Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Кафедра ПСИХОЛОГИИ И ФИЛОСОФИИ




По Ф. Джеймисону такие понятия как тревога и отчуждение не уместны бо­лее в мире постмодернизма Это изменение в динамике культурной па­то­ло­гии может «быть охарактеризовано как сдвиг, в результате которого от­чуж­де­ние субъекта замещается его распадением. Эти термины неизбежно на­по­ми­на­ют об одной из наиболее модных в современной гуманитаристике тем — «смер­ти» субъекта — конце автономной буржуазной монады, или эго, или индивидуума и сопутствующего акцента» на децентрации, в виде; ли не­ко­то­ро­го нового нравственного идеала или же эмпирического описания, этого ра­нее центрированного субъекта или души. Из двух возможных версии этой кон­цеп­ции:

· исторической, полагающей, что ранее существовавший цент­ри­ро­ван­ный субъект периода классического капитализма и атомарной семьи сегодня в условиях общества управленческой бюрократии распался;

· более радикальной постструктуралистской (постмодернистской) по­зи­ции, для которой такой субъект никогда и не существовал, но пред­став­лял собою нечто вроде идеологического миража, — Джеймисон явно склоняется к первой. Последняя должна в любом случае принять во внимание что-то вроде «реальности внешнего проявления». Не­об­хо­ди­мо подчеркнуть ту степень, в которой модернистское понятие сти­ля и сопутствующие общественные идеалы художественного или политического авангарда сохраняются или рушатся вместе с этим ста­рым понятием (или опытом) так называемого центрированного субъ­ек­та.

Конец буржуазного эго или монады, несет с собой также и конец пси­хо­па­то­ло­гий этого эго — то, что Джеймисон называл угасанием аффекта. Но это означает — конец стиля, например, в смысле уникального и личного, конец отличительного индивидуального (символизируемого возникающим гос­под­ст­вом механической репродукции). Что касается выражения чувств или эмо­ций, освобождение в современном обществе от прежнего отсутствия цен­нос­тей, свойственного центрированному субъекту, означает также не просто ос­во­бож­де­ние от тревоги, но освобождение «и от всякого другого рода чувства, поскольку в настоящем не существует более Я, чтобы чувствовать Это не зна­чит, что культурная продукция эпохи постмодернизма полностью лишена чувств, скорее эти чувства — что, по Ж.-Ф. Лиотару, может быть лучше и точ­нее названо «интенсивностями» — сейчас текучи и имперсоналъны и имеют тенденцию к подчинению особому виду эйфории.


Заключение

Главный вопрос, насколько эта перспектива постмодернизма уни­вер­саль­на и глобальна и нет ли ей альтернативы? Логически и исторически мы зна­ем, по крайней мере, одну — «свободную индивидуальность как ком­му­нис­ти­чес­кий идеал по К. Марксу. Впрочем, и еще одну: это абсолютный дух (субъ­ект) по Гегелю или по той или иной авраамистской религиозной традиции — в данном случае не важно.

Итак существует три варианта будущего общественного развития: 1) сво­бод­ная индивидуальность; 2) абсолютный дух; 3) безличная глобальная ком­му­ни­ка­ци­он­ная зависимость.

Есть ли это полный спектр вариантов или нет? Логически кажется, что да. Исторически надо надеяться, что нет, т.к. вариант первый — выглядит как уто­пия, вариант второй — как утопия в квадрате, а третий, наоборот, ста­но­вит­ся пугающе реальным и доминирующим. При этом именно глобальная ком­му­ни­ка­ция и PR как ее активная часть говорит и движет теми, кто осо­зна­ет это как собственное стремление, свою субъективность. Это даже не все­ляется в людей, а порождает их, т.е. их активную часть. А они в свою очередь порождают всех остальных (Ж. Де­лез). И когда постмодерн (в лице Ж.-Ф. Лиотара) спрашивает, как мож­но философствовать после Освенцима, то мы знаем ответ.

Этот ответ был дан на Нюренбергском процессе. Каков бы ни был приказ, к чему бы абсолютному Вы не апеллировали — это не освобождает от от­вет­ст­вен­нос­ти (у человека нет «алиби в бытии», говоря словами М. Бахтина) в «здесь-бытии» (dasain М. Хайдеггера) или в бытии-здесь-и-сейчас. Поэтому могут действовать только право, политика, экономика, наука, техника, про­из­вод­ст­во, медицина и образование, что ответственность, а, стало быть, и субъективность, существуют. Причем, последнее может быть и без первого. В этом мы убедились после 11 сентября 2001 года, событий в Ираке и Югославии.

Дело даже не в том, что громадное большинство представителей фи­ло­соф­ско­го постмодерна заняло вполне ангажированную определенную и простую позицию атлантического тоталитаризма. Если вводить специальный термин тотализм как универсальное социальное и духовное господство, и то­та­ли­та­ризм, как первый вид тотализма, реализуемый через прямое директивное под­чи­не­ние, то второй вид — тотализаторизм или тоталиаризм, где тотальное уп­рав­ле­ние, достигается косвенно (невидимая рука) через создание не­об­хо­ди­мо­го ценностно-символического пространства и соответствующих объектов притяжения и формирования внутренних предпочтений, вместе приводящих к нерефлексивной оптимизации поведения индивидов с позиции невидимого ма­ни­пу­ля­то­ра («Фабрика звезд» — есть разновидность этого второго вида тотализма).

Дело, прежде всего, в том, что свою симулятивную, плюралистическую позицию на метауровне они считают единственно правильной и, тем самым, как и вся модель тоталитаристского общества на метауровне обнаруживают эту монистическую основу. А при процессе глобализации вся или почти вся планетарная модель управления в целом оказывается аналогичной. (Конечно, есть немало различий: третьи страны, Киотский протокол и т.п., но в целом этот планетарный монизм прослеживается вполне отчетливо, в том числе и в области массовой культуры и PR.)

 


Литература

 

1. Барт, Р. S/Z / Р. Барт. - М., 2001.

2. Барт, Р. Избр. работы / Р. Барт. - М., 1996.

3. Бодрийяр, Ж. Соблазн / Ж. Бодрийяр. - М., 2000.

4. Бодрийяр, Ж. Система вещей / Ж. Бодрийяр. - М., 1995.

5. Гурко, Е.Н. Деконструкция: тексты и интерпретация / Е.Н. Гурко. - Мн., 2001.

6. Делез, Ж. Различие и повторение / Ж. Делез. - СПб., 1998.

7. Деррида, Ж. О грамматологии / Ж. Деррида. - М., 2000.

8. Делез, Ж., Гваттари, Ф. Что такое философия? / Ж. Делез, Ф. Гваттари. – М., 1998.

9. Деррида, Ж. Письмо и различие / Ж. Деррида. - СПб., 2000.

10. Деррида, Ж. Эссе об имени / Ж. Деррида. - СПб., 1998.

11. Ильин, И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм / И.П. Ильин. - М., 1996.

12. Козловски, П. Культура постмодерна. - Мн., 1997.

13. Лиотар, Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Ж.-Ф. Лиотар. - СПб., 1998.

14. Философия эпохи постмодерна. - Мн., 1996.

15. Фуко, М. Археология знания / М. Фуко. - Киев, 1996.

16. Фуко, М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы / М. Фуко. - М, 1999.

17. Фуко, М. Слова и вещи. Археология и гуманитарных наук / М. Фуко. - М., 1997.

18. Эко, У. Отсутствующая структура: введение в семиологию / У. Эко. - М., 1998.

Кафедра ПСИХОЛОГИИ И ФИЛОСОФИИ

 







Дата добавления: 2015-03-11; просмотров: 1680. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.003 сек.) русская версия | украинская версия