Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Суббота, 23 июня





Стоимость билетов 15 фунтов стерлингов[7]

 

На нем была изображена танцующая пара, а весь плакат был выполнен в серебристом и розовом цвете.

— Выглядит круто, Эми, — сказала я.

Она села рядом с Меган и украла у той сырную палочку.

Меган шутливо шлепнула ее по запястью.

— Купи себе свой собственный ланч. Такой красивой фигуры я добилась не из-за того, что делилась едой.

— Угощайся ланчем Райана, — сказал Коннор. — Он не против поделиться.

Райан улыбнулся.

— Что смешного? — тихо спросила его я.

Он наклонился ко мне.

— Если я скажу, почему считаю поведение Коннора сволочным, ты просто ответишь, что я не прав и мне только кажется. Но я уверен, что все дело в том, кто с кем пойдет на бал.

— Шептаться некрасиво, — сказал Коннор.

Райан пересекся со мной взглядом. Я пыталась не улыбнуться.

— Билеты уже в продаже, — сказала Эми, утаскивая с тарелки Меган еще одну палочку. — Всем ясно, что мы с Мэттом пойдем вместе. Хотя он меня еще и не пригласил.

— Ты и сама можешь его пригласить, — произнесла я. — Двадцать первый век на дворе. Женщинам не нужно ждать, пока их пригласят.

— Могу, но не обязана.

Мэтт закатил глаза.

— Эми, ты пойдешь со мной на бал?

— С удовольствием, Мэттью. — Она самодовольно улыбнулась. — А что насчет тебя, Эдем? С кем ты пойдешь?

— Не думала еще об этом, — пожала плечами я.

— Да, точно, — закатила глаза Эми. — Все вокруг обсуждали этот вопрос неделями. — Она взяла у Меган еще одну палочку. — С кем ты хочешь пойти, Мегс?

На щеках Меган появились ямочки, когда она улыбнулась.

— Есть кое-кто на уме.

— Меган? — произнесла я.

— Скажу позже, — рассмеялась она.

— А ты, Вестленд? — Эми повернулась к Райану. — Избавишь, наконец, Хлою Мэйсон от страданий?

— Смелости у меня не хватит, — рассмеялся Райан.

Эми легко толкнула его локтем.

— Ты должен пойти. — Она быстро взглянула на меня. — Хлоя — не единственная одиннадцатиклассница, которая расстроится, если ты не пойдешь.

— Когда будет бал? — спросил он, притягивая к себе испачканный жиром плакат.

— Двадцать третьего июня, — ответила Эми.

Глаза Райана заблестели.

— Вообще-то, думаю, что пойду.

* * *

 

— Сохранил для тебя особенное местечко, — с ухмылкой сказал Коннор, передавая мне черный фломастер, и показал на свою грудь.

— Левый сосок? — я скорчила гримасу.

— Свое сердце, — произнес он, хватаясь обеими руками за грудь, и мелодраматично вздохнул. — Ты — мой самый давний друг. Я сидел рядом с тобой в первый день на приеме в школу.

— Самые счастливые дни нашей жизни, — сказала я. — Зачем люди так говорят? Мы что, должны думать, что раз школьные будни закончились, все пошло под откос?

Я сняла с фломастера колпачок и написала на рубашке: «Коннор и Эдем, 2000-2012».

— Я так ясно помню первый школьный день, — сказал Коннор. — Ты пришла с мамой, оставила ее у входа и, взяв головоломку, села за стол. Ты сразу же позабыла о маме, а она стояла там и долго за тобой наблюдала.

Хотела бы я и сама это помнить. У меня не было никаких настоящих воспоминаний о матери, только то, о чем рассказывала мне Миранда, когда мы просматривали старые фотографии.

— Я тебя тоже помню. Ты описался.

— Спасибо, Эдем. Всегда можно положиться на тебя, если хочется вспомнить старые добрые времена.

— Друзья для этого и нужны. — Я вернула ему фломастер. — Твой черед.

Он взглянул на мою рубашку. Практически все белое пространство было заполнено надписями и подписями.

— Тут места нет.

— С внутренней стороны рукава, — сказала я, вывернув руку, чтобы открыть обратную сторону.

Места было немного. Он написал то же, что и я: «Коннор и Эдем, 2000-2012».

— Не очень оригинально, — произнес он. — Но я вдохновлялся одной из лучших.

— Надо запечатлеть момент. — Я вытащила из сумки телефон. — Встань на лестнице, под вывеской.

Он подошел к ступеням и повернулся ко мне. На его лице растянулась широкая, счастливая улыбка, а светлые волосы сияли в солнечном свете.

— Скажи сыр, — сказала я, подняв телефон, и сделала пару снимков.

— Моя очередь, хочу нашу совместную фотку.

Одной рукой он приобнял меня за талию и прижал к себе, а вторую вытянул, держа в ней телефон.

— Пообещай, что удалишь их, если мы получились ужасно.

— Да ни за что. Не наступит время обеда, как они уже будут онлайн.

В сером облаке выхлопных газов на парковку въехал школьный автобус.

— Вот и все, — сказала я.

Сентиментальность угрожала показать свое тошнотворное лицо.

— Нам еще экзамены предстоят, — сказал Коннор.

Я одарила его взглядом.

— И выпускной бал.

— Вот это уже другой разговор. Эта ночь будет веселой.

Коннор поддал землю носком ботинка.

— Ты думала о том, с кем хотела бы пойти?

Я пожала плечами. Наверно, я думала, что меня пригласит Коннор. Как он и сказал, мы дружим уже вечность, и ни у кого из нас нет парня или девушки. Это бы стало милым окончанием двенадцати школьных лет. Я и Коннор: навсегда лучшие друзья.

— Ну, — начала я.

А потом увидела Райана, уверенно шагающего к нам. Его рубашка была покрыта неразборчивыми надписями, а галстук развязан до середины груди.

— Эдем! — крикнул он. — Ты еще не подписала мою рубашку!

— Кажется, на ней места нет, — улыбнулась я.

— Для тебя всегда есть.

Я почувствовала, что краснею.

— Я так понимаю, завтра увидимся, — сказал Коннор.

— На пляже, — ответила я. — Не могу дождаться.

— В каком-то долбанутом смысле я буду скучать по школе, — мягко сказал он.

 

* * *

 

Прилив был высоким и оставил лишь узкую полоску теплого, сухого песка. Мы с Райаном договорились встретиться с остальными на пляже в гавани, на нашем обычном укромном местечке у стены. Все уже были здесь: Эми прятала свою молочную кожу в тени от пляжного зонтика, а остальные ребята разделись до футболок и шортов, греясь на не по сезону теплом апрельском солнце. Первым нас увидел Коннор. Он наблюдал, как мы идем по пляжу по направлению к нему.

— Приехали на автобусе? — спросил он, посмотрев на часы.

— Нас я привез, — ответил Райан.

— У тебя входит в привычку ездить с несовершеннолетними водителями, — пристально посмотрел на меня Коннор.

Райан перевел взгляд с Коннора на меня и обратно.

— Вы ехали по прибрежной дороге или вокруг? — спросил Коннор у Райана.

— По прибрежной. А какая разница?

Коннор натянуто улыбнулся.

— Она тебе не сказала?

Райан дернул плечом.

— Не сказала мне о чем? Как я могу ответить на такой вопрос?

— Замолкни, Коннор, — сказала я. — На автобусе неудобно, а Райан — хороший водитель. И вообще, это мое решение.

— Не спорим, детки, — вмешалась Меган.

Мэтт поднялся на ноги.

— Мы вас двоих дожидались. Прилив высокий и ты знаешь, что это значит.

Я застонала.

— Мы будем прыгать со стены гавани! Первый прыжок года. Ты с нами?

— Вы идите, — сказала я. — Мы придем через минутку.

Мэтт закудахтал, как курица.

— Прилив высокий, Эдем. Безопаснее не станет.

— Дело не только в воде, дело в высоте. И камнях.

— При высоком приливе можно не опасаться камней, — ответил Мэтт. — Тебе просто точно надо знать, куда прыгать. Если посмотришь, куда прыгну я, все будет нормально.

— А если я не прыгну туда же, куда и ты?

Мэтт изобразил, что у него взорвалась голова.

— Тогда конец!

— Вот именно. Так что спасибо, но нет.

Он бросил Райану короткий гидрокостюм.

— Я взял свой запасной, если тебе нужно.

Райан снял куртку и бросил ее на песок.

— Я составлю компанию Эдем.

Четверо моих друзей понеслись к стене гавани. Она возвышалась над водой даже при высоком приливе.

Райан поднял левую руку, чтобы убрать с лица волосы, и рукав его футболки съехал, открыв татуировку на бицепсе. Она представляла собой огромную голубую сферу и белую сферу поменьше, которые покоились на черных ветвях дерева.

— Что значит твоя татуировка? — спросила я.

Он взглянул на нее.

— Это символ. Связано с экологией.

— Было больно?

— Да не очень.

— Можно я посмотрю?

Он протянул руку, и пальцами я дотронулась до татуировки. Я ожидала, что в этом месте кожа на ощупь будет другой, но ошиблась.

— Красиво.

Райан скрыл ее рукавом.

— Спасибо.

— Уверен, что не хочешь пойти с ними? Я не против, посидеть одна.

Он покачал головой.

— Не хочу прыгать со стены. Я хочу побыть с тобой.

— Да?

Он посмотрел на меня с озадаченным выражением лица.

— Да. Ты мне нравишься. С тобой интересно.

Я не чувствовала себя даже отдаленно интересной, когда сидела на пляже, слишком напуганная, чтобы присоединиться к веселью друзей.

— Но ты едва меня знаешь.

Райан рассмеялся в тот момент, когда Меган с криком нырнула со стены гавани. Я наблюдала, как она плывет к берегу. Из опыта я знала, что они повторят прыжок раза четыре, может, пять, прежде чем им надоест, а потом поплывут через залив к Счастливой бухте на противоположном мысе.

— Посвятишь меня? — спросил Райан.

Я посмотрела на него, совершенно растерявшись.

— О чем тебе хочется узнать?

— Обо всем.

Он все еще широко и тепло улыбался мне, своей задорной, дружелюбной улыбкой на грани флирта.

— Потребуется много времени. — Я почувствовала, что краснею.

— Да я не возражаю.

Я легла на песок и прикрыла глаза, наслаждаясь нежной лаской апрельского солнца.

— Все — слишком обширная тема, — сказала я. — Как насчет, задать мне три вопроса.

— Как три желания в сказке?

— Ммм... Именно. А потом я задам три тебе.

— Ладно. Всего три вопроса. Придется подумать над теми, которые действительно значимы. Так что давай начнем с идеального свидания.

— Хороший вопрос.

Я вытянула руки над головой. Никогда не думала об этом. Мое идеальное свидание. Я никогда не была на свиданиях: ни на хороших, ни на плохих.

— Я бы хотела пить охлажденное шампанское и есть теплую, сладкую клубнику, глядя, как солнце скрывается за горизонтом.

Прежде я не пробовала шампанское, но мне нравилось, как все это звучит.

— Очень романтично, — рассмеялся Райан.

— Надеюсь. В смысле, чтобы свидание было идеальным, оно должно быть с тем, кого я люблю.

— И отсюда вытекает мой следующий вопрос. Ты когда-нибудь была влюблена, Эдем?

У меня сердце замерло и от самого вопроса, и от того, как Райан его задал. Уверена, мой румянец расцвел во всей красе — от груди до лба. Я положила ладони на глаза, чтобы прикрыть их от солнечного света и спрятать свое смущение. Я слегка растопырила пальцы, чтобы взглянуть на Райана. Он смотрел на меня, а солнечный свет переплетался с его волосами, подсвечивая лицо.

— Нет, — ответила я, хотя и задумалась, не является ли смесь нервозности и смущения, возникающая каждый раз при виде Райана, одним из симптомов.

С полуулыбкой на лице он удержал мой взгляд.

— Чего ты боишься? — спросил он.

На мгновение мне показалось, что он все еще говорит о любви, но потом я поняла, что это третий вопрос.

— Высоты. Глубины. И упущенных возможностей.

— Упущенных возможностей, — повторил он. — Соглашусь. Ладно, твоя очередь.

Я задумалась на миг, неуверенная в том, что о нем мне хочется узнать прежде всего.

— Самый худший твой поступок? — наконец, спросила я.

Райан медленно выдохнул.

— Ух ты. Прямо с места в карьер. Как насчет спокойного вопроса для разминки, чтобы я расслабился?

— У меня всего лишь три вопроса.

— Мой ответ тебя, скорее всего, разочарует. Я никогда не совершал чего-либо действительно плохого. Наверно, самый худший мой поступок — притвориться тем, кем я не являюсь, чтобы влиться в определенный круг людей.

Я не могла представить Райана, пытающегося влиться в коллектив. От этого он казался уязвимым, что с ним не вязалось.

— Второй вопрос? — спросил он.

— Чем ты хочешь заниматься, когда вырастешь?

— Не знаю, — дернул плечом он. — Скорее всего, чем-то связанным с экологией. С животными или растениями. Изучением экосистем. Защитой уязвимых сред обитания.

— Например, работой в «Проекте Эдем»?

— Кое-чем связанным с Эдемом. Да, — улыбнулся он. — Это было бы идеально.

— Последний вопрос. Твой герой?

— Коннор, — хохотнул Райан.

Я посмотрела на него сквозь пальцы. Разумеется, он смеялся.

— Коннор? — спросила я.

— А почему нет? Он умен, независим и ему плевать на мнение окружающих. И у него есть такой лучший друг, как ты.

— А если серьезно?

— Ладно. У меня нет героев. Я в них не верю.

— Почему не Ганди[8], Нельсон Мандела[9] или Мартин Лютер Кинг[10]? Уж они-то точно сделали побольше Коннора, чтобы добиться твоего признания.

Райан ничего не ответил. Откуда ни возьмись на ум пришли слова Мэтта о том, что Райан никогда не слышал о Гитлере. Я села.

— Ты слышал о Ганди и Манделе?

— Конечно. — Он зарыл пятку в песок и нахмурился.

— И кто они?

Райан взглянул на меня и глубоко вдохнул.

— Я слышал о них. Узнаю имена, но не могу вспомнить, почему они известны.

— Наверно, уроки истории в Нью-Гэмпшире были очень плохими. Чему тебя там учили?

— Ты исчерпала три своих вопроса, — сказал Райан.

— Ответь на этот и можешь задать мне еще один.

— Они учили нас истории Греции и Рима, в основном, и истории открытий и исследований.

— Про Колумба?

Он кивнул.

— Могу я задать свой последний вопрос?

— Давай, — ответила я, ожидая еще одного обычного вопроса о любви и ненависти.

— Что имел в виду Коннор?

— Ты о его выступлении в качестве мистера Здоровье и Безопасность?

Райан кивнул.

Я помедлила. Ненавижу говорить о случившемся. Люди никогда не знают, как ответить.

— Десять лет назад я попала в аварию. Находилась в машине с родителями на пути домой со свадьбы. За рулем был папа. Вероятно, он выпил слишком много. Мы ехали по прибрежному шоссе, и были уже на полпути между Пенпол Коув и Перраном, когда он потерял управление. Машина слетела с дороги прямо в море. — Я показала на мыс, находящийся через залив от гавани. — Вот там все и произошло. Место называется Счастливая бухта. Мои родители утонули.

Райан промолчал, но позже днем по пути домой я заметила, что ради разнообразия он ехал со скоростью намного меньше предельно допустимой.

 






Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 237. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия