Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Критические ситуации





В главе 7 подчеркивалось, что внезапное наступление непредвиденного и важного события прерывает сознательную переработку информации и делает человека очень восприимчивым к внушениям, снижающим возникшее состояние неуверенности. Это особенно справедливо для естественных ситуаций, связанных с сильной физической или психологической болью, например несчастных случаев или психических травм. Поскольку в таких ситуациях функция формального наведения уже выполнена, можно сразу же приступать к утилизации транса.

Простым и любопытным примером этого может служить случай, происшедший, когда я гостил у одной своей знакомой. Мы с хозяйкой направлялись на кухню, и она, идя босиком, ушибла большой палец ноги о выдвинутый ящик шкафа. Я немедленно сделал то, что, как я предвидел, должна была в следующее мгновение сделать она, - испустил громкий вопль боли. Ошеломленная и пораженная моим воплем, она застыла на месте и растерянно посмотрела на меня. Я же немедленно и драматическим тоном сказал: "Хорошо... Боль здесь... а ты там... и ты можешь дышать... так что дыши глубже и сядь в кресло, которое стоит там, погрузись в него поудобнее прямо сейчас... глубже, Кэрол, и закрой глаза, и дай своему бессознательному сделать так, чтобы ты удивилась, чувствуя, как тебе становится все приятнее и приятнее". Она села и закрыла глаза, но примерно через 30 секунд снова открыла их и рассмеялась, поняв, что произошло. И потом принялась добродушно попрекать меня за то, что я "обвел ее вокруг пальца".

Как можно заметить, моя стратегия состояла в том, чтобы утилизировать мгновение восприимчивости между испытанной физической болью и психологической реакцией на нее и диссоциировать ожидаемый вскрик (и, по ассоциации, боль), спроецировав их на себя. Возникшее замешательство было утилизировано для закрепления такой диссоциации путем локализации боли "здесь", а ее самой - "там", а потом для ведения ослабляющей неуверенность реакции - усаживания и погружения в приятный транс.

В других ситуациях можно прибегать к более открытой подстройке и ведению. Например, Эриксон (1958) описал случай, когда его сын Роберт в трехлетнем возрасте упал с лестницы черного хода. Эриксон не пытался сразу же поднимать плачущего мальчика, который лежал скорчившись на тротуаре, забрызганном кровью из его окровавленного рта. Вместо этого он подождал, когда мальчик сделает вдох, чтобы снова разразиться воплем, и потом просто выразил сочувствие по поводу той "ужасной, страшной" боли, которую испытывал Роберт. Продемонстрировав таким образом понимание ситуации, Эриксон обеспечил раппорт и внимание мальчика, которые тут же закрепил, заметив, что и дальше будет больно. Потом он осуществил дальнейшую подстройку, высказав вслух желание мальчика, чтобы боль утихла, потом перешел к ведению, предположив (но без особой уверенности), что боль может уменьшиться через несколько минут. Потом он отвлек Роберта, тщательно рассмотрев вместе с женой "ужасную лужу" крови на тротуаре, объявив, что это "хорошая, красная, сильная кровь", и намекнув, что лучше было бы получше разглядеть ее на белом фоне раковины в ванной. К этому времени на смену боли и рыданиям Роберта пришел сосредоточенный интерес к качеству своей крови. Это было утилизировано: мальчику несколько раз показали, какая у него сильная и красная кровь и как от нее "краснеет" вода, которой обмывали его лицо. Потом возник вопрос, правильно ли кровоточит и распухает его разбитая губа, и после тщательного изучения ее был сделан вывод, что все идет правильно.

Дальше Эриксон провел подстройку к потенциально отрицательной реакции на следующий этап - зашивание раны, после чего "с сожалением" сообщил Роберту, что швов ему, вероятно, наложат меньше, чем то самое большое число, до которого он умеет считать, и меньше, чем было наложено его старшим братьям. Такое сосредоточение внимания Роберта на счете швов косвенно способствовало ослаблению боли. Роберт был разочарован, когда ему наложили "всего-навсего" семь швов, но немного приободрился, когда хирург сообщил ему, что швы у него лучшего качества, чем у его братьев, и что после них, вероятно, останется шрам в виде буквы W - эмблемы колледжа, где работал его отец.

Данный пример - великолепная иллюстрация того, как можно утилизировать критические ситуации. Сначала осуществляется непосредственная, прямая и сочувственная подстройка к боли и возможным тревогам жертвы. Обеспечив сосредоточение внимания и раппорт, гипнотерапевт может постепенно заговорить о возможном уменьшении боли, не слишком на это упирая. Затем внимание переключается на какую-то другую сторону ситуации, что способствует ослаблению боли. Дальнейшая утилизация состоит в продолжении такого отвлечения и одновременно в рефрейминге ситуации в положительном аспекте.

Этот общий подход, разумеется, может варьироваться в зависимости от ситуации и потребностей человека. Например, в качестве обладателя черного пояса в боевых искусствах я судил в своем клубе матч по карате между черным и коричневым поясом. Черный пояс нанес сильнейший удар, который случайно достиг цели, и его противник повалился на пол. Я бросился к бойцу - это был молодой чернокожий, - который лежал, корчась от боли: как выяснилось, у него была сломана рука. Мягко, сочувственно, но настоятельно я сказал нечто вроде следующего.

 

Обращение   "Черт возьми, Рэй, ну и попало тебе. Готов спорить, что боль адская, ужас как больно. Так что лучше дыши глубже, Рэй, дыши как можно глубже и смотри на меня, потому что тебе сейчас надо заставить себя кое-что мысленно сделать... И дышать тебе тоже надо, как будто ты делаешь растяжки, надо дышать, а с болью пусть будет, что будет... Потому что ты знаешь, как боль переходит в тепло во время растяжки... Но на это нужно время... так что пока просто дыши, и пусть это тепло унесет тебя, куда хочет..."   "...И смотри на меня, парень, смотри на мой пояс... черный, верно?.. И я горжусь им... И у Джона (его противника) тоже черный пояс, так что тебе нечего переживать, нечего стыдиться, ты же знаешь, что черное заслуживает уважения... Но не надо, чтобы у тебя темнело в глазах, Рэй, смотри на мой пояс и думай, что твое время еще придет, и довольно скоро... потому что ты тренируешься как надо, вовсю, работаешь над собой, заботишься о своей физической форме и о психической тоже... Ты умеешь думать и знаешь, что иногда психика куда важнее..."     "И тебе, наверное, еще немного больно, так что почему бы тебе не закрыть глаза, Рэй, правильно, закрой их легко и свободно, закрой совсем, и пусть работает твоя психика... Дай себе волю думать о том, как ты получишь свой черный пояс... Как ты будешь себя чувствовать?.. Как будешь выглядеть?.. Представь себе это... Все труды, вся боль, все старания будут уже в прошлом теперь, когда ты добьешься цели".   Комментарий   Боль сначала признается, что облегчает раппорт и обеспечивает внимание. Это используется для того, чтобы вызвать глубокое дыхание, что приводит к рассредоточению боли и снижению тревоги. Краткое общее высказывание о способности "мысленно кое-что сделать", за которым тут же следует перемена темы, незаметно кладет начало гипнозу на бессознательном уровне. Затем ведущее высказывание вводит референтную структуру растяжки, знакомую большинству опытных спортсменов, занимающихся боевыми искусствами, когда человек учится трансформировать (т.е. осуществлять рефрейминг) первоначальную боль от растяжки в приятное (или, по меньшей мере, терпимое) ощущение, например "тепло, разливающееся по всему телу". Это обеспечивает подстройку к боли и затем ведение с помощью скрытого внушения управления болью.   Часто полезно отвлечь сознательное внимание сразу же после гипнотического внушения, тем самым позволяя бессознательному свободно выработать соответствующую реакцию. Перенос внимания на мой черный пояс, главную цель Рэя, вызывает уважение к нему, в то же время открывая доступ к образным представлениям, ориентированным на будущее; обе эти реакции отвлекают от боли. Упоминание черного пояса противника еще более отвлекает, в то же время отключая всякое, возможно, испытываемое огорчение по поводу поражения. Чувство гордости и уверенности в себе, ассоциирующееся у Рэя с черным поясом, затем используется для скрытого наложения его на самостоятельность и способность постоять за себя, которые он связывает со своим самоощущением. Дальнейшие похвалы за усердную тренировку и умственные способности усиливают чувство гордости (и, следовательно, ослабляют боль), скрытым образом оформляя позитивный контекст завоевания черного пояса.   Все еще время от времени гримасничая от боли, Рэй несколько успокоился и все больше сосредоточивался на моих воздействиях. Я утилизировал это его восприимчивое состояние для прямого внушения закрыть глаза и для последующих указаний приступить к диссоциированной (от настоящего момента) воображаемой деятельности. Снова осуществляется подстройка к боли в таком контексте ("тренировка для получения черного пояса"), который облегчает ее признание, а значит, и преодоление. Обычно в критических ситуациях не так уж трудно быстро добиться такого полного перехода к фантазиям, ориентированным на будущее, потому что субъект, как правило, имеет крайне высокую мотивацию к диссоциации.

 

Еще несколько минут аналогичных высказываний были посвящены тому, как Рэй сможет поддерживать эту подобную трансу реальность, пока его не отведут в больницу для оказания первой помощи. Позже он сообщил, как "клево" было "то окунаться в этот кайф, то выходить из него" с целью преодолеть боль.

Общая стратегия, примененная в случае с Рэем, структурно эквивалентна описанной выше, которую Эриксон использовал в случае со своим сыном. Гипнотизер сначала добивается фиксации внимания и восприимчивости путем прямой подстройки к ощущениям, а затем утилизирует тот или иной аспект личного самоощущения субъекта - в случае Рэя это его референтные структуры и мотивации, касающиеся боевых искусств, - чтобы диссоциировать и в конечном счете рефреймировать боль. Различия в деталях этих двух случаев (например, в конкретных фразах или внушениях) показывают, как эта общая стратегия - представляющая собой, между прочим, общую стратегию формального наведения, - применяется конкретно в соответствии с уникальными реальностями данного субъекта. Гипнотизер внимательно наблюдает за каждой возникающей реакцией и утилизирует ее, на зная в точности заранее, какой путь лучше всего приведет к желаемому состоянию.

 






Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 57. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия