Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Характеристика по функциям слабых каналов. III — Канал наименьшего сопротивления ЧЭ(эмоциональность).





III — Канал наименьшего сопротивления ЧЭ(эмоциональность...).

Означает ли тот факт, что эмоции этого психотипа находятся в слабом канале, что этот человек неэмоционален? Ни в коем случае. Мы уже не раз упоминали о том, что болевой канал — канал неадекватного поведения в области действия той функции, которая его занимает. Чтобы понять, как проявляется эта неадекватность, снова обратимся к примерам.

Образ Пьера Безухова — один из наиболее глубоко и подробно описанных в романе «Война и мир». О сильных функциях этого психотипа мы много говорили, когда речь шла о ведущем блоке, блоке сильных функций. Теперь проиллюстрируем его слабые функции — эмоции и сенсорику.

В романе описан эпизод, в котором Пьер получает анонимное письмо о любовной связи его жены с Долоховым. Во время обеда в честь Кутузова Долохов откровенно издевается над Пьером, что приводит последнего в состояние неконтролируемой ярости:

«Ну, теперь за здоровье красивых женщин, сказал Долохов и с серьезным выражением, но с улыбающимся в углах ртом, с бокалом обратился к Пьеру. За здоровье красивых женщин, Петруша, и их любовников, сказал он.

Пьер, опустив глаза, пил из своего бокала, не глядя на Долохова и не отвечая ему. Лакей, раздававший кантату Кутузова, положил листок Пьеру, как более почетному гостю. Он хотел взять его, но Долохов перегнулся, выхватил листок из его руки и стал читать. Пьер взглянул на Долохова, зрачки его опустились: что-то страшное и безобразное, мутившее его во все время обеда, поднялось и овладело им. Он нагнулся всем тучным телом через стол.

Не смейте брать! крикнул он. (...)

Полноте, полноте, что вы? шептали испуганные голоса. Долохов посмотрел на Пьера светлыми, веселыми, жестокими глазами, с той же улыбкой, как будто он говорил: «А, вот это я люблю».

Не дам, проговорил он отчетливо.

Бледный, с трясущейся губой, Пьер рванул лист.

Вы... вы... негодяй! ...я вас вызываю, проговорил он и, двинув стул, встал из-за стола. В ту самую секунду, как Пьер сделал это и произнес эти слова, он почувствовал, что вопрос о виновности его жены, мучивший его эти последние сутки, был окончательно и несомненно решен утвердительно».

Обратите внимание на то, насколько Пьер неадекватен эмоциональной ситуации. Вначале он внешне как будто равнодушен к ней, почти никак не реагирует на гнусные намеки, но потом неожиданно взрывается. Эмоции — это не то, чем владеет он, а то, что владеет им.

Как видите, он способен потерять власть над собой, когда задеты его очень важные чувства, волна эмоций захлестывает его, управляет им, он перестает контролировать ситуацию. Вспомните, что то же самое характерно и для другого психотипа — СЛИ, у которого также эмоции — в болевом канале. Слабую эмоциональную вовлеченность в контакты с людьми многие представители ИЛИ зачастую компенсируют интеллектуальной игрой, подобной шахматной. Осознание своего умственного превосходства для них — истинное наслаждение.

IV Суггестивный канал ЧС (волевой напор, активность...)

ИЛИ довольно спокойно относится к тем, кто пытается на него «надавить», действовать волевым нажимом. Он не защищается, а, уступая натиску, обещает сделать то, что от него требуют. Если эти требования разумны — он их выполняет в итоге без особого раздражения.

Его собственные волевые качества часто носят полярный характер: одни представители этого психотипа проявляют завидное упорство и целеустремленность, другие — буквально паралич воли. То же может наблюдаться и у одного и того же человека, в одних делах — мощный напор, в других — полная бездеятельность.

Закончим описание характера Пьера Безухова сценой дуэли его с Долоховым. Как произошел сам вызов — читатель уже знает. Как видите, здесь трудно разделить эмоции и волевую сенсорику — происходит явный срыв. Вызов на дуэль тем человеком, у кого волевая сенсорика в ведущем блоке — это хорошо осознанный психический акт, действие хорошо прогнозируемое. Для Пьера же — это тоже срыв, как и его эмоции. В следующем отрывке особенно обратите внимание на слабость и белой сенсорики БС — сенсорики ощущений этого психотипа, Пьеру даже не приходит в голову закрыться от выстрела соперника:

«Вы мне скажите только, как куда ходить и стрелять куда? сказал он, неестественно кротко улыбаясь. Он взял в руки пистолет, стал расспрашивать о способе спуска, так как он до сих пор не держал в руках пистолета, в чем он не хотел сознаться. (...)

Противники имели право, сходясь до барьера, стрелять, когда кто захочет. (...)

При слове три Пьер быстрыми шагами пошел вперед, сбиваясь с протоптанной дорожки и шагая по цельному снегу Пьер держал пистолет, вытянув вперед правую руку, видимо боясь, как бы из этого пистолета не убить самого себя. (...) Пройдя шагов шесть и сбившись с дорожки в снег, Пьер оглянулся под ноги, опять быстро взглянул на Долохова и, потянув пальцем, как его учили, выстрелил. Никак не ожидая такого сильного звука, Пьер вздрогнул от своего выстрела, потом улыбнулся сам своему впечатлению и остановился. Дым, особенно густой от тумана, помешал ему видеть в первое мгновение; но другого выстрела, которого он ожидал, не последовало. Только слышны были торопливые шаги Долохова, и из-под дыма показалась его фигура. Одною рукою он держался за левый бок, другой сжимал опущенный пистолет. Лицо его было бледно. Ростов подбежал и что-то сказал ему.

Не... нет, проговорил сквозь зубы Долохов, нет, не кончено, и, сделав еще несколько падающих, ковыляющих шагов до самой сабли, упал на снег подле нее (...).

Пожалу... начал Долохов, но не мог сразу выговорить... (...) К барьеру! Только десять шагов разделяло их. (...) Он поднял пистолет и стал целиться.

Боком, закройтесь пистолетом, проговорил Несвицкий.

Закг'ойтесь! не выдержав, крикнул даже Денисов своему противнику.

Пьер с кроткой улыбкой сожаления и раскаяния, беспомощно расставив ноги и руки, прямо своей широкой грудью стоял перед Долоховым и грустно смотрел на него. Денисов, Ростов и Несвицкий зажмурились. В одно и то же время они услыхали выстрел и злой крик Долохова.

Мимо! крикнул Долохов и бессильно лег на снег лицом книзу. Пьер схватился за голову и, повернувшись назад, пошел в лес, шагая целиком по снегу и вслух приговаривая непонятные слова.

Глупо... глупо! Смерть... ложь... твердил он, морщась. Несвицкий остановил его и повез домой.

Ростов с Денисовым повезли раненого Долохова».

Читатель, конечно, понимает, что любой сенсорный тип проявил бы гораздо больше осторожности в дуэли, закрыв хотя бы пистолетом свою грудь и повернувшись боком к противнику. Пьер не догадался сделать даже этого.

Здесь нам кажется уместным обратиться еще к одному хорошо известному хрестоматийному герою психотипа ИЛИ — Печорину, описание которого мы находим у М. Ю. Лермонтова в «Герое нашего времени». [М. Ю. Лермонтов. «Герой нашего времени». Из-во «Художественная литература», Москва, 1967.]

Воспользуемся для этого произведением «Княжна Мэри».

Попробуем разобраться с сильными функциями главного героя, Печорина, в том контексте, как это описано Лермонтовым. Достаточно уверенно мы можем говорить о нем как логике. Можно было бы привести много доводов в пользу этого утверждения, но мы ограничимся двумя цитатами, в которых Печорин прямо сам отвечает на этот вопрос.

«Я смеюсь над всем на свете, особенно над чувствами..».

«Страсти не что иное, как идеи при первом своем развитии: они принадлежность юности сердца, и глупец тот, кто думает целую жизнь ими волноваться».

Далее. Трудно сомневаться и в его интровертированности. Печорин ведет дневник, доверяя именно ему свои размышления и наблюдения, в числе тех немногочисленных людей, с кем он ведет доверительные беседы — только Максим Максимыч и доктор Вернер.

Рассматривая альтернативу сенсорика — интуиция, мы, скорее, остановимся на интуитивности этого героя. Большую роль в его жизни занимают раздумья, философствования, предчувствия. И снова прямая цитата по этому поводу:

«Мои предчувствия меня никогда не обманывали. Нет в мире человека, над которым прошедшее приобретало бы такую власть, как надо мною. Всякое напоминание о минувшей печали или радости болезненно ударяет в мою душу и извлекает из нее все те же звуки... Я глупо создан: ничего не забываю, ничего!»

А вот и прямая подсказка для выбора из двух оставшихся вариантов психотипов: рационального ЛИИ и иррационального ИЛИ. Среди ИЛИ встречаются люди с феноменальной памятью. Конечно, великолепной памятью, в принципе, может обладать и представитель каждого из 16 психотипов, но иногда создается такое впечатление, что у ИЛИ ослаблен вообще механизм забывания, что для них даже бывает и весьма обременительным в каких-то ситуациях.

Внешность героя также свидетельствует в пользу выбора ИЛИ, а не ЛИИ:

«Кто этот господин, у которого такой неприятный тяжелый взгляд?» — спрашивает княжна Мэри Грушницкого о Печорине. ИЛИ — скептик, критик, и, действительно, для него достаточно характерно проявление его скепсиса во взгляде, как будто всегда чем-то недовольном.

И наконец, приведем самое весомое соображение обо всем стиле поведения Печорина. Для него мир — это шахматная доска, на которой он любит передвигать людей, как пешки. Именно таков характер его действий, в частности, как по отношению к Грушницкому, так и по отношению к княжне Мэри. Вот он манипулирует Грушницким:

«Я лгал; но мне хотелось его побесить. У меня врожденная страсть противоречить; целая моя жизнь была только цепь грустных и неудачных противоречий сердцу или рассудку. Присутствие энтузиаста обдает меня крещенским холодом, и я думаю, частые сношения с вялым флегматиком сделали бы из меня страстного мечтателя».

В этой цитате мы находим еще одно, достаточно яркое подтверждение принадлежности Печорина к психотипу ИЛИ. Это — замечание относительно «крещенского холода». Не есть ли это реакция болевой функции этики эмоций Е этого психотипа на излишний энтузиазм, который всегда претит именно представителям ИЛИ?

Вот как началась интрига Печорина против Грушницкого:

«Княжна сказала, что она уверена, что этот молодой человек в солдатской шинели разжалован в солдаты за дуэль...

Надеюсь, вы ее оставили в этом приятном заблуждении...

Разумеется.

Завязка есть! закричал я в восхищении, об развязке этой комедии мы похлопочем. Явно судьба заботится о том, чтоб мне не было скучно...

Я предчувствую, сказал доктор, что бедный Грушницкий будет вашей жертвой...».

И доктор не ошибся. Как помнит читатель, Грушницкий был убит на дуэли Печориным, и всего лишь оттого, что Печорину иначе было скучно.

И та же холодная безжалостность — по отношению к юной и прелестной княжне Мэри. Та же игра, как будто перед ним не живой человек, а кукла.

Мы уже говорили раньше о том, что слабую эмоциональную вовлеченность в контакты с людьми многие представители ИЛИ любят компенсировать интеллектуальной игрой, подобной шахматной. Осознание своего умственного превосходства для них — истинное наслаждение. Эта сторона психотипа ИЛИ особенно ярко выражена в характере Печорина.

И здесь, конечно же, уместно спросить, а что же общего может быть между Пьером Безуховым и Печориным? Почему мы их относим к одному и тому же психотипу?

Во-первых, потому, что они оба интроверты, логики и интуиты, к тому же — иррациональные. Забегая вперед, можем сказать, что среди представителей одного психотипа могут встречаться разные варианты типов, у которых усилены те или иные функции, поэтому и поведение таких людей может оказаться сильно отличным. Этот вопрос будет достаточно подробно исследован и выяснен в разделе «Дальнейшее развитие юнговской типологии (Уровни выше 16)».






Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 264. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.083 сек.) русская версия | украинская версия