Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Народы Северного Кавказа




Кавказ представляет собой историко-этнографическую облает очень сложную по национальному составу. В свое время арабские географы называли Кавказ «Джабельаль-Суни», что дословно означает «Гора языков». На сравнительно небольшом пространстве Кавказа расселено великое множество народов, различных по численности и говорящих на разных языках. Наряду с крупными нациями, насчитывающими миллионы человек, такими, как азер­байджанцы, грузины и армяне, здесь живут народы, численность которых не превышает нескольких тысяч, например лакцы, аба­зины.

Следует различать Северный Кавказ, включая Дагестан, кото­рый остался в составе России, и Закавказье, где образовались су­веренные государства. У представителей различных этнических общностей, проживающих в этих больших регионах, есть разли­чия в культуре и психологии, но есть и большое сходство.

Северный Кавказ — наиболее сложный в этническом, религи­озном и языковом отношение регион России, включающей в себя большое количество национально-территориальных образований и населенный многими народами. Вместе с тем здесь, в частно­сти, прослеживается большое культурное единство между адыга­ми (адыгейцами, кабардинцами и черкесами), с одной стороны, и между ними и осетинами, балкарцами, карачаевцами, с другой стороны.

Многочисленные народы Дагестана (аварцы, даргинцы, ку­мыки, лакцы, табасараны, ногайцы, рутильцы, агулы и др.) имеют свою самобытную культуру и общие психологические осо­бенности, что позволяет выделить Дагестан в особый регион. К нему примыкают Чечня и Ингушетия, представители которых относятся к вайнахам и имеют много сходного в культуре и пси­хологии.

Определенные общность и своеобразие социально-экономиче­ских, политических и исторических условий развития, образа жиз­ни, культуры привели к формированию типичных черт социально­го и национально-психологического облика представителей Северного Кавказа. Данные этнографических, социально-психологиче­ских и социологических исследований показывают, что они наде­лены:

· высокоразвитым, обостренным чувством национальной гор­дости, самолюбия и самоуважения, большой приверженностью национальным традициям и привычкам, способствующим под­держанию родовой сплоченности и ответственности;

· чертами преимущественно холерического и сангвиниче­ского типов темперамента, взрывной эмоциональностью, по­вышенной чувствительностью к чужим поступкам и суждениям, ярко выраженным стремлением к самовыражению и самопрезен­тации;

· большой самостоятельностью, активностью и инициатив­ностью, упорством и настойчивостью в достижении поставлен­ных целей во всех видах деятельности, особенно в тех, которые индивидуально предпочтительны и выгодны;

· подчеркнутым вниманием и уважением к старшим по возра­сту, социальному положению и должности;

· достаточно высоким образовательным уровнем, хорошей физической подготовкой, относительно слабым знанием русско­го языка;

· стремлением к лидерству среди представителей других этни­ческих общностей и в многонациональных коллективах, а также к образованию многочисленных микрогрупп по земляческому при­знаку.

В условиях повседневной трудовой деятельности и общения с представителями других национальностей у жителей Северного Кавказа заметна тенденция к образованию микрогрупп не только по национальному признаку, но и по принадлежности к корен­ным народам Кавказа вообще. Обладая хорошими организатор­скими способностями, коммуникативными качествами, самосто­ятельностью, они стремятся стать неформальными лидерами в кол­лективах.

В данном случае проявляются особенности воспитания маль­чиков в семьях на Кавказе. С детства они сориентированы на зна­чимость социальной роли мужчины, отца, брата, их с малых лет приучают заботиться о сестрах, даже старших, о младших братьях. В семьях культивируется любовь к младшим, помощь им во всем, что превратилось в национальную особенность и постоянную по­требность. Дети на Кавказе (мальчики в особенности) почти не подвергаются наказаниям, растут самостоятельными в условиях минимума запретов. У всех народов Кавказа популярны нацио­нальные виды борьбы, бокс. Занятия этими видами спорта, а так­же своеобразная народная педагогика с ранних лет формируют сильную волю, постоянную готовность к отпору, активность. Та­кие качества представителей разных народов Северного Кавказа позволяют им довольно быстро адаптироваться к разнообразным условиям жизни и деятельности.

Весьма своеобразно и понимание старшинства на Кавказе. Безо­говорочное уважение и подчинение старшим проявляется диффе­ренцированно. Если жители считают, что те или иные распоряже­ния руководителей других национальностей в многонациональ­ном коллективе задевают их достоинство и самолюбие, не учиты­вают их национальных традиций, то они способны воспротивить­ся выполнению их указаний. Встречая в подобных случаях жест­кую требовательность, решительность и уверенность в действиях своего непосредственного начальства, представители народов Кавказа осознают бесперспективность такого поведения, однако перестраиваются с трудом. Здесь большую роль играют терпение и последовательность в действиях руководителя, его способность найти пути продуктивного взаимодействия со своими подчинен­ными и сослуживцами [120].

Адыгейцы и черкесы— коренные жители Адыгеи и Карачаево-Черкесии, как показывают исследования, отличаются твердым характером, верностью слову, настойчивостью, терпеливостью в достижении поставленных целей, неприхотливостью в быту. Они впечатлительны, кажутся несколько легкомысленными, но вмес­те с тем энергичны и упорны. В межнациональных отношениях с адыгейцами и черкесами необходимы такт, выдержанность, рав­ноправие во взаимодействии и доверительность в общении.

Кабардинцы и балкарцы,жители Кабардино-Балкарии, имеют в своей психологии и культуре много общего и не меньше осо­бенного. Общее объясняется длительностью совместного прожи­вания на одной территории, непосредственного общения и взаи­модействия во всех сферах материальной и духовной жизни. Осо­бенное объясняется разным этническим происхождением. Кабар­динцы ближе к адыгейцам и черкесам, входят в одну с ними группу адыгов. Балкарцы — результат слияния аланов с тюркскими пле­менами.

Национально-психологические особенности кабардинцев выгля­дят более динамичными и менее устойчивыми. У балкарцев они бо­лее консервативны в силу того, что их сознание постоянно настрое­но главным образом на восприятие и осмысливание окружающего мира в соответствии со своими национальными установками.

У кабардинцев в меньшей степени, чем у балкарцев, проявля­ется предрасположенность к национально своеобразному прояв­лению чувств, динамики и характера поведения, взаимодействия, общения. Зачастую они отходят от национальных стандартов. Вот почему им свойственна преимущественная ориентация на интер­национальные ценности, они легче ассимилируются среди других народов. Балкарцы же по сравнению с кабардинцами в большей мере сохраняют свое национальное своеобразие.

Кабардинцы склонны проявлять независимость в своих дей­ствиях и поступках. Балкарцам же, наоборот, свойственны кон­формное поведение, подчинение групповому давлению.

Потребность в общении у кабардинцев реализуется свободнее и конкретнее.

У балкарцев прослеживается более высокая потребность в до­стижениях, что можно связать с такими их психологическими ка­чествами, как упорство, отчетливое стремление к успеху, само­уверенность.

Представители дагестанских народовочень самобытны, впе­чатлительны, смелы, обладают хорошими организаторскими спо­собностями. По свидетельству социологов и социальных психоло­гов, они с лучшей стороны зарекомендовали себя в деятельности в экстремальных условиях. Трудовую деятельность они любят, им нравятся практические действия с техникой. Большинство из них слабо знают русский язык, в многонациональных коллективах держатся независимо. В их среде очень сильны родоплеменные связи.

На первых порах в трудовом коллективе для представителей дагестанских народов характерны замкнутость, скованность в об­щении с сослуживцами, настороженность в поведении. Находясь в составе многонационального коллектива, они уделяют очень мало внимания его общественно-политической жизни. В сфере межлич­ностных отношений не стремятся занимать лидирующее положение, характеризуются при соответствующих условиях общитель­ностью и веселым нравом.

У большинства дагестанцев высоко развито чувство нацио­нального достоинства и чести. В сельских районах сохранились любовь к холодному оружию, обычай кровной мести. У них от­носительно низкий по сравнению с представителями других на­родов Кавказа общеобразовательный уровень. Часто они очень религиозны.

Чеченцытрадиционно проживали в горных районах северного склона восточной части Большого Кавказского хребта, а с XIX в. также в долине реки Терек. В своем историческом развитии чечен­цы вместе с ингушами перешагнули феодальный этап развития общественной жизни и почти не знали рабства, поэтому клано­вые и родовые отношения, составляющие основу их общества, до сих пор находятся в полном расцвете.

У чеченского народа ярко выражено чувство родового кол­лективизма. Его представители всегда ощущают себя частью се­мьи, рода (тейпа). Причем внутриродовые связи здесь часто бо­лее тесны, чем у других этнических общностей. Чеченцы поддер­живают отношения с родственниками до пятого колена. При этом чувство принадлежности к тейпу преобладает над национальной принадлежностью. Члены рода связаны кровным родством по отцовской линии, пользуются одинаковыми личными правами. Свобода, равенство и братство в нем составляют главный смысл существования.

Малочисленные чеченские тейпы жили окруженные более силь­ными соседями. Отсутствие сложных форм государственности у че­ченцев сильно повлияло на сплоченность тейпов. Строго оберега­лись законность происхождения и права членов рода, поддержи­вать славу и могущество которого каждый его представитель считал своей личной обязанностью. От тейпа же, в свою очередь, зависела безопасность каждого индивида, потому что оскорбление или убий­ство любого члена рода не оставалось безнаказанным. В то же время каждый человек должен согласовывать свои поступки с интереса­ми рода, так как за его ошибку приходилось отвечать и его род­ственникам. Это положение породило такие пережитки патриар­хально-родовой морали, как недозволенность жаловаться в государственные органы, прибегать к их защите от обидчиков.

Роль тейпов в жизни современного чеченского общества нельзя преуменьшить и по следующим причинам: а) за каждым тейпом стоят вооруженные формирования, которые хорошо оснащены, организованны, дисциплинированны и в своих действиях подчи­няются лишь родовым авторитетам; б) столкновения тейпов во многом определяют причины противостояния различных струк­тур власти в Чечне.

У чеченцев множество стереотипов поведения во всех областях жизнедеятельности. Эти стереотипы базируются на строгом со­блюдении национальных традиций и обычаев. Для основной час­ти чеченцев приверженность традициям носит гипертрофирован­ный характер, что объясняется и их своеобразным воспитанием.

Ребенка-чеченца с самых ранних лет приучают к правилам гор­ского этикета, незнание которых строго карается. Обучение про­исходит не в форме нотации, что для ребенка неприемлемо, а с помощью наглядных примеров. Осуждение или одобрение поступ­ка, совершенного юношей, молодым человеком или мужчиной, происходит в присутствии ребенка, чтобы тот слышал и запоми­нал, за что могут публично наказать или, наоборот, похвалить. Ребенку как бы самому приходится оценивать различные ситуа­ции. Таким образом у него вырабатываются такт, поведенческое чутье, принятие этикета, а не бездумное его заучивание.

Существенной особенностью национальной психологии чечен­цев выступает осознание правомерности любых, даже самых жес­токих, действий в качестве возмездия за свое оскорбленное достоинство, жизнь и честь родственников (обычай кровной мести). Неотмщение за родственника позором ложилось на весь род. Обы­чай кровной мести был вызван объективной исторической реальностью жизни народа в условиях постоянных межтейповых и внеш­них войн. Неспособность отомстить за убийство или оскорбление родственника говорила о слабости рода и тем самым подвергала его опасности нападения. Личностным фактором выступали тут и впечатлительность, и эмоциональная горячность чеченцев. Сюда же надо прибавить и их гордость, не позволяющую человеку спо­койно жить, когда оскорблен родственник; ведь оскорбление од­ного члена тейпа было равносильно оскорблению всех его пред­ставителей.

Одной из древнейших черт национального характера чеченцев является патриотизм. Для них любовь к родному краю — чувство, которое должно быть присуще настоящему горцу. Часто патриоти­ческие чувства переходят в национализм, шовинизм. Радикальных националистов больше среди представителей горных (более бед­ных) тейпов, где сильнее национальные традиции. Принадлеж­ность же ко всей чеченской нации в целом осознается слабее, поскольку доминирует чувство ответственности за свой род. Пос­ле депортации 40-х гг. XX в. у чеченцев появляется более острая психологическая привязанность к мусульманскому миру.

Национальной особенностью чеченцев является гостеприим­ство. «Куда не заглянет гость — туда не заглянет добро». В этой пословице выражается отношение народа к этой традиции. Гостю всегда рады, и ничто не должно отпугнуть его от дома. Все, что есть лучшего в доме, — для гостя. Пока человек в гостях, он нахо­дится под защитой принявшей его семьи. Нанести оскорбление гостю равнозначно тому, чтобы оскорбить хозяина. Однако неко­торые преступники в Чечне таким образом скрываются от право­судия.

Среди чеченцев широко распространено куначество-побратим­ство. Побратимы верны дружбе, вместе делят радость и горе. Они готовы всегда прийти на помощь друг другу, чего бы это ни сто­ило. Это чувство сравнимо с традицией кровной мести и перехо­дит из поколения в поколение.

В многонациональных коллективах чеченцы держатся независи­мо. Как правило, они стараются группироваться по этническому признаку. На первых порах в общении для них характерны замкну­тость и настороженность. Но ос­воившись, чеченцы могут зани­мать в группе лидирующее по­ложение [45; 47; 123; 220].

Ингуши— родственный че­ченцам вайнахский народ, пред­ставителям которого свойствен­ны неспешность в действиях и поступках; проницательность и сообразительность; большие, чем у чеченцев, выдержанность и умение контролировать свое поведение, общение.

 

Нормы поведения ингуша-мужчины:

выдержанность и простота в дей­ствиях и поступках, отсутствие зазнай­ства, спокойствие;

мужество, но разумное, без драк и ссор, так как за смерть противника бу­дет отвечать весь род;

немногословие, стремление не про­говориться, неспешность, осторожность в высказываниях и оценках других людей;

должное поведение дома, сдержан­ность в оценке жены, детей, отстранение жены от мужских дел и обязанностей.

 

Ингуши предпочитают улаживать свои отношения с предста­вителями других этнических общностей на основе взаимопонима­ния и сотрудничества, уважения к обычаям и привычкам других народов [45; 47; 123; 220].

Осетины — представители одного из самобытных кавказских народов, для которого свойственны такие национально-психоло­гические особенности, как высокая национальная гордость и са­молюбие; честность и добросовестность в отношениях со своими близкими и единомышленниками, преданность начатому делу, стремление всегда достигать своей цели, чего бы это ни стоило.

В их среде сильны патронимические (кровнородственные) свя­зи и отношения, которые выражаются в строгом соблюдении сво­их обязанностей, долга перед близкими, своими единоверцами [45; 47; 123; 220].







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 300. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия