Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Юнкерсы» в Липецке





 

Военная хунта, фактически управлявшая Германией с 1917 года и до прихода к власти нацистов, после поражения в войне была поставлена перед выбором: смириться с полным запретом всей военной авиации в Германии или получить ужасные последствия безрассудного неповиновения – расстроенную экономику, голодающее и бунтующее население, потерю территории. Но, убедившись в важности военной авиации, немецкие генералы уже не могли отказаться от этого вида вооружений и решили обладать им снова, но в секрете. Когда первоначальная увертка – полицейская авиация Polizeiflieger и полувоенные авиакомпании – не прошла, они приступили к интенсивной программе перевооружения вне территории Германии.

 

Пассажирский G-24 шведского производства

 

В первые же месяцы после окончания Первой мировой войны большинство немецких компаний, производивших вооружения, основали за границей тонко замаскированные филиалы, в которых продолжались исследования, разработки и производство. Швейцария, Швеция, Литва и Финляндия предоставили свои предприятия для модернизации стрелкового оружия, танков и подводных лодок. Авиаконструктор Дорнье, строивший многомоторные бомбардировщики Германии в компании Zeppelin-Staaken, обосновался со своим авиазаводом в Швейцарии на берегу озера Констанце. Самолетостроительная компания «Альбатрос» открыла свой филиал в свободном городе Мемеле (Клайпеда) в Литве. Фоккер продолжал разрабатывать боевые самолеты в Нидерландах.

Многие гражданские самолеты можно было легко переделать в боевые. Оставшись без военных заказов, производители авиационных моторов западных стран с удовольствием негласно продавали лучшие из них немецким конструкторам. Другое дело – базы для испытаний и тренировок. Мест, которые были бы скрыты от глаз разведок стран-победительниц, найти в Европе было трудно.

Тогда германский Генеральный штаб обратил свой взор на Москву, хотя опыт общения с большевиками был крайне негативным. С 1917 года немецкая армия была вынуждена заниматься оскорбительными и дорогостоящими операциями по жестокому подавлению организованных большевиками революционных волнений в Германии и на оккупированных ею территориях. Затем немцам пришлось помогать генералиссимусу фон Маннергейму уничтожить красных финнов. А зимой 1918/19 года армия потопила в крови движение «спартаковцев» и рабочие советы в Баварии. Юнкерсу докладывали по секрету, что лоббистом дружбы с Германией в правительстве России выступал Карл Радек, отсидевший в берлинской тюрьме Моабит за участие в восстании «спартаковцев» и считавшийся знатоком достижений немцев. Он уговаривал Ленина, Троцкого и Сталина воспользоваться техническим и организационным багажом немцев, накопленным за последние годы, через военное сотрудничество с ними.

Несмотря на горячую «любовь» к большевикам – теперь других вариантов не было, – немецкая военная делегация поехала в Москву. Русским обещали передать все конструкторские и технологические секреты, весь накопленный опыт промышленности и армии Германии.

Сталин обеспечил немцам режим наибольшего благоприятствования, предоставив для их авиаторов Высшую школу военных летчиков в Липецке с аэродромом, ангарами и складами авиационных материалов. Для танкистов – учебный центр «Кама» с танкодромом, мастерскими и вспомогательными службами. А рядом с городком Вольск на берегу Волги, недалеко от Саратова, немцам предоставили военную базу «Томка» с аэродромом, ангарами и лабораториями для разработки и испытаний боевых отравляющих веществ. На полигоне в Шиханах распыления отравляющих газов испытывались самолетом «Альбатрос» L-78, доработанным на авиационной базе в Липецке. Масштаб реализованных проектов немецких вояк даже сегодня поражает своей наглостью.

«Научно-экспериментальный и испытательный центр самолетов», сокращенно WIVUPAL, – такое название немцы придумали для своей авиационной базы в СССР, которую они формально получили весной 1925 года. Фактически они уже четыре года летали тут, посылая учиться своих курсантов к русским. Но сначала она называлась скромнее – «Немецкая авиационная школа». Рядом с городом Липецк недалеко от Воронежа и в 400 км к югу от Москвы давно был действующий аэродром. Летом 1918 года отсюда летали на бомбежку позиций Мамонтова и Шкуро доставшиеся большевикам «Ильи Муромцы». Теперь немцы намеревались здесь путем сравнительных летных испытаний выбрать для себя лучшие образцы боевых самолетов и переобучить костяк своих ВВС. Аэродром передавался в совместную советско-немецкую эксплуатацию с русским персоналом обслуживания.

 

Бомбардировщик Юнкерса R-42, 1925 г.

 

Разрабатываемый Юнкерсом металлический J-22 немецкие эксперты считали лучшим истребителем. По их мнению, даже с мотором небольшой мощности этот моноплан за счет малого сопротивления не будет уступать в скорости конкурентам – бипланам. Немаловажным фактором был заказ этих истребителей русскими. Но когда стало ясно, что серийного выпуска истребителя Юнкерса не будет, в германском Генеральном штабе вспомнили о закупленных два года назад истребителях Фоккера.

Тогда, в 1923 году, Германия просрочила платежи по репарациям, и Франция оккупировала индустриальный район немцев по реке Рейн. Немецкие генералы решили воевать и закупили сто истребителей Фоккера. Фиктивный заказ на истребители из Аргентины тогда не вызвал подозрений ни у властей Нидерландов, где находился авиазавод Фоккера, ни у союзников. Но политики войну отменили, и купленные истребители хранились на складах в Нидерландах.

В мае 1925 года Министерство обороны Германии полностью оплатило доставку морем пятидесяти истребителей Fokker D-XIII через порт Штеттин в Ленинград. Оттуда их доставили в Липецк, и тренировки немецких летчиков-истребителей начались. Одновременно разрабатывались оптимальные методики боевого применения и ведения группового воздушного боя.

Теперь немцам надо было выбрать самый лучший двухместный многоцелевой фронтовой самолет для выполнения не бог весть каких, но очень важных в боевых условиях задач. Этот самолет – рабочая «лошадь» – должен быть разведчиком, корректировщиком артиллерийского огня, связным для пехоты на переднем крае. Он также мог бы использоваться как легкий бомбардировщик, штурмовик и истребитель. Имеющиеся в серийном производстве двухместные боевые самолеты были тщательно изучены и испытаны в Липецке.

 

«Юнкерс» J-21 в Липецке с красными звездами на крыльях

 

Двухместный «юнкерс» немецкие эксперты WIVUPAL в Липецке считали самым перспективным и отвечающим всем их требованиям. Но по мере накопления результатов сравнительных летных испытаний по программе боевого применения, они все чаще стали посматривать на английский биплан компании Airko DH-9A, который в свое время разработал авиаконструктор и владелец компании Джеффри де Хэвилленд в качестве дневного бомбардировщика. В теперешней модификации он уже был с американским мотором «Либерти», мощностью в два с лишним раза большей, чем у «юнкерса» J-21. В Англии и США их было выпущено более шести тысяч, и они стояли на вооружении многих стан. Более 180 самолетов этого типа воевали с Красной Армией во время интервенции в Мурманске и боев с белогвардейцами на юге России. К концу 1921 года уже 43 трофейных «де хэвилленда» числились в отрядах Красного Воздушного Флота.

Государственный авиазавод № 1, бывший «Дукс», в Москве получил задание освоить серийный выпуск таких самолетов. За подготовку технической документации отвечал авиаконструктор Поликарпов. Пока налаживалось производство «де хэвиллендов» в Москве, их стали закупать за границей, и к середине 1924 года более ста DH-9 и DH-9A прибыло в СССР. А в декабре в Москве на заводе № 2 запустили серийный выпуск копии мотора «Либерти» под индексом М-5.

 

Многоцелевой боевой двухместный самолет Юнкерса К-53

 

Немецкие асы в Липецке могли в полной мере оценить все достоинства и недостатки «де хэвилленда» DH-9A в индивидуальном пилотаже и групповом учебном бою. И тут они стали отмечать, что в пилотировании металлический моноплан «юнкерс» J-21 более инертный, маневрирует с трудом и его большая посадочная скорость вызывает стресс. Он летает только два с половиной часа, а «англичанин» – четыре. Русские летчики из Научно-опытного аэродрома тоже говорили, что они не в восторге от «юнкерса» и ждут серийного выпуска русской версии биплана «де хэвилленда» DH-9A, которую создал Поликарпов под индексом Р-1. Немцы в Липецке были еще более привередливыми, чем русские, и они накатали такое заключение, что германский Генеральный штаб не стал заключать с Юнкерсом контракт на поставку двухместного J-21, выпускавшегося в Филях. А Хуго так надеялся на этот заказ.

На аэродроме Липецка появился доставленный контрабандой из Германии двухместный биплан Хейнкеля Не-17. И тут же привезли новый, построенный в Клайпеде в Литве второй опытный «Альбатрос» L-65 такой же конфигурации, как у «хейнкеля». И хотя его летные характеристики были существенно выше, чем у Р-1 Поликарпова, немцы в Липецке отдали предпочтение разведчику Хейнкеля. В 1926 году в Липецк доставили семь купленных серийных машин Хейнкеля и организовали их войсковые испытания. Затем в Липецке появились новые модификации «альбатросов» – три L-76a и три L-77v. Их в 1928 году сменили прибывшие L-78.

 

Бомбардировщик Юнкерса К-43

 

Юнкерс снова в Липецке. На этот раз его военный вариант К-53 почтового моноплана А-35 привлек внимание немецких военных стратегов, и они решили его основательно испытать в условиях, близких к боевым. Этот двухместный моноплан родился в 1924 году сначала как гражданский курьерский и учебно-тренировочный скоростной А-20. Через два года Юнкерс ставит на него свой мощный двигатель L5, меняет форму и площадь киля, и он становится почтовым А-35. На своем заводе в Швеции Юнкерс создает его военный вариант К-53, который многим пришелся по вкусу. Он продает его в Китай, Турцию и СССР.

Новый «юнкерс» был вооружен так же, как и высокоплан Ju-21 —двумя неподвижными синхронизированными пулеметами у летчика и пулеметом на турели у наблюдателя, бомбодержателями под крыльями и фюзеляжем. Но он отличался более мощным двигателем, большим размахом крыла, но и взлетный вес его был на полтонны больше. Небольшое число этих самолетов было собрано на заводе в Филях в конце 1925 года, они поставлялись Красному Воздушному Флоту под индеском Ju-35. В Липецке этот новый разведчик Юнкерса после долгих летных испытаний немецкими асами так и не доказал своего бесспорного преимущества, и вопрос о принятии на вооружение Германии двухместного фронтового самолета так и остался открытым.

 

Истребитель Юнкерса К-47, 1929 г.

 

Самолеты Юнкерса – пассажирский Ju-13 и грузовые W.33 – вместе с трехмоторным пассажирским «Роландом» Рорбаха и одномоторным пассажирским «Меркуром» Дорнье обеспечивали в Липецке все необходимые для функционирования WIVUPAL перевозки. Трехмоторные бомбардировщики Юнкерса ЮГ-1 и вооруженный пулеметом «Роланд» Рорбаха использовались немцами для подготовки экипажей бомбардировщиков. Летом 1930 года в Липецк прилетели из Швеции два легких бомбардировщика Юнкерса К-43.

Через десять лет многие летчики примут участие в налетах на советские города. Соседний с Липецком Воронеж будет почти полностью разрушен их бомбами, но ни одна бомба не будет брошена на бывшую авиабазу WIVUPAL.

Новые три двухместных истребителя Юнкерса К-47 произвели в Липецке очень хорошее впечатление. Хуго Юнкерс сделал новую попытку создать истребитель, поручив эту работу своему конструктору Карлу Плауту, бывшему летчику-истребителю. Разработка конструкции в Дессау шла под маркой гражданского учебно-тренировочного самолета А-48. Это была первая машина Юнкерса с гладкой дюралевой обшивкой вместо гофрированной. Тонкое крыло поддерживалось нижним подкосом. Гладкий фюзеляж круглого сечения хорошо вписывался в контур двигателя воздушного охлаждения. На заводе в Швеции машины переделывали в истребители К-47. Устанавливали мотор BMW Hornet, мощностью 590 л.с.

Первые три истребителя у Юнкерса купил Советский Союз, и они испытывались на Центральном аэродроме в Москве. Китай закупил двенадцать К-47. Две машины Юнкерс продал Рейхсверу. После испытаний в Липецке эти истребители Юнкерса использовались для подготовки летчиков.

В 1931 году число немцев в Липецке неожиданно удвоилось. Прибыли на летные испытания первые два истребителя-биплана Арадо Ar-64, затем Ar-65. Его-то и примут на вооружение. Одновременно появились дальний разведчик Хейнкеля Не-45 и его высокоплан Не-46. В следующем году в СССР пожаловали бомбардировщики Дорнье, построенные в Швейцарии: Do.Р – высокоплан с четырьмя 500-сильными моторами «Бристоль-Юпитер» – и более совершенный двухмоторный Do.F. К ним присоединился двухмоторный биплан Хейнкеля Не-59, поставленный вместо поплавков на колеса. Летали каждый день по все усложняющимся программам. Так втайне от всего мира в СССР закладывались основы будущих вооруженных сил нацистов Германии, которые принесли неописуемые страдания, разрушили полстраны и уничтожили десятки миллионов советских людей.

После прихода к власти в Германии нацистов им уже не надо было скрывать свои реваншистские планы, и они могли организовать летно-испытательные центры внутри страны. В 1933 году после выпуска 230 пилотов и штурманов, испытаний множества новейших боевых самолетов WIVUPAL в Липецке будет закрыт. Нацисты во главе с Герингом и Мильхом невиданными темпами на глазах испуганного мира будут создавать Люфтваффе, а для Хуго Юнкерса настанут самые тяжелые времена.

 






Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 169. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.094 сек.) русская версия | украинская версия