Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Час Евразии





 

Пока мы находимся в Евразии, пока мы говорим от ее имени, пока мы остаемся связанными с ее таинственной, мистической плотью, Евразия принадлежит нам, «нашим». Несмотря на гонения со стороны атлантистов, несмотря на эффективность их подрывной стратегии, несмотря на тяжелый и глубокий «сон» целых областей и целых народов, ее населяющих, несмотря на засилье агентов Атлантического Ордена в континентальной политике, в континентальной культуре, в континентальной промышленности, процесс «деколонизации» неизбежен. Но только мы не должны впадать в архаизм, защищая отжившие культурные, социальные или политические формы, не должны быть простыми консерваторами, консерваторами по инерции. Орден Евразии — это тотальная Консервативная Революция, это Великое Пробуждение геополитического сознания, это путь Вертикали, а не змеистые колебания влево-вправо или попытка попятиться назад. Орден Евразии — это жестокий и открытый поединок с сильным и умным Противником, с Орденом Сета, Красного Осла, с Орденом "Танцующей Смерти". Мы должны выбросить служителей Океана в Океан, мы должны отправить агентов «Острова» обратно на их «Остров». Мы должны вырвать из политической, культурной, национальной плоти Континента тех, кто предал «наших», кто предал наши идеалы, наши интересы. Да, наши враги имеют свою правду. Да, мы должны уважать их глубокий метафизический выбор, мы должны пристально вглядываться в их Тайну, в тайну "Колодцев Запада". Но от этого не должна страдать наша решительность, наша ярость, наша холодная и страстная жестокость. Мы будем снисходительны только тогда, когда наш Континент будет свободен, когда последний атлантист будет сброшен в Соленые Воды, в стихию символически принадлежащую египетскому богу с лицом Крокодила. Судя по определенным знакам, "Время близко". Endkampf, Последняя Битва должна разразиться вот-вот. Готовы ли вы, господа из "Полярного Ордена"? Готовы ли вы, солдаты Евразии? Готовы ли вы, мудрые стратеги ГРУ? Готовы ли вы, великие народы, сделавшие ваши ставки уже самим фактом вашего рождения?

Уже бьет решающий Час Евразии… Уже близится к последней точке ВЕЛИКАЯ ВОЙНА КОНТИНЕНТОВ.

 

Работа написана в октябре 1991 г., впервые опубликована в газете «День» в 1992 г.

 

 

ВОЗВРАЩАЯСЬ К «ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ КОНТИНЕНТОВ»

 

 

(замечания к публикации)

 

Текст «Великая война континентов» был написан в сентябре-октябре 1991 г. Он представляет собой пересказ некоторых идей французского писателя и геополитика Жана Парвулеско, почерпнутых из его закрытого доклада «Галактика ГРУ», других книг и статей, а также личных разговоров. В этой небольшой работе в сжатой и нарочито конспирологической форме (материал предназначался для популярной многотиражной газеты, где он и вышел в нескольких номерах) изложены несколько разных тем. С одной стороны, это было первое знакомство российских читателей с основами геополитического метода, который несколько позже я развил в объемном и документированном труде «Основы геополитики», где присутствуют необходимые академические атрибуты — ссылки на первоисточники и переводы основных текстов классиков геополитики. Формат публикации не позволял в той ситуации изложить эти идеи более полно и основательно — отсюда нарочитое упрощение многих тем.

С другой стороны, здесь наличествуют ссылки на различные оккультные организации, на фантастические конспирологические реконструкции «параллельной истории» Грасе д’Орсе, на эзотерические ордена и секретные организации — частично исторические, частично реконструируемые на основании разрозненных данных и приблизительных гипотез. Как и в большинстве работ Жана Парвулеско, трудно провести грань между достоверными фактами и событиями и дедуктивными построениями, а в некоторых случаях — интуициями и догадками. Это придает всему тексту несколько «фантастический» характер, повышая его беллетристическую привлекательность и публицистическую заостренность, но в ущерб фактологической строгости и исторической достоверности. Например, причастность маршала Тухачевского, генерала Аралова или Анатолия Лукьянова к евразийскому «Ордену Полярных», а также связи советской спецслужбы КГБ с «Орденом Танцующей Смерти» — следует воспринимать как метафоры, полезные для систематизации определенных конспирологических данных, но довольно бредовые и совершенно безосновательные, если принимать все за чистую монету. Как и всякая конспирологическая литература, данный текст нуждается в определенном декодировании: эстетическом (если мы рассматриваем ее как продукт постмодерна) и структурном (если мы заинтересованы в вычленении из потока пограничных интуиций содержательного зерна).

Еще одно замечание. Концептуально текст «Великой войны континентов» строится на определенных идейных пристрастиях как Жана Парвулеско, так и автора (по меньшей мере, в то время). Эти пристрастия были предопределены логикой традиционализма, т. е. убежденностью в том, что только сакральная Традиция имеет позитивный смысл, а все стороны «современного мира» следует рассматривать как явления сущностно негативные. Это вполне справедливо и применительно к марксизму и советской идеологии, которые обычно рассматривались традиционалистами как разновидности агрессивных лжеучений «современного мира», направленных на разрушение основ религиозного традиционного общества с ценностями империи, иерархии, сакрализации всех аспектов жизни, в том числе и политической. Из этого проистекает эмоциональный «антикоммунизм» текста, хотя в нем делается попытка (исторически первая для самого автора) отделить в истории СССР позитивный — в глазах традиционалиста — аспект (державность, геополитика, идеократия, имперскость и т. д.) от негативного (марксистский догматизм, эгалитаризм, исторический материализм и т. д.). Жан Парвулеско остался на этой позиции — в классическом ключе западно-европейского традиционализма — вплоть до настоящего времени, тогда как автор проделал со времени написания «Великой войны континентов» существенную идейную эволюцию в сторону расшифровки советского периода истории, и даже марксистской и, шире, социалистической идеологии, как стратегии традиционного общества (пусть и весьма специфического и отчасти гетеродоксального), направленной против наиболее совершенного врплощения «духа современности», выраженного в либерализме, атлантизме, американизме и мондиализме (глобализме). Результатом этой переоценки марксизма, советизма и социалистических идеологий в целом явились следующие книга автора: «Тамплиеры пролетариата», «Русская вещь» (2 т.), отчасти «Философия Политики», а также сотни статей в широкий печати и научных изданиях. В идейном смысле «Великую войну континентов» следует рассматривать как поворотный пункт от классического правого традиционализма к метафизическому анализу в духе философии сменовеховства, национал-большевизма и левого евразийства. Следовательно, презумпции очевидной негативности советской идеологии и ее защиты в лице КГБ утрачивают свой концептуальный смысл и имеют скорее функциональное и структурное значение для построения конспирологической системы в духе Вильмареста и самого Парвулеско.

И, наконец, тема о заведомо негативной функции КГБ — как в противостоянии с ГРУ, так и в августовском путче 1991. Несмотря на то, что парадоксальным образом некоторые самые отчаянные гипотезы «Великой войны континентов» позднее отчасти подтвердились, обобщающий тезис о КГБ как о «контринициатической» организации явно требует уточнения. Потребность коррекции этого пункта вытекает из принципиального пересмотра отношения автора к советской идеологии (распознанной как «криптотрадиционализм», как еретическая и крайне левая версия «консервативной революции», своего рода, «путь левой руки»), а также из более внимательного изучения истории ЧК, НКВД, КГБ, ФСБ, изобилующей героическими фактами и личностями вполне евразийского формата и темперамента. Сегодня любая критика этой структуры с евразийских позиций представляется неактуальной, и в ситуации дальнейшей геополитической деградации России, произошедшей за 15 лет после написания «Великой войны континентов», ФСБ остается едва ли не единственной структурой, которая при определенных обстоятельствах способна осуществить рывок к возрождению и восстановлению геополитических позиций России — в том случае, конечно, если евразийская идеология возобладает. Можно сказать, что за последние 15 лет «Орден Евразии» существенно изменил свою функциональную структуру, и после серии очевидных неудач и проигрышей нуждается в качественной модернизации (или «постмодернизации») с сохранением, само собой разумеется, неизменного фундаментального тождества и верности духовным корням.

Все эти поправки делают текст «Великой войны континентов», как и несколько других ранних текстов этого издания «Конспирологии» «морально устаревшими» для самого автора, и поэтому я вообще испытывал колебания, включать ли их или нет в состав книги. Попытки переработки текста в соответствии с актуальными позициями автора показали, что в результате появится совершенно иной текст, написанный с чистого листа, с иными темами и в иной форме. Поэтому я остановился на решении вообще ничего не менять в оригинальной редакции, и опубликовать его как есть, снабдив предварительным пояснением. Пусть это будет своего рода историческим документом эпохи конца 80-х — начала 90-х, когда неоевразийская мысль начала впервые заявлять о себе в российском обществе, подыскивая форму и стиль своего выражения. Сегодня такие термины как «геополитика», «евразийство», «традиционализм», «атлантизм», «талассократия», «теллурократия», «конспирология», «мондиализм», «консервативная революция», «национал-большевизм» и т. д. получили широкое хождение, вошли в словари и повседневный лексикон российских политологов и публицистов. Но в 1991 году они были абсолютно никому не известны, и многие из них были введены в оборот автором в публикации «Великой войны континентов».

А.Г. Дугин, Москва, 2005 г.

 

 


[1]Уже после написания этой работы автору удалось выяснить через людей, пожелавших остаться неизвестными, что под этими инициалами скрывался некто Жан Кальмель, французский дипломат в Польше, который, кстати, неоднократно бывал в Санкт-Петербурге и являлся учеником знаменитого бурятского ламы доктора Бадмаева

 

[2]Разницу между «литургическим» и «сакральным» языком разъяснил Генон в книге «Apercus sur l'esoterisme chretien». По его утверждению, «литургическим» языком является тот язык, который используется в богослужении, а «сакральным» — тот, на котором в изначальном виде даны в виде прямого откровения «Священные Писания». При этом Генон подчеркивает, что «сакральным языком» может быть только тот язык, где традиция имеет письменный характер, т. е. основывается на духовном авторитете фиксированного текста. Греческий и латынь Генон к числу «сакральных языков» не относит, так как, с его точки зрения, они лишь послужили для позднейшей фиксации чисто вербальной традиции, связанной с устной передачей, а не с «богоданным» текстом.

 

[3]В беседе с одним исламским эзотериком, когда мы пытались изложить ему конспирологическое видение, описанное в данной работе, наиболее сложным оказалось объяснить существование противоречия между манифестационистским и креационистским подходом. Дело в том, что для исламского эзотерика было совершенно очевидно, что креационизм соответствует внешней, экзотерической точки зрения религии, а манифестационизм — внутренней, эзотерической точки зрения. Между двумя этими подходами для суфия существует строгое иерархическое подчинение: манифестационизм — полная истина, креационизм — частичная истина, необходимая для обычных людей, не способных возвыситься до эзотерических пределов богопознания.

 

[4]Мы приносим благодарность Азеру Алиеву, который указал нам на эту интересную и глубокую работу.

 

[5]От. Г. Флоровский говорит в этом случае очень точно об «антропологическом минимализме»

 

[6]По поводу миграций гиперборейцев, народов Туата из северно-атлантического центра Мо-Уру см. Herman Wirth «Aufgang des Menschheit»

 

[7]Созвездие мрига-ширша, т. е. «голова антилопы» — в греко-римской астрологии созвездие Орион — играет чрезвычайно важную роль в индуистской доктрине космических циклов. На эту тему см. Bal Ganandhar Tilak «Orion».

 

[8]Показательно, что с головой Мимира в Эдде связана эсхатологическая тема — Один приезжает советоваться с ней, когда слышит звуки рога Хеймдаля, оповещающие о начале рагна-рекрр, «сумерках богов». Этот эсхатологический характер головы Мимира прекрасно сочетается с функцией головы Иоанна Крестителя и циклическим характером индуистского созвездия «мрига-ширша», т. е. нашего Ориона.

 

[9]В поэме А.С. Пушкина "Руслан и Людмила" беседа Руслана с головой является калькой аналогичного сюжета из "Освобожденного Иерусалима".

 

[10]Кстати, сам этот факт заслуживает особого исследования, ведь такой всплеск массового интереса к оккультизму явление довольно неожиданное в лоне предельно атеистической и скептико-рационалистической цивилизации.

 

[11]Это замечание основывается на весьма правдоподобном аргументе относительно того, что «позитивная часть программы «Протоколов Сионских Мудрецов», где говорится о установлении иудейской монархии и новой кастовой системы после уничтожения «гойских» монархий, «трефных царств», действительно несет на себе слишком заметный отпечаток собственно традиционной арийской ментальности, лишь примененной к иудейскому контексту, который, на самом деле, является совершенно инаковым в своих мессианских эсхатологических проектах, где действительно акцентируется национальная избранность евреев, но их конечное царство после прихода машиаха видится в радикально иных терминах, свойственных исключительно иудейской, еврейской ментальности, а не «иудаизированной» кальки с арийского монархизма и национализма.

 

[12]В качестве примеров можно привести «креационистский» характер миссии Ватикана во время конфликта империалистов-гибеллинов и теократов-гвельфов; отделение от Восточной Православной церкви; инспирация антиальбигойского крестового похода и т. д.

 

[13]См. на эту тему Rene Guenon «Apercus sur l'esoterisme chretien».

 

[14]См. Rene Guenon «Apercus sur l'initiation», где подробно излагается основное отличие посвященных «Розы и Креста» от «розенкрейцеров», как организации.

 

[15]Здесь можно упомянуть также о традиционном масонском приветствии, которое заключается в симолическом жесте, имитирующем вырывание масоном своего сердца и бросание его вниз. Помимо моралистического толкования о «готовности братьев пожертвовать собой ради высоких идеалов человечества», существует и более глубокое толкование, непосредственно связанное с «анти-сердчечной» миссией масонства на конспирологическом уровне.

 

[16]Подробнее см. главу «Слепые флейтисты Азатота» из книги А. Дугина «Консервативная Революция».

 

[17]См. «Милый Ангел» № 1 и книгу А. Дугина «Консервативная Революция».

 

[18]Подробнее об этом см. Рене Генон «Царь Мира», русский перевод В. Стефанов в «Вопросах Философии», 1993 год.

 

[19]Обратим внимание, что, строго говоря, смысл имеет только имя из двух слов — "Господь Саваоф", так как просто «Саваоф» будет означать только «воинства» или "звезды".

 

[20]А.Дугин "Основы Геополитики", М.,2000

 

[21]З.Бжезинский "Великая шахматная доска", М., 1998

 

[22]А.Дугин "Русская Вещь", М., 2001

 

[23]M.Albert "Capitalisme contre capitalisme", Paris, 1989

 

[24]Р.Генон "Кризис современного мира", М., 1993, R.Guenon "Orient et Occident", Paris, 1928

 

[25]"Конец Света",М., 1997 А.Дугин "Рассветное познание восточного шейха".

 

[26]Ги Дебор "Общество Зрелищ", М., 1998, А.Дугин "Ги Дебор мертв" в "Русская Вещь", ук. соч.

 

[27]А.Дугин "Эвапоризация фундаментала в новой экономике", "Филофосия хозяйства", М., 2001

 

[28]"Крах мировой финансовой системы", М., 2000 г., коллективная монография

 

[29]А.Дугин "Геополитические аспекты мировой финансовой системы", "Философия Хозяйства", М., 2000 г.

 

[30]Paul Kennedy "The decline of the Greate Power", N-Y, 1987

 

[31]В 1999 году вышло третье и наиболее полное издание моего учебника "Основы Геополитики" (Москва, Арктогея), где эта дисциплина освещена в историческом и научном аспекте с приложениями основных классических текстов отцов-основателей геополитики — Х.Макиндера, К.Хаусхофера, П.Савицкого, К.Шмитта и т. д.

 

[32]Монографии этих классиков евразийства под моей редакцией и с моими комментариями вышли в издательстве «Аграф» в 1997–1998 гг.

 

[33]Этой теме я посветил философско-историческую программу Finis Mundi "Карл Хаусхофер: Континентальный Блок", вышедшей на CD в 2000 г.

 

[34]Надо заметить, что в хаусхоферовской теории "жизненного пространства", «Lebensraum», не было и намека на тот антиславянский экспансионизм, с которым это выражение стало ассоциироваться у Гитлера и других идеологов Райха. (См. Karl Haushofer "De la geopolitique" Ed. Fayard, France, 1986)

 

[35]Евразийскими следует признать и иные конкретные шаги Ленина — в частности, Брест-Литовский мир и особенно соглашения Раппало. Мир с Германией был для молодой Советской Власти главной предпосылкой позднейшего геополитического возрождения и превращения в мощную социалистическую империю.

 

[36]Формула "Ленин = национал-большевик", "Троцкий = интернационал-большевик" является, конечно, несколько упрощенной. На определенном этапе (в бытность главкомом Красной Армией) Троцкий, интересовался идеями русского национал-большевика Николая Устрялова. Постепенно позиции Троцкого эволюционировали, и в поздний период он критиковал Сталина именно за «национализм» и «этатизм». Сама идея "Мировой Революции" не так однозначна как кажется на первый взгляд и может быть понята в геополитическом контексте как силовое излучение Советского сухопутного Востока на атлантистский либеральный Запад. Так понимали геополитическое значение большевизма первые немецкие национал-большевики «справа» — граф фон Ревентлов и Вальтер Николаи. И все же оппозиция Ленин — Троцкий часто понимается геополитическими и политическими кругами именно в таком редуцированном виде.

 

[37]О Жане Парвулеско см. А.Дугин "Русская Вещь" — "Звезда Невидимой Империи", текст Парвулеско "Геополитика Третьего Тысячелетия" в третьем издании "Основ Геополитики" ук. Соч. и философско-историческая передача FINIS MUNDI "Жан Парвулеско: От Симона Мага до Фантомаса" (на CD).

 

[38]С момента написания "Великой Войны Континентов" (и не без ее влияния) российские исследователи Олег Шишкин и Александр Колпакиди существенно пополнили наше знания об этих "эзотериках континентальной ориентации", к котором примыкали многие известные русские и советские исторические деятели.

 

[39]В период работы на текстом "Великой Войны Континентов" (1991 г.) автор придерживался мнения о антиевразийской природе чистого ортодоксального марксизма, который, якобы, отчасти трансформировался в национал-большевизм лишь под влиянием специфической русской стихии. Дальнейшее исследование этой темы привело автора к убеждению, что сама социалистическая доктрина (и в значительной степени марксизм) уже несут в себе континентальные элементы в противовес либеральной идеологии. Следовательно, национал-большевистский синтез есть продукт сочетания имплицитного евразийства русской культуры и имплицитного евразийства социалистического учения. Этот момент отметил Жорж Сорель в примечаниях к изданию 1919 г. "Размышлений о насилии". Подробнее эта тема разобрана в статье А.Дугин "Парадигма Конца", ж-л «Элементы», № 9 (1998) и в книге "Русская Вещь".

 

[40]Тезис о "красных атлантистах" из ЧК сегодня представляется автору неадекватным, тем более, что известно, что в ЧК также существовала влиятельная группа "эзотериков континентальной ориентации" — в частности, Глеб Бокий, Яков Блюмкин, Барченко и т. д. Но геополитическая модель Жана Парвулеско и в еще большей степени Пьера де Вильмареста оперирует именно с такой упрощенной схемой: "ГРУ против КГБ" и отказ от этой модели лишил бы смысла все дальнейшее повествование. См. также предыдущую ссылку.

 

[41]Это положение сейчас представляется слишком грубым упрощением. Евразийская линия, безусловно, наличествовала и в КГБ. Если принять евразийскую подоплеку марксизма как учения, тот факт, что КГБ было "продолжением партии" еще никак не свидетельствует об «атлантизме» этой структуры, скорее наоборот. Точнее было бы говорить, о двух типах евразийства — инерциально-стратегическом, (свойственном армии и ГРУ), и догматико-идеологическом (свойственном ЧК — КГБ). Естественно, догматико-идеологическая сторона более динамична и подвижна, поэтому смена геополитических ориентаций здесь проходит значительно легче. Стратегическое мышление, связанное с проблемами обороны и войны, намного более стабильно.

 

[42]Сегодня автор предпочел бы оперировать с несколько иной схемой. Атлантизм (в Новое Время) в идеологическом смысле тождественен именно либерализму, капитализму англосаксонского типа. В либерализме «современным» (т. е. антитрадиционным) является все: и форма и содержание. Полной антитезой либерализму (= "дух Нового Времени") является традиционализма или фундаментальный консерватизм ("правое евразийство"). Социализм (широко понятый от классического марксизма до анархизма, корпоративизма или синдикализма) является современным по форме, но традиционным по содержанию. Внешне от соответствует "духу Нового Времени", внутренне он противостоит этому духу.

Применив эту модель к анализу советского периода русской истории получаем следующую картину: национально-государственный, патриотический фактор в СССР был выражением содержательной стороны социализма, его безусловная консервативность воплощала в себе чисто евразийский вектор. Носителем этого консервативного радикально евразийского начала были Армия и ГРУ.

Партия и ЧК (КГБ) оперировали с формальной идеологической стороной социализма, которая имела некоторые общие черты с либерализмом ("дух Просвещения", вера в «прогресс» и т. д.). В значительной степени современная форма служила антисовременному содержанию для более эффективного противостояния с либерализмом, современным по форме и по содержанию. В этой роли партия являлась завуалированным национал-большевизмом и служила Евразии. Но чисто теоретически в определенные моменты и в определенных секторах идеологической структуры (формы социализма) вполне могло произойти обособление формальной стороны, что открыло бы возможность контактов, диалога и даже конвергенции с либеральным лагерем. И в таком случае идеологическое оружие современной формы социализма обращалось бы не вовне, против либерализма и против его современного содержания, а вовнутрь против самого антисовременного, традиционного, евразийского содержания реального социализма. Только в этом особом случае имеет смысл говорить об атлантистских сторонах коммунистической идеологии, партийного аппарата и их самого эффективного оружия — КГБ.

Ярче и фатальнее всего это проявилось в последние этапы советского режима, когда великое евразийское Государство было разрушено сверху — через ренегатов из ЦК КПСС и усилиями сотрудников КГБ СССР, массово перешедших на службу геополитическому врагу.

 

[43]Это связано с той автономизацией формы социализма от его содержания, о которой говорилось в предыдущей сноске.

 

[44]Гегельянская традиция в марксизме соответствует содержательному традиционализму коммунистической идеологии, переход к кантианству — по сути ревизионизм — есть фактически отступление от антибуржуазной, антилиберальной и антиатлантистской линии.

 






Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 156. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.111 сек.) русская версия | украинская версия