Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Управленческие решения




Алиса Гендусян прислонилась к двери кабинета, где должен был пройти менеджмент, и недовольно пробурчала:

— Ну и сколько мы тут обязаны стоять? — Девушка приподняла ногу и поправила кружевной чулок.

Староста похвалила ее очередное приобретение, а затем полушепотом спросила у собравшихся девчонок:

— Видели сегодня Валерия Игнатьевича?

Все отрицательно покачали головами, и тогда староста группы еще тише произнесла:

— Девчонки с четвертого курса сказали, что он странный сегодня.

— Как это? — скривила губы Алиса. — Забыл надеть галстук? — Она хихикнула и, закатив глаза, простонала: — Ну где этот ло-о-ох?

Пронеслись сдавленные вздохи девочек, раздался голос преподавателя:

— Меня потеряли?

Катя вместе с другими одногруппницами обернулась.

Валерий Игнатьевич постукивал пальцами по журналу и в упор смотрел на Алису. На нем был идеально отглаженный черный костюм, черная рубашка, а на шее повязан алый галстук — с самой настоящей золотой булавкой. Черные волосы, обычно уложенные на прямой пробор — а-ля Ди Каприо, с затонувшего «Титаника», сегодня преподаватель зачесал назад. Куда-то делся вечно помятый несобранный мужчина, и его место занял какой-то абсолютно другой.

Алиса посторонилась, Валерий Игнатьевич подошел к двери, с первого раза попал ключом в замочную скважину и распахнул дверь. Замок у этого кабинета всегда заедало, бывало, преподаватели по минут десять тщетно крутили ключ.

Девочки, пораженно переглядываясь, одна за другой проходили в кабинет. Преподаватель наблюдал за этим процессом, чего никогда прежде не делал.

Катя одна из последних подошла к двери, хотела быстро юркнуть в кабинет, но зачем-то подняла голову и встретила взгляд Валерия Игнатьевича. Девушка с изумленно приоткрытым ртом застыла на месте. На нее холодно смотрели голубые глаза.

— Тебе нужно особое приглашение? — неприятно улыбнулся преподаватель.

Под его пристальным взглядом Катя попятилась. Она могла поклясться на Библии, что еще вчера его глаза были темно-карими.

— Куда собралась? — Брови Валерия Игнатьевича сошлись на переносице.

Девушка сделала еще один шаг назад, но преподаватель неожиданно сократил между ними расстояние и с такой силой втолкнул ее в кабинет, что она проехалась от двери на скользких подошвах туфель до учительского стола и врезалась в него.

А Валерий Игнатьевич как ни в чем не бывало закрыл дверь и порекомендовал:

— Присаживайтесь, Катерина. Начнем!

Катя прошлась до своего места и опустилась на стул. Преподаватель по основам менеджмента никогда не славился хорошим отношением к девушкам, но единственное, где он демонстрировал свою нелюбовь, это на экзаменах.

Не менее шокированные его поведением одногруппницы перешептывались и переглядывались.

Преподаватель тем временем взял длинную тонкую указку, присел на край своего стола и спросил:

— Что изучаем?

Кончик указки ткнулся в плечо Алисы.

— Ты, отвечай.

Девушка встрепенулась:

— Не знаю, что вы изучаете, а мы основы менеджмента, так, на всякий случай, если вдруг забыли!

Указка резко взметнулась, ударив Алису по носу. Девушка взвизгнула и прижала ладони к лицу.

Валерий Игнатьевич поднялся, подошел к первой парте, где сидела Гендусян, и, нависнув над девушкой, прошипел:

— Смени тон, девочка, а то мы прогуляемся с тобой после урока.

Все напряженно ждали, когда вспыльчивая Алиса пригрозит обнаглевшему преподавателю, но та почему-то смолчала. А Валерий Игнатьевич удовлетворенно улыбнулся и обвел ледяным взглядом всех присутствующих.

— Так что же такое менеджмент?

Никто не изъявил желания ответить, тогда он раскрыл журнал, но даже не посмотрел в него. Указка показала на последнюю парту.

— Ответит Екатерина… — все-таки он опустил взгляд в журнал, — Екатерина Голошина.

Катя ощутила, как от облегчения закружилась голова, и медленно выдохнула.

С соседнего ряда поднялась Екатерина Голошина — полненькая девушка с двумя пышными хвостами. Запинаясь и путаясь, она промямлила определение.

Валерий Игнатьевич досадливо поцокал языком и пренебрежительным жестом приказал девушке сесть на место.

Катя поежилась — указка все так же была направлена на нее, холодный голубой взор змеей скользил по лицу, шее, груди. Девушка чувствовала его, как если бы к ней прикасалось что-то холодное и твердое.

— Кто основоположник научного менеджмента? — задал следующий вопрос преподаватель. Указка дрогнула, но свой курс не поменяла. — Екатерина Милеева, ваша очередь.

Катя не успела и рта раскрыть, как Валерий Игнатьевич воскликнул:

— Два в журнал! Такие элементарные вещи должна знать каждая из вас!

«Подумаешь, двойка, не смертельно», — решила Катя. Но не тут-то было, преподаватель кивнул ей.

— К доске, милочка, расскажи-ка нам про управленческие решения. — Сам же уселся за стол и, как она догадывалась, не без удовольствия вывел ей двойку.

Катя прошла к доске. Ноги едва поднимались, бешеный стук сердца заглушал даже звук шагов, руки вспотели, приходилось вытирать их о плотную ткань юбки. Если когда-то ей и доводилось что-то слышать об управленческих решениях, то сейчас, стоя перед всей группой, под пристальным взором Валерия Игнатьевича, она бы с трудом ответила, какого года рождения ее собственная мать.

— Слушаем, — поторопил преподаватель, продолжая оценивающе разглядывать ее с ног до головы как породистую лошадь.

— Я не готова, — выдавила из себя Катя.

«Пусть хоть десять двоек поставит, только бы отпустил поскорее».

Холодные голубые глаза превратились в раскрошенный лед с острыми краями.

— Глупости, — отчеканил он и, поглядев на притихших девочек, сострил: — Не может же она быть абсолютной пробкой, не так ли?!

К щекам прилил жар, Катя прижала ладони к юбке и, стараясь не смотреть на него, спросила:

— Можно мне сесть на место?

— Конечно-конечно, — разулыбался преподаватель, а когда она сделала неуверенный шаг по направлению к своей парте, добавил: — Но только после того, как ответишь.

Между плотными шторами в класс заглянуло солнце и осветило Валерия Игнатьевича. Катя видела, как он вздрогнул, на миг его лицо исказилось точно от сильной боли, но уже через секунду все было как прежде. Только скулы напряглись и губы сомкнулись плотнее.

— Управленческие решения, — неуверенно начала Катя, — это выбор, который должен сделать руководитель…

Преподаватель снисходительно улыбнулся.

— Зачем?

Девушка опустила глаза; вместо того, чтоб вспоминать прошлые лекции, у нее в голове крутилось: «Как человек может измениться за одну ночь? Как можно стать настолько другим? Почему из всей группы он вызвал именно меня? Что я ему сделала? Почему так странно себя ведет? И эти глаза…»

— Чтобы достичь какой-то цели, — придушенно пробормотала Катя.

— Ну и мямля, — раздраженно наградил он ее. Рука с темными волосками на пальцах протянулась к учебнику по основам менеджмента, и в свете ламп на рукаве черной рубашки блеснула золотая запонка.

— Записывайте, — приказал преподаватель.

Все послушно открыли тетради и вооружились ручками, а Катя по-прежнему стояла возле доски и переминалась с ноги на ногу.

— А ты, — устремился на нее ледяной взгляд, — будешь писать на доске!

Катя молча взяла из коробочки мелок. За все три года обучения в колледже она еще никогда не чувствовала себя такой глупой. Преподаватели знали о ее нелюбови к публичным выступлениям, по мере возможности старались поменьше вызывать, даже сам женоненовисник Валерий Игнатьевич никогда не настаивал. И ей наивно казалось, что она его почти не раздражает, как многие другие девушки из их группы.

«Я сошла с ума», — окончательно уверилась Катя, искоса следя за бесстрастным выражением лица преподавателя. Никак у нее не получалось соединить два образа: прежнего Валерия Игнатьевича — кареглазого, немного рассеянного, абсолютно обычного человека, и нынешнего Валерия Игнатьевича — с холодными голубыми глазами, спокойного, и, казалось, напрочь лишенного сострадания.

— Контроль в менеджменте рассматривается в трех аспектах… — многообещающе начал он, откладывая книгу в сторону, как если бы за те несколько секунд, которые он смотрел в нее, успел выучить наизусть. Прежний Валерий Игнатьевич читал все лекции исключительно по учебнику. Многие даже шутили, что если отобрать у него книжку, он и двух слов по своему предмету сказать не сможет.

— Контроль как деятельность аппарата управления… — спокойно продолжал он.

Новый Валерий Игнатьевич выглядел очень уверенным, и Катя поймала себя на мысли, что не замечала раньше у него столь хорошо поставленного голоса. Девушка писала на доске, но буквы расплывались перед глазами, плясали и растягивались в разные стороны. Звук голоса настойчиво, но мягко утягивал ее куда-то… В голове воцарялась необыкновенная легкость, а тело расслаблялось, проваливаясь в блаженную дрему.

Катя обернулась, чтобы посмотреть на одногруппниц, и не поверила своим глазам. Девушки полулежали на партах и спали.

«Не может быть…» — Мелок выпал у нее из пальцев, стукнулся об пол и раскололся.

— Подойди, — услышала она приказ Валерия Игнатьевича.

Катя неловко повернулась, наступила на мел, хрустнувший под подошвой ее туфли, и приблизилась к столу преподавателя.

Валерий Игнатьевич вертел в руках свои очки в строгой черной оправе с таким видом, как будто больше в них не нуждался.

«Линзы? Может, он в линзах?»

— Какие основные признаки управленческих решений тебе известны? — задал он вопрос, водружая очки на нос.

Глаза не подходили под внешность, точно вырванные у кого-то другого и вставленные по ошибке в новое тело.

— Один из признаков — существование цели, — прошептала девушка.

Она сама не понимала, почему шепчет, но уж точно не потому, что боялась разбудить заснувших одногруппниц.

— Еще, — потребовал преподаватель, поправляя очки указательным пальцем и все так же пристально глядя на нее.

— Наличие альтернатив, — выдохнула она и по выражению его лица поняла — ответ правильный. Преподаватель неподдельно обрадовался, улыбнулся, снял очки. Она чувствовала, как от его ледяного взгляда жжет кожу у нее на груди, где кофта была расстегнута на одну пуговку.

— Верно, — промурлыкал он, — наличие альтернатив.

Их взгляды встретились.

— Прелестно, сама все знаешь.

Пауза затянулась. Катя боялась шелохнуться… или просто не могла. А он все смотрел и смотрел так, словно заглядывал в саму душу и рылся там, как в ящике с документами в поисках нужного ему.

— Так может, следует осторожнее выбирать новых знакомых? — наконец нарушил он тишину.

Девушка перестала дышать. Она не знала, кто перед ней, но мгновенно поняла, о каком идет речь. У нее был только один новый знакомый — таинственный Влад из парка.

— Кто вы? — Она услышала свой сдавленный хрипловатый голос точно со стороны. Все происходящее напомнило ей вдруг дешевый американский ужастик. Стало смешно. Катя сдерживала рвущийся наружу смешок как могла, лицо, шея от напряга покраснели, ей казалось, что в горле образовался пузырь, который вот-вот лопнет и выпустит неуместный смех.

— Кто я? — издевательски переспросил Валерий Игнатьевич и, демонстративно придвинув к ней журнал, ткнул пальцем в графу «преподаватель», где было написано его имя, фамилия и отчество. Голубые глаза сузились, превращаясь в щелочки. — А что, не похож?

Катя молча отступила.

«Бежать, надо бежать», — стучало в мозгу. Она развернулась и бросилась к двери. Та почему-то оказалась распахнутой настежь. До дверного прохода оставался последний шаг, девушка сделала его и со всего маха ударилась лбом о закрытую дверь. В глазах почернело.

 

* * *

 

Катя услышала голос Алисы Гендусян и медленно приоткрыла глаза. Она сидела на полу в коридоре возле стены, обхватив руками сумку, тем временем когда остальные девушки из группы столпились возле дверей кабинета.

— Видели сегодня Валерия Игнатьевича? — спросила у собравшихся староста. Никто не ответил, и она тихо произнесла: — Девчонки с четвертого курса сказали, что он странный сегодня.

Катя изумленно смотрела на стайку одногруппниц, никак не соображая, что происходит. Невыносимо болела голова.

— Как это? Забыл надеть галстук? — раздалось хихиканье Алисы и стон: — Ну где этот ло-о-ох?

Катя напряглась, готовая к тому, что сейчас услышит. И не ошиблась.

— Меня потеряли? — спросил уже знакомый ей голос.

Девушка насилу поднялась.

— Эй, как ты? — до ее плеча дотронулась Екатерина Голошина.

— Все хорошо, — соврала Катя.

Одногруппница не сводила с нее глаз.

«Почему она так смотрит?»

— У тебя кровь на лбу, ты где это так? Сходи в медпункт, — озабоченно сказала Голошина и, не дожидаясь ответа, вслед за другими девушками зашла в кабинет.

Катя прикоснулась ко лбу и сморщилась от боли. Подушечки пальцев окрасились кровью и стали липкими.

В коридоре, кроме нее и преподавателя, облокотившегося на ручку двери, никого не осталось. Он холодно смотрел на нее и улыбался.

Девушка потерла пальцы друг об друга, чтобы избавиться от неприятной липкости. А ее лба словно коснулось легкое перышко, щекоча кожу, тонкой струйкой кровь потекла по переносице.

Валерий Игнатьевич облизнул губы:

— Тебе нужно особое приглашение?

Она следила за тем, как его язык медленно скользит по губам, и собственное тело казалось парализованным. Холодный взгляд не позволял ей шелохнуться, лишая воли и рассудка.

В кабинете на полу белел раскрошенный мел.

— Нужно быть аккуратнее, Екатерина, — негромко произнес преподаватель и резко опустил глаза.

В тот же миг она вновь обрела возможность шевелиться. Катя, не медля ни секунды, развернулась и, не оборачиваясь, быстро побежала по коридору.

 

* * *

 

По шоссе проносились машины: красная, зеленая, синяя, белая, снова синяя, желтая… Влад стоял на тропе, ведущей в парк, и ждал. За спиной поскрипывали осины, с другого конца леса доносились пронзительные крики птиц, в шагах трех, возле голого кустарника, в норке шуршала полевка.

«Неужели не придет? Может, ее задержали на работе? Или она сегодня на нее не пошла? Или что-то случилось? — гадал Влад, тревожно всматриваясь на дорожку, где уже давным-давно должна была появиться девушка. Из-за угла дома один за другим появлялись люди, но все не те. Катя не пришла.

«Она мне ничего не обещала, — напомнил себе молодой человек, переходя через дорогу и устремляясь во дворы. — Посмотрю у торгового центра, а если ее нет, то…» Он давно позабыл, каково это — бегать за девушкой. Каково, когда ждешь, думаешь и уже едва ли не мечтаешь о встрече, а прелестное создание просто не приходит.

«У нее были причины», — убеждал себя Влад, взбегая по ступенькам торгового центра и оглядываясь по сторонам. У стеклянных дверей одиноко стояла курносая девчонка, с которой Катя однажды возвращалась домой, — и больше никого. Молодой человек зашел в сам центр, но уже спустя пару минут вышел на улицу.

Влад втянул в себя холодный воздух и среди сотни запахов знакомого не почувствовал.

«Она уже дома», — понял он и с досадой поддел носком ботинка пивную банку. Молодой человек вздохнул. Сегодня ему особенно хотелось увидеть Катю. Он даже речь приготовил.

«А может ли быть так, что я ей не понравился? Не в ее вкусе, — размышлял Влад, быстро двигаясь вдоль стоянки под ярким светом фонарей. — Мы виделись дважды, а она не сделала ни единого намека, что заинтересовалась. Может, стесняется? Люди, бывает, стесняются… Или влюблена в кого-нибудь давно и безответно». — Последняя мысль ему особенно была неприятна. Он еще до того, как представился девушке, считал ее своей, пусть даже она об этом не подозревала. Ему просто нравилось идти рядом с ней, и не важно, знала она о его присутствии или нет. Нравилось смотреть на нее, такую нежную и хрупкую. Хотелось защищать и оберегать.

Свет в окне ее комнаты не горел. Влад остановился возле огромного тополя и поднял голову. Внутри шевельнулось беспокойство.

«С ней не могло ничего случиться, не могло», — подумал молодой человек, глядя на темное окошко, и сам себе не поверил. Тогда он взобрался по дереву до уровня, где располагалось окно, задернутое плотной шторой. Свет не горел, в комнате было тихо. Некоторое время Влад сидел на ветке, привалившись к могучему стволу, наконец не выдержал и кинул в окно кусочек коры. Подождал, ничего не произошло, кинул еще и еще. Ответом ему была гнетущая тишина, которую резко оборвал короткий звонок.

Влад вынул из кармана мобильник. На экране мигало «Брат». Пришло сообщение, состоящее из пяти слов: «Квартира Анжелики. Купи цветы. Сейчас!»

«Нет», — без раздумий ответил Влад.

Новая эсэмэска от брата пришла мгновенно: «Зря ждешь! И вообще, у нее руки потные — какой конфуз, да?»

Молодой человек поднял глаза от экрана и посмотрел на черное окно. Телефон в руке жалобно хрустнул, серебристые обломки полетели на землю и провалились в снег. Влад прыгнул вниз.

Квартира Анжелики находилась в центре города, примерно в часе езды на транспорте — автобусе и метро.

Влад перепрыгнул оградку. Ему не требовался час… и транспорт тоже.

Цветы он не купил. В двухэтажной квартире с видом из окон на белую от снега Дворцовую площадь сегодня их было и так слишком много.

Влад вдавил кнопку звонка. Дверь распахнула сама именинница. На ней было длинное до пола платье из тонкой золотистой паутины, которая опутывала обнаженное тело, но едва ли его прикрывало. Распущенные прямые волосы жидким золотом струились по правому обнаженному плечу, на левом же по обычаю сидел огромный черный паук. Сиднейский лейкопаутинный убийца — один из самых опасных пауков в мире. Анжелика обнажила в улыбке белоснежные зубы, уголки ярко-красных губ приподнялись, а золотистые ресницы дрогнули над черной бездной глаз.

— Как мило с твоей стороны зайти. — Девушка жестом пригласила следовать за ней и, обернувшись, обронила: — Влад.

Молодой человек шагнул за ней, но не удержался от насмешки:

— Это тебе паучок доложил?

Анжелика пересекла пустынный холл с развешанными по стенам картинами в массивных золотых рамах и остановилась перед двойными дубовыми дверьми. Вряд ли кто-то из посетителей Эрмитажа подозревал, что наипрекраснейшие работы великих художников находятся от дворца всего лишь в нескольких шагах.

— Нет, не паучок, — недобро взглянула на него девушка, — твой брат.

— Ну конечно, как я не догадался? — кивнул Влад. — Когда рядом мой словоохотливый братец — тебе и паук не нужен.

Анжелика сложила руки на обнаженной груди.

— Тебе известно, что я не люблю проблем? — спросила она.

— Кто же их любит?

Изящные брови именинницы сошлись на переносице, но прекрасного лица это не испортило.

— Кажется, ты любишь.

Влад засмеялся.

— Ошибаешься.

Она шагнула к нему и коснулась длинным золотым ногтем щеки.

— Может быть, я и ошибаюсь, но твой брат никогда не ошибается! И он назвал мне имя проблемы. — Острый ноготь спустился по щеке на шею, и девушка выдохнула: — Некто Катя.

Влад отшвырнул белоснежную руку с длинными золотыми ногтями.

— Где этот трепач?

Радушная хозяйка не спешила открывать двери, ведущие в огромную гостиную, и молодой человек не выдержал:

— Это что, ноу хау — отмечать день рождения в коридоре?

Анжелика его не слушала, она поглаживала указательным пальцем паука, беспокойно перебиравшего лапами по ее алебастровой коже. Любимец успокоился, тогда девушка произнесла:

— Проблема Лайонела — это и моя проблема. — Уголки красных губ опустились. — Ненавижу, когда он не в духе!

— Пропусти, — приказал Влад.

Она хотела еще что-то сказать, но двери распахнулись и в проеме возник Лайонел, облаченный в черный фрак. Он приветственно улыбнулся и приподнял бокал с кровавым вином.

Влад не улыбнулся.

Хотя ледяные глаза брата были устремлены на него, обратился Лайонел к девушке:

— Анжи, надеюсь, ты простишь отсутствие у него манер, а заодно и отсутствие подарка.

Паук на алебастровом плече зашевелил лапами. Анжелика задумчиво склонила к нему голову, точно внимала едва различимому голосу, затем метнула гневный взгляд на Лайнела и отчеканила:

— Если прекратишь думать об этой рыжей дряни, это станет для меня подарком от вас обоих! — Девушка, изящно покачивая бедрами, вернулась в гостиную. А Лайонел проводил ее долгим взглядом и пробормотал:

— Ох уж этот мне ее паук. — Он хотел последовать за именинницей, но Влад схватил его за руку.

— Что ты с ней сделал?

— С Анжи? — удивленно вскинул брови Лайонел.

— С Катей! Не прикидывайся, — рассердился Влад.

Брат ухмыльнулся и кивнул на украшенную шариками гостиную.

 







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 57. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия