказ от которого может вызвать отторжение у значительной части населе­ния. Например, в Великобритании порой складывались констелля­ции политических сил, заинтересованных в отказе от системы про­стого большинства, но культурная инерция оказывалась сильнее. В-пятых, избирательная система является частью институционального устройства в целом, и ограниченные выгоды, которые можно извлечь из электоральной инженерии, могут оказаться неоправданными в этом более широком контексте. Совокупность пяти перечисленных обстоя­тельств ведет к тому, что избирательные системы зрелых демократий меняются довольно редко, в новых же демократиях первоочередными при выборе избирательных систем зачастую оказываются не сообра­жения политической целесообразности, а нормативные аргументы в духе «так выйдет демократичнее». В табл. 18 представлена фактичес­кая информация о том, какие избирательные системы используются в 123 странах, которым американская организация «Дом свободы» в 2000 г. присвоила оценки от единицы до четырех по шкале политических прав. Из таблицы видно, что системы большинства применяются в 46 странах, пропорциональные — в 55, а смешанные — в 22.

Таблица 18

Избирательные системы, применяемые на выборах единственных или нижних палат законодательных собраний 123 стран мира

 

Избирательные системы Страны
Мажоритарная (7) Кирибати, Македония, Мали, Молдова, Монако, Франция, Центральноафриканская Республика
Мажоритарно-преференциальная (2) Австралия, Науру
Простого большинства (29) Антигуа и Барбуда, Багамские о-ва, Бангладеш, Барбадос, Белиз, Ботсвана, Великобритания, Гана, Гренада, Доминика, Западное Самоа, Индия, Канада, Лесото, Малави, Маршалловы о-ва, Монголия, Непал, Нигерия, Палау, Папуа— Новая Гвинея, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Соломоновы о-ва, США, Танзания, Тринидад и Тобаго, Тувалу
/уТ7 ттт.ттт т™ Т/Гл^тта,,,,,, По.,,,0^,,


Избирательные системы


 

Избирательные системы Страны
Мажоритарная (7) Кирибати, Македония, Мали, Молдова, Монако, Франция, Центр а ль но африканская Республика
!Мажоритарно-преференциальная (2) Австралия, Науру
Простого большинства (29) Антигуа и Барбуда, Багамские о-ва, Бангладеш, Барбадос, Белиз, Ботсвана, Великобритания, Гана, Гренада, Доминика, Западное Самоа, Индия, Канада, Лесото, Малави, Маршалловы о-ва, Монголия, Непал, Нигерия, Палау, Папуа — Новая Гвинея, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Соломоновы о-ва, США, Танзания, Тринидад и Тобаго, Тувалу
«Единый непереходяший голос» (2) Иордания, Вануату
Блоковая (5) Фиджи, Кувейт, ^Маврикий, Таиланд, Филиппины
Партийно-блоковая (1) Джибути

Пропорциональная списочная (51)

Австрия, Аргентина, Бельгия, Бенин,
Болгария, Бразилия, Буркина-Фасо, Гайана,
Гвинея-Бисау, Гондурас, Греция, Дания,
Доминиканская Республика, Израиль,
Исландия, Испания, Кабо-Верде, Кипр,
Колумбия, Коста-Рика, Латвия, Либерия,
Лихтенштейн, Мадагаскар, Мозамбик,
Намибия, Нидерланды, Никарагуа,
Норвегия, Панама, Парагвай, Польша,
Португалия, Румыния, Сальвадор, С

ан-!Марино, Сан-Томе и Принсипи, С
ловакия, Словения, Суринам, Сьерра-

Леоне, Турция, "Уругвай, Финляндия, Чехия, Чили, Швеция, Шри-Ланка, Эстония, ЮАР, .Ямайка

 

Панашаж (2) Люксембург, Швейцария
«Единый переходящий голос» (2) Ирландия, Мальта
Смешанная связанная: пропорциональная -+-мажоритарная (1) Венгрия
Смешанная связанная: пропорциональная -+-простого большинства (6) Боливия, Венесуэла, Германия, Италия, Мексика, Новая Зеландия
Смешанная несвязанная: пропорциональная -+-мажоритарная (3) Албания, Грузия, Литва
Смешанная несвязанная: пропорциональная -+-простого большинства (8) Армения, Гватемала, Корея (Южн.), Россия, Сейшельские о-ва, Украина, Хорватия, .Япония
Смешанная несвязанная: пропорциональная -+-«единый Тайвань

Электоральная инженерия 221

 

  ^^= ы;:?Шй^.„^ -^;^-. ^-^,„===
.^.га^П^п^;,^..^- ------------------------------ ----- гЗйШз^Ё^
  — ------ . .
^.- .- : .- .-^..— ... . --------------------------------------  
± ±^,^г--г .-;•--»-,-.-.-.-.----- .-.-л ----------- . -------- _  
; ;г;Т:~г.:г"г^.-\--------г.---г .-;--.-.-;-- ^-^^-. т-_ ,  

Примечание. В скобках указано число стран, применяющих данную избирательную систему.

Общепризнанной целью выборов считается воздействие наро­да на процесс правления. Фактически, однако, исход голосования (и то до известного предела) решает — кто будет править, но остав­ляет открытым не менее важный вопрос — «как?». Даже в условиях либеральной демократии влияние выборов на процесс принятия решений не так уж велико. Политики, которые действительно стре­мятся учитывать предпочтения масс, гораздо больше склонны при­нимать во внимание данные опросов общественного мнения, чем итоги выборов. Иногда высказывается мысль, что проведения де­мократической политики можно добиться путем организации рефе­рендумов по как можно большему числу вопросов. В некоторых стра­нах так и делают. Безусловным лидером здесь является Швейцария, где с 1945 по 1980 г. состоялось 169 референдумов; за ней следуют Австралия (18), Новая Зеландия (17) и Дания (11). В США общена­циональных референдумов не было никогда, но некоторые штаты практикуют их достаточно широко. Например, избирательный бюл­летень на выборах 1980 г. в округе Сан-Диего (Калифорния) выно­сил на голосование 17 различных вопросов. Поскольку в бюллетене содержалась краткая аргументация «за» и «против» каждого реше­ния, то он представлял собой брошюру в 65 страниц. Едва ли мно­гие составили себе труд дочитать ее до конца.

К сожалению, основная масса избирателей недостаточно ком­петентна для того, чтобы принимать решения по важным вопросам, да и не испытывает такого желания. В результате референдум пре­вращается в фикцию. Группа американских социологов в конце 70-х гг. предложила «людям с улицы» высказаться «за» и «против» зако­нопроекта о «металлических металлах». В результате импровизи-


222 Избирательные системы

рованного голосования закон был принят. Лишь по окончании экс­перимента его участникам (жертвам?) сказали, что такой акт никог­да не обсуждался в Конгрессе и был чистой выдумкой ученых. Час­то поведение людей на референдумах определяется тем, что они привыкли доверять той или иной партии или отдельному политику. Этим охотно пользуются лидеры, претендующие на харизму. Во Франции при де Голле референдумы проводились чуть ли не каж­дый год, и итоги их были всегда благоприятными для президента. Исключение составил апрельский плебисцит 1969 г., после которо­го де Голль ушел в отставку.

Выборы представляют собой политический институт, выполня­ющий в условиях либеральной демократии три функции: передачу власти, политическую мобилизацию масс и легитимацию существу­ющих режимов. Избирательная система важна ровно постольку, поскольку она определяет базовые правила игры при реализации этих функций. Мы видели, что она существенно влияет на итоги выборов. Но — и это важно подчеркнуть — нет избирательной си­стемы, которая оказывала бы на них определяющее воздействие. С одной стороны, итоги выборов прямо зависят от действий уча­ствующих в них кандидатов и партий. С другой стороны, не менее важной (а с точки зрения большинства теорий демократии, глав­ной) фигурой электорального процесса является сам избиратель. О поведении избирателей речь пойдет в следующей главе.


Глава VIII ЭЛЕКТОРАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Электоральная политика— это общее понятие, отображающее всю совокупность взаимодействий между партиями (кандидатами) и избирателями, обусловленных имеющимися политическими инсти­тутами. О партиях и одном из важнейших институтов — избира­тельных системах — сказано уже достаточно. Поведение избирате­лей, или электоральное поведение,во многом обусловлено особенностями партийной и институциональной организации, но в то же время оно имеет собственные характеристики, с анализа кото­рых и начнется эта глава. Кроме того, будет обсужден комплекс более широких вопросов, связанных с электоральной политикой в целом и с влиянием некоторых политических институтов на поведение из­бирателей.






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 383. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.023 сек.) русская версия | украинская версия