Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭСТЕЛЬ ОСКОРА. Последние ночи мне снился Астени, и это были очень грустные сны




 

Последние ночи мне снился Астени, и это были очень грустные сны. Принц-Лебедь выходил из заснеженного леса, останавливался на залитом лунным светом пригорке и молча смотрел на меня, словно хотел о чем-то попросить и не решался. Он казался усталым и изможденным, словно после долгой болезни или заточения. Иногда эльф поднимал исхудавшую руку, на которой виднелись свежие шрамы – их не было, когда я похоронила его на заросшей шиповником и бересклетом поляне. Что же с ним сталось по ту сторону жизни? Или дело не в Астени, а во мне, и это мне нужен ответ на незаданный вопрос.

Я вспомнила каждый миг, проведенный с отцом Романа, каждое слово, взгляд, вздох. Мне удалось основательно расковырять старую рану, но это было моим единственным достижением. Не помогал и медальон с лебедем, который я продолжала носить. Изящная вещица загадочно мерцала на моей ладони, но сколько я на нее ни смотрела, сколько ни сжимала в руке, озарение на меня не снизошло. Я не могла понять, что нужно Астени, я, готовая на все в память нашей дружбы, оборвавшейся на краю любви!

Раньше мы чувствовали друг друга, хотя Принц-Лебедь был бессмертен и принадлежал Свету, а я вернулась с Порога непонятной тварью, отмеченной печатью старого зла. Роман Ясный и его отец стали моими первыми друзьями в новой жизни, теперь я достаточно сильна, чтобы вернуть хотя бы часть долга. Может быть, синими эльфийскими глазами на меня смотрела моя совесть? Я и впрямь была виновата и перед Рене, и перед Таррой. Я забыла о том, кто я, и позволила себе стать счастливой и глупой, но отпущенное мне время стремительно таяло.

Мы с Эрасти договорились ждать, пока раздосадованные неудачами враги не покажутся во всей своей красе. Сандер разобьет Тартю, как разбил Биллану и Тарску, и тогда за дело возьмутся ордена, а затем и те, кто накачивает их силой и злобой. Женщина с Оленем в Мире Обмана могла быть либо самой Циалой, во что я не верила, либо кем-то, занявшим ее место. Сестры – враги Александра, они сделают все, чтоб не допустить его возвращения. Если у них не выйдет, на помощь придет хозяйка Оленя, и тут без меня вряд ли обойдется. А еще была четверка, свершившая Непростимые Грехи, и тот, невысокий и грустный, сожалеющий о всеобщей скверне. Его милосердие для Тарры страшнее ненависти всех богов Света и демонов Тьмы, в этом я была уверена так же, как в своем имени и своей любви. Но чего все же хотел Астени?

Я старалась успокоиться, но это у меня никогда не получалось. Валять дурака и лгать в глаза близким, чтоб они не переживали, я умела отменно, но схватить под уздцы свои чувства и не показывать их другим – не одно и то же. Мое сердце было не на месте, я знала, что должна немедленно куда-то мчаться и что-то делать, но не могла догадаться, что, а Астени возвращался каждую ночь.

Проще всего было вовсе не спать. Мне в моем нынешнем состоянии это было совсем нетрудно, я могла быть человеком и жить, как человек, могла стать зверем, деревом, камнем, могла сохранить женский облик, но отказаться от материального, став не более зависимой от сна, пищи и воды, чем ветер. Я цеплялась за свое старое человеческое естество, потому что любила человека, но делала это для радости, а не для боли. Запретить себе спать – что могло быть проще, но я шла навстречу ночным видениям, потому что Астени приходил не зря. Он пытался достучаться до нас через все преграды, разделившие прошлое и настоящее, я рвалась к нему, но безуспешно. Я кричала – меня не слышали. Я пыталась бежать навстречу – заснеженный холм не приближался ни на волос. Я пускала в ход магию – и просыпалась.

Если б не проклятая тайна и эта ходячая любовь в серой хламиде, я бы попробовала спросить у зеркала или пошла за ответом в Мир Обмана, но рисковать мы с Проклятым не имели права. Нас было всего двое и мы, что бы ни плели про нас церковники, были отнюдь не всесильны. Я могла вновь угодить в жемчужный плен, в прошлый раз меня спасло чудо, даже не чудо, а стечение обстоятельств, которое не могло повториться. Мне оставалось лишь ждать, что я и делала, и ожидание это наверняка было преступлением.

 






Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 156. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия