Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть П. Становление западноевропейского феодализма




Марксистская периодизация средневековья средние века отождествляет с периодом феодализма (См.: История средних веков: Курс лекций,про-

— 73 —

читанных в Высшей Партийной Школе при ЦК ВКП(б). М., 1946. С.4—. Однако отдадим должное: не все медиевисты советского времени строго следовали этой жесткой (идеологической) концепции.

Что такое феодализм? Феодализм —это такой способ производства и таких взаимоотношений, при котором работающий крестьянин является хозяином средств производства, но платит ренту своему феодальному владельцу. Следовательно, феодализм существовал и в рабовладельческом

Риме. Известно, что в римских владениях —в Галлии, Испании, Британии

— еще в Ш в. существовали колоны. Колонами называли арендаторов небольших земельных участков у крупных землевладельцев, за пользование которыми колоны платили арендную плату натурой или деньгами и выполняли натуральные повинности.

Колонат как форма производственных отношений между мелкими сельскими производителями (колонами) и землевладельцами уже представляла форму феодальных отношений. Русский историк-медиевист Д.М.Петрушевский (1863—1942) в свое время отмечал близость процессов, происходивших в Риме и России: “Достаточно,- писал он,- сопоставить римский колонат с крепостным правом Московского государства, чтобы бросилось в глаза поразительное сходство...”(Петрушевский Д.М. Феодализм и современная историческая наука //Из далекого и близкого прошлого: Сб.ст. в честь Н.И.Кареева. Пг.; М., 1923. С.113). И далее: “Возникновение крепостного права есть один из элементов процесса феодализации Московского государства в такой же мере, в какой генезис римского колоната является одним из существенных элементов Римской империи”(Там же. С.115—).

С Д.М.Петрушевским был солидарен и академик Л.В.Черепнин (19051977) (См.: Черепнин Л.В. Вопросы методологии исторического исследования. Теоретические проблемы истории феодализма //Сб.ст. М.: Наука,

1981. С.136). К этому сборнику статей Л.В.Черепнина обратиться весьма полезно. А также —оригинальный исследователь Л.Н.Гумилев (См. в частности: Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л.: Наука, 1990).

По поводу генезиса европейского феодализма Л.Н.Гумилев пишет,что еще в Ш в. в Риме поняли, насколько невыгодно держать рабов в тюремных помещениях или в специальных эргастериях (фабриках), и что гораздо выгоднее было (что и делали) превратить рабов в колонов, т.е. поселить их на землю (См.: Гумилев Л.Н. Указ.соч. С.84).

Кстати, это была и точка зрения Ф.Энгельса. Он писал, что возникновение колоната —промежуточной формы между рабством и крепостничеством —было важным социальным явлением. Колонов он называл “предшественниками средневековых крепостных”(См.: Гольман Л.И. Энгельс-историк.

— 74 —

М.: Мысль, 1984. С.304).

Между трудом классического раба и будущим средневековым крепостным находился труд колона (Д.М.Петрушевский, Л.В.Черепнин, Л.Н.Гумилев,

Ф.Энгельс).

Таким образом, в подтверждение наших размышлений о периодизации средневековья в мировом историческом процессе можно заключить, что период феодализма не укладывается в хронологический промежуток между античностью и возрождением античных признаков и античных структурных черт в Новое время, который традиционно принято именовать “средними веками”. Считать иначе —это упрощение сложного и противоречивого исторического процесса. Подобное упрощение содержиться, в частности, в БСЭ, где сказано: “В странах Западной Европы Ф. сложился на развалинах Зап.Рим. империи, завоеванной в ходе Великого переселения народов варварами... Генезис Ф. охватывает здесь период с конца У по 10— вв”.

(БСЭ, Т.27. М., 1977. С.838).

Вместе с тем, нельзя не считаться с укоренившимся смысловым стереотипом, что Европейское средневековье есть по сути синоним феодализма. Феодализм оказался очень удобным термином. Как пишет Л.С.Васильев, имея в виду мировую историографию: “Словом “феодализм”обычно именуют не только периоды политической раздробленности, но и вообще весь докапиталистический этап истории”(Васильев Л.С. История Востока. Т.1. М.: Высшая школа, 1993. С.245). И напоминает далее о том, что термином “рабовладение” немарксистская историография вообще не оперирует

(См.: Там же).

В зарубежной историографии по вопросу о становлении западноевропейского феодализма выделяют “романистов”, “германистов”, сторонников “теории синтеза”. Историки —“романисты”, представители главным образом французской историографии, считают, что феодализм восходит в основных своих чертах к социально-правовым и политическим институтам позднеримской империи.

Историки —“германисты”, представители определенной части немецкой медиевистики, считают, что Римскую империю разрушили германские племена, в результате ими была создана новая (феодальная) культура. Иными словами, согласно “германистам”, феодализм установился в результате возобладания германских институтов в общественной и политической организации средневекового общества. Однако позиция “германистов”достаточно уязвима. Многие источники свидетельствуют, что в составе варваров были не только одни германцы, но и другие племена и, в частности, жившие на территории будущей Российской империи (племена сорматские и аланские, а также славянские племена, принимавшие участие в

— 75 —

процессе, получившем название Великого переселения народов).

Наконец, сторонники “теории синтеза”—это историки, которые считают, что феодализм складывался в процессе феодализации античных и варварских порядков.

В мировой медиевистике принято считать, что западноевропейский феодализм сложился из трех основных элементов: бенефиция, коммендации и иммунитета.

Бенефицием называлось временное владение землей с обязательством службы и без права распоряжаться этой землей (продавать, закладывать, дарить и т.д.). Бенефицию точно соответствовало российское поместье периода классического феодализма.

Коммендация означала поступление свободного человека под покровительство некоего сильного человека с обязательным подчинением ему в судебном и финансовом отношениях. В Древней Руси, кстати, было такое же положение. Только называлось оно закладничеством. Закладень или закладчик так же, как и коммендант (производное от коммендации) был подсуден лишь тому лицу, которому заложился.Этому лицу он платил и подати.

Иммунитет означал право землевладельца судить всех без исключения жителей своего имения и собирать с них подати. И вновь обнаруживается сходство с русским феодализмом. Подобным правом обладали русские землевладельцы эпохи удельного времени.

В связи со схожестью сущностных черт между западноевропейским феодализмом и русским возникают два принципиальных вопроса: 1) об общих закономерностях феодализации общественных отношений в странах Запада и

Востока и 2) более частный: вопрос о том, почему феодализм в России не сформировался по западноевропейскому образцу?

С тем, чтобы ответить на первый вопрос, обратимся к работам русских дореволюционных историков. Ими впервые широко и, что особенно важно, в сравнительно-историческом плане был поставлен вопрос о становлении и развитии феодальных отношений в Западной Европе. Из этих работ прежде всего адресуем читателя к книге Н.П.Павлова-Сильванского (1869—) “Феодализм в Древней Руси”. СПб., 1907. Основные идеи этого исследования были поддержаны такими видными учеными, как Д.М.Петрушевский в его уже указанной работе “Феодализм и современная историческая наука”... и Н.И.Караваевым в сочинении “В каком смысле можно говорить о существовании феодализма в России”. СПб., 1910. Из современных исследований полезны будут работы Л.В.Черепнина (См. выше указ.соч.), монография М.А.Барга “Категории и методы исторической науки”. М.: Наука, 1984. С.265— (Глава УШ. К вопросу о начале разложения феодализма в Западной Европе (о некоторых закономерностях феодальной денеж-

— 76 —

ной ренты), двухтомник Л.С.Васильева “История Востока”. Т.1. М.: Высшая школа, 1993. С.241— (Часть вторая. Глава 1. Средневековье и проблемы феодализма на Востоке). Двухтомник Л.С.Васильева —одна из крайне немногих работ, принадлежащих к числу учебников нового поколения, свободных от истматовских вульгаризмов (как и работы дореволюционных ученых), а потому представляет особую познавательную ценность. В этом интереснейшем издании продолжена традиция сравнительно-исторического изучения всемирно-исторического процесса, у истоков которой в отечественной историографии стоял, в частности, Н.П.Павлов-Сильванский.

Н.П.Павлов-Сильванский понимал под феодализмом прежде всего политическую и правовую систему, характеризующуюся двумя признаками:

1) раздробленностью территории на домены —сеньории и 2) объединением их вассальной иерархией (См.: Сильванский-Павлов Н.П. Указ.соч.С.45,70).

Такого же мнения и современный автор Л.С.Васильев. “Феодализм как социально-политический феномен,- пишет он,- как система институтов тесно связан именно с политической раздробленностью —как в Европе, так и вне ее. Преодоление раздробленности означает дефеодализацию”(Васильев Л.С. Указ.соч. С.244).

В своих трудах Н.П.Павлов-Сильванский разрушил представление о противоположности путей развития России и стран Западной Европы. Он показал близость русской общины и германской марки, боярщины и сеньории, вотчинного права и иммунитета, боярской службы и вассалитета, поместья и бенефиция, закладничества и коммендации. Особенный интерес вызывает выявленное ученым сходство русского закладничества ХУП в. с римским патронатом 1У в., закладничества удельной поры —с коммендациями меровинговской эпохи, русской поместной системы периода Ивана

1У —с бенефициальной службой при Карле Великом. В русской истории

ХУП в. историком был показан в общем-то тот же процесс превращения поместного землевладения в вотчинное, что и на Западе после Карла Великого.

Н.И.Кареев, разделяя взгляд Н.П.Павлова-Сильванского на феодализм, подчеркивал, что это явление не исключительно западноевропейское, а известная ступень, которую в своем развитии переживают все народы, имеющие историю (См.: Кареев Н.И. Указ.соч. С.2—,142).

На позициях сравнительно исторического метода стоял и М.М.Ковалевский (1851—1916), который находил феодальные порядки и в мусульманской Персии, и в Индии. Русский историк, этнограф и социолог уподоблял, в частности, русское поместье восточному “икта”, указывал также на близость раннефеодального русского строя к порядкам вырождающегося родового строя Шотландии, Ирландии, Уэльса (См.: рецензии Кова-

— 77 —

левского М.М. на книгу Н.П.Павлова-Сильванского “Феодализм в Древней Руси”//Минувшие годы. 1908. № 1. С.296).

При выяснении сходных черт между феодализмом Запада и Востока зададимся вопросом: почему вообще постантичный период европейской истории называется феодальным? Ответ прост —сущностной чертой западноевропейского феодализма является феод как наследственное владение аристократа, вассала, правителя протогосударства или раннегосударственного образования. Именно в этом прежде всего обнаруживаются признаки сходства цивилизаций Запада и Востока. Как форма политическая и экономическая феод, например, близок раннечжоуским уделам, относящимся, кстати, по времени кХШвв. до Р.Х. В Древнем Китае во времена династии Чжоу были (в результате войн) объединены племена и территории Северного Китая (практически весь бассейн реки Хуанхэ). Перед чжоускими вождями встала нелегкая задача организовать управление и хозяйственную жизнь многочисленного населения. Для управления был использован метод выделения уделов, власть в которых предоставлялась родственникам, сподвижникам и союзникам вана (царя).

Сходство (не тождество, отнюдь) раннечжоуских уделов с западноевропейским феодом прослеживается в таких чертах китайских уделов, как пожалование их в наследственное владение, предоставление владельцам уделов исключительного права господства над всей управляемой территорией (китайский вариант европейского иммунитета). Как свидетельствует А.С.Васильев, “источники упоминают о 70 с небольшим таких уделах, подавляющее большинство (53—55) которых было пожаловано братьям, сыновьям и племянникам первых чжоуских правителей”(Васильев Л.С. Указ.соч.

С.187).

Однако Восток —это особый культурно-исторический феномен.В этой связи необходимо подчеркнуть, что система уделов была вынужденной формой политической структуры, на которую пошла администрация Чжоу. Аппарат центра был не в состоянии осуществлять контроль над гигантской территорией Северного Китая. Поэтому руководство на местном уровне должны были взять на себя те чжоусцы (немногочисленная этническая группа), которым и были пожалованы уделы.

Уделы крепли. Внутренние связи в них усиливались за счет разраставшихся семейно-клановых отношений. Во главе того или иного удела стоял родовитый правитель, аристократ. Постепенно, по мере расширения территории уделов, увеличения проживающего в их пределах населения, укрепления власти чжухоу (князей) уделы обретали политическую независимость, становились царствами. И, если раньше наделение уделами было исключительной прерогативой сюзерена —вана, то теперь уделы стали даваться местными чжухоу. Первые уделы такого типа появились в крупном

— 78 —

царстве Цзинь в УШ в. до Р.Х., потом в Ци, Лу и других царствах. Во главе Поднебесной по-прежнему стоял ван, сын Неба, но уже лишь формально, центр же политической активности переместился на уровень автономных уделов.

Закономерно, что политическая раздробленность в Чжоуском Китае привела к резкому увеличению конфликтов и войнам. Симптоматично, в плане феодализации, что это время породило новый социальный слой “ши”

— служилых людей, количество которых увеличивалось в силу военных потребностей, превращалось в нечто вроде личных дворян. Закономерно и то, что борьба за власть между царствами неминуемо должна была привести к укреплению власти центра. Что и произошло. Царство Цинь в Ш в. до Р.Х. присоединило к себе одно за одним другие царства и, объединив

Китай под своей властью , стало империей Цинь (См. подробнее: Васильев Л.С. Указ.соч. С.184—).

Исследуя феномен Чжоуского Китая, Л.С.Васильев делает вывод, что

“подобный феномен едва ли не ранее всего в мире проявил себя наиболее ярко, став чем-то вроде эталона феодализации и во многом предвосхитив аналогичные явления в раннесредневековой Европе”(Указ.соч. С.192). Как тут не вспомнить высказывание Н.И.Кареева о феодализме как известной ступени, которую в своем развитии переживают все народы, имеющие историю.

В дальнейшем в истории Китая за кратковременным объединением страны династиями Цинь (Ш в. до Р.Х.) и Суй в конце У1 в. н.э. последовало возникновение мощных централизованных империй Хань (Ш в. до Р.Х. —Ш в. н.э.) и Тан (У1‑Х вв.).

В танский период средневековья в истории Китая главным принципом имперского правления стала детальная регламентация всех сторон жизни, строгая социальная иерархия и административная субординация. Над массами простого народа осуществлялся контроль вплоть до составления отдельных семей, размера и качества их земельных владений. Каждый трудоспособный подданный империи должен был владеть строго определенным земельным наделом, с которого он платил фиксированный налог. Расписанная до мелочей система бюрократического надзора послужила образцом и для последующих династий. Немалую помощь в строительстве единой империи со сверхцентрализованной властью и, соответственно, мощным бюрократическим аппаратом сыграло конфуцианство с его идеей верховной власти Сына Неба (Подробнее о средневековом Китае особенно рекомендуем коллективную монографию: Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос в средние века (УП-ХШ). М.: Наука, 1984).

Таким образом, отличие западноевропейского феодализма от восточ-

— 79 —

ного варианта заключается, главным образом, в том, что, если в средневековой Европе господствующий класс частных собственников (феодалы) пользовался трудом независимого от него крестьянина, причем государство опиралось на класс латифундистов, выражая его волю, то на Востоке (Китай в качестве примера) было иначе: господствующим классом было само государство (азиатский, точнее —государственный способ производства) в лице причастных к власти чиновников во главе с правительством. Этакратическая бюрократия жила за счет ренты —налога с землевладельцев (прежде всего с производителей —крестьян). Феодалов как господствующего класса, отделенного от государственной власти, на Востоке не было. Исключение составляли периоды политической раздробленности (Чжоуский Китай). В результате восточного этакратизма и политическая система на Востоке была иной, иными были и исторические перспективы в этом регионе мира.

Теперь обратимся к вопросу истории средних веков: почему в России (при отмеченной выше схожести феодальных институтов) процесс феодализации протекал иначе, чем в Европе, и как это повлияло на складывание российской государственности?

Дело в том, что в Западной Европе хозяйственная деятельность бенефиция не могла вызвать уход населения и упадок земледелия по той простой причине, что уходить было некуда из-за недостатка незаселенных пространств. Поэтому владельцы бенефициев без особого труда обратили бенефиций в так называемый лен. Лен, в отличие от бенефиция, представлял собой наследственную поземельную собственность с широкими властными полномочиями его собственника (здесь невольно возникает аналогия с китайскими уделами эпохи Чжоу). В результате этой геополитической специфики западноевропейского феодализма власть короля (в отличие от власти русского монарха) оказалась сведена к минимуму: он вынужден был довольствоваться ролью первого среди равных.

В России было иначе. Владельцы поместий, разоряя население, вызывали отлив людей на окраины —земли предостаточно. Особенно этот отлив населения пришелся на период правления Ивана 1У со всеми ужасами этого времени, опричниной, когда решался коренной вопрос отечественной истории: пойдет ли развитие русского общества в направлении аристократической олигархии или —в направлении дворянской самодержавной монархии (?). И получилось: вследствие разорения и ухода населения на окраины, русские владельцы земель (князья, бояре) утратили свою экономическую силу, а вместе с нею —и реальность своих политических притязаний.Московское самодержавие одержало победу над олигархическими тенденциями со стороны боярства. Эта победа привела к тому, что в ХУП в. сложились

— 80 —

крепостные сословия, над которыми возвысилась неограниченная власть московского государя.

В ряде стран Западной Европы в средние века существовал такой институт феодального общества, как крестьянская соседская община —марка. Разорение и закрепощение свободных общинников не повлекло за собой полного исчезновения исторически сложившейся общины. Община в Западной Европе просуществовала до конца средневековья. Подчиненная в разных странах в различной степени феодальному хозяйству, она приспосабливалась к феодальным условиям и являлась по сути формой социальной организации низшего класса. При ее помощи как сообщества мелких производителей поднималась целина, расчищались леса, прокладывались дороги, возводились ирригационные и мелиоративные сооружения, строились мосты, мельницы, военные укрепления, замки, культовые здания и т.д. Более того, даже собственное хозяйство феодала было вынуждено подчас подчиняться распорядку деревенской общины.

И хотя укрепление поместья происходило за счет узурпации прав общины, подчинения ее власти феодала, община до известной степени могла противодействовать этому. И крестьянству, опиравшемуся на общину, удавалось сохранить личную свободу.

Окончательная ликвидация общины в значительной части Западной Европы произошла лишь с наступлением эпохи буржуазных отношений.

Крестьянская марка являлась структурным элементом средневекового европейского феодализма. Для нас важно понимание именно этого.

* * *

Ортодоксальная часть марксистской медиевистики относит генезис западноевропейского феодализма к постантичному периоду. Согласно ей, феодализация Европы началась с падения Западной Римской имерии (У в.) в результате так называемого “великого переселения народов”и образования на ее территории “варварских королевств”(См.: БСЭ. Т.27. М.,

1977. С.838). Другая часть —признает наличие “протофеодальных”элементов как в структуре позднеримского общества (колонат, патроциний —политическая власть крупных землевладельцев над населением), так и в структуре варварского общества (дружинные отношения, различные формы зависимости и др.) (См.: Там же. С.839).

Исследования крупных медиевистов дореволюционной России и современных отечественных и зарубежных историков убедительно показывают, что феодальные отношения уживались с рабовладельческими еще в античности, а сам период феодализма значительно шире периода средних веков.

— 81 —

Завоевание Западной Римской империи варварами ускорило и распространило процесс феодализации Европы. И не могло не ускорить и не распространить его. Рим пал не только в результате ударов извне, но и от разложения самой империи. Внутренняя торговля, столь оживленная во

П в., замерла. Многие города пришли в запустение. Денег на содержание разросшегося бюрократического аппарата и пышного, устроенного на восточный лад императорского двора не хватало. Собирать налоги с оскудевших провинций становилось все труднее.

Вместе с тем социальная роль крупных земельных латифундистов заметно усилилась. Все чаще владельцы мелких и средних поместий отдавали себя под покровительство своих более богатых сограждан. При этом они передавали патронам свои земли с тем, чтобы получить их назад во временное пользование. Угадываете признаки будущих институтов развитого западноевропейского феодализма —бенефиция и коммендации? Польский историк Казимеж Куманецкий констатирует, что складывание этих новых по типу социальных связей означало постепенную феодализацию позднеримского общества (См.: Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима /Пер. с польск. М.: Высшая школа, 1990. С.320—).

Кроме того, хотя Римская империя и простиралась от Британии на западе до Черного моря на востоке, центр исторической жизни в ту пору находился в регионе, который можно обозначить одним словом —Средиземноморье. Новая историческая эпоха, последовавшая за падением Западной

Римской империи, перенесла этот центр к северу, сделала историческую жизнь континента полицентричной. На западе возвысилась империя Карла Великого, включившая в себя большинство “варварских королевств”, на востоке —Византия и Киевская Русь, возникли также политические центры в Британии, на территории Центральной и Восточной Европы. Расширившееся историческое пространство, со своей стороны, потребовало новых общественных форм производства и политической организации, ибо, как справедливо отмечает М.А.Барг, и античное рабовладение, и родовые отношения, преобладавшие у варварских народов, в равной мере себя изжили

(См.: Барг М.А. Эпохи и идеи. Становление историзма. М.: Мысль, 1987.

С.107—).

Именно процесс взаимодействия и слияния античных и варварских порядков, носивших уже характер не чистых форм, а фрагментарных (смешанных) (рабовладение и феодализм в позднем Риме, родоплеменные отношения и протофеодальные у варваров), сделал Европу феодальной, определил путь становления ее современной цивилизации.

В процессе этого синтеза субкультур роль решающей исторической предпосылки сыграло так называемое “великое переселение народов”.

— 82 —

Великое переселение народов —это название совокупности этнических перемещений в Европе 1У-ХП вв. Под этим названием понимается череда непрерывных вторжений и переселений германских, сарматских, славянских и др.племен на территорию Римской империи.

Приоткроем эту одну из ярких страниц в биографии средневековой

Европы.

Кто были эти варварские племена и как они были организованы? Вопервых,- это были не римляне. Во-вторых, это были этнические образования, получившие среди германцев условные названия: франки —свободные, саксы —ножовщики, алеманины —сброд, свевы —бродяги. По поводу этимологии (происхождения) этих названий отсылаем читателя к Л.Н.Гумилеву (Тысячелетие вокруг Каспия. М.: ТОО Мишель и К , 1993. С.115), который ссылается на кн: Вебер Г. Всеобщая история. Т.1У. С.447—.

Что касается организации варваров, тот же Л.Н.Гумилев пишет, что

их этнические группы представляли собой военные союзы, созданные исключительно для войны, т.е., с точки зрения политической, это были организации “военной демократии”(См.: Указ.соч. С.115). В этом политическом определении Л.Н.Гумилев следует за Энгельсом (См.: Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.М.,

1955. С.169—). А Ф.Энгельс —за римским историком Тацитом, написавшим книгу “Германия”(ок. 98 г. н.э.). Тацит, в частности, писал, что германских дружинников “кормит”война и что поэтому их было легче убедить “получать раны, чем пахать землю”, так как они считали малодушием “приобретать потом то, что можно добыть кровью”. Вместе с тем,

Тацит отмечал значительные изменения в порядке пользования землей у древних германцев: коллективная обработка земли сменилась обработкой ее большими семьями. Раздел пахотной земли по “достоинству”лиц породил имущественное и социальное неравенство в древнегреческом обществе, усилившееся накануне великого переселения народов (Подробнее об общественном строе древних германцев см.: Всемирная история. Т.Ш. М.,1957.

С.70—).

Великое переселение народов началось с передвижения на Запад гуннов, двинувшихся с Приуралья. В 1У в. гунны перешли Волгу, затем вместе с покоренными ими аланами обрушились на готов. Так начался этот процесс.

Среди причин великого переселения народов, этого достаточно мощного миграционного потока, можно выделить несколько основных: 1) усиление имущественной и социальной дифференциации у германцев, живших на периферии Западной Римской империи, что стимулировало стремление к богатствам, захвату новых земель; 2) прирост германского населения в

— 83 —

результате перехода к оседлому образу жизни; 3) политика самой Римской империи, которая из-за недостатка собственных сил стала прибегать к помощи наемников, расселяя их на своей территории; 4) ослабление империи, которая утратила способность к самостоятельному действенному сопротивлению; 5) и, наконец, давление на народы, окружавшие Римскую империю, со стороны более удаленных племен.

Натиск на Римскую империю готов, аланов, гуннов на какое-то время был приостановлен. Но результатом этого явилась усилившаяся варваризация римской армии —фактор потенциально опасный для Рима.

С конца 1У в. натиск усилился. В начале У в. (410 г.) варвары заняли Рим, подвергнув его разграблению. Рим был взят вестготами.Несколько ранее Рим был ими осажден. Правда, осада была снята, когда по требованию короля вестготов Алариха (ок.370—) римляне заплатили огромный выкуп в пять тыс.фунтов золота и 30 тыс.фунтов серебра и одновременно освободили всех рабов германского происхождения.

В течение У в. варвары расселились на всей территории Западной

Римской империи и образовали ряд варварских королевств: вестготское в юго-западной Галлии (Галлия —это территория современной Северной Италии, Франции, Люксембурга, Бельгии, части Нидерландов и части Швейцарии), королевство вандалов в Юго-восточной Галлии с центром в Лионе.

Завершающий этап великого переселения народов относится к концу У1‑УП вв. В Северной и Средней Италии в У1 в. утверждаются лангобарды.

В УП в. на Балканском полуострове утверждаются славяне, образуя там свои княжества. Кроме того, часть славян расселяется в пределах Византийской империи.

Значение так называемого “великого переселения народов”для раннесредневековой Европы было велико. Активные этнические перемещения способствовали дальнейшей феодализации общественных отношений. На значительной части Северного средиземноморья распространилось свободное крестьянское землевладение. Рабовладельческие латифундии окончательно были вытеснены мелким производством. Были созданы все предпосылки для формирования феодализма уже как доминирующего способа производства.

Начался противоречивый, сложный, но и прогрессивный в то же время процесс национально-этнической консолидации, приведший в итоге к формированию новой европейской государственности.

Стимулирующее действие со стороны варваров на границе западного христианства обнаружилось в создании новой социальной структуры —варварского княжества франков.

Франки представляли собой наиболее обширное объединение германских племен в результате переселений. Это существенный фактор их побед

— 84 —

над другими варварскими союзами. Одна за другой франкам подчинялись территории бывшей Римской империи: сначала —Северо-Восточная Галлия (У в., предводитель Меровей, от имени которого пошел королевский род Меровингов), потом —Южная Галлия (конец У —начало У1 вв., предводитель Хлодвиг (481—) рода Меровингов). Довольно быстро франки завоевали территорию, равную почти всей прежней Римской Галлии, подчинив себе алеманов и вестготов. После Пуатье (507) господство вестготов ограничивалось лишь пределами Испании. Не последнюю роль в успехах франкских походов сыграло духовенство, которое оказывало Хлодвигу постоянную поддержку. Дело в том, что в 496 г. Хлодвиг со своей дружиной принял христианство, крестившись по западноримскому церковному обряду. Политический ход Хлодвига сделал в глазах римских церковников его противников еретиками (вестготов, остготов, вандалов, бургундов), поскольку те были арианами (арианство —течение в христианстве 1У-У1 вв. Получило название по имени александрийского священника Ария. Ариане не принимали догмат официальной христианской церкви, согласно которому бог —сын единосущ богу-отцу, считали Христа существом низшего порядка по сравнению с богом-отцом).

При Хлодвиге была произведена запись судебных обычаев франков —так называемая “Салическая правда”. Этот свод обычаев (законов) является тем документом, который сообщает нам сегодня об общественном устройстве франков (См.: Салическая правда /Пер. Н.П.Грацианского. М., 1950).

“Салическая правда”—судебник, в принципе, такой же, как и “Русская правда”. Вообще, подобные судебники (“Правды”) имелись практически у всех этнических образований в средние века. Один из крупнейших исследователей государственности П.А.Кропоткин (1842—) объясняет этот факт тем, что, как он пишет: “... чем больше изучаешь учреждения того времени, тем более убеждаешься в том, что знание обычного права способствовало больше приобретению... власти, чем сила оружия. Люди дали себя покорить (имеется в виду покорение людей властью —авт.) гораздо больше из-за желания “наказать”обидчика “по закону”, чем вследствие прямого покорения оружием”(Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М.: Правда, 1990. С.411).

“Салическая правда”подтверждает этот вывод П.А.Кропоткина. Действительно, в своих титулах (главах), подразделенных на параграфы,

“Салическая правда”содержит предписания и наказания (штрафы), учитывая самые различные стороны жизни франков.

Из анализа документа явствует, что место родовой знати к тому времени заняла уже новая элита —аристократия,получавшая от верхов земель-

— 85 —

ные пожалования. За убийство, к примеру, представителя этого знатного сословия платился так называемый вергальд (в варварских правдах —денежное возмещение за убийство свободного человека, которое предусматривалось в качестве замены кровной мести), втрое превосходящий плату за убийство франкского крестьянина.

В “Салической правде”содержатся титулы, посвященные моральноэтической сфере жизни франков, предусматривающие, скажем, санкции “... если кто украдет чужую жену”, или —“О том, если кто схватит свободную женщину за руки, за кисть или за палец”. Предусматривалось наказание за обиду, нанесенную словестно. Титул так и назывался “Об оскорблении словами”.

Источник тщательно проработан в криминальном отношении (на то он и был судебник). В частности, в нем записано: “Если кто вырвет другому глаз, присуждается к уплате 62 1/2 солидов”; “Если оторвет нос, присуждается к уплате... 45 солидов”; “Если оторвет ухо, присуждается к упла-

те 15 солидов”(См.: Указ.соч. Титул “О нанесении увечий”).

“Салическая правда”дает ценные сведения об экономическом укладе жизни франкского общества. Важно задержать свое внимание на том, что высокие размеры штрафов, которые налагались за воровство домашнего скота, порчу изгородей и проникновение в чужие дворы с целью всевозможных краж, говорят об одном: усадебная земля находилась уже в индивидуальной собственности каждого франка. Земля же вне усадьб —леса, луга и т.д. —оставалась в коллективном пользовании всей крестьянской общины-марки (О крестьянской общине —марке, ее функциях, жизнестойкости мы уже вели речь). Следовательно, пахотная земля у франков еще не являлась предметом частной собственности, принадлежала общине в целом. Вместе с тем, пахотная земля уже не перераспределялась, а находилась в наследственном владении франкского крестьянина (свой участок пахотной земли общинник огораживал и передавал по наследству исключительно своим сыновьям. Женщине земля по наследству передана быть не могла). Подобное положение дел в сфере экономической жизни франкского общества являлось безусловным шагом вперед. Основную массу франкского общества составляли свободные франкские крестьяне. На самостоятельное и полноправное положение свободного франкского земледельца указывает высокий вергельд за его жизнь —200 солидов.

“Салическая правда”дает также сведения о социальной стратификации франкского общества. Помимо свободных франкских крестьян в обществе набирал силу слой новой (не рядовой) служилой знати, группировавшейся вокруг короля. Опять взгляды П.А.Кропоткина на генезис западноевропейской государственности оказываются полезными. П.А.Кропоткин пи-

— 86 —

шет о том, что обычай-закон постепенно концентрировался в руках все уменьшающегося количества людей. Обособлялись семьи, которые как бы специализировались на сохранении “закона”. Именно в таких семьях гнездились “... зачатки княжеской и королевской власти”(Кропоткин П.А.

Указ.соч. С.411). Постепенно происходило своеобразное “объединение властей”, т.е. осуществлялся союз между судьей (носителем обычая-закона) и военноначальником. Обе эти должности объединялись в одном лице (князь, король), которое окружало себя вооруженными людьми (См.:

Кропоткин П.А. Указ.соч. С.411).

Закономерно предположить, что сохранение подобного господства было невозможно без накопления собственности, что и происходило.

“Салическая правда”показывает имущественное и социальное расслоение во франкском обществе через все те же вергельды. За жизнь королевского дружинника или королевского должностного лица (графа) платился тройной вергельд (по сравнению с размером вергельда за жизнь общинника) —600 солидов. А если убийство дружинника совершалось во время военного похода, вергельд за него утраивался, достигая суммы в 1800 солидов.

Были во франкском обществе и так называемые “литы”(полусвободные), а также вольноотпущенные —рабы, отпущенные на волю. За полусвободного платился вергельд вдвое меньший, чем за свободного франкского крестьянина (100 солидов). За убийство раба платился не вергельд, а просто штраф.

“Салическая правда”свидетельствует о резком росте королевской власти. Прежняя власть военного вождя племени постепенно превращалась в наследственную королевскую власть (о том, как укрепил свою власть

Хлодвиг, см. интересный материал, основанный на рассказе хрониста Григория Турского (У1 в.) —//Всемирная история. Т.Ш. М., 1957. С.146).

Итак, рост социального и имущественного расслоения франкского общества, амплуа короля как верховного судьи, союз с церквью, формирующийся слой крупных земельных владельцев —феодалов, заинтересованных в защите своих владений, а также поддержка со стороны разбогатевшего слоя крестьян, выделившихся из общины (в будущем мелких и средних феодалов) —все это вкупе закономерно изменяло политический строй франков, содействуя прежде всего и главным образом укреплению королевской власти.

В рассмотрении Европейского средневековья не обойтись без Ф.Энгельса, который различал три периода внутри феодальной эпохи: 1) период раннего средневековья, охватывающий время становления феодальных отношений; 2) период сложившегося феодализма; 3) период его разложения.

— 87 —

Рубежом между первым и вторым периодами Ф.Энгельс считал Х‑Х1 вв., когда началось отделение ремесла от земледелия и развитие средневековых городов. По Ф.Энгельсу, признаки упадка феодализма появляются в

ХУ в. и приводят к ранним буржуазным революциям (См.: Энгельс Ф.

Крестьянская война в Германии //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.16. С.13).

Последуем за схемой Ф.Энгельса: она облегчает систематизацию исторического материала.

Европейскому средневековью Х‑Х1 вв. предшествовала знаменитая империя Карла Великого. Дело в том, что после смерти Хлодвига, единство

Франкского королевства часто нарушается. Четверо сыновей Хлодвига, образно говоря, “потянули одеяло на себя”. Франкское общество стало дробиться на территории —уделы. Опять эти уделы! Сколько исторических параллелей, лишний раз подтверждающих мысль Н.И.Кареева! В Галлии образуется политическая ситуация с войнами между владельцами уделов сродни периоду феодальной раздробленности на Руси.Только в УП в. уже при правнуке Хлодвига (Хлотарь 1) и праправнуке его (Дагоберте 1) определенное объединение бывшей территории восстанавливается. Однако дела у Меровингов идут плохо. Примем во внимание, что могущество Меровингов держалось на территориальных приобретениях Хлодвига. Послехлодвиговская раздробленность огромной территории, созданной Хлодвигом и его дружиной, подорвала земельный фонд королевства. Кроме того, преемники Хлодвига из рода Меровингов вряд ли отличались прозорливостью.

Щедрой рукой раздавали они земли в пожалование своим дружинникам, а также церковным деятелям. Непрерывной чередой дарений вместо укрепления своей власти Меровинги добились противоположного эффекта —ослабления власти. Реальная власть в обществе стала все больше смещаться в сторону крупных обогатившихся земельных латифундистов. Меровинги оттесняются на задний план, получают прозвище “ленивых”, так как фактическая власть переходит к землевладельческой знати —манордомам. Этимология этого слова первоначально восходит к именованию заведующих дворцовым хозяйством. Теперь же это и в понимании людей, и в реальности —наиболее могущественные земельные магнаты. Так постепенно короли династии Меровингов сошли с властной арены. На смену им на рубеже УП-УШ вв. пришел мощный клан Каролингов. Началась новая династия в истории франкских королей —династия Каролингов, занявшая немало времени: УШ‑Х вв.

Сначала был Карл Мартелл (715— годы правления) или, как его еще называли, “Молот”). Заслугой его явилось то, что он разгромил арабов, отважившихся напасть на Галлию. Присоединил к франкам те земли, что сделались при “ленивых”вполне самостоятельными (Тюрингия, Алема-

— 88 —

ния, Фризия-Фрисландия).

Потом, из достойных внимания, был внук Карла Мартелла, прозванный за свои многочисленные военные победы Карлом Великим (768—). Карлу

Великому удалось создать огромную по своим размерам империю. Она так и вошла в историю —империя Карла Великого.

Практически все царствование Карла Великого сопровождалось войнами (насчитывают более 50 походов). Он вел войны на севере, на востоке, на юге. Одержал победу над лангобардами в Италии, после чего стал именоваться королем франков и лангобардов (774). Присоединил к себе часть Испании. Особенно упорную борьбу вел с саксами. Саксы в борьбе с Карлом Великим стремились сохранить свой старинный строй (королевской власти у них не было). Саксонские войны отняли у Карла Великого нимного-нимало 33 года. Покорение саксов было завершено только в 804 г., а началась война с ними в 772 г. Попутно Карл Великий разгромил аваров (791). Словом, в итоге всех этих войн и покорений была создана империя, лишь немногим уступавшая прежней Западной Римской империи по размерам территории. И Карл Великий решил объявить себя императором. (Со стороны духовной власти процесс был встречным. Папа Лев Ш был крайне заинтересован в распространении влияния римской христианской церкви на всей завоеванной франками территории. Так что союз светской и духовной властей обрел свою обоюдовыгодную основу). В 800 г. Карл Великий был увенчан императорской короной.

Итак, на месте Римской империи образовалась новая —Франкская империя. Новая империя существенно отличалась от прежней. Старая империя была рабовладельческой, потом —преимущественно рабовладельческой, новая —феодальной.

А.Дж.Тойнби главное достижение Карла Великого видит в “...объединении континентальных варваров-саксонцев под эгидой западного христианства...” (Тойнби А.Дж. Постижение истории /Пер. с англ. М.: Прогресс,

1991. С.143). Карл Великий, как далее указывает Дж.Тойнби, “... сделал

Саксонию форпостом против континентальных варваров (Указ.соч. С.143).

С позиций христианских заслуг Карла Великого подходит к нему и русский государствовед Л.А.Тихомиров: “Он был,- пишет Л.А.Тихомиров,- объявлен верховной властью, и на Западе представляет в государственном отношении наследника Константиновой идеи. Подобия ему нельзя найти на Востоке нигде, кроме Московской Руси, которой Карл предшествовал несколькими веками (его время 768— гг.). Карл Великий вступил на престол по наследственному праву. Он титуловался: “Я, Карл, Божьей милостью и милосердием, король и правитель франков, усердный защитник и скромный помощник святой Церкви”(Тихомиров Л.А. Монархическая государственность.

— 89 —

СПб. 1992. С.197). Кстати, когда папа возложил на Карла знаки императорского достоинства, то несметная толпа, как свидетельствует Л.А.Тихомиров, ссылаясь на “Всемирную историю”Шлоссера (Т.Ш. С.452), провозгласила франкского короля римским императором (См.: Указ.соч. С.197).

Отметим теперь ряд характерных черт в общественном строе франков периода империи Карла Великого:

1. В УШ‑1Х вв. происходит полный переворот в отношениях землевладения, а именно: рост собственности крупных земельных магнатов и разорение массы того свободного франкского крестьянства, что составляли основную массу франкского общества при Хлодвиге. Причем, латифундии росли как раз за счет поглощения мелкой крестьянской собственности.

2. Разорение франкского крестьянства происходило по ряду причин:

невозможность расширить свое хозяйство; беспомощность непосредственно производителя перед лицом стихийных бедствий при несовершенстве сельскохозяйственной техники; процесс безостановочного разложения самой общины, приводивший к выделению из среды свободных общинников разбогатевших крестьян, которые прибирали к рукам земли своих обедневших соседей и становились мелкими и средними феодалами.

3. В особую причину утраты крестьянами своей земли следует выделить усиление верховной (государственной) власти. Военная реформа привела к длительной военной службе, которая надолго отрывала крестьянина от своего хозяйства. Обременительный для крестьян размер податей, принудительные взносы в пользу церкви, наконец, прямое насилие со стороны латифундистов довершали дело разорения крестьянства.

4. В результате разорения прежде свободного франкского крестьянства в УШ‑1Х вв. широкое распространение получила практика “прекариев”.

Прекарий был уже известен римскому праву. При Меровингах это означало передачу латифундистом безземельному крестьянину в пользование или держание какого-то участка земли. За эту полученную землю крестьянин обязывался нести в пользу ее владельца повинности. В литературе “прекарий”квалифицируется как самая ранняя форма средневекового закрепощения крестьянства. Бывший франкский свободный крестьянин постепенно терял свою свободу.

5. В процессе закрепощения крестьянства активную роль играло само государство. Об этом говорит ряд указов (“капитуляриев”) Карла Великого. В своих указах Карл Великий предписывал управляющим наблюдать за свободными крестьянами, живущими в королевских поместьях, брать с крестьян штрафы в пользу королевского двора. В 818— гг. были изданы указы, прикрепившие всех плательщиков податей к земле, лишив их права свободного перехода с одного участка на другой.

— 90 —

И снова мысль Н.И.Кареева —словно рефрен! Посмотрим, как было в

России многие столения спустя? Практически срабатывал тот же механизм закрепощения крестьян (с некоторыми нюансами, не затемняющими существа дела). Личная свобода крестьян заключалась в праве выхода, т.е. перехода от одного участка земли на другой, либо от одного владельца к другому. Причем еще до истечения срока договора крестьянин мог разорвать связь между землевладельцем и собой, уплатив при этом установленную договором неустойку —“крестьянский заряд”(См.: Ключевский В.О. Соч. Т.У1. С.360). Эти отношения держались до половины ХУ1 в. И вот так же, как за семь веков до этого дела обстояли в Западной Европе, в

России —рост крупного частного землевладения, усиление спроса на крестьянский труд (связанный к тому же с обширностью пространств незаселенных территорий, поступавших помещикам, стали формировать ту же закономерность. “Вследствие этого,- пишет В.О.Ключевский,- масса бедного бездомного люда была превращена в хлебопашцев при помощи ссуд”

(Указ.соч. С.361). Ссуды привели (и не могли не привести) к такой задолженности крестьян своим владельцам, что право выхода практически становилось невозможным.

6. Около 800 г. Карл Великий составил так называемый “Капитулярий о поместьях”. Из этого капитулярия и других источников уже четко видна структура отношений между владельцами земли и крестьянами. Феодальное поместье делилось на две части: боярскую усадьбу с боярской землей и деревню с наделами зависимых крестьян. Господская земля именовалась доменом, который состоял из барской усадьбы с домом и барской пахатной земли. Домениальная пахотная земля была разбросана среди крестьянских участков (известная в России чересполосица). Кроме пахотной земли в домен входили пустоши, леса, луга и т.д. В общем, —знакомая нам по истории России картина, некий классический образец.

7. Однако было бы известным упрощением считать, что все бывшее свободное франкское крестьянство оказалось при Карле Великом напрочь закрепощено. Подавляющее большинство —да. Но в восточных и северных областях империи сохранились остатки свободного крестьянства. Были также крестьяне, которые зависели от латифундиста только в судебном отношении. Таких крестьян было мало, очень мало, но они были.

8. В первые годы правления династии Каролингов резко возросла роль централизованной верховной власти. Безусловно, в этом вопросе сказался талант Карла Великого.

9. Административно-территориальное деление империи было таково.

Империя была разбита на области. Пограничные области назывались марками. Марки представляли хорошие крепостные сооружения, но могли быть

— 91 —

использованы также в качестве плацдармов для дальнейших территориальных захватов. Во главе каждой области стояли графы; во главе марок —маркграфы.

Новую империю постигла традиционная участь всех империй мира (и до и после). К тому времени уже были примеры гибели теократических монархий после их декоративного и показного, в общем-то, могущества

(Месапотамия, Вавилон, Ассирия).

Империя Карла Великого возникла в результате завоевательных войн и, подобно другим империям античной и средневековой эпох, представляла собой временное и непрочное военно-административное объединение. К числу основных причин распада империи Карла Великого следует отнести целый ряд их:

1) чрезвычайная пестрота этнического состава Каролингской империи;

2) феодализация общественного строя. Рост крупного землевладения неизбежно вел к ослаблению централизованной верховной власти, а это, в свою очередь, —к политической раздробленности империи;

3) неравномерность феодализации. Небесполезно заметить себе, что

в таких областях королевства, как Прованс, Аквитания, Септимания развитие феодальных отношений шло относительно быстрыми темпами. Отставали такие области, как Бавария, Саксония, Тюрингия —так сохранялось немало пережитков родо-племенных отношений. Естественно, что процесс распада империи начался с областей более развитых, где сосредоточение большой экономической власти подтачивало власть верховную, императорскую;

4) географическое расположение Каролингского королевства. Дело в том, что оно находилось на стыке между романским и германским мирами (культурами), где и происходил процесс феодализации (Северо-Восточная,

Центральная Галлия и Бургундия);

5) отсутствие экономических связей между этническими общностями, насильственно объединенными между собой;

6) зыбкая, хотя и весьма характерная для Западной Европы иерархия властных отношений. На вершине пирамиды власти находились крупные магнаты, считавшие короля своим сеньором. Себя по отношению к нему они считали вассалами (ср., например, статус вассала со статусом холопа в русском государстве ХУП в. по отношению к московскому царю. Название “холоп”не исключало и высших сановников). Вассалами вассалов были менее крупные землевладельцы. Тогда сеньорами выступали первые, а вторые имели еще название подвассалов. Кстати, именно из среды подвассалов —мелких и средних помещиков —выходили феодальные рыцари, которые представляли столь характерное для средневековой Европы явление.

— 92 —

После смерти Карла Великого (814) империя сначала раздробилась между его наследниками, потом уже на три части. Распад империи был оформлен Верденским договором 843 г. Договор был заключен между внуками Карла Великого Лотарем, Людовиком Немецким и Карлом Лысым. Лотарь, сохранив императорский титул, получил Италию, как старший внук, Карл Лысый —по существу территорию будущей Франции, Людовик Немецкий —территорию будущей Германии. В этом надо признать историческое значение развала Франкского государства по Верденскому договору. Произошедший развал соответствовал границам расселения складывавшихся французской, немецкой и итальянской народностей и фактически положил начало существованию трех крупных европейских государств —Франции, Германии,

Италии.






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 121. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.189 сек.) русская версия | украинская версия