Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭРА ОВНА





Долгожданная Эра Овна не стала зарей Нового Века. Совсем наоборот — она началась с тьмы, наступившей средь бела дня. Это было смертоносное радиоактивное облако от первого применения ядерного оружия в истории Земли. Катастрофа стала кульминацией двухвековой вражды и войн, когда бог шел на бога, народ на народ, и после которой великая шумерская цивилизация, просуществовавшая почти две тысячи лет, лежала в руинах. Население страны значительно сократилось, а его остатки рассеялись по всему свету в результате первой в мире эмиграции. Мардук действительно добился превосходства, однако установленный им новый порядок основывался на новых законах и обычаях, на новой религии и верованиях. Наступила эра упадка науки, когда астрология сменила астрономию и даже понизился статус женщины.

Неужели все должно было случиться именно так? Стали ли эти перемены опустошительными и горькими только потому, что в них участвовали такие амбициозные соперники — потому что ход событий определяли аннунаки, а не люди? Или все это было предопределено судьбой, а сила воздействия — реальная или воображаемая — перехода к новому дому Зодиака настолько велика, что должны рушиться империи, сменяться религии, ниспровергаться законы, обычаи и социальные институты?

Давайте проанализируем запись первого из известных нам переходных периодов. И если мы не получим исчерпывающих ответов на все вопросы, то, по крайней мере, найдем ключи к их пониманию.

По нашим расчетам, это произошло примерно в 2295 году до нашей эры: Мардук покинул Вавилон, направившись сначала в «страну рудников», а затем в другие земли, не названные в месопотамских текстах. Он уехал в уверенности, что инструменты и другие «чудесные вещи», которые он оставил в Вавилоне, будут в целости и сохранности. Но как только Мардук покинул город, Нергал/Эрра нарушил обещание. Просто из любопытства или, возможно, по злому умыслу он проник в Гигуну, тайную комнату, куда Мардук запретил ему входить. Оказавшись внутри, он взял «сияние» комнаты, и вследствие этого, как и предсказывал Мардук, «день превратился в ночь», а на Вавилон и его жителей обрушились неисчислимые беды.

Может быть, это «сияние» было прибором, работающим на ядерной энергии? Об этом можно лишь догадываться, однако нам точно известно, какое разрушительное действие он оказал на Месопотамию. Другие боги были разгневаны поступком Нергала, и даже его отец Энки выразил недовольство и приказал сыну вернуться в свои африканские владения. Нергал подчинился, но перед отъездом разрушил все построенное Мардуком и оставил в Вавилоне своих воинов, чтобы они усмиряли сторонников Мардука.

После того как арену покинули Мардук и Нергал, освободилось место для потомков Энлиля. Первой воспользовалась ситуацией Инанна (Иштар). Она сделала царем Шумера и Аккада внука Саргона Нарамсина («Любимец Сина»), а затем с помощью его армии предприняла серию завоевательных походов. Среди первоочередных ее целей была гигантская посадочная площадка в горах Ливана — огромная платформа Баальбека. Затем она двинулась вдоль побережья Средиземного моря и захватила центр управления миссией в Иерусалиме, а также Иерихон, являвшийся узловой точкой маршрута из Месопотамии на Синайский полуостров. Теперь космопорт на Синайском полуострове перешел под ее контроль. Не удовлетворившись этим, Инанна задумала исполнить свою мечту о владычестве над Египтом — мечту, которая рухнула со смертью Думузи. Направляя и подстрекая Нарамсина, а также снабжая его армию «наводящим ужас оружием», она предприняла вторжение в Египет.

Нергал, считавший ее врагом Мардука, тайно и явно помогал осуществить это вторжение. Однако другие лидеры аннунаков не стали равнодушно смотреть на все это. Инанна не только нарушила границы, установленные соглашением между сторонниками Энлиля и Энки, но также взяла под контроль космопорт, нейтральную священную зону в Четвертом регионе.

В Ниппуре была созвана Ассамблея богов, которая должна была положить конец бесчинствам Инанны. В результате появился указ Энлиля об аресте Инанны и суде над ней. Узнав об этом, Инанна покинула свой храм в Агаде, столице Нарамсина, и скрылась вместе с Нергалом. Из своего далекого убежища она посылала приказы и пророчества Нарамсину, поощряя его к продолжению завоевательных походов и кровопролития. Для противодействия Нарамсину другие боги поручили Нинурте привести верные им войска из соседних горных районов.

Об этих событиях, а также о клятве аннунаков уничтожить Агаде рассказывается в древнем тексте, получившем название «Проклятие Аккаде». Аннунаки исполнили свою клятву, и об этом городе — он был гордостью Саргона и всей династии Аккада — больше никто не слышал.

Относительно непродолжительная эпоха главенства Иштар подошла к концу, и в Месопотамии и соседних землях ее сменил период относительной стабильности и порядка. Власть над страной вновь перешла к Нинурте (именно при нем в Шумере была установлена монархия). Прежде чем разрушить Агаде, Нинурта увез «украшения верховного жречества, царствования венец, знаки власти, престол царственности, дарованные». В это время «центром культа» Нинурты было святилище Гирсу в городе Лагаше. Оттуда Нинурта вылетал на своей «Божественной Черной Птице», чтобы восстановить ирригационные системы и сельское хозяйство в долине между двумя реками, принося людям спокойствие и порядок. Подавая пример непоколебимой верности своей супруге Бау (ее еще называли Гула, то есть «Великая»), которую изображали рядом с ним на портретах (рис. 154), а также сыновней преданности своей матери Нинхурсаг, он пропагандировал принципы высокой морали и справедливости. Для поддержки своих начинаний Нинурта назначал наместников из числа людей; примерно в 2160 году до нашей эры таким наместником был выбран Гудеа.

В Египте после высылки Мардука/Ра, вторжения Нарамсина и выговора Нергалу начался упадок Египтологи называют это столетием хаоса — примерно с 2180 по 2040 год до нашей эры — «первым периодом междуцарствия» в истории Египта. Это была эпоха, когда Древнее Царство с центрами в Мемфисе и Гелиополисе подверглось атакам южных правителей из Фив. Здесь смешались политические, религиозные и хронологические аспекты, а в основе соперничества людей лежала небесная битва между Тельцом и Овном.

 

С самого зарождения египетских династий и религии высшей похвалой великим богам в Египте считалось сравнение их с Небесным Быком. Его земному символу, священному быку Апису (рис. 155а), поклонялись в Гелиополисе и Мемфисе. На некоторых самых древних пиктограммах — таких древних, что сэр Флиндерс Петри («Royal Tombs») относил их к периоду «нулевой династии», — символ Священного Быка изображен на Небесной Лодке, рядом с которой стоит жрец, держащий в руках ритуальные принадлежности (рис. 155б). (Среди рисунков на этой древней табличке, а также на другой, похожей на нее, на которую также ссылается сэр Флиндерс Петри, есть изображение сфинкса, и это неопровержимо доказывает, что сфинкс существовал еще до его предполагаемого сооружения фараоном Четвертой династии Хефреном.) Для быка Аписа в Мемфисе был построен лабиринт — как впоследствии для Минотавра на Крите. В Саккаре в нишах гробницы фараона Второй династии были найдены глиняные головы быков с натуральными рогами; известно также, что фараон Третьей династии Джосер в своей просторной пирамиде в Саккаре проводил специальные церемонии в честь Небесного Быка. Все это происходило во времена Древнего Царства, периода, окончившегося примерно в 2180 году до нашей эры.

Когда жрецы Амона-Ра из Фив начали доминировать в религии и в календаре, на рисунках небесных тел Солнце по-прежнему всходило над Небесным Быком (рис. 156а), однако Небесный Бык уже изображался связанным и удерживаемым. Позже, когда во времена Нового Царства Египет вновь стал единым государством со столицей в Фивах и Амон-Ра занял главенствующее положение, Небесного Быка изображали пронзенным и поверженным (рис. 156b). На небесах и в монументальном искусстве начал доминировать Овен, и богу Ра был присвоен эпитет «Овен Четырех Ветров». Его изображения не должны были оставлять сомнений в том, что он является господином четырех сторон света и четырех регионов Земли (рис. 157).

Где же находился Тот в период Первого Междуцарствия, когда в небесах и на земле Овен и его сторонники сражались с войском Тельца и победили его? Нет никаких свидетельств того, что он пытался восстановить свою власть над раздробленным и повергнутым в хаос Египтом. В это время он, не отказываясь от своих владений в Новом Свете, мог заняться делом, в котором стал специалистом — строительством круглых обсерваторий и обучением местного населения старых и новых земель «тайнам цифр» и знанию календаря. Превращение Стоунхенджа І в Стоунхендж И, а затем в Стоунхендж III было одним из этих грандиозных проектов. Если считать легенды отражением исторических фактов, тогда одна из них, рассказывающая о строителях, прибывших для .строительства мегалитических колец Стоунхенджа, дает основание предположить, что Тот, или Кетцалькоатль, привез с собой помощников из племени ольмеков, которые к тому времени стали самыми искусными каменщиками Центральной Америки.

Кульминацией этих проектов стало приглашение Нинурты прибыть в Лагаш, чтобы помочь спроектировать, сориентировать и построить Энинну, новый храм-пирамиду Нинурты.

Было ли это занятие просто любимым делом или существовала более веская причина активизации связанной с астрономией деятельности?

Анализируя символику храмовой архитектуры шумеров, Беатрис Гофф («Symbols of Prehistoric Mesopotamia») писала о строительстве Энинну: «Это был момент, когда определялась судьба небес и земли». То, что храм был построен по божественному плану и в особый период времени, делает вывод она, являлось «частью предначертаний судьбы, и участие Гудеа тоже предусматривалось этим космическим планом». В конструкции храма рука об руку шли не только искусство и обряды, но также мифология и религия.

Эпоха, приблизительно соответствующая 2200 году до нашей эры, действительно была периодом, «когда определялась судьба небес и земли», поскольку именно тогда Эра Овна должна была сменить Эру Тельца.

Несмотря на то что Мардук/Ра пребывал в изгнании, в сердцах и умах людей началось брожение — боги для достижения своих целей все больше опирались на царей из человеческого рода и их армии. Многие источники указывают, что сын Мардука Набу пересек территории, которые впоследствии стали известны как библейские земли, набирая армию сторонников своего отца. Его имя, Набу, имеет то же значение и происходит от того же глагола, что и термин, которым в Библии называется истинный пророк, Наби — тот, кто получает божественные послания и знаки и передает их людям. Божественные знаки, о которых вел речь Набу, представляли собой перемены на небе — факт, что новый год и другие религиозные праздники приходились уже не на привычные даты. Оружием Набу, с которым он выступил на стороне Мардука, был календарь...

Возникает вопрос: чем же были вызваны все эти споры и разногласия? Дело в том, что даже сегодня невозможно точно определить, когда кончается одна «Эра» и начинается другая. Возможны лишь произвольные, математически точные расчеты: поскольку Великий Прецессионный Цикл из 25 920 лет поделен на двенадцать домов Зодиака, то на каждый дом приходится ровно 2160 лет. Это и есть математическая основа шестидесятеричной системы, отношения 10:6 между божественным и небесным временем. Но поскольку ни один человек, ни один астроном-жрец не наблюдал наступление и окончание очередной Эры — ни одному человеческому существу не суждено прожить 2160 лет, — то этот факт определялся либо божественными откровениями, либо наблюдением за небом. Однако зодиакальные созвездия отличаются по своим размерам, и Солнце пребывает в каждом из них разные по продолжительности промежутки времени. Проблема особенно обостряется в отношении созвездия Овна, поскольку оно занимает меньше 30 градусов небесной дуги, тогда как его соседи Телец и Рыбы простираются дальше положенных 30 градусов. Поэтому при возникновении разногласий некоторые из богов (например, Мардук, которого обучал наукам его отец Энки, или Набу) могут заявить: 2160 лет прошли, и время перехода наступило. Однако другие (такие, как Нинурта или Тот) возразят им: взгляните на небо — где вы видите перемены?

История показывает — это подтверждается древними текстами и археологическими находками, — что это тактика приносила плоды, по крайней мере, некоторое время. Мардук пребывал в ссылке, а в Месопотамии воцарилось спокойствие, и войска горных племен могли уйти. Лагаш, который на протяжении «девяносто одного года и сорока дней» (как утверждают древние записи) был местом расположения штаба, получил возможность стать гражданским городом и центром поклонения Нинурте. В 2160 году до нашей эры, в период правления Гудеа, это выразилось в сооружении нового Энинну.

Эра Нинурты длилась около полутора столетий. Потом Нинурта, довольный тем, что ситуация находится под контролем, отправился в дальние края с какой-то важной миссией. В его отсутствие Энлиль назначил своего сына Нанну/Сина надзирать за Шумером и Аккадом, и столицей возрожденной империи стал город Ур, «культовый центр» Нанны/Сина.

В этом назначении просматривались как политические, так и иерархические соображения, поскольку Нанна/Син был «богом Луны» и его возвышение означало, что солнечный календарь Ра/Мардука должен уступить место солнечно-лунному календарю Ниппура — как в религиозном, так и в политическом плане. Для обеспечения этого перехода из храма в Ниппуре в город Ур отправили жреца, который должен был играть роль связного. Жреца звали Фарра, и с ним был десятилетний сын Аврам.

Это произошло, по нашим оценкам, в 2113 году до нашей эры.

Прибытие Фарры и его семьи в Ур совпало с началом эпохи пяти правителей, известных как III династия Ура. Следующее столетие стало временем расцвета шумерской цивилизации, и отражением этого расцвета был величественный зиккурат, построенный для Нарры/Сина — грандиозное сооружение, которое хотя и лежит в руинах почти четыре тысячи лет, по-прежнему возвышается над окружающим ландшафтом и поражает своей величиной, прочностью и неординарностью.

Под активным руководством Нанны и его супруги Нингал Шумер достиг новых высот в науке, литературе, градостроительстве, сельском хозяйстве, производстве и торговле. Шумер превратился в житницу библейских земель, его шерсть и ткани считались лучшими, а торговцы самыми известными. Но это был лишь один из аспектов эпохи Нанны. С другой стороны, все его величие и слава определялись Временем — неумолимыми изменениями от одного года к другому, когда Солнце все больше удалялось от дома ГУД.ФННА, «Небесного Быка», и приближалось к КУ.МАЛ, небесному Овну — со всеми вытекающими последствиями.

Даже после того как человечеству были ниспосланы Царство и Жречество, люди знали свое место и свою роль. Боги считались «властителями» — их почитали и им поклонялись. Существовала определенная иерархия, ритуалы и божественные праздники. Боги были строгими и одновременно добрыми, а их решения суровыми, но справедливыми. На протяжении тысячелетий боги следили за благополучием и судьбой рода людского, общаясь с царями при помощи видений и небесных знаков. Но теперь весь этот привычный порядок начинал рушиться, поскольку сами боги были в ссоре, ссылались на различные небесные знамения, меняли календарь, постоянно сталкивали народы друг с другом в «священных» войнах, ссорах и кровопролитиях. И человечество, пребывавшее в растерянности, все чаще начало говорить о «моем боге» и «твоем боге» и даже стало терять доверие к богам.

В этих обстоятельствах Энлиль и Нанна тщательно выбирали первого правителя новой династии. Они остановились на Ур-Намму («радость Ура»), полубоге, матерью которого была богиня Нинсун. Вне всякого сомнения, это был тщательно взвешенный шаг, призванный напомнить людям о славе «былых дней», поскольку Нинсун была матерью знаменитого Гильгамеша, продолжавшего жить в легендах и рисунках. Он был царем Эреха, удостоенным чести видеть и посадочную площадку в горах Ливана, и космопорт на Синае. Выбор еще одного сына Нинсун семь столетий спустя должен был придать уверенность, что эти священные места вновь станут частью шумерского наследства, Землей обетованной.

Назначение Ур-Намура должно было «наставить людей на путь истинный», то есть отвлечь от ложных богов. Эта задача сопровождалась восстановлением и перестройкой храмов по всей стране — за исключением храма Мардука в Вавилоне. Следующая стадия — покорение «дурных городов», где Набу набирал сторонников Мардука. Для этой цели Энлиль снабдил Ур-Намму «божественным оружием», которое было способно истреблять массы мятежников. То, что главной задачей его было укрепление небесного времени Энлиля, становится понятным из древнего текста, в котором излагаются указания Энлиля Ур-Намму по применению этого оружия. Оно должно было, словно бык, сокрушить чужие земли и, подобно льву, преследовать грешников, разрушив города и очистив их от противников богов.

Следовало поддержать Тельца равноденствия и Льва солнцестояния, а все противники должны быть выслежены, повержены и уничтожены.

Однако Ур-Намма, возглавившего военный поход, ждала не победа, а нелепая смерть. Во время сражения его колесница застряла в грязи; царь упал и был раздавлен колесами. Трагедия усугубилась тем, что лодка, на которой его тело везли в Шумер, утонула, и великого царя не смогли даже похоронить.

Когда печальные новости достигли Ура, охваченные скорбью люди отказывались поверить в случившееся. Как могло случиться, что «Господин Нинна не держал Ур-Намму за руку», почему Инанна не закрыла своей божественной рукой его голову, почему Угу не помог ему? Почему Ану не сдержал своего слова? Вне всякого сомнения, это было предательство со стороны великих богов, и произойти такое могло только потому, что Энлиль вероломно нарушил свои обещания.

Трагическая судьба Ур-Намму и сомнения относительно верных Энлилю богов заставили Фарру вместе с семьей переселиться в Харран, город на северо-западе Месопотамии, который служил связующим звеном с народами, проживавшими в Анатолии, то есть хеттами. Очевидно, его начальство считало, что в эти неспокойные времена Харран, храм Нанны/Сина в котором был почти точной копией храма в Уре, будет более подходящим местом для ниппурского отпрыска династии жрецов-царей.

В Уре на престол взошел Шульги, сын Ур-Намму и жрицы, брак с которой был устроен Наиной. Новый правитель сразу же попытался добиться расположения Нинурты, построив для него храм в Ниппуре. Этот шаг имел и практическое значение. Несмотря на мирную миссию Шульги, северные провинции оказывали все большее сопротивление новой власти, и царь вознамерился пригласить «иностранный отряд» войск из Элама, горной страны к юго-востоку от Шумера, которая была владением Нирурты. Используя их для организации военных походов на «города грешников», сам он предавался роскоши и любовным утехам, став «любимцем» Инанны и устраивая пиршества и оргии в Эрехе, в самом храме Ану.

Несмотря на то что в результате военных походов эламитские войска впервые получили доступ на Синайский полуостров и расположенный там космопорт, они не смогли усмирить «мятеж», спровоцированный Набу и Мардуком. На сорок седьмом году своего правления, то есть в 2049 году до нашей эры, Шульги прибегнул к последнему средству: он приказал построить оборонительную стену вдоль западной границы Шумера. Для верных Энлилю богов это было равносильно отказу от ключевых регионов, на которых располагалась посадочная площадка и центр управления миссией. Поэтому на следующий год Энлиль приговорил Шульги к смерти, объявив его «грешником, не выполняющим предписания богов».

Отступление из западных районов страны и смерть Шульги повлекли за собой два события. Как мы узнаем из биографического текста, в котором Мардук объясняет свои поступки и мотивы, именно в этот момент он решил обосноваться поближе к Месопотамии и прибыл на земли хеттов. Вслед за этим было принято решение о переселении Аврама. На протяжении сорока восьми лет правления Шульги Аврам жил в Харране, превратившись из молодого жениха в семидесятипятилетнего лидера, обладавшего разносторонними знаниями и заручившегося военной поддержкой хеттов.

И сказал Господь Авраму:

пойди из земли твоей, от родства твоего

и из дома отца твоего,

в землю, которую Я укажу тебе...

И пошел Аврам, как сказал ему Господь;

Как указано в 12-й главе Книги Бытия, местом назначения были ключевые земли Ханаана; Аврам должен был двигаться как можно быстрее и вместе со своей элитной кавалерией разбить лагерь в Негеве, на границе Ханаана и Синая. Как было показано в одной из моих предыдущих книг, задачей Аврама была защита подходов к космопорту. Он обошел стороной «города грешников» в Ханаане и вскоре добрался до Египта, где с согласия последнего фараона Мемфисской династии пополнил свое войско солдатами и верблюдами. Затем он вернулся в Негев, готовый выполнить свою миссию по защите подходов к космопорту.

Назревавший конфликт разразился на седьмом году правления наследника Шульги Амар-Сина («Избранник Сина»). Даже по современным понятиям это был настоящий международный конфликт, в котором альянс из четырех царей Месопотамии выступил против пяти ханаанских царей. Согласно 14-й главе Книги Бытия наступление возглавлял «Амрафел, царь Сеннаарский», которого долгое время отождествляли с вавилонским царем Хаммурапи. На самом деле — как показали наши исследования — это был шумерский царь Амар-Син, и историю этой войны можно найти и в месопотамских текстах, таких, как таблицы из «собрания Спартоли» в Британском музее. На совпадение с библейскими текстами впервые обратил внимание Теофил Пинчес в 1897 году. Эти таблицы вместе с разрозненными фрагментами, в которых описываются те же события, известны под названием «Тексты Кедорлаомера».

Под знаменами Сина и руководствуясь знамениями Инанны/Иштар объединенная армия — вероятно, самая крупная военная сила в истории Земли — захватывала одну западную провинцию за другой. Вернув Сину все земли между реками Евфрат и Иордан, войска обогнули Мертвое море и избрали своей следующей целью космопорт на Синайском полуострове. Но здесь на их пути оказался Аврам, и они повернули назад, готовые напасть на «города грешников» в Ханаане.

Однако жители Ханаана не стали ждать нападения за стенами городов, а объединились и дали сражение захватчикам в долине Сиддим. И библейский текст, и месопотамские источники говорят о том, что битва не выявила победителя. «Города грешников» не были уничтожены, хотя бегство и последующая гибель двух царей (Содома и Гоморры) привела к захвату трофеев и пленников. Среди пленников из Содома оказался племянник Аврама Лот, и, когда Аврам узнал об этом, его кавалерия бросилась в погоню за захватчиками, догнав чужеземное войско в районе Дамаска (в настоящее время столица Сирии). Лот вместе с другими пленниками и трофеями был отбит у врага и возвращен в Ханаан.

Ханаанские цари, встречавшие Аврама после этой победы, предложили ему возвращенные трофеи в качестве награды. Но Аврам ответил, что не возьмет даже «ремня от обуви». Он объяснил, что действует не из ненависти к союзу царей Месопотамии и не из любви к царям Ханаана, а по велению Бога: «...поднимаю руку мою к Господу Богу Всевышнему, Владыке неба и земли».

Неудачная военная кампания расстроила и смутила Амар-Сина. Повинуясь пророчеству, на следующий год (2040 год до нашей эры) он покинул Ур, отказался от поклонения Нанне/Сину и стал жрецом в Эриду, «культовом центре» Энки. Еще более памятным оказался 2040 год до нашей эры для Египта: там лидер фиванских князей Ментухотеп II, нанес поражение фараонам севера и распространил законы и уставы Амона-Ра на весь Египет, до самой границы с Синаем. Эта победа ознаменовала начало периода, который ученые называют Средним Царством XI и XII династий и который длился до 1790 года до нашей эры. Несмотря на то что в полную силу Эра Овна развернулась в Египте во времена следующего, Нового Царства, победа Фив в 2040 году до нашей эры обозначила закат Эры Тельца на землях Африки.

В исторической перспективе приход Эры Овна выглядит неизбежным, и точно таким же неизбежным он представлялся основным противоборствующим сторонам в те нелегкие времена. В Ханаане Аврам вернулся в свою горную крепость неподалеку от Хеврона. В Шумере новый царь Шу-Син, брат Амар-Сина, укрепил оборонительную стену на западе, стал искать союза с выходцами из Ниппура, которые вместе с Фаррой поселились в Харране, и построил два больших корабля — возможно, на случай вынужденного бегства... В одну из ночей (согласно современному летосчислению, в феврале 2031 года) на территории Шумера наблюдалось лунное затмение, которое посчитали зловещим предвестником «затмения» самого бога Луны. Однако первой жертвой дурного предзнаменования стал Шу-Син — в следующем году он лишился трона.

По мере того как небесное знамение, то есть затмение луны, распространялось по всему ближнему Востоку, царю перестали поступать обычные уверения в преданности от наместников и губернаторов провинций — сначала западных, а затем и восточных. Через год после вступления на престол следующего (и последнего) царя Ура Ибби-Сина отряды с запада, набранные Набу и вдохновляемые Мардуком, столкнулись с наемниками из Элама у границ Месопотамии. В 2026 году внезапно обрываются записи о таможенных поступлениях (на глиняных табличках) в городе Дрехеме, который был главными торговыми воротами Шумера, и это свидетельствует о застое в международной торговле. Сам Шумер оказался в осаде; его территория сокращалась, а население пряталось за оборонительными стенами городов. Ощущалась нехватка продовольствия, а цены на основные товары — ячмень, масло, шерсть — ежемесячно увеличивались в несколько раз.

В отличие от остальных периодов долгой истории Шумера и всей Месопотамии, знамения появлялись необыкновенно часто. Можно приписать это явление человеческой психологии, страху людей перед неизвестным и их попыткам искать поддержки у высших сил и высшего разума. Однако в те времена существовала и реальная причина наблюдать за небом в поисках этих знамений — наступление Эры Овна неумолимо приближалось.

Как сообщают дошедшие до нас тексты того периода, ход земных событий был тесно связан с небесными явлениями, и каждая из сторон усиливавшегося конфликта обращала взор к небесам в ожидании божественных знаков. Поскольку великие аннунаки ассоциировались с определенными небесными телами — с зодиакальными созвездиями и членами Солнечной системы (а также с месяцами года) — особое внимание уделялось движению и положению небесных тел, связанных с главными соперниками. Луна (эквивалент великого бога Ура Нанны/Сина), Солнце (эквивалент сына Нанны Уту/Шамаша), Венера (планета Инанны/Иштар, дочери Нанны), а также планеты Сатурн и Марс (ассоциировавшиеся с Нинуртой и Нергалом) привлекали пристальное внимание в Уре и Ниппуре. В дополнение к этим небесным ассоциациям различные земли шумерской империи связывались с соответствующими зодиакальными созвездиями: Шумер, Аккад и Элам находились под покровительством Тельца, а западные районы — под покровительством Овна. Таким образом, зодиакальные и планетарные связи, иногда дополняемые внешним видом (яркая, тусклая, рогатая и т. д.) Луны, Солнца и планет, могли служить добрыми или недобрыми знаками.

Текст, известный ученым под названием «Текст пророчеств В» и дошедший до нас в копиях оригинальных шумерских записей, сделанных в Ниппуре, иллюстрирует, каким образом небесные знаки воспринимались как пророчества, предвещающие конец света. Таблички с текстом сильно повреждены, но на уцелевших фрагментах можно различить пророчества прихода судьбоносных событий.

Ярко-красный цвет Марса сулил Шумеру и Аккаду неисчислимые бедствия, когда «дочь не пустит мать на порог», а друг будет убивать друга. Сатурн тоже не предвещал ничего хорошего: мужчина предаст мужчину, женщина женщину, храмы разрушатся и наступит ужасный голод.

Некоторые из знамений-пророчеств напрямую связаны с положением планет относительно созвездия Овна. Так, например, если при нахождении Юпитера в созвездии Овна совпадут фазы Венеры и Луны, то наступит конец света: люди начнут продавать своих детей, царь лишится престола, а все царство Элам и его жители будут уничтожены.

В противоположном лагере тоже пристально следили за небесами, ожидая предзнаменований. Один из таких текстов, составленный из фрагментов разрозненных таблиц (в основном хранящихся в Британском музее) благодаря кропотливому труду ученых, представляет собой удивительный автобиографический рассказ Мардука о времени, проведенном в ссылке в мучительном ожидании благоприятных небесных знаков, а также о действиях с целью вернуть себе власть, которая, как он считал, по праву принадлежала ему. В своих «мемуарах» стареющий Мардук раскрывает тайны для следующих поколений. В тексте рассказывается, что Мардук скитался по всей земле, ожидая благоприятного знамения, которое он получил на земле хеттов, прожив там 24 года.

Различные астрономические записи эпохи перехода от Тельца к Овну содержат ключи для понимания знаков, которые могли особенно заинтересовать Мардука.

В этих текстах, а также в так называемых «мифах» Мардук ассоциируется с Юпитером. Нам известно, что после того, как Мардук вернул себе власть и утвердился в Вавилоне в качестве верховного бога, эти тексты (например, «Энума элиш») были переписаны заново, чтобы связать Мардука с Нибиру, родной планетой аннунаков. Однако до этого, как подтверждают все имеющиеся в нашем распоряжении источники, небесным телом, ассоциирующимся с Мардуком, был Юпитер, на что указывает и его эпитет, «Сын Солнца». В этом смысле уместно вспомнить о гипотезе, выдвинутой еще полтора столетия назад: в Вавилоне Юпитер мог играть ту же роль, что Сириус в Египте, то есть синхронизировать календарный цикл.

Мы ссылаемся на цикл лекций, прочитанный в Королевском институте Великобритании в 1822 году (!) «антикваром» Джоном Лэндсиром, который, несмотря на скудные археологические данные того времени, продемонстрировал превосходное знание Древнего мира. Задолго до других ученых — как результат нетрадиционных взглядов — он утверждал, что халдеям было известно о явлении прецессии за тысячи лет до греков. Называя эти древние времена периодом, «когда астрономия была религией» и наоборот, он настаивал, что календарь был связан с зодиакальным домом Тельца и что переход к дому Овна ассоциировался с «загадочным соединением Солнца и Юпитера в знаке Овна в начале великого цикла сложных [небесных] преобразований». Он был убежден, что греческие мифы и легенды, связывающие Зевса/Юпитера с Овном и его золотым руном, отражают именно этот переход. Лэндсир вычислил, что такое определяющее «соединение» Солнца и Юпитера на границе между созвездиями Тельца и Водолея имело место в 2142 году до нашей эры.

Гипотеза о том, что соединение Солнца с Юпитером могло служить предвестником наступления эпохи Овна, была высказана на основе анализа вавилонских астрономических таблиц в серии работ Роберта Брауна под общим названием «Euphratean Stellar Researches», опубликованных в «Proceedings of the Society of Biblical Archeology» в 1893 году. Сосредоточив свое внимание в основном на двух астрономических таблицах (Британский музей, каталожные номера К.2310 и К.2894), Браун пришел к выводу, что на них указано положение звезд, созвездий и планет в небе над Вавилоном в ночь, соответствующую 10 июля 2000 года до нашей эры. Вероятно, в тексте цитировались слова Набу о появлении Юпитера в знаке Овна. На основе этого описания Браун составил «звездную карту», которая показывала сближение Юпитера с самой яркой звездой созвездия Овна (Лулим, известная под своим арабским названием Ха-маль) рядом с точкой весеннего равноденствия, где пересекаются зодиакальные и планетарные траектории (небесный экватор и эклиптика) (рис. 158).

Касаясь перехода от одной эры к другой, как описывалось в месопотамских таблицах, различные ассирологи (в свое время их называли именно так) — например, Франц Ксавье Куглер («Im Bannkreis Babels») — указывали, что переход от Близнецов к Тельцу можно было определить достаточно точно, тогда как переход от Тельца к Овну вычислялся значительно труднее. Куглер был убежден, что весеннее равноденствие, сигнализирующее о наступлении нового года, в 2300 году до нашей эры все еще приходилось на созвездие Тельца, и предполагал, что вавилоняне связывали наступление Нового Века с 2151 годом до нашей эры.

Возможно, совсем не случайно именно эта дата совпадает с важным новшеством в изображении небес на египетских рисунках. В одной из лучших работ по египетской астрономии, «Egyptian Astronomical Texts» О. Нейгебауэра и Ричарда А. Паркера, отмечается, что рисунки с тридцатью шестью «деканами» появились на крышках египетских саркофагов примерно в 2150 году до нашей эры, во время хаоса Первого Междуцарствия, когда началось наступление Фив на север в стремлении подчинить себе Мемфис и Гелиополис и когда Мардук/Ра увидел благоприятные для себя знамения.

По прошествии некоторого времени, когда наступление Эры Овна уже не оспаривалось, изображения на крышках саркофагов — иллюстрацией может служить рисунок из гробницы в окрестностях Фив (рис. 159) — уже явно описывали новую Небесную Эру. Четырехглавый Овен доминирует в четырех углах неба (и на Земле), а Небесный Бык пронзен дротиком или копьем. Двенадцать зодиакальных созвездий, сохранивших шумерский порядок следования и шумерские символы, расположены таким образом, что созвездие Овна находится точно на востоке, то есть в том месте, где Солнце появляется во время равноденствия.

Если благоприятным для Мардука знаком было соединение Солнца и Юпитера в созвездии Овна и если такое соединение произошло в 2142 году до нашей эры, как предположил Джон Лэндсир, это совпадает с арифметически вычисленным (один раз в 2160 лет) зодиакальным переходом. Однако в этом случае действительный переход к дому Овна случился на полтора столетия раньше наблюдаемого смещения весеннего равноденствия в созвездие Овна в 2000 году до нашей эры. Это несовпадение объясняет — по крайней мере, отчасти — споры о том, какие небесные знаки можно было считать истинным предзнаменованием.

Как признает в своих автобиографических записях Мардук, даже знамение, которое указало ему на окончание странствий и на то, что ему следует отправляться в Малую Азию на землю хеттов, случилось за двадцать четыре года до того, как он предпринял следующий шаг. Однако и это, и другие знамения были объектом пристального внимания и клана Энлиля, и хотя во времена правления Ибби-Сина, последнего царя Ура, Овен еще не полностью захватил день наступления нового года в момент весеннего равноденствия, жрецы и прорицатели интерпретировали наблюдаемые знамения как предвестники катастрофического конца. В четвертый год царствования Ибби-Сина (2026 год до нашей эры) оракулы предсказали, что с запада вновь придет тот, кто считает себя Вседержителем. После таких пророчеств шумерские города в пятый год правления Ибби-Сина перестали поставлять жертвенных животных для храма Нанны в Уре. Тогда же оракулы объявили, что «когда придет шестой год, обитатели Ура будут заперты». В следующем, шестом году правления нового царя приметы разрушения и краха стали еще настойчивее, и нападению подверглась сама Месопотамия, сердце Шумера и Аккада. Древние надписи свидетельствуют, что «враги с запада вторглись на равнину, в самое сердце страны, и захватывали крепости, одну за другой».

На двадцать четвертый год пребывания в землях хеттов Мардук получил еще одно знамение. Дни его ссылки закончились, и он направился в Вавилон, чтобы восстановить свою вечную обитель, храм Эсагиль. Частично поврежденная табличка описывает путь Мардука из Анатолии в Вавилон: сначала он двинулся на юг, в Хаму (библейский Хамат), а затем пересек Евфрат в районе Мари. Мардук действительно — как и предсказывали знамения — возвращался с запада.

Это был 2024 год до нашей эры.

В своих автобиографических мемуарах Мардук вспоминает, что рассчитывал на триумфальное возвращение в Вавилон, на начало новой эры благополучия и процветания для его граждан. Он планировал утверждение новой династии царей и предвидел, что первой задачей нового правителя станет восстановление Эсагиля, храма-зиккурата в Вавилоне, согласно новому «плану Неба и Земли» — то есть в соответствии с новой Эрой Овна.

Вне всякого сомнения, Мардук был знаком с убранством храма-зиккурата Нинурты в Лагаше и рассчитывал, что его собственный новый храм Эсагиль («дом Великих Богов») будет богато украшен драгоценными металлами. А когда строительство завершится, астрономы-священники поднимутся на ступени зиккурата и «обозреют небеса», подтвердив принадлежащее ему по праву верховенство.

Когда в конце концов началось строительство Эсагиля, он возводился в соответствии с очень подробным и точным планом: ориентация и различные ступени зиккурата были такими, что его верхушка смотрела прямо на звезду Ику (рис. 33), самую яркую звезду в созвездии Овна.

Однако амбициозным планам Мардука было суждено воплотиться далеко не везде. В тот же год, когда он начал свой поход на Вавилон во главе войска западных народов, собранного Набу, на Ближнем Востоке разразилась самая ужасная катастрофа древности — ничего подобного ни человечество, ни Земля еще не переживали.

Мардук думал, что предзнаменования очевидны и поэтому боги и люди без особого сопротивления примут его претензии на верховенство. В своих воспоминаниях он писал, что призвал всех богов подчиниться ему, а всех людей приносить дань в Вавилон. Однако ответом ему была тактика выжженной земли: противники начали уничтожать и посевы, и скот. Наступление получилось жестоким и кровавым. «Брат шел на брата, друзья убивали друзей, трупы мешали пройти». Страна превратилась в пустыню, дикие животные пожирали людей, стаи собак могли растерзать человека до смерти.

По мере того, как наступление сторонников Мардука продолжалось, участились случаи осквернения храмов и святилищ других богов. Ужаснейшим святотатством было разрушение храма Энлиля в Ниппуре, который до этого был почитаемым религиозным центром для всех народов. Узнав, что мятежники не пощадили даже святая святых, Энлиль поспешил в Месопотамию. Он спустился с небес «в сиянии, подобном молнии», а впереди него шли боги в богатых одеждах. Увидев, что случилось, Энлиль решил принять меры против Вавилона. Он дал поручение Нинурте и Нергалу захватить Набу и доставить его на Совет Богов. Но они обнаружили, что Набу покинул свой храм в Борсиппе на берегу Евфрата и прятался среди своих сторонников в Ханаане и на берегу Средиземного моря.

Собравшись на Совет, руководители аннунаков стали думать, что делать дальше, и обсуждение это продолжалось «день и ночь без перерыва». Только Энки высказался в защиту своего сына. Зачем нужно сопротивляться, спросил он, если люди поддержали возвышение Мардука. Он осудил Нергала за действия против брата, но Нергал возразил, что небесные знамения были неправильно интерпретированы. Он предложил, чтобы Шамаш, бог Солнца, и Нанна, бог Луны, еще раз проанализировали небесные знамения и рассказали о них людям. Говоря о звезде, чья идентичность вызывала споры, Нергал заявил, что среди звезд на небесах видел мерцающую «лисью звезду». Он рассказывал и о других знамениях — «ослепительных звездах, несущих меч», то есть о прочерчивающих небеса кометах. Он хотел знать, что сулят эти небесные знаки.

Спор между Энки и Нергалом становился все ожесточеннее, и Нергал в припадке гнева заявил, что необходимо использовать «то, что окружено сияющим покровом» и таким образом истребить грешников. Нет иного способа остановить Мардука и Набу, кроме как использовать «ужасных семь орудий», которые были спрятаны где-то в Африке, в месте, известном только ему. Это оружие способно превратить землю в пыль, «поднять на воздух» города, «вспенить» море, уничтожая всех его обитателей и «превращать людей в пар». Описание этого оружия и последствий его применения не оставляет сомнений в том, что имелось в виду ядерное оружие.

Инанна напомнила богам, что нужно торопиться, потому что времени остается все меньше, а также посоветовала продолжить обсуждение в ограниченном составе, чтобы план компании не стал известен Мардуку (вероятно, в возможном предательстве подозревался Энки). В уединении храма Эмеслам слово взял Нинурта. Он сказал, что время дискуссий закончилось, и потребовал, чтобы ему разрешили действовать.

Жребий был брошен.

Из всех дошедших до нас текстов, описывающих последовавшие за этим решением события, самым значительным и самым неповрежденным является «Миф об Эрре». В нем подробно приводятся аргументы в споре и опасения относительно возможного захвата Мардуком космопорта и его инфраструктуры. Дополнительные детали можно найти в «Текстах Кедорлаомера» и надписях на различных клинописных табличках. Все они описывают роковой конфликт, о кульминации которого мы можем прочесть в главах 18 и 19 Книги Бытия: «ниспровержение» Содома и Гоморры, а также «всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастания земли».

Однако уничтожение «городов грешников» имело лишь второстепенное значение. Основной целью удара был космопорт на Синайском полуострове. Как свидетельствует месопотамский текст, Нинурта и Нергал стерли с лица земли все, что находилось на этом месте, превратив его в пустыню. Это произошло в 2024 году до нашей эры. Свидетельства катастрофы можно найти и четыре тысячи лет спустя — это огромная впадина в центре Синая и следы разломов, а также огромное пространство вокруг, покрытое черными камнями, и следы радиации на юге Мертвого моря.

Последствия ядерного удара оказались очень серьезными. Несмотря на то что сами вспышки взрывов не были видны, а колебания земли и не ощущались в Месопотамии, попытка спасти Шумер, его богов и его культуру имела обратный эффект и привела к уничтожению шумерской цивилизации.

Ужасный конец Шумера и его крупных городов описан в многочисленных «плачах», длинных поэмах, в которых оплакивается уничтожение Ура, Ниппура, Урука, Эриду и других городов, известных и не очень. Бедствия, обрушившиеся на богатые и цветущие земли, подробно перечислены в длиной поэме «Плач о разрушении Ура», состоящей из 440 строф. Процитируем лишь некоторые из них:

Люди, как черепки, на улицах лежали;

высокие ворота, через которые

они проехать собирались,

мертвые тела загромоздили;

на площадях, куда на праздник народ сходился,

бездыханные тела лежали в беспорядке;

все улицы, по которым они проехать собирались,

загромоздили мертвые тела;

и там, где прежде пировал народ,

грудами лежали люди.

В житницах Наины не стало зерна

Не слышно веселья богов на шумных пирах;

в трапезных залах иссякло вино и мед...

В храмах печи не пекут мяса быков и овец;

в Храме Великом Нанны смолкли все звуки:

в доме божественном, где звучали приказы о быках,

странно и страшно молчанье его...

Ступа и пест без дела скучают...

На кораблях не везут богатых даров...

Людям Ниппура, града Энлиля-царя,

хлеба не станет.

Реки берега опустели,

по водам ее ладья ни одна не пройдет...

Траву берегов нога не примет человека;

все зарастает вокруг.

Долгое время ученые придерживались мнения, что различные «плачи» рассказывают о действительно имевших место, но не связанных между собой случаях разрушения шумерских городов захватчиками с запада, востока и севера. В одной из предыдущих книг мы высказали предположение, что все тексты имеют отношение к одной катастрофе, разразившейся на всей территории страны, к неожиданному страшному бедствию, от которого было невозможно ни защититься, ни спрятаться. В настоящее время эта теория одной внезапной и ужасающей катастрофы завоевывает все большее признание среди специалистов, однако связь между этой катастрофой и уничтожением «городов грешников» и космопорта на западе все еще требует доказательств. По нашему мнению, после взрыва на Синае образовался атмосферный вакуум, в результате чего сильнейший вихрь понес радиоактивное облако на восток — в Шумер. • Различные дошедшие до нас тексты, а не только «плачи», описывают и саму катастрофу, и ужасную бурю, «Злобный Ветер», прямо связывая его возникновение с тем памятным днем, когда вблизи средиземноморского побережья произошел ядерный взрыв:

В день тот, когда небеса содрогнулись и земля сотряслась, по земле вихрь пронесся... Когда небеса потемнели, словно тенью покрытые...

В тот день с небес обрушился сильнейший шторм, уничтоживший все живое. Этот «Злобный Ветер» сопровождался нестерпимой жарой. Солнце померкло, а ночью на небе нельзя было увидеть звезды.

Люди, напуганные, едва могли дышать;

Злобный Ветер зажал их в тиски,

дня одного еще он им не даст...

Рты увлажнились кровью,

головы кровью сочатся...

От Злобного Ветра бледнеет лицо.

После того как смертоносное облако двинулось дальше, город превратился в пустыню.

Все опустели города, пустые стоят дома,

Никто по улицам не ходит, никто не бродит по дорогам...

На берегах рек Тигра и Евфрата

лишь чахлые растения росли;

В болотах поднимались вяло камыши,

гнилые на корню...

В садах и городах все умерло,

ничто не прорастает.

Эта несущая смерть буря угрожала даже богам. В «плачах» перечисляются буквально все главные города Шумера, где боги покинули свои обители, храмы и святыни — ив большинстве случаев не вернулись. Некоторые в панике бежали, увидев смертоносное облако. Инанна, поспешившая укрыться в безопасном месте, потом жаловалась, что ей пришлось оставить драгоценности и другое имущество. Однако так было не везде. В Уре Нанна и Нингаль отказались бросить своих сторонников и обратились к великому Энлилю с просьбой сделать все возможное, чтобы предотвратить катастрофу, но Энлиль ответил, что судьба Ура предопределена. Божественная чета пережила кошмарную ночь в Уре, проведя ее в «термитов доме» (подземной комнате) в зиккурате. Утром Нингаль поняла, что Наннар/Син заболел, «поспешно облачилась» и покинула любимый город вместе с больным супругом. В Лагаше, где в отсутствие Нинурты в Гирсу оставалась одна Бау, богиня никак не могла заставить себя уехать. Она медлила, «горько оплакивая священный храм и город». Задержка едва не стоила ей жизни. (Некоторые ученые считают, что следующие строки поэмы, сообщающие о том, что смертоносная буря настигла ее, как простых смертных, указывают, что Бау действительно погибла.)

Пронесшись над Шумером и Аккадом, «Злобный Ветер» коснулся и Эриду, города Энки на юге империи. Энки укрылся от смертоносного облака, но недалеко, чтобы иметь возможность сразу же вернуться в город.

Он увидел, что город погружен в молчание, а на улицах лежат горы трупов. Однако некоторые выжили, и Энки повел их на юг, в пустыню. Это была непригодная для жизни земля, но Энки при помощи своих научных знаний — как Яхве в Синайской пустыне тысячу лет спустя — чудесным образом снабжал водой и пищей «тех, кто был уведен из Эриду».

Судьба распорядилась так, что Вавилон, накрытый северным краем смертоносного облака, пострадал меньше других городов Месопотамии. Предупрежденный отцом, Мардук посоветовал населению покинуть город и поспешить на север. Его слова напоминают приведенное в Библии предупреждение ангелов Лоту: «...не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей». Если кто по каким-либо причинам не мог бежать из города, Мардук советовал им спрятаться под землей: «Войдите в комнату, что под землею, в темноте». После того как «Злобный Ветер» стихнет, они не должны были пользоваться водой и продуктами из города — их могла коснуться рука смерти.

Когда небо, наконец, очистилось, вся южная часть Месопотамии превратилась в пустыню. «Ураган пронесся, смел все с лица земли; он проревел, как вихрь бурный, над землею, и никому спасенья нет... Никто не засевает пашни и зерна не бросает в землю, и на полях не слышно песен... В степи зверей почти не видно, все живые твари извелись...»

Жизнь начала возрождаться лишь через семь лет. При поддержке верных Нинурте отрядов эламитов и гутиан в стране установился относительный порядок, и во главе ее стали правители бывших провинциальных городов Исина и Ларса. И только по прошествии семидесяти лет — ровно столько времени позже потребовалось для восстановления иерусалимского Храма — был заново выстроен храм в Ниппуре. Однако боги, «которые определяли судьбы», то есть Ану и Энлиль, не видели смысла воскрешать прошлое. Энлиль, к которому Нанна/Син обратился с просьбой о возрождении Ура, ответил, что Уру было пожаловано царство — но не вечное.

Мардук победил. Через несколько десятков лет стало явью его видение о царе Вавилона, который признает его верховенство, восстановит город и построит ему зиккурат Эсагиль. После начального периода упадка первая династия Вавилона обрела должное величие и власть. Об этом свидетельствует Хаммурапи:

Когда высокий Анум, царь ануннаков,

и Эллилъ, владыка небес и земли,

определяющий судьбу страны, определили Мардуку,

первейшему сыну Эа, владычество над всеми людьми,

возвеличили его среди игигов,

Вавилон назвали его высоким именем,

сделали его могучим среди частей света

и утвердили в нем вечную царственность,

основание которой прочно, как небеса и земля...

В Египте, не попавшем под воздействие радиоактивного облака, переход к Эре Овна начался после победы выходцев из Фив, когда трон перешел к династиям Среднего Царства. После того, как время празднования нового года, совпадавшее с разливом Нила, было скорректировано в соответствии с новой эрой, гимны Амону-Ра сравнивали его с Овном, «величайшим из небесных созданий».

В эпоху Нового Царства вдоль дорог, ведущих к храмам, были установлены статуи Овна, а в величественном храме Амона-Ра в Карнаке на тайной площадке для наблюдений, которая открывалась в день зимнего солнцестояния, чтобы лучи солнца могли проникнуть в святая святых, была сделана новая надпись. Эта надпись гласила, что данная комната предназначена для наблюдения «за Овном, плывущим по небу».

В Месопотамии медленно, но неуклонно ширилось признание прихода Эры Овна, что нашло свое отражение в изменении календаря и списков небесных светил. В этих списках, которые прежде начинались с Тельца, теперь на первом месте стоял Овен, а рядом с месяцем Нисан, на который приходилось весеннее равноденствие и начало нового года, ставился не знак Тельца, а знак Овна. Примером тому может служить вавилонская астролябия, о которой упоминалось выше (см. рис. 102) в связи с происхождением деления звездного неба на тридцать шесть частей. В ней совершенно определенно указана звезда Ику как небесное тело первого месяца года, то есть нисана. Ику считалась главной звездой созвездия Овна, а ее использующееся и по сей день арабское название Хамалъ переводится как «баран».

На Земле и на небесах наступил Новый Век.

Он продолжался две тысячи лет, и именно в этот период знания о календаре и астрономии халдеи передали грекам. Когда в конце четвертого столетия до нашей эры Александр Великий уверовал — как за 2500 лет до него Гильгамеш — в свое бессмертие, считая своим настоящим отцом египетского бога Амона, он для подтверждения этого факта отправился в пустыню, в священное место на западе Египта. Увидев благоприятные знамения, Александр приказал отчеканить серебряные монеты, где его изображение было украшено рогами Овна (рис. 160).

 

Через несколько столетий Эра Овна закончилась, и на ее место пришла Эра Рыб. Но это, как говорится, уже другая история.






Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 310. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.035 сек.) русская версия | украинская версия