Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Часть У. Реформация и контрреформация





Тем не менее феодальные порядки пустили глубокие корни в средневековой Европе. Процессы, связанные с развитием буржуазных отношений, особенно с ломкой социально-классовой структуры, наталкивались на сопротивление консервативных кругов, хотя эти процессы, как было показано выше, объективно и весьма активно подтачивали феодализм. Нарождение новых перспективных классов, умирание старых социальных слоев сочетались в Европе в средние века причудливо и небезболезненно.

Духовенство, державшее в феодальную эпоху в своих руках монополию на все виды умственной деятельности, стало терять свою роль в связи с усложнением материальной и духовной жизни.

Кроме того, развитие единых национальных монархий, усиление централизованной власти королей, поддерживавших свое господство средствами собственного аппарата, делали идеологическую функцию церкви менее нужной. Церковь как гарантия устойчивости социального порядка начинает рассматриваться как дорогостоящее учреждение.

Развитие городов как центров рыночных отношений, рост буржуазии в пределах больших национально-территориальных монархий повлекло за собой критику идеологического выражения феодального порядка —католической церкви. Одновременно с этим усиливается ересь, т.е. критика церкви со стороны низших масс народа.

Средневековое духовенство имело свою резко выраженную иерархию. Верх его был феодальным, латифундистским. Положение низшего духовенства в лице сельских и городских священников мало чем отличалось от положения отчужденных от власти масс. Потеря прежней роли в обществе подтолкнула духовенские верхи к агрессивным социальным мерам —притеснению крестьянства, городских низов, бюргерства, а также низшего духовенства —всех тех слоев общества, которые уже складывались в средний класс и заключали в себе потенции прогрессивного развития экономического и политического характера.

Из средних классов того времени в критическом положении оказалось рыцарство (низшее дворянство). Поскольку служба у местных князей являлась для них основным источником существования, они, видя стремительное развитие техники военного дела, прекрасно понимали,что превращаются в декоративный социальный элемент, становятся на деле ненужными. Рыцарство было нужно в раннюю средневековую эпоху, особенно богатую войнами между королевствами и крестовыми походами. Позиция рыцарства стала общей: ослабление власти местных князей и высшего духовенства. Небезынтересная сравнительно-историческая справка: в известном смысле, конечно, европейское рыцарство было близко сипахам в

— 109 —

Османской империи и самураям в Японии (от последних они отличались больше).

Развитие новых отношений, изменение менталитета средневекового человека, конфликт между светской и духовной властями создают предпосылку для основных течений реформации: 1) реформа церкви со стороны господствующего класса, связаннная с так называемым соборным движением Европы в ХУ в.; 2) реформа церкви, требуемая буржуазией, или, иначе,евангелическое направление реформации, и 3) еретически-сектанское направление реформации, идущее со стороны трудовых низов. Остановимся вкратце на трех этих течениях.

Первое. Реформа, шедшая со стороны господствующего класса.Ее суть:

как идеологический инструмент церковь нужна, но она накопила слишком много богатств, которыми надо бы поделиться с централизованным государством. Нюансы: глава церкви не папа, а собор. Это течение реформации вошло в историю как “соборное”движение ХУ в.

Второе. Требования, шедшие со стороны буржуазии, были иными.

Практически дело шло уже не о реформе церкви, не об ее исцелении, а о создании новой церкви. Суть: уничтожение церкви как феодального института, ликвидация церковной иерархии и церковного имущества. На место церкви феодальной должна прийти церковь буржуазии. Это направление реформации получило название евангелического, так как в основе лежал принцип: евангелие или священное писание есть единственный источник религиозной истины. Евангелие —это буквально с греческого —благая весть. Евангелие —это раннехристианские книги, рассказывающие об Иисусе Христе. Церковью признаны каноническими и включены в Новый завет четыре евангелия: от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна. Канонические евангелия —один из главных источников христианского вероучения и культа.

Это направление реформации нашло выражение в учениях трех крупнейших реформаторов ХУ1 в. —Лютера, Цвингли и Кальвина (О них и их деятельности накоплена обширная литература: Бузескул В.П. Всеобщая история и ее представители в России в Х1Х и начале ХХ века. Ч.2. Л., 1931; Виппер Р.Ю. Церковь и государство в Женеве ХУ1 века в эпоху кальвинизма. М., 1894; Виппер Р.Ю. Жан Кальвин и протестанская республика в Женеве //Исторический журнал. Кн.2. 1940; Лозинский С.Г.

История папства. Т.1. М., 1934; Смирин М.М. Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая крестьянская война. 2‑е изд. М., 1955; Чистозвонов А.Н. Реформационное движение и классовая борьба в Нидерландах в первой половине ХУ1 в. М., 1964; Капелюш Ф.Д. Религия раннего капитализма. М., 1931. Особенно адресуем читателя к работе М.Вебера “Проте-

— 110 —

станская этика и дух капитализма”//Вебер М. Избранные произведения /Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990. С.60—).

Третье. Протест против католической церкви со стороны масс города и деревни. Суть: упразднение всякой церкви; превращение социальнорелигиозного протеста в организации мелких сектантских общин. Реформационное движение в плебейско-крестьянских массах вылилось в сектантское движение (Адресуем вновь читателя к работе М.Вебера “Протестанские секты и дух капитализма”. Там же. С.273—). Многие из сектантских общин носили характер примитивно-коммунистических организаций, исповедовали уравнительный коммунизм, характерный вообще для всех плебейских движений ХУ1‑ХУП вв. Некоторые авторы считают более точным называть это движение еретически-сектантским.

В учении Мартина Лютера евангелическое направление реформационного движения получило свою законченную форму, поскольку речь шла о разрушении католической церкви. Есть мнение, что именно М.Лютер стоит у истоков Реформации. М.Лютер (1483—) выступил как глава бюргерской

Реформации в Германии, стал основателем немецкого протестантизма (Подробнее о лютеранстве см.: Смирин М.М. Лютер и общественное движение в Германии в эпоху Реформации (к 450‑летию немецкой реформации) //Вопросы научного атеизма. Вып.5. М., 1968).

М.Лютер выступил с 95 тезисами против индульгенций. Вопреки учению католической церкви он старался показать, что человек и его светская жизнь не должны рассматриваться как греховные, лишенные всякого положительного морально-религиозного содержания. По мнению М.Лютера, церковь и духовенство вовсе не являются посредниками между человеком и Богом. Претензии папской церкви на то, что она может давать людям “отпущение грехов”и “спасение души”в силу своей якобы посреднической роли, М.Лютер объявил ложными. Основное положение, выдвинутое

М.Лютером, заключалось в том, что человек достигает “спасения”(или “оправдания”) не через церковь и ее обряды, а при помощи “веры”, даруемой ему непосредственно Богом. Конечно, М.Лютер выражал общее стремление бюргерства избавиться от политического и идеологического засилия папской церкви, придать значение и силу религиозного авторитета учреждениям мирским и светскому государству. С утверждением,что “вера”является единственным средством спасения души, Лютер связывал другое положение о восстановлении авторитета “священного писания”вместо католического авторитета “священного предания”, т.е. авторитетов папских декретов, посланий и т.д.

П.А.Кропоткин первенство религиозного движения времен Реформации отдает лоллардам в Англии (Х1У в.) и гуситам в Богемии (конец Х1У в.).

— 111 —

“Задолго до того, — пишет он, —как Лютер прибил свои “Тезисы”реформы на дверь церкви в Виттенберге, возмущение накоплялось в умах городских ремесленников и крестьян, которые уже сжигали комментарии к Библии”

Кропоткин П.А. Указ.соч. С.538).

В советской историографии существует мысль, что идеи М.Лютера о независимости светского государства от феодальной католической церкви соответствовали интересам зарождающегося капитализма. Следовательно, М.Лютер выполнял социальный заказ (См., в частности, БСЭ. Т.15. М.,

1974. С.358; Чанышев А.Н. Протестантизм. М., 1969 и др.).

Считают также, что “бюргерский реформатор фактически лишь давал феодальному строю новое религиозное обоснование”(Всемирная история. Т.1У. М., 1958. С.168).

Точка зрения М.Вебера более выдержана в научном отношении, на наш

взгляд. “Мы решительно должны, —пишет он, —конечно, отмежеваться от той точки зрения, сторонники которой выводят реформацию из экономических сдвигов как их “историческую необходимость”... мы не в коей степени не склонны защищать столь нелепый доктринерский тезис будто “капиталистический”дух мог возникнуть только в результате влияния определенных сторон Реформации, будто капитализм как хозяйственная система является продуктом Реформации. Уже одно то, что ряд важных форм капиталистического предпринимательства, как известно, значительно старше Реформации, показывает полную несостоятельность подобной точки зрения”

(Вебер М. Избр.пр. /Пер. с нем. М., 1990. С.106).

Яркий след в Реформации оставил Ж.Кальвин (1509—). Под влиянием лютеранского протестантизма он отрекается от католической церкви, становится основоположником нового направления Реформации —кальвинизма. Что касается Ж.Кальвина, он, бесспорно, отражал интересы буржуазии эпохи первоначального накопления капитала. Более того, в Женеве под влиянием идей Ж.Кальвина женевский магистрат принял новую форму церковной организации. Будучи в составе правительства, Ж.Кальвин провел ряд реформ буржуазного характера. По его мнению (учение “о предопределении”), в мире торговли, конкуренции, удача или банкротство зависят не от знаний и искусства отдельного лица, а от Божьей воли. А потому его главная реформаторская деятельность —это невмешательство в обожествленные закономерности буржуазных отношений. Как религиозная идеология эпохи первоначального накопления капитала —эта идеология имела широкое распространение. Вышедшее из Женевы учение Ж.Кальвина распространилось в Англии, Шотландии, Нидерландах, Франции. Кальвинизм сыграл организующую роль в двух ранних буржуазных революциях —Нидерландской (ХУ1 в.) и особенно —в Английской (ХУП в.).

— 112 —

Самым ярким выразителем народного понимания реформации выступил деятель крестьянско-плебейских масс эпохи Реформации —Томас Мюнцер (1490—). Религиозно-философское учение Т.Мюнцера было направлено против всех догматов не только католицизма, но и христианства вообще.

Его учение представляло собой разновидность пантеизма (учение, отождествляющее бога с природой и рассматривающее природу как воплощение божества), он явно приближался к атеизму. Ф.Энгельс характеризовал политическую программу Т.Мюнцера как близкую к коммунизму. Совершенно утопическая программа Т.Мюнцера состояла в установлении такого общественного строя, где не будет ни классовых различий, ни частной собственности, ни чуждой членам общества государственной власти.Добиваться этого следовало революционной борьбой, переходом всех материальных благ в руки трудящихся путем уравнительного раздела земли и других богатств между всеми труженниками.

Во время Великой Крестьянской войны (1524—1525) сначала в Мюльгаузене (Тюринго-Саксонский район), потом в вестфальском городе Мюнстере (первым восстанием руководил Т.Мюнцер, вторым —Иоанн Лейденский) десятки тысяч протестантов (данные П.А.Кропоткина. Указ.соч. С.538) были задавлены массовыми избиениями со стороны хорошо организованного Швабского союза князей, дворян, рыцарей и богатых горожан. Считают, что до 100 тыс. (мнение некоторых историков) были перебиты или сожжены (См.:

Указ.соч. С.538). Т.Мюнцер был пленен и обезглавлен. Казнен был и

Иоанн Лейденский.

Что важно понять в данном случае? Радикализм лидеров вовсе не означал такого же радикализма тех масс, которые шли за ними. Например, требования восставших германских крестьян были значительно умереннее политической программы Т.Мюнцера. Ближе к истине, думается, другое —новое понимание христианства, в котором протест против власти церкви слился со стремлением освободиться от крепостничества. Подобная народная реформация была практически везде. Начавшись с движения альбийцев (от названия г.Альби, Южная Франция) еще в ХП-ХШ вв., в конце Х1У в. были крестьянские восстания Джона Бола, Уота Тайлера, лоллардов. В Богемии развилось учение реформатора Яна Гуса (сожжен в 1415 г.). Его многочисленные последователи —гуситы (сторонники Реформации в Чехии) также восстали против помещиков. Значительно позднее, но, тем не менее, народная реформация перекинулась и в Англию —там она носила более мирные формы. Имела место в России и даже в Гренландии, —везде принимая более или менее коммунистические формы.

Под Контрреформацией понимают католическую реакцию, церковно-политическое движение в Европе середины ХУ1‑ХУП вв. Во главе шло папст-

— 113 —

во. Цель: восстановление утраченных католицизмом позиций в 1‑й половине ХУ1 в. Это была феодальная реакция, религиозное “контрнаступление”феодальных сил. Главными орудиями были инквизиция, монашеские ордена, римская курия. Инквизиция стала подчиняться непосредственно папе.Контрреформация развернула борьбу с передовыми идеями реформации. Особенно упорно преследовались народные направления Реформации.

Самое активное участие в Контрреформации принял созданный в 15341540 гг. орден иезуитов. Несколько слов об этом “ордене”.

Основателем ордена иезуитов (“Общества Иисуса”) был испанский дворянин Игнатий Лойола (1491—1556). Это был католический фанатик, решивший посвятить себя борьбе с еретиками. И.Лойола был первым генералом ордена и создателем его устава. Формально высшим органом власти у иезуитов являлся совет из высших сановников ордена, но фактически вся власть была сосредоточена в руках генерала. Иезуиты разделили весь мир на особые районы —провинции, которые, как правило, включали не одну, а несколько стран. Главными направлениями реакционной деятельности иезуитов были: воспитание в духе догматов католической церкви подрастающего поколения, проникновение во все слои общества (преимущественно в правящие его сферы с целью подчинения их воле и целям ордена), распространение католицизма. Иезуиты проникали и в слои обездоленных и угнетенных народных масс, выслеживали и выдавали инквизиции еретиков.

Основной ареной борьбы между Реформацией и Контрреформацией были Германия и Нидерланды.

В числе церковных деятелей, наиболее рьяно проводивших Контрреволюцию были римские папы Павел Ш, Павел 1У и др.

Протестантизм нанес большой урон католической церкви. Целые страны были потеряны для нее. Швейцария, Англия, Нидерланды, Шотландия и др. становились протестанскими, т.е. упраздняли католическое богослужение, прогоняли священников, монахов. Но католическая церковь была еще сильна. На стороне католицизма стояли мощные господствующие элиты

Франции и Испании. Короли, дворянские круги отсталых феодальных государств смотрели на католицизм как на средство управления невежественным и забитым крестьянством, налоги с которого составляли основную часть доходов государственной казны. Кроме того, не следует забывать, что высшие доходные места в церкви занимались обычно дворянами. Поэтому в ряде стран королевская (государственная) власть находилась в союзе с католической церквью. А во второй половине ХУ1 в. иезуиты проникли практически во все протестанские страны. Более того, добились, что некоторые из государей снова возвратились к прежней вере. Иезуиты не гнушались ничем, например, если государь стоял на стороне католи-

— 114 —

ков, они использовали его власть для борьбы с еретиками. Если же государь стоял на позициях протестантизма, убийство такого государя считалось подвигом.

Итак, несмотря на то, что феодализму в Европе в ХУ1 в. был нанесен мощный удар, силы феодального строя себя еще не изжили. Вместе с тем, становилось все более ясным, что папские притязания угрожали полным порабощением государственной власти. А это шло вразрез с объективным ходом западноевропейской истории. Л.А.Тихомиров пишет в этой связи:

“Если бы допустить верховную государственную власть папы, то логически развиваясь —эта идея привела бы даже к полному уничтожению королевской власти, с заменой ее непосредственными папскими чиновниками. Воспрепятствовать этой эволюции могла только энергичная борьба государства против пап. Эта борьба и наполняет собою историю западноевропейской государственности, пока наконец не привела в половине Европейских государств к перевороту отношений между церквью и государством в совершенно обратном смысле: к захвату государством церковной власти”(Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. Спб., 1992. С.203).

Конкретно же в этот период ситуация развивалась так. Подавление Крестьянской войны привело к усилению княжеской власти. Те князья, которые провели в своих княжествах лютеранскую реформу, приступили к секуляризации церковных земель (секуляризация —обращение церковной и монастырской собственности в собственность светскую). Император Карл У увидел в усилении княжеского сепаратизма опасность для габсбургской великодержавной политики, что послужило причиной его стремления подавить лютеранство. В 40‑х гг. ХУ1 в. Карл У предпринял военный поход против лютеранских князей, объединившихся в особый союз для организации отпора императору. Карл У одержал победу над протестантскими князьями, но она не была окончательной. Часть католических князей присоединилась к враждебному императору лагерю. И вместе с протестантами и французским королем Генрихом П повела войну против Карла У, закончившуюся победой над ним. Победившие протестанские и католические князья заключили мир между собой и императором в 1555 г. Этот мир вошел в историю под названием Аугсбургский религиозный мир. Согласно условию этого мира был провозглашен принцип, выраженный в формуле: “Чья страна, того и вера”(Подробно см.: Всемирная история. Т.1У. М., 1958.

С.184—).

В борьбе Реформации и Контрреформации важной вехой был Триденский собор. Этот собор, названный Триденским по месту, в котором он собирался (г.Тридент в Южном Тироле), заседал с перерывами с 1545 по 1563 гг. При помощи иезуитов папе удалось отстоять принцип, в силу которого

— 115 —

папа в делах вероучения является непогрешимым, а папская власть объявлялась не только выше власти всех епископов, но даже и выше власти светских государей. Подобного рода неумеренные требования в период, когда светская власть давно уже решила спор с папами в свою пользу, в такой степени встревожили самих католических государей, что многие из них отказались признать постановления собора.

Естественно, что католическими остались по преимуществу страны с многочисленным крестьянским населением, где господствующий класс жил феодальной рентой, получаемой с крестьянства. Католическая религия была наилучшим средством, чтобы крестьянство безропотно несло повинности в пользу дворянства. И, напротив, различные течения реформации укрепились главным образом в тех странах, где сам господствующий класс в той или иной степни оказался причастным к развивающейся рыночной экономике.

Контрольные вопросы

1. В чем основное теоретическое отличие подхода к периодизации

Средних веков и феодализма в марксистской ортодоксальной истриографии и мировой медиевистике?

2. Из каких факторов социального, экономического, политического и духовного характера сформировался феодализм в Западной Европе? Назовите его основные институты.

3. Назовите общие закономерности феодализации общественных отношений в странах Запада и Востока.

4. Какие “варварские племена”и их союзы принимали участие в Великом переселении народов? Перечислите их, дайте им краткую характеристику.

5. Насколько “Салическая правда”дает нам сегодня представление о различных сферах общественной жизни франков?

6. Почему свободные франкские крестьяне оказались закрепощены при

Карле Великом?

7. В чем вы видите общие черты закрепощения крестьян при Каролингах и спустя многие века в России?

8. Назовите причины распада империи Карла Великого.

9. Как практически происходило формирование городов в Западной Европе и в чем причины бурного роста градостроительства в ХШ в.?

10. Назовите основные элементы нарождающейся рыночной экономики в

Западной Европе.

11. Назовите основные элементы формирования западно-европейских

— 116 —

национально-территориальных государств.

12. Расскажите о Великих географических открытиях и их последствиях для экономики и политики Западной Европы.

13. Перечислите основные направления Реформации, ее лидеров, охарактеризуйте их программы.

14. В чем причины Контрреформации? Расскажите о борьбе папской и светской властей и их исходе.

— 117 —

ГЛАВА Ш. ФЕНОМЕН ДРЕВНЕРУССКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ (IХ-ХШ вв.)

Перед чтением главы убедитесь, что вы знаете о:

— периодизации средних веков и периода феодализма;

— причинах падения Римской империи и зарождении “варварских”королевств, роли Великого переселения народов в этих процессах;

— общественном строе франков по “Салической правде”;

— причинах урбанизации Западной Европы;

— факторах формирования рыночных отношений;

— Великих географических открытиях и революции цен;

— реформации и контрреформации;

— менталитете средневекового человека.

Прочитав эту главу, вы узнаете о:

— происхождении и расселении восточных славян;

— процессе социально-экономического и политического развития

Древнерусского государства и его особенностях;

— роли христианства в становлении государственности и формировании культурной традиции Киевской Руси;

— внешней политике Древнерусского государства, его месте в истории средневековой цивилизации;

— причинах и особенностях феодальной раздробленности на Руси;

— политической организации отдельных государственных образований

Древней Руси;

— монголо-татарском нашествии и о влиянии Золотой Орды на процесс дальнейшего развития великорусской государственности.

“Откуда есть пошла Русская земля?”— этот вопрос уже в Х1‑ХП вв. задавал себелетописец Нестор, автор “Повести временных лет”—первого обобщенного труда по русской истории. Народ, переживший на протяжении своей истории много тяжелых и радостных событий, не мог появиться ни откуда и возникнуть из ничего. Киевская Русь —древнерусское государство, которое по своему социально-экономическому и политическому развитию не уступала своим соседям. Возникшая на стыке Европы и Азии,

Русская земля впитала в себя черты Запада и Востока, внеся свой уникальный социально-культурный вклад в мировую цивилизацию. Разумеется, это государство, являющееся крупнейшим в Европе, имело свою историю, свои изначальные корни становления и развития.

Славяне —самый многочисленный народ в Европе, принадлежащий к древнему индоевропейскому единству народов. Вопрос, поставленный ле-

— 118 —

тописцем Нестором, издавна вызывал интерес исторической науки. Общепринятого, утвердившегося взгляда на “прародину”наших предков до сих пор нет. Согласно мифологической версии “Повести временных лет”,предки славян восходят к младшему сыну Ноя Иафету, который разделил землю с братьями, получив в удел северные и западные страны. От “племени Иафета” произошел народ славянский (Откуда есть пошла Русская земля. Века

У1‑Х. Кн.1. М., 1986). Среди историков прошлого века была очень популярна “дунайская версия” происхождения славян. Согласно ее трактовке славяне осели в римской провинции Норик, расположенной между верховьями Дуная и Дравы. Теснимые римлянами, они двинулись дальше на Вислу и

Днепр (Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Соч.: В 18 кн.

М., 1989; Ключевский В.О. Курс русской истории. Соч.: В 9 т. М.,1989). Миграция на север, северо-запад была медленной. Так, по В.О.Ключевскому, восточные славяне, прежде чем они попали на Днепр, около пятисот лет пребывали в предгорьях Карпат. И только в УП в. расселились по современной Русской равнине. Сторонники этой версии есть и в наши дни

(Кобычев В.П. В поисках прародины славян. М., 1973).

Большинство современных ученых склонны искать славянскую прародину в более северных районах, полагая, что она находилась в среднем

Подднепровье и Поприпятье либо в междуречье Вислы и Одера. Б.А.Рыбаков попытался объединить оба варианта происхождения славян. По его мнению, праславяне размещались в широкой полосе от Карпат до Балтики и от Днестра, Южного Буга до Припяти (Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества ХП-ХШ вв. М., 1982). Он считает, что геометрическим центром индоевропейского единства была северо-восточная часть Балканского полуострова и Малая Азия, откуда в начале П тыс. до н.э. началось расселение пастушеских племен в сторону Рейна и Днепра, закончившееся в середине П тыс. до н.э. переходом к оседлости и земледелию. Часть этого гигантского потока и стала предками славян. Автор считает, что они дважды были накануне перехода к классовому обществу и образованию государства (конец П —начало 1 тыс. до н.э. —Чернолесская культура и П‑1У вв. н.э. —усиление торговых связей с Римом, которое было нарушено нашествием гуннов).

Только с У1 в. в греческих и римских источниках появляются упоминания о славянах (склавенах, антах, венедах), которые расселились по Днестру, Висле, Днепру. Рассматривая быт славян, В.О.Ключевский считал, что основным их занятием являлись охота и рыболовство вплоть до ХП в. Б.Д.Греков (Киевская Русь. М., 1949) и др. стоят на иной позиции, подчеркивая, что восточные славяне сравнительно быстро перешли к земледелию, которое стало их основным занятием и во многом способ-

— 119 —

ствовало складыванию древнерусской народности и государства приняли участие финно-угорские племена и балты, ассимилировавшиеся со славянами. В связи с этим встает вопрос о происхождении названия “Русь”.

Этот вопрос тесно переплетается с проблемой формирования древнерусской государственности. В 30‑е годы ХУШ в. работавшие в России немецкие ученые З.Байер и Г.Миллер выдвинули гипотезу о скандинавском, норманском происхождении Руси. Основываясь на сведениях, взятых из

“Повести временных лет”, о призвании в 862 г. трех братьев-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора, немецкие ученые сделали вывод, что именно от тех варягов пошла Русская земля. Причина призвания варягов по летописи —усобицы среди славян, которые вызвали желание иметь сильную власть в лице князя. “Земля наша велика и обильна, а порядка (“наряда”) в ней нет. Приходите княжить и владедь нами”. И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший Рюрик в Новгороде, Синеус —на Белоозере, а Трувор в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля (Рассказы начальной русской летописи. М., 1964). Основываясь на этой теории, выдвигался тезис, что государство восточных славян обязано своим происхождением норманам, а отсюда делались далеко идущие политические выводы о неспособности русского народа к самостоятельному историческому развитию.

Норманисты склонны выводить корни названия Русь от финского наименования шведов “Руотси”.

Подобные выводы, естественно, вызвали критику норманской теории со стороны историков прошлого — М.В.Ломоносова, Д.И.Иловайского,В.Г.Василевского и др. Но и среди сторонников норманской теории было немало видных ученых: Н.И.Карамзин, М.Г.Погодин, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский.

Залпы вокруг этой проблемы не утихают и сегодня.

В современной антинорманистике выделяются два направления. Одно сводится к признанию наличия государственности у славян до призвания варягов. Сторонники этого направления подчеркивают, что варяги-норманы находились на более низкой ступени исторического развития и быстро ассимилировались, обрусели. По их мнению, варяги были приглашены в качестве наемных воинов и сумели каким-то образом захватить власть в Новгороде, а затем и в Киеве (Рыбаков Б.А., Греков Б.Д. Указ.соч.; Ловмянский Х. Норманы и Русь. М., 1985). Даже само происхождение слова

“Русь”они связывают с названием реки Рось, где проживало полянское племя Росичей. В.В.Мавродин в своей книге “Происхождение русского народа”. Л., 1978 рассматривает наименование “Рось” в двух значениях:

в широком смысле слова —это обозначает все земли славян, подвластных

Киеву; в узком —как землю полян в Среднем Приднепровье. По его мне-

— 120 —

нию, такая двойственность свидетельствует о том, что распространение названия “Русь”шло вслед за властью Киева и в итоге охватило весь славянский мир.

Сторонники другого направления в антинорманистике склонны считать, что слишком узко привязывать этноним “Русь”либо к Подднепровью, либо к Скандинавии. Так, А.Г.Кузьмин (Откуда есть пошла русская земля. М., 1986) подчеркивает, что первоначально этот этноним обозначал племена ругов, рассеявшихся по громадным территориям Центральной Европы. Отсюда обилие названий с корнями “руг”, “рус”, имеющих отношение к “Руси”и племени полян. По его мнению, является возможным, что сама древнерусская народность образовалась в результате ассимиляции на славянской основе трех народов: ругов, венедов и славян. Он считает, что сведения о Руси старше самых древних упоминаний о варягах, а данные о последних намного древнее сообщения о норманах на Руси и в Византии. Ученый делает вывод, что под варягами следует понимать южнобалтийское племя поморян, ославянившееся к 1Х в., а слово варяги восходит к индоевропейскому “вар”— море, вода. И поэтому их язык был понятен многим славянским племенам, и отсюда вполне естественно упоминание летописца, что новгородцы “от рода варяжска”.

В то же время данные археологических исследований не отрицают наличия скандинавского присутствия на территории Восточной Европы. Предметы варяжского быта найдены на значительном пространстве, но объем этих находок незначителен по сравнению с культурным слоем славян.

Спорным до сих пор остается вопрос о происхождении правящей династии на “Киевском столе”. Сторонники норманской теории отдают предпочтение династии Рюриковичей. Но в “Повести временных лет”есть и другая версия о начале Руси, согласно которой поляне —Русь после переселения из Подунавья осели в Среднем Поднепровье, а первым русским князем стал Кий, правивший с братьями Щеком и Хоривом. Норманисты же считают их случайными людьми, перевозчиками на Днепре. Опосредеванно подтверждением существования княжеской власти в Киеве до захвата ее варягами является поход 852 года Руси на Царьград. По всей видимости, ко времени появления варягов в Киеве эта династия угасала, что привело к ослаблению объединения полян и обложению их данью хазарами.

Особняком в начальной летописи стоят имена Аскольда и Дира. Согласно устоявшейся версии они принадлежали к ближайшему окружению Рюрика. Отпросившись на службу в Царьград, оси осели со своими дружинами в Киеве и стали там править. Выдающийся русский ученый А.Н.Шахматов доказывал, что они не были варяжскими колонистами из круга Рюрика.Его версия о них как продолжателях династии Кия принята современной наукой

— 121 —

(См.: Бушуев С.В., Миронов Г.В. История государства Российского: Историко-библиогр. очерки. Кн. первая. 1Х-ХУ1 вв. М., 1991). Б.А.Рыбаков считает, что не только Аскольд и Дир, но и Игорь Старый являются продолжателями “династии Киевичей”, т.е. полянами, положившими начало дальнейшему развитию династии. Однако никакими конкретными данными эта версия не подтверждается (Рыбаков Б.А. Указ.соч.).

Торжество воинствующего антинорманизма постепенно в нашей историографии идет на спад, превращаясь из господствующей доктрины в одно из научных направлений нашей исторической науки, правомерность которой требует дальнейших исследований. Даже такой убежденный антинорманист, как академик Б.А.Рыбаков, не отказываясь от славянского происхождения Игоря Старого, склоняется к мнению об историчности фигуры Рюрика, отождествляя его с Рориком Фрисландским —датским конунгом, участвовавшим до 860 г. в набегах на страны Западной Европы, а затем исчезнувшим с исторической арены. Еще в 70‑е годы М.Х.Алешковский, один из участников новгородских раскопок, высказал мысль о том, что сложная социально-этническая ситуация, существовавшая тогда на Северо-Западе, способствовала установлению верховной власти чужеземцев-варягов (История Отечества: Люди, идеи, решения: Очерки истории России 1Х —начала ХХ в. М., 1991).

Все это само по себе не является решающим для оценки генезиса становления государственности на Руси. По всей видимости, к 1Х в. уже сложились определенные социально-экономические предпосылки и условия становления государственного объединения у восточных славян. В этой связи встает вопрос о периодизации истории древнерусского государства и о формах организации политической власти у славян.

В вопросе периодизации также нет устоявшейся точки зрения. Историк прошлого А.Л.Шлёцер выделял два периода: от 862 г. до Святополка (Русь рождающаяся) и от Ярослава до монголов (Русь разделенная).

Н.М.Карамзин этот водораздел помечал княжением Владимира Святого, доказывая, что его время —это время могущества, а не рождения (Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.1—У. Калуга, 1993).

В.О.Ключевский не выделял вообще каких-либо периодов в истории Киевского государства, рассматривая его историю как единое целое с включением туда периода “уделов”, феодальной раздробленности.

Б.Д.Греков, Б.Н.Рыбаков и большинство современных авторов считают неправомерной эту точку зрения, выделяя из эпохи Киевской Руси время феодальной раздробленности с ее разобщенностью отдельных княжений и различными формами политической организации власти. Несомненно, что этот новый период сохранял черты и особенности “предыдущей эпохи”, ее

— 122 —

культурные традиции. Еще жила и сохранялась мысль о единстве и целостности Русской земли. В то же время это новый этап в ее истории со своими характерными особенностями. На наш взгляд, эпоха Киевской Руси охватывает время с середины 1Х по начало ХП вв. (условно 1132 г. —год смерти Мстислава Великого- последнего киевского князя, сумевшего приостановить распад Руси). Большинство современных авторов выделяют в рамках этого времени два периода: “Русь изначальная”и Русь Киевская.

Граница между ними проводится на рубеже конца 1Х —начала Х1 в. (условно 988 г. —принятие христианства на Руси).

На первом этапе идет процесс собирания русских земель, создание союза племен и союза союзов. Это время военной демократии, когда власть киевского князя и роль самого Киева являлась своеобразным эпицентром будущей государственности и сама власть еще далеко не отделилась от народа, а значение князя немногим отличалось от положения военного вождя. В этот период только начинают формироваться классовые отношения.

Второй период- это время расцвета Киевского государства, когда Русь становится одним из самых могущественных держав Европы, громко заявляет о себе на международной арене, заключает соглашения с иностранными государствами, ведет успешные войны с соседями. Это время правового оформления сложившейся системы политических и социально-экономических отношений периода раннефеодального государства —Киевской

Руси.

К проблеме периодизации Древнерусского государства можно подойти исходя из других концептуальных оценок, беря за основу развитие системы политической организации общества. Исходя из этих позиций правомерно выделить еще и третий период в истории Киевской Руси —период федерации, когда власть киевского князя становится все более и более номинальной, усиливается самостоятельность отдельных частей государства, которые стремятся приобретать черты наследственных уделов. При этом сохраняется коллективная форма владения землями великокняжеского престола, передаваемая по системе лестничных отношений. Условно хронологически этот период можно определить с 1054 года (смерть Ярослава Мудрого) по 1132 год. Официальное юридическое оформление новых сложившихся отношений между князьями произошло на съезде в г.Любече в 1097 году.

Начиная с Н.М.Карамзина, 988 —год крещения Руси —занимает особое место в периодизации Киевского государства, отделяя Русь новую от Руси изначальной. Крещение стало переломным рубежом в истории Древнерусского государства, чем объясняется значительный интерес к нему до настоящего времени. До сих пор главным вопросом этой проблемы являются причины крещения Руси. Традиционным взглядом на этот вопрос является признание

-‑ 123 —

ведущей роли феодальных отношений в экономике, государстве, внешней политике и отсутствие феодальной идеологии (Введение христианства на Руси. М., 1987). При Владимире Святославиче в 980 году делалась попытка приспособить к новым условиям языческие верования. Попытка реформации оказалась безуспешной и поэтому было решено принять религию соседей. Поскольку наиболее тесные отношения Киевская Русь поддерживала с христианским миром и в первую очередь с Византией, выбор князя пал на эту ветвь христианства. Работа О.М.Рапова “Русская церковь в 1Х —первой трети ХП в. Принятие христианства”. М., 1988 расширяет этот традиционный взгляд на причины христианства. По мнению автора, единому государству должен был соответствовать и единый культ. Язычество пагубно сказывалось на международных и торговых отношениях. Нетрадиционный взгляд на эту проблему высказал И..Я.Фроянов, утверждающий, что введение новой веры было вызвано не утверждением феодальных отношений, а сохранением старых доплеменных порядков —господством киевской полянской знати в восточнославянском мире (Курбатова Г.Л., Фролова Э.Д.,

Фроянов И.Я. Христианство: Античность. Византия. Древняя Русь. Л., 1988).

Рассматривая реализацию исторической необходимости принятия христианства, ряд авторов подчеркивал мысль о том, что до официального “крещения Руси”восточные славяне были знакомы с христианством (Как была крещена Русь. М., 1988). В противовес традиции утверждающей,что начало истории христианства на Руси связано с миссионерской деятельностью Андрея Первозванного, Г.Г.Прошин отмечает, что первые достоверные сведения о распространении христианства относятся к 1Х в. и связаны с крещением русов в 867 г. во время похода легендарных князей Аскольда и Дира на Византию. Христиане были и среди дружинников князя

Игоря во время его похода на Царьград. Христианкой была и княгиня

Ольга. Таким образом, автор склоняется к выводу, что до 988 г. христианство на Руси имело уже больше чем вековую историю.

На наш взгляд, интересен вопрос —кем была крещена Русь? В противовес официальной версии, что Русь получила крещение от Византии, существует другая гипотеза. Стремясь к независимости от Византии, пытавшейся вовлечь русское государство в сферу своих политических интересов, князь Владимир Святославович нашел выход в принятии церковной иерархии из Болгарии, где было самостоятельное архиепископство (“Крещение Руси”в трудах русских и советских историков. М., 1988). Определенным подтвержением этому является значительное болгарское влияние на язык и культовые обряды ранней русской православной церкви. Большинство исследователей подчеркивают насильственный характер крещения, но введе-

— 124 —

ние христианства на Руси принципиально отличалось от подобных актов, проводимых католической церковью (крестоносцами в Прибалтике и испанцами в Америке). Распространение христианства было внутренним делом государства. Внешнего насильственного напора страна не испытывала. По мнению Б.В.Раушенбаха, сопротивление христианизации явилось естественным сопротивлением старого, отжившего новому, прогрессивному (Как была крещена Русь. М., 1988). С точки зрения автора, крещение стало завершением феодальной реформы, сопоставимой по значению и последствиям с реформами Петра 1. Несмотря на разницу оценок, большинство исследователей признают огромное значение принятия христианства для дальнейшего социально-экономического и политического развития страны.

Процесс развития Древнерусского государства всегда представлял особый интерес для отечественной исторической науки. Киевская Русь значительное время сохраняла черты раннефеодальной монархии со значительными элементами предшествующего ей родового строя. Общепризнанным стал вывод Б.Д.Грекова о древнерусском обществе как обществе феодальном. В своей работе “Киевская Русь”он доказывает земледельческий характер хозяйства в древнерусском обществе в противовес представления о нем, как о стране охотников и рыболовов. Развивая эти выводы,

Б.А.Греков считает полюдье первоначальной формой феодальной ренты.

Сам факт ежегодного сбора дани исследователь рассматривает как одно из свидетельств перехода от разрозненных союзов племен к государству. Появление первых укрепленных усадеб феодалов Б.Д.Греков и Б.А.Рыбаков относят у УШ‑1Х вв., а в Х1‑ХП вв., по их мнению, появляется уже феодальный замок (княжеский, боярский) и феодальная вотчина. Существование вотчины историки аргументируют памятникам русского права —“Русской Правдой”—и археологическими раскопками.

Стройное представление Б.Д.Грекова и Б.А.Рыбакова о древнерусском обществе как обществе феодальном ставят под сомнение исследования И.Я. Фроянова. В своей работе (Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. Л., 1980) он приходит к выводу, что в общественном строе Киевской Руси дофеодальные факторы играли очень значительную роль. По его мнению, наиболее распространенной формой землепользования были не вотчина и индивидуальная семья, а большая семья (глава семьи и неотделившиеся от него сыновья совместно обрабатывают землю), что характерно для дофеодального общества. И.Я.Фроянов считает, что власть над людьми еще не феодализм, а обложение данью (полюдье) не обязательно сопровождается установлением феодальной собственности на землю. Автор приходит к выводу, что в социально-экономической жизни общества лежала не частноземельная собственность, а землевладение свободных крес-

— 125 —

тьян-общинников. Вотчинное хозяйство, по его мнению, имело рабовладельческий характер (челядь —рабы-пленники, холопы —рабы местного происхождения) с феодальными элементами. Из этого не следует, что Русь вступила в рабовладельческую формацию, т.к. вотчина играла незначительную роль. Феодализм только зарождался, и феодальные элементы ярко не выделялись в массе свободных земледельческих общин.

Авторы статьи “Откуда есть пошла Русская земля?”(История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России 1Х —начало ХХ в.М., 1991) С.В.Думин и А.А.Гурилов попытались найти компромисс между этими двумя концепциями. Они считают, что в Древней Руси государство являлось верховным собственником земли и природных богатств. В мире свободного, общинного землепользования феодальное землевладение развивалось медленно, т.к. бояре и дружинники получали от князя часть дани, в сборе которой принимали участие. Это сдерживало быстрое развитие феодальной вотчины. Аристократия не стремилась обособляться от княжеской власти на местах, а концентрировалась при дворе князя. Таким образом, господствовала коллективная форма феодальной собственности.

По мнению дореволюционной историографии, княжеская власть на Руси олицетворяла народную власть, а князь был органом веча и общины. Отвергнув этот идеализированный взгляд на сущность княжеской власти, советские историки (Б.Д.Греков, Б.А.Рыбаков), как считает И.Я.Фроянов, впали в другую крайность, утверждая, что князь олицетворял лишь власть древнерусской знати, стоя только на страже ее классовых интересов.

Деятельность князей, по мнению автора, была противоречива. Они правили в интересах знати, но вместе с тем и в интересах народа, осуществляли оборону, суд, дипломатические связи, регулировали общественные отношения. Бескняжье в “Повести временных лет” рассматривается, как несчастье для всего народа. Князь, по И.Я.Фроянову, не стал еще подлинным государем. Приезжая в ту или иную землю, он заключал “ряд-договор”с народным собранием-вечем. Несмотря на имущественное неравенство и социальную дифференциацию, процесс классообразования не завершился. Основная масса населения состояла из свободных общинников, которые составляли военную организацию Киевской Руси —народное ополчение. Дружина же князя представляла собой —отборное ядро воинов, своеобразный штаб народного ополчения. Подчиняясь не князю, а вечу, народное ополчение черпало свои командные кадры из княжеской дружины. Все это, по мнению автора, тормозило процесс классообразования. Поэтому он считает, что в 1Х в. образовалось не раннефеодальное государство, а восточно-славянский племенной союз во главе с полянами, который вследствие разложения родоплеменных отношений в Х‑Х1 вв. распался на отдельные

— 126 —

земли и княжества.

Большинство же современных авторов считает, что наряду с княжеской администрацией существовали только элементы местного самоуправления городов и общин (выборные старейшины, народное ополчение, вече).

Народное собрание в качестве высшей формы самоуправления стало пережитком уже к Х1 в. и все случаи его упоминания в летописях относятся только к экстремальным ситуациям, когда княжеская администрация теряла контроль над ситуацией. Исключение составляла Новгородская земля, где вечевая организация играла более значительную роль. Становление феодальных отношений можно проследить по “Русской Правде”, которая отразила сравнительно развитое феодальное право и классовую дифференциацию в обществе в сочетании с сохранившимися родоплеменными отношениями. “Русская Правда”дает возможность ближе представить себе княжескую администрацию (отроки, дворецкие, конюшие, тиуны), феодальнозависимое население (закупы, рядовичи, холопы). Дискуссионным остается вопрос о челяди, холопах и смердах в Древней Руси. Одни исследователи понимают под челядью всех зависимых людей, другие —рабов (обельных холопов).

К вопросу о смердах. С.В.Юшков полагал их категорией феодальнозависимого населения, близкого к крепостным. Б.Д.Греков считал смердов свободными крестьянами-общинниками, а Л.В.Черепнин —крестьянами, живущими на государственных землях и подвергавшихся эксплуатации только со стороны феодального государства (Греков Б.Д. Указ.соч.; Памятники русского права. Вып.1. М., 1952). Существование классовой дифференциации в Киевской Руси подтверждается данными летописей о массовых выступленях городских и сельских низов феодального общества в 1068,1071,1113 гг.

Находясь на стыке торговых путей Европы и Азии, Полесья и Степи,

Русь в процессе формирования своей государственности была рано втянута в сферу международной политики. Колонизация Восточно-Европейской равнины сталкивала интересы нарождающегося государства с его соседями —Византией, Хазарским Каганатом, Волжской Болгарией, кочевниками южных степей, государствами Западной Европы. Стремительный рост могущества

Руси тревожил ее южных и восточных соседей —Византию и Хазарский Каганат, стремившихся сдержать этот процесс и в то же время направить его в русло своих внешнеполитических интересов. Отсюда вполне объяснимы действия первых киевских князей, стремившихся в этих условиях проводить свою активную, самостоятельную внешнюю политику. Походы 1Х‑Х вв. на Византию, дипломатические миссии и договоры с Царьградом (911, 944 гг.), балканские войны князя Святослава в 968— гг., разгром им Волжской Болгарии и Хазарского Каганата в 965— гг. подтверждают формирование

— 127 —

этого внешнеполитического курса. Наиболее ощутимых успехов на международной арене Русь добилась в Х‑Х1 вв. при князьях Владимире Святославиче и Ярославе Мудром, Владимире Мономахе. При них была ослаблена сила натиска кочевых народов Степи путем династических браков, упрочены позиции Киевской Руси в Западной Европе и Азии, стабилизированы границы

Древнерусского государства.

На рубеже конца Х1 —начала ХП вв. Русь становится могущественным государством. Но подобно другим раннефеодальным монархиям она была недолговечна. Древнерусское государство не миновало тех процессов феодального дробления, которые в это время протекали во многих государствах Европы и Азии. Огромная территория с разнообразным по экономическому, этническому, культурному уровню населением, объединенная под властью Киева, стала обнаруживать постепенно нарастающую тенденцию к распаду, что в конечном итоге привело к созданию целого ряда самостоятельных государственных образований, которые, несмотря на многообразие местных особенностей, сохранили единство культурных традиций, нравственный идеал и идею о единстве Русской земли. В начале ХП в. на месте единого государства возникает около полутора десятков независимых княжеств, по масштабам равным многим крупным европейским королевствам. Так начался период феодальной раздробленности, длившейся в России с ХП

— по конец ХУ в.

Причины феодальной раздробленности дореволюционные исследователи во многом видели в пагубной политике русских князей, для которых интересы своих “отчин”были дороже общегосударственных задач Киевской Руси.

Они рассматривали этот период как регресс и загнивание, который в значительной мере способствовал завоеванию и порабощению русских земель монголо-татарами (Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1987. Т.1; Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.1—У. Калагу, 1992).С.М.Соловьев (Соч.: В 18 кн. Кн.1. Т.П. М., 1988. С.577), говоря о Мстиславе

Удалом, отмечал, что “... князь знаменитый подвигами славными, но бесполезными, показавший ясно несостоятельность старой Южной Руси, неспособность ее к дальнейшему государственному развитию. Южная Русь стала доживать свой век в бесконечных ссорах мономаховичей с ольговичами, ростиславичей с изяславичами”.

В современной отечественной историографии —более широкий взгляд на проблемы феодальной раздробленности. Ряд авторов связывает этот процесс с внешнеполитическими и внутренними факторами развития древнерусского государства. Они подчеркивают, что в период Киевской Руси не удалось до конца создать ни единого централизованного, ни федеративного государства. Элементами объединения служили единство веры,языка, обыча-

— 128 —

ев, княжеского рода и зарождавшееся общенациональное сознание. Этому во многом способствовало господство натурального хозяйства, слабость экономических и торговых связей, превращение “столиц”отдельных земель в административные, культурные и хозяйственные центры княжеств. Перемещение торговых путей и образование новых центров мировой торговли (падение Константинополя под ударами крестоносцев), возрастание роли Средиземноморья в азиатско-европейской торговле также можно отнести к закономерным причинам феодального дробления. Рассматривая эту проблему,

Л.Н.Гумилев (Древняя Русь и Великая Степь. ., 1992) ставит под сомнение роль половецких набегов в активизации усобиц и феодальной раздробленности. Он подчеркивает, что Русь была сильнее половецких союзов, ее дружины достигали Дона и Дуная, приводя половецкие становища к покорности, а сами набеги коснулись лишь 1/15 территории Руси. Заключались совместные военно-политические, брачные союзы, многие половцы начали переходить в христианство.

В своих работах: Мир истории: начальные века русской истории. М., 1987 и Киевская Русь и русские княжества в ХП-ХШ вв. М., 1982 Б.А.Рыбаков особо отмечает, что раздробленность была результатом поступательного развития Древней Руси. Ее никак нельзя связывать с успехом монгольского нашествия, которое явилось трагическим по последствиям внешним воздействием. Сама феодальная раздробленность отличалась от времен Киевской Руси не наличием усобиц, а совершенно иными целями враждующих сторон. Их цель была уже несколько другой, чем в едином государстве: не захват власти во всей стране, а укрепление своего княжества, расширение его границ за счет соседей. Само значение Киевского княжества во второй половине ХП в. резко упало. На Киевский престол стали смотреть как на временное держание. Так, в 1169 г. Андрей Боголюбский, подвергнув Киев трехдневному погрому, объявил столицей нового великого княжения г.Владимир. Но даже это сильное княжество претендовать на политическую гегемонию над всеми древнерусскими землями не могло. Развивая эту мысль, авторы вузовского учебника (Павленко Н.И., Кобрин В.В., Федорова В.А.

История СССР с древнейших времен до 1961 года. М., 1989) справедливо замечают, что “нельзя представлять себе феодальную раздробленность как некою феодальную анархию”. Более того, княжеские усобицы в едином государстве были порой более кровопролитными, чем в период феодальной раздробленности. Авторы приходят к выводу, что произошел не распад древнерусского государства, а его закономерная трансформация в новые формы государственности с дальнейшим развитием хозяйства, культуры и ремесла.

Сложилась своего рода конфедерация независимых государственных образований.

— 129 —

Эти процессы не сразу нарушили единство древнерусской народности. Однако с течением времени проявлялось все больше различий между северными, западными и южными землями бывшей Киевской Руси. Укреплялись местные особенности, традиции в государственной жизни и культуре. Это выразилось в появлении таких специфически разных в социально-экономическом, политическом отношении государственно-территориальных объединений, как Владимиро-Суздальская Русь, Галицко-Волынское княжество,

Новгородская земля.

Большинство исследователей отмечают, что Северо-Восточная Русь

(Владимиро-Суздальская) оказалась в более благоприятном положении,чем южная и западная. Здесь не было угрозы западного вторжения, набегов половцев, замедлен был процесс разложения до середины ХШ в. Это позволило сохранить в более полном объеме духовную и материальную культуру, унаследованную от Древней Руси. Поток переселенцев из Подднепровья не только приносит с собой развитую материальную и духовную культуру, названия южных городов, рек и сел, но и, заселяя прежде всего безлюдные места, усиливает северную Русь настолько, что она получает решительное преобладание над остальными областями Русской земли. Вместо Киева

Владимир на Клязьме становится столицей старшего и самого могущественного княжества.

Русская колонизация этого края имела целый ряд значительных последствий:

1) образование в Окско-Волжском междуречье великорусского племени из смешения русских поселенцев с постепенно обрусевшими финскими племенами;

2) решительное преобладание сельского населения и натурального хозяйства над денежным и товарным. Верхне-Волжская Русь ХП-ХШ вв. лежала в стороне от торговых путей. Города региона никогда не достигали того экономического и социально-политического значения, как на Юге и Западе

Руси. Часть их населения занималась не ремеслами, а земледелием и местными промыслами. Это определило то, что на долгие века Северо-Восток оставался земледельческой крестьянской страной;

3) изменение характера княжеской власти. Если в Киевской, Новгородской Руси городские веча приглашали князей для обороны и поддержания порядка, то в пустынном Северо-Восточном регионе князь, владевший землей, приглашал колонистов. Здесь князь был хозяином, а население пришельцами. Вся земля (удел) была в полной и наследственной собственности князя. Поэтому вечевая жизнь в этих районах быстро замирает.

Но Северо-Восток Руси к ХШ в. еще не вполне определился в политическом развитии. Здесь преобладали дружинные связи, характерные для

— 130 —

Юга Руси. Перспектива их развития состояла в превращении дружинников в класс феодально-землевладельцев, которые становились вассалами. Вассалы имели право свободно выбирать себе сюзерена и переходить от одного князя к другому. Без ведома старшей дружины князь обычно не принимал решений. Подобные отношения в любой стране имели свои особенности.

Неизменным оставалось старое дружинное правило: князь или король —лишь первый среди равных. Но все большую роль начинает играть на Северо-Востоке административный аппарат княжеского двора —мечники, оруженосцы, стражники, посадники, тиуны. Вместе они были слугами своего господина —такова формула отношений подданства.

Отношения подданства существовали всюду, в любой феодальной стране. Но именно здесь они пустили наиболее глубокие корни, что для утраты вассалами —дружинниками своих привилегий было достаточно любой зависимости князей от иностранных государств. Именно таким фактором выступает подчинение монголам. Именно в Орде князья впитывали дух империи и рабской покорности. Во многом этому способствовала и гибель вассаловдружинников в период монгольского нашествия и, как следствие —изменение социального состава феодалов-землевладельцев и преобладание системы подданства. Именно отсюда идут истоки холопской психологии Московской Руси, когда для князя или царя все подданные вне зависимости от занимаемого положения холопы и рабы.

Ярко контрастная специфика развития Владимиро-Суздальской Руси быстро приводит ее к феодальному дроблению по мере размножения княжеского рода. Только небольшая область стольного города Владимира остается в общем владении княжеской семьи. Остальная территория в ХШ в. дробится на 12 уделов и этот процесс продолжает развиваться и в Х1У в.

Национально-политические последствия этого процесса были весьма отрицательными. Понадобился тяжелый гнет татарского ига,чтобы привести население Великороссии к осознанию необходимости национально-политического единства.

Юго-Западная Русь (Галицко-Волынская) также продолжала успешно развиваться, чему способствовал приток все тех же переселенцев из Подднепровья. Социально-политической спецификой этого региона Руси явилась постоянная оппозиция боярства княжеской власти. Галицкие бояре были наиболее реакционной силой на Руси. Они несли самую древнюю традицию —старинную славянскую племенную разобщенность. Для бояр Рюриковичи были узурпаторами, тогда как для горожан защитниками от боярского произвола. Политическим идеалом боярства была слабая власть, пусть даже иноземная. Политические притязания боярства возникли отчасти под влиянием постоянного общения с могущественной феодальной аристократией

— 131 —

Польши и Венгрии. Только на этой далекой западной окраине Руси боярская олигархия стремилась к захвату политической власти в свои руки и к превращению власти княжеской в послушное орудие. С.М.Соловьев (Указ. соч.) отмечал, что “в этом пограничном русском княжестве в 70‑х гг.

ХП в. обнаружилось явление, подобное которому не видим в остальных волостях русских, именно важное значение бояр, пред которым никнет значение князя”. По мнению Б.А.Рыбакова, не все боярство выступало против князя. Значительные и влиятельные боярские круги активно содействовали сильной и действенной княжеской власти (Указ.соч. С.516).

Вот почему вся история Галицко-Волынской Руси окрашена борьбой княжеской власти с реакционным боярством. Ярослав-Осмомысл, Роман

Мстиславович, Даниил Галицкий стремятся укротить боярство, усилить княжескую власть. В этой борьбе обе стороны пользовались услугами Польши и Венгрии, стремившихся урвать свои доли в продолжавшейся смуте.

Поэтому еще одной специфической особенностью региона являлось постоянное давление с Запада.

В этих условиях, раздиравших Галицко-Волынскую Русь извне и изнутри, княжеской власти приходилось порой маневрировать. Так, с целью обезопасить свои границы с Запада Даниил Галицкий стал данником монголов, в борьбе с монголами искал союзников на Западе. С целью организации крестового похода против татар он завязал сношения с папой римским Инокентием 1У, говорил о возможности слияния церквей —православной и католической. В 1255 г. Даниил короновался, но реальной помощи не получил. Специфика развития княжества кончилась разгромом Даниила татарами в 1259 году и привела через 80 лет к катастрофе, когда Польша овладела Галицией, а литовские князья Волынью.

Особый политический строй установился в Новгородской феодальной республике, владевшей обширной территорией от финского залива до Урала и Западной Двины. Находясь на перекрестке важнейших торговых путей,

Новгород резко выдвинулся в число наиболее крупных экономических и культурных центров не только Древней Руси, но и всей средневековой Европы. В течение ХП-ХУ вв. Великий Новгород был самостоятельным и очень своеобразным государством, резко отличавшимся по своему политическому строю от всех остальных древнерусских земель. В ХП-ХШ вв. Новгородская

Русь представляла собой феодальное государство с республиканским устройством господствующее положение в котором занимали крупные землевладельцы —бояре, контролировавшие внутреннюю и внешнюю политику Новгородского правительства.

Как отмечает Н.Л.Подвигина (Очерки социально-экономической и политической истории Новгорода Великого в ХП-ХШ вв. М., 1976), развитие

— 132 —

республиканского феодального строя являлось результатом сложных внутренних процессов классовой и внутрифеодальной борьбы, столкновения различных социальных группировок между собой, боярства и других слоев населения. В ходе внутренних конфликтов возникали и развивались различные республиканские институты (посадничества, тысяцкие и т.д.), определялись и видоизменялись их функции, устанавливались определенные соотношения между органами самоуправления. Сохраняются остатки древних общественных институтов, восходящих к доклассовому обществу, идет процесс превращения их в видоизмененной форме в составную часть феодального городского строя. Такой характер в Новгороде носила эволюция кончанского и уличанского устройства, да и вообще вечевых обычаев в целом.

Выбор высших должностных лиц, приглашение князя (он был в Новгороде только военноначальником и не имел права жить в городе), важнейшие вопросы общественной жизни решало вече (народное собрание), где

собиралось городское и сельское население. В районах (концах), улицах были свои вече и старосты. Исполнительной властью ведали посадники. Все решения предопределялись соотношением сил боярских группировок. Власть фактически находилась у крупнейших землевладельцев —бояр, которые занимались и торговыми операциями. Города Новгородской Руси —

Псков, Ладога, Торжок и др. имели политическое самоуправление и считались пригородами (вассалами) Великого Новгорода.

Новгородская республика ХП-ХШ вв. представляла собой яркий образец феодального городского государства, сохранившего следы древнего общинного происхождения ряда своих политических институтов. Новгородская Русь имела особенно важное значение в тот момент, когда значительная часть древнерусской земли была обескровлена татаро-монгольским нашествием. Древняя Русь оказалась отрезанной от всех морей кроме Балтийского. Сохранение доминирующего положения в Прибалтике стало первостепенной задачей не только Новгорода, но и всей Руси, т.к. потеря выхода к морю лишала русские земли последнего оплота независимости. Поэтому противодействие шведской и немецкой агрессии становилось не чисто Новгородской, а общерусской задачей.

Подводя итоги развития Руси в домонгольский период, А.Л.Юрганов подчеркивает, что ко времени монгольского завоевания пути русского феодализма не были определены историей. Нельзя исключить, что и без ордынского ига в противоборстве вассально-дружинных и княжеско-подданических отношений победили бы последние. Но в реальной истории иго склонило чашу весов в их сторону. Было прерванным, а затем стало замедленным даже чисто феодальное развитие, сложилась обстановка “прифронтового государства”, лишились старых вольностей и не приобрели новых

— 133 —

города, деспотизм надолго стал нормой (Юрганов А.Л. У истоков деспотизма //История Отечества: люди, идеи, решения. М., 1991).






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 278. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.232 сек.) русская версия | украинская версия