Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 19. Следующие дни проходят без приключений, что даже немного тревожит




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Следующие дни проходят без приключений, что даже немного тревожит. Первая школьная неделя подходит к концу, и как и предсказывала Кэссиди, мы с Бруно выдвинуты на участие в конкурсе «Король и Королева бала» на вечере встречи выпускников.

Все это ничего, с этим я могу справиться, но вечером, когда я возвращаюсь домой и закрываю глаза, в груди болезненно, мучительно ноет. Время от времени я мимолетно вижу Логана — то на другой стороне улицы, то в другом конце коридора. Но он больше не говорит со мной. Он просто отворачивается.

И пустота в моем сердце начинает медленно наполняться яростью. Ночами я лежу, думая о том, что выскажу ему при встрече. О том, как назову его трусом и лжецом. Но в глубине души я не хочу, чтобы боль проходила. Не хочу разлюбить его. Ведь Логан прав: несмотря на все мое внутреннее сопротивление, я влюбляюсь в Кайла.

Он заезжает за мной около шести. Мама уже ушла на работу, но жаждет потом услышать все подробности вечера. Ну что ж, он начинается.

Открывая дверь, я вижу, что Кайл стоит ко мне спиной, глядя на другую сторону улицы, словно что-то там заметил. На одно сумасшедшее мгновение я думаю, что он увидел Логана, но проследив за его взглядом, никого не вижу.

— Хей, — зову я его.

Он поворачивается и протягивает мне руку. На его ладони лежит маленький синий футляр.

— Что это? — с подозрением спрашиваю я.

Он тихо смеется.

— Подарок. В честь нашего первого официального свидания. Открой.

Меня одолевает любопытство, и, взяв футляр из его рук, я отхожу назад, пропуская Кайла в дом. В футляре лежит жемчужинка на серебряной цепочке.

— Какая красота, — говорю я, глядя на украшение. — Но совсем необязательно было мне что-то дарить.

Кайл берет цепочку из моих пальцев и показывает, чтобы я развернулась.

— Я привез ее с Гавайи. Мы ездили туда прошлым летом с Логаном и его семьей. Мы ныряли там и наткнулись на кусочек дна, усеянный устрицами. Собрали несколько, чтобы съесть, и обнаружили в одной из них это.

Он застегивает цепочку, и жемчужинка ложится прямо в ложбинку на моей шее. Я нежно касаюсь ее, поворачиваюсь к Кайлу лицом и с таким жаром обхватываю его руками, что он чуть не падает назад.

— Спасибо, — шепчу я, сжимая его в объятиях.

Он явно не понимает моего столь эмоционального отклика — да и как он может? — но крепко обнимает меня в ответ, поднимая вверх и отрывая от пола.

Когда он опускает меня на пол, я уже более-менее пришла в себя. Подхватив свой пиджак, я выхожу с Кайлом на улицу.

— Так какое платье ты купила? — спрашивает он меня по дороге.

— О, это сюрприз, — смеюсь я.

Он улыбается.

— А разве мне не нужно знать его цвет, чтобы подобрать себе подходящий костюм?

— Э? — Я таращусь на него так, словно он вдруг заговорил на другом языке.

Кайл ерзает на сидении.

— О. Так было с Дарлой. Она всегда заставляла меня надевать галстук под цвет ее платья.

Это вызывает у меня громкий смех. Отсмеявшись, я поднимаю правую руку.

— Торжественно клянусь никогда, ни при каких обстоятельствах, не заставлять тебя одеваться под цвет моей одежды.

Он качает головой.

— Прости. Я не хотел тебя сравнивать с ней. Я думал, у вас, девчонок, так принято. Кайли от Логана требовала того же. Вот я и решил, что у вас есть какой-то свой собственный свод правил.

— Ты хочешь сказать, он есть у всех девчонок? — хватаю я его за руку. — Боже мой, а я-то и не знала! Как я жила все это время без него?

— О, думаю, ты отлично без него обходилась.

Ухмыльнувшись, я игриво поднимаю плечо к подбородку.

— Ну, сумела же я заполучить тебя, значит, и правда не все потеряно.

На его губах появляется солнечная улыбка.

— Ладно. Слушай, я должна тебя спросить: что, черт возьми, случилось у вас с Дарлой? Как ты и предупреждал, она еще охрененно из-за этого зла.

— Ты и правда хочешь знать?

Я пытаюсь сделать незаинтересованный вид, но с треском проваливаюсь.

— Да. Знаю, что это не мое дело, и ты можешь послать меня с этим и я не обижусь, но просто ты кажешься таким…

— О, я уже начинаю бояться.

— Покладистым. С тобой так легко. Я ДОЛЖНА знать, что она сделала такого, что ты ее бросил. Иначе откуда мне знать, где черта.

— Какая черта?

— Черта, до которой я могу стервозничать и бесшабашничать без боязни тебя потерять.

Кайл неверяще качает головой.

— Поверь мне, я очень сомневаюсь, что ты можешь к ней когда-либо приблизиться. Но если ты действительно так сильно хочешь знать, что случилось, то я скажу, что не хотел быть придурком, просто я осознал, что она не подходит мне. Сердцем почувствовал. Она нравилась мне, и у нас с ней все было хорошо, но я в нее так и не влюбился. И я подумал, что она заслуживает быть с кем-то, кто ее по-настоящему полюбит.

— Погоди, что? Ты бросил ее, потому что не был в нее влюблен?

Он склоняет голову на бок.

— Не только. Я понял, что я никогда ее не полюблю. Она была мне другом. И только. Что это за отношения такие?

Я сижу, уставившись на него, и он с опаской бросает на меня взгляд.

— Что? — спрашивает он.

— Вау. Никогда не слышала ничего более искреннего. Я знала, что ты потрясающий, но сейчас ты одним махом стал идеальным.

Он хрипло смеется.

— Никто не идеален, Зои.

— Я имела в виду не идеальным вообще, а идеальным для меня, — тихо добавляю я.

Мы входим в ресторан «Captain’s Table» — лучший ресторан в городе — рука в руке. Бруно заказал нам столик заранее, избавив нас тем самым от двухчасового ожидания за дверью. Когда мы подходим к нашему угловому столику, на котором в полумраке горит свеча, мое сердце подпрыгивает к горлу. Ужин, уху. Я думала это будет пицца. Тако. Но это… это невероятно романтично. Я этого не ожидала и не уверена, что готова к такому. Через два столика от меня сидит моя соседка, и ее муж пялится на меня, когда я сажусь за столик. За спиной Кайла, в трех столиках от него, ужинает пожилая пара, которой далеко за семьдесят — они указывают на нас и улыбаются легкой снисходительной улыбкой, свойственной только старым людям. Сложив руки на коленях, я нервно щелкаю костяшками пальцев.

— Ты в порядке? — спрашивает Кайл, протягивая мне меню.

Я натягиваю фальшивую улыбку. Ужин здесь, наверное, встанет ему в целую месячную зарплату, так что каким же ужасным человеком нужно быть, чтобы выражать свое недовольство? Что мне всегда нравилось в этом темноволосом парне, так это его достойное поведение. Да, его семья до неприличия богата, да, у него дом размером с футбольное поле. Но у него есть работа, он сам купил себе пикап, и я ничуть не сомневаюсь, что он одевается не в моднейших бутиках, а в ближайшем торговом центре.
Этот ресторан настолько далек от моей комфортной зоны, что меня вот-вот начнет бить нервная дрожь.

— Я никогда здесь раньше не была, — честно отвечаю я.

Кайл робко улыбается мне.

— Да, я и сам здесь нечасто бываю. Но тут очень вкусная еда, и Марио — владелец ресторана — каждый раз, как заезжает к нам, чтобы сменить масло, приглашает меня сюда. Так что я позвонил ему, и он все для нас подготовил.

Я немного расслабляюсь.

— Это здорово.

— Да. У меня прекрасные связи, — смеется он.

— Повезло тебе.

Я смотрю в меню, стараясь не хмуриться на цены. Подходит официант, и мы делаем заказ.

— Итак, — я ставлю локти на стол и кладу подбородок на сцепленные пальцы, — какие у тебя планы после окончания школы?

Прежде чем ответить, он делает глоток воды из бокала.

— Университет. У меня предложения со стипендий от нескольких колледжей. Я склоняюсь к «Вильгельму и Марии»[15].

— Не хочешь далеко уезжать?

— Не знаю еще. Я не тороплюсь с решением.

— Это правильно.

— А ты?

Я откидываюсь на спинку стула.

— Хочу год отдохнуть. Попутешествовать, заняться благотворительной деятельностью. Затем махну в Нью-Йорк. Хочу специализироваться в Антропологии, а непрофильным предметом взять Античные цивилизации.

— То есть, хочешь быть «Расхитительницей гробниц»?

От смеха я чуть не давлюсь водой.

— Не, Индианой Джонсом. Меньше пушек, больше плетей.

— Ты будешь замечательно смотреть с плетью.

— Спасибо.

Краем глаза я замечаю, что ко мне кто-то идет. Это Логан. Увидев, что я смотрю на него, Логан начинает лихорадочно махать рукой, подзывая меня к себе.

— Прости, мне нужно в уборную. Скоро вернусь, — бормочу я, вставая из-за столика.

Отойдя подальше, я цежу сквозь зубы:

— Надеюсь, это что-то важное.

— Важное, — уверяет меня Логан, следуя за мной.

Зайдя в туалет, я облегченно вздыхаю. Слава богу, тут одна кабинка и на двери за спиной есть замок.

— Иди сюда, — шепчу я, и Логан тут же оказывается рядом.

— Что случилось? Ты что-то вспомнил?

Он отрицательно мотает головой.

— Нет. Я был у твоего дома, поглядывал по сторонам. И тут появился Жнец.

— Что ж, хорошо, что меня там не было.

— Нет, ты не понимаешь. Он вышел из машины твоей мамы. Он был с ней.

Я моргаю, пытаясь осмыслить его слова.

— С ней все хорошо? Он пытался?.. Ну, не знаю, забрать ее?

— Нет. Просто прошел с ней в дом. Я последовал за ним. Он зашел в твою комнату и остался там, будто в ожидании тебя. Я сказал ему уходить. Пытался схватить его…

— Это было глупо. Тебе нужно держаться от него подальше, Логан. Без шуток.

— Не в этом суть. Дело в том, что он кое-что сказал.

Я прислоняюсь к раковине.

— Что?

— Он сказал: «Зои».

Мое легкое недовольство за секунду сменяется диким страхом. Я начинаю метаться по туалету, хватаясь за волосы и чуть не сшибая стены.

Почему ему нужна я? Что во мне такого особенного? Ничего не понимаю.

Логан пытается поймать меня, но никак не может стать достаточно телесным, чтобы дотронуться. Я отмахиваюсь от него.

— Нужно убираться отсюда, Зои. Ты должна уехать куда-нибудь, где будешь в безопасности.

Я смотрю на Логана. Судя по его виду, он в такой же панике, как и я.

— Куда? Где я буду в безопасности, Логан? Я не могу спрятаться от чего-то, что проходит сквозь стены и может появиться где угодно и когда угодно.

Затем совершенно жуткая мысль бьет меня как обухом по голове. Мама. Он шел за моей мамой. Что, если он решит, что самый легкий способ добраться до меня — через нее? Что, если он сделает что-нибудь с ней? Я не могу даже…

Я делаю глубокий вдох и медленный выдох. Сжимаю губы.

— Он не будет ничего делать здесь, прилюдно.

— Ты не можешь быть в этом уверена, Зои. Может быть и будет.

Я качаю головой.

— Нет. Если я так сильно ему нужна, он может забрать меня в любое другое время. Что бы ему не было нужно, что бы он не собирался делать, он не будет делать это при всех, в открытую.

Логан закатывает глаза.

— То, что ты хочешь в это верить, не значит, что…

Резко развернувшись, я тыкаю пальцем в его грудь… ну, туда, где она была бы, имей он тело.

— А что ты здесь делаешь вообще? Кажется, все это было слишком тяжело для тебя? Разве ты не решил оставить меня?

Он отступает назад, в его глазах отражаются обида и боль.

— Зои, я никогда тебя не оставлял. Я бы не поступил так. Я просто не мог делать вид, что между нами что-то может быть. Это нечестно по отношению к нам обоим, и ты это прекрасно знаешь.

Я снова тычу пальцем ему в грудь.

— Мне не нужны твои извинения. И не нужно трусливо бросать меня, а потом прибегать спасать, когда тебе это удобно. Оставь меня в покое.

Высказав ему это, я распахиваю дверь и возвращаюсь за наш с Кайлом столик. Я чувствую, что Логан идет за мной, но игнорирую его.

— Нам нужно идти, Зои, — говорит Логан за моей спиной.

Я сажусь, не глядя на него.

— Значит, хочешь год отдохнуть, — продолжает прерванный разговор Кайл. — Куда собираешься поехать? — Он отламывает кусок хлеба и протягивает его мне.

— О. В Турцию. Грецию. Египет.

— Не очень безопасный маршрут, — рассеянно замечает Кайл.

— Это точно, — соглашаюсь я, — но лучше жить полной жизнью, чем сидеть в безопасности, ты так не думаешь?

— Ты говоришь прямо как Логан, — усмехается Кайл.

Я давлюсь содовой, чуть не выплевывая ее ему в лицо, и беру себя в руки, кашляя в салфетку.

— Что ты имеешь в виду?

Кайл обводит зал рукой.

— Так обычно Логан говорил. «Ты тратишь впустую свое время, если не живешь так, словно завтра не будет». Такая у него была философская мысль. И все его философские мысли сходились в одном: либо живи, либо помирай.

Я делаю долгий глоток содовой, жалея, что у нас нет чего покрепче.

— Очень похоже на Логана.

— Уху. И посмотри, куда меня это привело, — тихо говорит Логан.

Кайл глядит в сторону, уголки его губ подрагивают.

— Ты очень скучаешь по нему, да? — спрашиваю я, протягивая через стол руку, чтобы взять его ладонь.

Он кивает, возвращая взгляд ко мне.

— Знаешь, мне кажется, что мне тебя послал Логан.

Вздрогнув, я убираю руку.

— Почему ты так говоришь?

— Да, почему он так говорит? — повторяет мой вопрос Логан.

Кайл качает головой.

— Если я скажу это вслух, это покажется безумием.

Выпрямившись на стуле, я кладу руки на колени и разглаживаю салфетку.

— Не покажется. Я все время ощущаю Логана рядом, — тихо признаюсь я. — Как будто он все еще здесь.

Кайл с нежностью смотрит на меня.

— Когда умер папа, я видела его везде, все время. Я забывала, что его больше нет, открывала свою дверь и ожидала увидеть его. То же самое с Логаном. Иногда я слышу его: как он насмешливо подкалывает меня или говорит не совершать глупости. Не то чтобы я слушалась его, — с полуулыбкой добавляю я.

— Нам когда-нибудь станет легче?

Я качаю головой.

— Однажды я поняла, что смогу продолжать жить дальше, если просто не буду думать об этом. Я очень хорошо научилась ничего не чувствовать. Боль не ушла, просто я в каком-то роде запретила себе помнить о том, что мне больно.

Кайл протягивает руку, и я снова беру его ладонь. Он теплый под моими пальцами, теплый, сильный и живой.

— В тот день в школе, — говорит он, — когда ты улыбнулась и сказала мне «привет», у меня было такое чувство… я не знаю, как это объяснить. Я словно находился в полной темноте. Мне даже с трудом удавалось заставлять себя встать с постели. Я больше не ощущал его рядом. И был очень одинок. А затем, только я уверился, что не справлюсь, в мою жизнь пришла ты. В тот день я собирался уйти из команды. Думал, не смогу больше играть. И вдруг появилась ты, как свет среди кромешной тьмы. И было такое чувство, как будто и Логан рядом, как будто он знал, что я нуждаюсь в тебе и прислал ко мне тебя.

Он качает головой, думая, что все это звучит глупо. Я сжимаю его ладонь.

— Я тоже в это верю. Логан хочет, чтобы мы были друг у друга. Я это знаю. Я это чувствую. Потому что как бы мне не было больно, с тобой эта боль затихает.

— Зои, — напряженно зовет Логан.

Я не могу смотреть на него, не хочу смотреть на него. Потому что если посмотрю, то заплачу. Заплачу, потому что только что поняла, почему он перестал ко мне приходить. Он не оставил меня, он меня отпустил. И ему, наверное, было безумно тяжело это сделать.

— Зои, он здесь.

Я вскидываю голову. В конце зала стоит, глядя на меня, Жнец.

Я цепенею, не зная, что делать. Он не двигается, и я знаю, что никто, кроме нас с Логаном, его не видит. Но если я снова пойду в туалет, Кайл решит, что у меня какие-то проблемы со здоровьем. И я не могу попросить его уйти из ресторана, когда нам еще даже не подали еду. Но что, если Логан прав, и Жнец действительно попытается сделать что-то, прямо здесь. Боже мой, что, если я подавлюсь макаронами и умру?

Я бросаю взгляд на все еще сжимающего мою руку Кайла.

Это убьет его, — осознаю я. Он считает меня каким-то чудом, знаком, посредством которого вселенная показывает ему, что все будет хорошо.

Но я никакое не чудо. Я ужасный человек, использовавший его, чтобы добраться до остальных и покопаться в грязном белье Кайли. Я сглатываю горечь вины.

— Я с этим разберусь, — говорит Логан.

К нам приближается официант с огромным подносом в руке. Я закрываю глаза. Прошептав мое имя, Логан ударяет по подносу рукой, отчего еда разлетается в разные стороны. Спагетти, рыба и овощи падают на нас с Кайлом, заляпывая с головы до ног.

Официант в ужасе. Все посетители в ресторане смотрят на нас, кто-то смеется, кто-то аплодирует. Персонал бросается к нам с полотенцами. Менеджер спешит к нам, предлагая не только извинения, но и бесплатный ужин.

Я смеюсь. Кайл смеется вместе со мной.

— Ничего страшного, — говорю я расстроенному бедняге официанту, искупавшему меня в соусе «Альфредо». — Не волнуйтесь, я это переживу.

Кайл явно испытывает облегчение оттого, что я не злюсь и не устраиваю сцен. Он спокойно берет ваучеры на питание, и мы, все еще смеясь и вытаскивая из волос кусочки еды, идем к его машине. Открыв мне дверцу, Кайл снимает с моей спины длинную макаронину.

— Мне очень жаль, — широко улыбаясь, извиняется он.

— Да ерунда, — пожимаю я одним плечом. — Не ты же перевернул на меня поднос с едой. К тому же, — я снимаю с его головы кусочек семги, — тебе досталось не меньше.

— Это значит, что наше свидание окончено?

— Зои, — предупреждает Логан, его голос по-прежнему напряжен.

— У меня есть идея. Это немного глупо, очень рискованно и слегка незаконно. Согласен на такое? — спрашиваю я, прижимая ладони к его груди.

— А то!

Я залезаю в пикап и шепчу Логану, пока Кайл обходит машину:

— Возвращайся ко мне домой, Логан. Пригляди за мамой.

— Что ты собираешься делать? — требовательно спрашивает он, но Кайл уже садится за руль. Недовольно фыркнув, Логан исчезает, оставляя меня в темноте наедине с моим бедным, заляпанным пищей, бойфрендом.

Кайл вставляет ключ в замок зажигания и заводит мотор.

— Куда едем?

— Знаешь, как добраться до пещер?

Он кивает, и мы трогаемся с места. Пещеры — довольно популярное туристическое место на окраине города. И они полны того единственного, чего не выносит мой дружок в капюшоне. Железа.

 







Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 291. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.037 сек.) русская версия | украинская версия