Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Конституционно-правовая ответственность: понятие и особенности





Юридическая ответственность - важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках, включая и конституционное право.

Господствующей в литературе о юридической ответственности является ее трактовка как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений (лишений) личного или имущественного порядка.

Поскольку юридическая ответственность является одним из важнейших средств организации правильного (должного) исполнения предписаний правовых актов, предупреждения и пресечения нежелательного с точки зрения закона поведения субъектов общественных отношений, она является категорией, свойственной всем отраслям права, включая и конституционное.

Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.

Принуждение как общий признак юридической ответственности является государственно-властным способом подавления отрицательных волевых устремлений отдельных субъектов для обеспечения их подчинения нормам права. В праве используются самые разнообразные способы принуждения, объективно обусловленные основаниями и целями их применения. Используя принуждение, государство не только воздействует на правонарушителей, но и осуществляет меры, направленные на предупреждение правонарушений.

Другим общим признаком юридической ответственности является установление для правонарушителя определенных отрицательных последствий, т.е. мер принуждения (санкций), которые применяются государством в случае нарушения нормы права.

В конституционном праве предусмотрена возможность применения мер принуждения, а также мер воздействия за определенные нарушения. Например, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 115) постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Отмена акта является принудительным воздействием со стороны Президента РФ, которое прекращает возникшее правоотношение и предупреждает наступление вредных последствий издания неправомерного акта. Вместе с тем, эта отмена является конституционно-правовой санкцией, выражающей в правовой форме последствия несоблюдения норм конституционного права. Эти последствия носят неблагоприятный для правонарушителя характер.

Таким образом, конституционно-правовой ответственности, как и всякой другой юридической ответственности, присущи элементы кары как претерпевания неблагоприятных для правонарушителя последствий за нарушение норм конституционного права. Эта кара всегда имеет государственно-властную, принудительную природу.

Однако в конституционно-правовой ответственности кара имеет свои особенности, отличающие ее от кары в других видах юридической ответственности. Если, например, уголовное наказание заключается в лишениях личного и имущественного свойства, то правовые последствия реализации конституционно-правовой ответственности имеют иной характер. Отсутствуют в конституционно-правовой ответственности и такие меры государственного принуждения, как конфискация имущества, штраф и т.п.

Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность - это не только кара за нарушение правовых норм. Здесь на первый план выступает правовосстановительная функция ответственности. Но если, например, в гражданском праве восстановление выражается в возвращении в первоначальное состояние, возмещении (компенсации) понесенных убытков и т.п., то в конституционном праве оно связано с устранением нарушений закона и принятием мер по обеспечению нормального функционирования государственного аппарата, деятельности депутатов, должностных лиц, осуществлению конституционных прав, свобод и обязанностей граждан.

Необходимым элементом основания конституционно-правовой ответственности является наличие вины. Однако здесь требуется правильное понимание таких ее психологических форм, как умысел и неосторожность. Используя в конституционном праве эти категории, конечно, противоестественно говорить, например, о "неосторожном" неудовлетворении требований, предъявляемых к деятельности должностного лица, о "неосторожном" отсутствии контроля и т.п. Однако вполне естественно было бы сказать о неполноценности или нерадивости должностного лица, которое неумышленно допустило в своей деятельности очевидные нарушения, т.е. совершило действия или бездействие, которые в других отраслях права как раз и признаются неосторожными.

Таким образом, конституционно-правовая ответственность - это прежде всего отрицательная оценка государством деятельности граждан, государственного органа, должностного лица и т.д., а также мера принуждения, реализация санкции правовой нормы.

Наряду с общими признаками, свойственными всем другим видам ответственности, конституционно-правовая ответственность имеет свои особенности, не свойственные ни одному другому виду юридической ответственности. Эти особенности обусловлены специфическими свойствами предмета конституционного права.

Конституционное право регулирует основополагающие отношения, определяющие содержание всех других общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества. Оно устанавливает не только принцип безусловной наказуемости всех деяний, нарушающих общественные отношения, но и общие запреты на совершение тех или иных деяний.

Так, согласно Конституции РФ (ч. 4 ст. 3) никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону. В ч. 5 ст. 13 Конституции РФ указывается: "Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни".

Такого рода запреты на совершение тех или иных деяний требуют установления юридической ответственности в различных отраслях права. Они детализируются в Уголовном кодексе Российской Федерации и других нормативных актах. Поэтому противоправное деяние, нарушающее эти запреты, нарушает одновременно два вида правоотношений: конституционно-правовое и конкретное правоотношение другой отрасли права, детализирующее конституционно-правовое отношение. Однако эти нарушения влекут за собой применение той меры ответственности, которая установлена законодательством. Такая мера всегда определяется той отраслью права, которая конкретизирует конституционно-правовой запрет. Что же касается самого запрета, то он лишь указывает на безусловную необходимость правовой реакции государства, привлечения виновного субъекта к правовой ответственности.

Все это, разумеется, не означает, что конституционно-правовая ответственность всегда обеспечивается только каким-либо иным видом ответственности.

Необходимость использования всех видов юридической ответственности для защиты конституционно-правовых отношений определяется также спецификой санкций конституционно-правовой ответственности, которые, как правило, сами по себе не носят ни карательного в прямом смысле этого слова, ни компенсирующего характера.

Итак, конституционно-правовая ответственность может наступать за нарушение норм конституционного права. Однако не всякая ответственность за нарушение этих норм является конституционно-правовой. В нормах конституционного права могут закрепляться и иные виды ответственности. Например, согласно ст. 20 Конституции РФ за особо тяжкие преступления может применяться в качестве исключительной меры наказания смертная казнь впредь до ее отмены. Таким образом, в этой статье Конституции речь идет не о конституционно-правовой ответственности, а об уголовной.

Говоря о соотношении конституционно-правовой и других видов юридической ответственности, можно выделить несколько вариантов их раздельного или совместного применения.

В одних случаях применение того или иного вида ответственности может исключить конституционно-правовую ответственность. Например, лица, захватившие власть или присвоившие властные полномочия, привлекаются к уголовной ответственности.

В других случаях применение конституционно-правовой ответственности может исключить необходимость использования какой-либо иной ответственности. Например, отставка министра в связи с его плохой работой, как правило, снимает вопрос о применении к нему мер дисциплинарной ответственности.

Иногда конституционно-правовая ответственность используется независимо от того, использована ли другая ответственность. Например, нарушение порядка подсчета голосов влечет аннулирование результатов выборов по избирательному округу независимо от того, понесли ли виновные уголовную ответственность.

Наконец, применение другой ответственности в ряде случаев обязательно влечет и конституционно-правовую ответственность. Например, в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося депутатом, соответствующий законодательный (представительный) орган принимает решение о досрочном прекращении его депутатских полномочий.

Конституционно-правовая ответственность часто носит ярко выраженный политический характер и тесно соприкасается или даже сочетается с политической ответственностью. Например, отставка правительства может быть как мерой конституционно-правовой ответственности, когда она наступает в результате ненадлежащего исполнения правительством своих обязанностей, так и мерой политической, когда правительство увольняется с целью разрешения сложившегося в стране политического кризиса. Не исключено также, что такая отставка может быть одновременно и мерой политической, и мерой конституционно-правовой ответственности.

Характерной для конституционно-правовой ответственности особенностью является то, что не существует единой процедурной формы ее применения. Почти каждой мере конституционно-правовой ответственности соответствует свой особый порядок ее назначения и исполнения. Например, порядок отрешения Президента РФ от должности иной, чем, скажем, порядок отмены незаконного акта или досрочного роспуска того или иного государственного органа и т.д.

Определенной спецификой отличается круг субъектов конституционно-правовой ответственности.

Круг субъектов конституционно-правовой ответственности, т.е. тех, кто может нести эту ответственность и привлекать к ней, и тех, кто может только привлекать к этой ответственности, достаточно широк.

Среди субъектов конституционного права нести конституционно-правовую ответственность могут только те, кто обладает деликтоспособностью, т.е. способностью нести юридическую ответственность за свои противоправные поступки. От правильного решения вопроса о деликтоспособности каждого субъекта зависит законность применения любой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.

В конституционном праве деликтоспособностью обладают два вида субъектов: индивидуальные и коллективные.

К индивидуальным субъектам относятся: граждане Российской Федерации; депутаты всех представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления; должностные лица.

Коллективными субъектами, имеющими конституционно-правовую деликтоспособность, являются органы государственной власти; органы местного самоуправления; объединения граждан и другие социальные образования (комитеты и комиссии представительных органов, избирательные комиссии и т.п.).

Самостоятельным субъектом конституционно-правовой ответственности является государство. Такой вывод следует, в частности, из анализа ст. 53 Конституции РФ, в которой указывается, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Правда, вопрос о возмещении государством вреда не является вопросом конституционно-правовой ответственности. Однако он однозначно свидетельствует о наличии у государства деликтоспособности. Кроме того, незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц вполне можно отнести к вопросу конституционно-правовой ответственности.

Государство должно нести конституционно-правовую ответственность во всех случаях, когда оно не выполняет официально взятых на себя обязательств, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было.

Прежде всего это относится к деятельности государства по защите прав и свобод граждан. В Конституции РФ (ст. 2) указывается, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Это означает, что невыполнение государством обязательств, взятых на себя в этой области, не может не повлечь за собой определенную юридическую ответственность, включая и конституционно-правовую.

Что касается деликтоспособности других субъектов конституционного права, то она определяется следующим.

Необходимой предпосылкой конституционно-правовой деликтоспособности физического лица является наличие у него российского гражданства. Однако и при этом условии гражданин не деликтоспособен до достижения им определенного возраста. Согласно действующему законодательству гражданин Российской Федерации приобретает общую (полную) деликтоспособность, т.е. способность стать субъектом любого вида юридической ответственности, только по достижении им восемнадцатилетнего возраста.

Кроме наличия российского гражданства и определенного возраста для признания конституционно-правовой деликтоспособности граждан требуется также наличие у них дееспособности. Признанные судом недееспособными граждане освобождаются от всякой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.

В определенных случаях граждане Российской Федерации могут нести конституционно-правовую ответственность только в том случае, если они наделены специальной правосубъектностью депутата, должностного лица т.д.

В одних случаях в законодательстве содержится указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Федеральному конституционному закону "О Конституционном суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. (ст. 18) полномочия судьи Конституционного Суда РФ прекращаются, в частности, ввиду нарушения порядка его назначения на должность; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда РФ, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастие судьи в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин.

В других случаях законодательство может содержать косвенное указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Регламенту Государственной Думы Федерального Собрания РФ (п. 8 ст. 9) Председатель Государственной Думы, его первый заместитель и другие заместители могут быть освобождены от должности. Решение об их освобождении принимается большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

Что касается деликтоспособности коллективных субъектов конституционного права, то она в общей форме закреплена в Конституции РФ (ч. 2 ст. 15) применительно к органам государственной власти, органам местного самоуправления и к объединениям граждан, которые обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Понятно, что обязанность соблюдать Конституцию предполагает и наличие соответствующей ответственности. О деликтоспособности органов государственной власти идет речь и в упоминавшейся уже ранее ст. 53 Конституции РФ, в которой говорится о том, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Особого рода деликтоспособностью обладают законодательные (представительные) органы государственной власти. Они несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами, которые на очередных выборах дают позитивную или негативную оценку их деятельности. Однако и в процессе своей деятельности эти органы государственной власти могут понести ответственность за те или иные действия, связанные с нарушением Конституции РФ, и др.

Так, Конституционный Суд РФ в соответствии с Конституцией РФ (ст. 125) может признать неконституционными федеральные законы, а также нормативные акты Государственной Думы.

Аналогичными особенностями отличается и деликтоспособность органов местного самоуправления. Они также несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами. Вместе с тем и в процессе своей работы они несут ответственность за совершение ими действий, связанных с выполнением действующего законодательства. Так, в соответствии с Федеральным законом от 4 августа 2000 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" представительный орган местного самоуправления в порядке, установленном этим федеральным законом, может быть распущен законом субъекта Российской Федерации либо федеральным законом.

Свою специфику имеет и деликтоспособность исполнительных органов государственной власти. Они несут конституционно-правовую ответственность лишь тогда, когда речь идет о нарушении ими конституционно-правовых норм. Возникновение правоотношений ответственности в сфере управления, не регулируемой нормами конституционного права, является реализацией административно-правовой ответственности.

К числу субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью, относятся избирательные комиссии, играющие ведущую роль в деле обеспечения законности при проведении выборов и референдумов.

Деликтоспособность избирательных комиссий определяется временем их существования.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о субъектах конституционного права, имеющих право привлекать к конституционно-правовой ответственности, а также в отдельных предусмотренных законом случаях - право возбуждать этот вопрос.

Правом непосредственного применения мер юридической ответственности обладает такой круг субъектов, который характерен только для правонарушений, влекущих за собой конституционно-правовую ответственность. Это представительные органы государства, Президент РФ и руководители субъектов Федерации, Конституционный Суд РФ, конституционные, уставные суды субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии.

Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 117) Государственная Дума может выразить недоверие Правительству РФ. В Конституции также установлено (ч. 2 ст. 129), что Генеральный прокурор РФ освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ.

В Конституции РФ установлено, что Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ (п. "в" ст. 83), освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных министров (п. "д" ст. 83), освобождает полномочных представителей Президента РФ (п. "к" ст. 83) и т.д.

Как уже отмечалось, соответствующая избирательная комиссия может признать выборы не состоявшимися, а итоги голосования, результаты выборов, референдума - недействительными (ст. 58).

Федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации может быть предусмотрено, что если кандидат без вынуждающих к тому обстоятельств не сложит с себя полномочия, несовместимые со статусом депутата, выборного должностного лица, в результате чего назначены повторные либо дополнительные выборы, этот кандидат должен возместить соответствующей избирательной комиссии полностью или частично произведенные ею расходы, связанные с проведением повторных либо дополнительных выборов (ст. 58), и т.д.

Надо сказать, что во многих случаях субъекты, привлекающиеся к конституционно-правовой ответственности, являются в то же время и субъектами, несущими эту ответственность. Например, таким субъектом является Президент РФ, который, с одной стороны, наделен многочисленными полномочиями по привлечению должностных лиц и государственных органов к конституционно-правовой ответственности, а с другой стороны, сам может быть привлечен к такой ответственности посредством отрешения от должности Советом Федерации в порядке, установленном ст. 93 Конституции РФ.

Все виды юридической ответственности имеют в принципе общие объективные и субъективные основания, которыми являются закрепленные в законе противоправность деяния, причинная связь между ним и наступившим вредным результатом, вина нарушителя.

Основанием конституционно-правовой ответственности служит прежде всего совершение субъектом конституционно-правовой ответственности конституционно-правового деликта, т.е. деяния (действие или бездействие), которое признается законом противоправным и влечет за собой применение мер конституционно-правовой ответственности.

Противоправность выражается в нарушении или неисполнении конституционно-правовых норм. Являясь отрицательным явлением в государственной и общественной жизни, такое правонарушение не влечет, однако, за собой тяжелых последствий, способных нанести серьезный ущерб конституционному строю страны. Деяние, повлекшее тяжелые вредные последствия, уже рассматривается как преступление и наказывается в уголовном порядке.

Специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она применяется не только в тех случаях, когда имеются четко выраженные критерии для оценки поведения субъектов конституционно-правового отношения как нарушающего закон, но и в тех случаях, когда формально такие критерии отсутствуют, однако тем не менее поведение субъекта конституционно-правового отношения дает основание говорить о том, что оно противоречит целям и принципам действующего законодательства. В этих случаях в качестве оснований ответственности могут рассматриваться недостижение необходимого результата, нецелесообразность действия, нежелательное поведение субъекта и т.д.

Многие субъекты конституционно-правовой ответственности являются органами и лицами, которые полномочны принимать решения, затрагивающие интересы всего государства или региона. Несвоевременное принятие решений или принятие законных, но неэффективных решений способны нанести громадный ущерб государству и населению. Такой ущерб возможен и в случае неспособности должностных лиц или органов справиться с возложенными на них обязанностями, выбрать правильный курс политики, отвечающей интересам общества и государства. В таких случаях можно считать вполне оправданным применение конституционно-правовой ответственности к органам и лицам даже при отсутствии с их стороны формальных правонарушений.

Назначение конституционно-правовой ответственности не сводится к наказанию. Ее главная задача - стимулировать позитивную деятельность потенциального субъекта, а если эта деятельность на практике таковой не является, то использовать такие присущие ей меры, как, например, смена персонального состава органа, замена руководящего должностного лица и т.д.

Такая особенность оснований конституционно-правовой ответственности обусловлена особенностями механизма регулирования общественных отношений нормами конституционного права, которые далеко не всегда детально регламентируют правила поведения субъектов конституционно-правовых отношений, указывая на противоправный характер того или иного деяния.

В самых общих чертах структура конституционно-правового регулирования ответственности выглядит следующим образом.

Во-первых, имеются правовые нормы, определяющие возможное и должное поведение. Эти нормы устанавливают границы правомерного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Они непосредственно в нормативный механизм ответственности не входят. Однако их нарушение служит основанием возникновения ответственности.

Во-вторых, нормы конституционного права определяют фактическое основание ответственности - состав конституционно-правового правонарушения.

В-третьих, в нормах конституционного права устанавливаются меры государственного принуждения, которые должны быть известны субъектам ответственности.

В-четвертых, нормы конституционного права устанавливают порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, назначения мер наказания, исполнения ответственности, а также основания освобождения от исполнения мер государственного принуждения.

Таким образом, суть конституционно-правового регулирования ответственности выражается в закреплении фактического и юридического комплекса, элементы которого связаны с возникновением или прекращением соответствующих правоотношений.






Дата добавления: 2015-04-19; просмотров: 717. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.086 сек.) русская версия | украинская версия