Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Чувствовать себя в городе как в деревне





В вышедшей в 1989 г. книге «Мечта о Британии» принц Уэльский писал: «Надеюсь, мы сможем стимулировать развитие «городских деревень», чтобы воссоздать человеческий масштаб, близость друг к другу и атмосферу уличной жизни ... что поможет вернуть людям чувство принадлежности к своему окружению и гордости за это окружение». Небольшая группа проектировщиков во всем мире следует этому пожеланию и уже начинает значительно сокращать потребность в моторизированном транспорте в нашей повседневной жизни.

После почти полувекового проектирования районов, предназначенных для машин, а не для людей, появляются новые схемы человеческого жилья. Архитекторы и строители осознают, что дома, расположенные небольшими кварталами, более узкие улицы, уменьшающие скорость и шум, полезное открытое пространство и сохранившиеся или восстановленные естественные участки представляют собой не только эстетическую, но и большую экономическую ценность. Этому подходу часто навешивают ярлык «неотрадиционной схемы» или «пешеходной зоны». Пешеходная зона считается наиболее энергоэффективным решением, которое способствует также созданию общины как таковой. Архитекторы, заботящиеся об окружающей среде и требованиях рынка, все чаще проектируют микрорайоны, где дома, рабочие места, производство продуктов питания и естественная окружающая среда интегрированы в единый комплекс. Все эти компоненты находятся в непосредственной близости друг от друга.

Важной движущей силой такого развития является стоимость инфраструктуры и земли, на которой сооружаются дороги и коммунальные предприятия. В США сравнивались районы с традиционной плотностью застройки и места с более высокой или смешанной плотностью, а также с групповой застройкой. Известное межведомственное исследование федерального правительства под названием «Цена разбросанности» установило, что на заданном участке плотная застройка могла бы сохранить более половины площади земли в виде открытого пространства и в значительной мере сократить капиталовложения на строительство дорог и коммунальных сетей по сравнению с традиционной пригородной планировкой. Уменьшение площади дорожного покрытия сократило бы ливневый сток, а более короткие расстояния снизили бы расход автомобильного горючего и загрязнение воздуха. При желании групповая застройка и соединение нескольких домов друг с другом уменьшили бы площадь внешних стен. Сравнительный анализ показал, что затраты на подготовку площадки под дом, дорог (шириной 6 метров вместо 9), подъездных путей, посадку деревьев, канализацию, водоснабжение и дренаж (производимый естественными болотистыми низинами, а не бордюрным камнем тротуара или водосточными желобами) уменьшаются на 35%, или на 4600 долларов.

Эти результаты в полной мере подтверждаются на практике (даже в автоцентричной Америке) успешно работающими создателями районов массовой застройки, например, Майклом Корбеттом. Его проект «Деревенские дома» в Дэвисе (вблизи Сакраменто, Калифорния), где вопросам охраны окружающей среды уделяется большое внимание, осуществлялся с середины 70-х до начала 80-х годов. На 70 акрах земли было построено 200 зданий. Смешанная застройка на сравнительно узких улицах, зеленые пояса с фруктовыми деревьями, сельскохозяйственные зоны между домами, естественный поверхностный дренаж, ориентация на солнце и широкое открытое пространство создали замечательную атмосферу. Подобно сцепленным пальцам двух рук, каждый дом охватывают две раздельные сети доступа: к фасаду ведет пешеходная дорожка от общего зеленого пояса, а с другой стороны въезд для автомобилей связан с укрытой под тенью деревьев улицей шириной в 6—7 метров. Проход для пешеходов и проезд транспорта для оказания экстренной помощи защищены с каждой стороны метровой полосой отчуждения, где ничего нельзя строить и где посадки не могут иметь высоту более 15 см. Благодаря тесному общению жителей, преступность в микрорайоне составила лишь одну десятую от уровня преступности в других близлежащих районах.

В свободных от машин зеленых поясах люди передвигаются в основном пешком и на велосипеде. Велосипедные тропинки соединяются с велосипедными дорожками на проезжей части улиц. Людям разрешается заниматься бизнесом в своих домах (что во многих американских общинах считается незаконным). В этом первом проекте вопросам совмещения работы с местом жительства уделено немного внимания, в микрорайоне есть только одно небольшое коммерческое предприятие. Однако сильный упор на ведение пригородного фермерского хозяйства и садоводство (фруктовые и ореховые деревья) делает его, пожалуй, единственным американским земельным участком, который славится качеством своих овощей и способен финансировать значительную часть содержания парковых земель за счет продажи миндаля.

Более узкие улицы не только успокаивают движение и экономят деньги и землю, но и сберегают материал для дорожного покрытия, а также улучшают летний микроклимат, поскольку деревья накрывают своей тенью всю улицу и уменьшают площадь темного дорожного покрытия, которое поглощает и переизлучает солнечное тепло. Последние данные подтверждают, что более узкие и тенистые улицы в районах Центральной долины Калифорнии могли бы понизить летнюю температуру окружающего воздуха на 6—8°С на всей территории, существенно сократив расход энергии на кондиционирование воздуха.

Использование естественных дренажных болотистых низин вместо дорогостоящих подземных бетонных водостоков сэкономило 800 долларов капиталовложений на каждый дом, что почти достаточно для оплаты разбивки парков и зеленых поясов. Но самой большой экономической выгодой оказался высокий спрос на рынке. «Деревенские дома» первоначально занимали скромное положение на рынке в расчете на единицу полезной площади, но сейчас их цена при перепродаже повысилась, они продаются гораздо быстрее (даже при продаже с аукциона) и за них дают на 150—200 долларов за квадратный метр больше, чем за дома в соседних микрорайонах. Хотя и трудно отделить рассчитанные на пешеходов основные особенности проекта от других «зеленых» характеристик, они, конечно, играют важную роль в его исключительной финансовой эффективности.

Еще одним подтверждением коммерческой выгоды пригородного строительства, в котором внимание сосредоточено на людях, а роль машин ограничена, является район Лагуна Вест площадью в 400 га в Сакраменто, где первые опытные дома построены в 1991 г. Перепроектированный архитектором Питером Калторпом и строителем Филом Анджелайдзом из традиционных пригородных схем с аллеями для прогулок в «пешеходную зону», Лагуна Вест объединяет в ансамбль парки, озера, торговые центры, магазины розничной торговли, промышленные районы и более 3000 домов с верандами, выходящими на улицу. Гараж скромно перенесен в тыльную часть дома вопреки американским правилам, согласно которым две или три гаражные двери выходят на улицу, словно объявляя о том, что «здесь живут машины» (по меткому выражению архитектора Андреса Дуани). Улицы и общественные места стали привлекательными для прогулок пешком и на велосипеде. Основной упор сделан на использование общественного транспорта и совместное пользование автомобилями. Тенистые улицы, суженные посадкой деревьев на тех полосах, где обычно стоят автомобили, понижают летнюю температуру и приглашают людей выйти на улицу.

Сначала администрация была против сужения улиц. Организации, эксплуатирующие пожарные машины, машины скорой помощи и мусоровозы, предъявляли разные требования к ширине дороги. Эти требования суммировались, и в результате стандартные улицы достаточно широки, чтобы на них приземлился самолет. «Поэтому, рассказала Сьюзен Белтейк из «Ривер вест девелопментс», мы построили демонстрационную улицу (со значительно уменьшенной шириной) на одном из наших соседних участков и сделали запись на видеокассету. Мы завезли посаженные в горшки деревья и бетонные барьеры, которыми окружают ямы для посадки таких деревьев. Все автомобили наших служащих стояли на улице. Мы арендовали машину скорой помощи, грузовик для перевозки мусора и пожарную машину, которая способна вести борьбу с пожаром в семиэтажном здании. (Самое высокое здание в районе было трехэтажным). Мы проехались на машинах взад и вперед по улице и засняли наше передвижение на пленку... Все это обошлось примерно в 5 тысяч долларов». Так было получено разрешение и проложен путь другим строителям, которые могли сослаться на этот прецедент.

Известный как «старомодный новый район», Лагуна Вест воссоздает почти забытую атмосферу общения людей у парадного подъезда, на улицах, скверах и на центральной лужайке, где расположены ратуша, остановка транспорта, библиотека и детский сад. (Это не кажется необычным жителям европейских городов, но в Америке за последние 40 лет такая атмосфера полностью забыта.) Большинство из 1858 односемейных домов расположены вокруг озера площадью в 30 га, а за двумя радиальными бульварами находятся территория начальной школы и парковая зона. Вдохновленная веяниями изящных искусств планировка дополняет уличный ландшафт плодами человеческой деятельности, а не машинами. Калторп отмечает, что пешеходам «нужны безопасные и удобные улицы, по которым можно ходить: тенистые, с домами и магазинами, вызывающими интерес и дающими ощущение безопасности. Они хотят видеть детали и масштаб человеческой деятельности во всех уголках района и предпочитают узкие улицы, которые ведут к магазинам, школам и паркам, а не извивающиеся улицы с гаражными воротами по обеим сторонам, которые выходят на шестиполосную магистраль». По имеющимся данным, рыночный спрос на такую инициативу высок. Что касается издержек на реализацию проекта, то они обычны, за исключением дополнительных 800 долларов на дом за озеро и 700 долларов за уличные деревья — эти мероприятия повысили стоимость недвижимости на порядок.

Третий пример ориентированного на пешеходов проекта — Хэй-маунт — представляет собой новый город, создаваемый компанией «Джон Кларк компани» на 1700 акрах вдоль реки Парраханок в Вир-джинии. Спланированная Андресом Дуани площадка вместит 4400 компактно расположенных домов на 12 000 человек, причем 60% территории останется нетронутой. Хэймаунт — первый проект такого масштаба, в котором уделяется внимание энергоэффективности, долговечным материалам, восстановлению и сохранению естественной среды (в том числе детальному картированию видов) и биологической очистке сточных вод. Исключительно привлекательна планировка города — разбитая на очень мелкие группы неотрадиционная комбинация домов, магазинов розничной торговли, коммерческих центров, предприятий легкой промышленности и сельскохозяйственных объектов, а также парки, естественные и восстановленные зоны, 14 церквей и вокзал. Рабочие места будут предоставляться местными предприятиями, чтобы жителям не пришлось тратить 40 минут на поездку на электричке в Вашингтон. Все дома находятся на расстоянии пяти минут ходьбы от центра деревни и от остановки пригородного автобуса. Планирование, сориентированное на интересы граждан, привлекло внимание общины к этому замыслу и обеспечило активное ее участие в проекте. Строительство должно скоро начаться, и можно с уверенностью говорить о неминуемом коммерческом успехе.

Пока слишком рано предполагать, что три рассмотренных проекта быстро изменят глубоко укоренившуюся американскую привычку поручать проектирование районов инженерам-дорожникам. Но благосклонное отношение к таким проектам населения и благоприятные экономические показатели свидетельствуют, что они могут приносить выгоды разработчикам и отвечать чаяниям тех, кто все больше начинает считать себя, говоря словами архитектора Уильяма Мак-Доноу, «людьми, которые живут, а не потребителями, которые ведут образ жизни».






Дата добавления: 2015-06-16; просмотров: 244. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.083 сек.) русская версия | украинская версия