Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 9. Основы климатологии ландшафтной рекреалогии 1 страница




 

 

Мой отец — помешанный на контроле чудак, мой брат мёртв, свою мачеху я просто ненавижу, а мама…ну…у неё свои проблемы. Как, по-вашему, я должна себя чувствовать?

 

Так бы я хотела ответить миссис Колинз на заданный ею вопрос, но папа придаёт слишком большое значение внешней видимости благополучия нашей семьи, поэтому я не могу ответить честно. Вот почему я лишь моргнула три раза и сказала:

 

— Хорошо.

 

Миссис Колинз, новый клинический социальный работник школы Иствик, сделала вид, что я ничего не говорила. Она взяла стопку папок со стола, на котором и так царил полнейший хаос, и начала просматривать какие-то бумаги. Новый терапевт задумчиво хмыкнула, когда нашла мою папку в три дюйма толщиной, и наградила себя глотком кофе, оставляя на чашке след от ярко-красной помады. Запах дешёвого кофе и свежезаточенных карандашей повис в воздухе.

 

Справа от меня сидел отец, постоянно посматривающий на свои часы, а слева — Злая Ведьма Запада, которая беспрерывно ёрзала на стуле. Я пропустила первую пару по вычислительной математике, папа — какую-то очень важную встречу, а моя мачеха из страны Оз? Я уверена, что она пропустила раздачу мозгов.

 

— Ну разве не прелестный месяц — январь? — спросила миссис Колинз, открывая мою папку. — Новый год, новый месяц, новая страница, чтобы начать всё сначала.

 

Даже не дав нам возможность ответить, она продолжила:

— Вам нравятся занавески? Я сама их сделала.

 

Папа, я и мачеха синхронно повернули головы к розовым в горошек занавескам, которые прикрывали выходящие на ученическую парковку окна.

 

Занавески были в стиле сериала «Маленький домик в прериях»1, а их броский цвет говорил о дурном вкусе. Но это только моё мнение. Никто из нас не ответил, отчего ситуация стала действительно неловкой.

 

1Маленький домик в прериях (англ. Little House on the Prairie) — длительный американский телесериал, рассказывающий о семье, живущей на ферме в Уолнат-Гров, штат Миннесота, в 1870-х и 1880-х годах.

 

В этот момент завибрировал БлэкБерри моего отца. С преувеличенным усилием он достал его из кармана и скользнул пальцем по экрану. Эшли забарабанила пальцами по своему раздутому животу, а я начала читать рукописные таблички на стенке, чтобы сфокусироваться на чём-либо, кроме неё.

 

Провал — наш единственный враг. Единственный путь вверх — никогда не смотреть вниз. Мы успешны, потому что мы верим. Добры бобры идут в боры, а дровоколорубы рубили дубы.

 

Л-а-а-дно, последнее предложение не несло в себе много смысла, но меня развеселило.

 

Миссис Колинз напоминала мне заросшего лабрадора-ретривера со своими светлыми волосами и навязчивой дружелюбностью.

 

— Результаты Эхо по АСТ2[2] и SAT[3] просто невероятны! Вы, должно быть, очень гордитесь своей дочерью.

 

Она искренне улыбнулась мне, обнажив все зубы.

 

Запускайте таймер. Мой сеанс терапии официально начат. Около двух лет тому назад, после инцидента, служба по защите детей «настоятельно рекомендовала» пойти на терапию — а папа быстро понял, что лучше согласиться на всё, что «настоятельно рекомендовано». Раньше я ходила на неё как все нормальные люди — в специальный офис, отделённый от школы. Но благодаря притоку в финансирование от штата Кентукки

 

и социальных работников-энтузиастов, я стала частью эксперимента этой программы. А работой миссис Колинз было разбираться с проблемами некоторых ребят из моей школы. Я просто счастливица.

Папа выпрямился на стуле:

— Её результаты по математике были низкими. Я хочу, чтобы она пересдала тесты.

 

— А где здесь туалет? — перебила Эшли. — Малыш любит прыгать по мамочкиному мочевому пузырю.

 

Эшли любила быть в центре внимания.

Миссис Колинз натянуто улыбнулась и указала на дверь.

— Выйдите в главный коридор и сверните направо.

 

Она с таким трудом встала со стула, будто носила в себе 500-килограммовый свинцовый шар, а не крошечного ребёнка. Я покачала головой от отвращения и заработала ледяной взгляд от отца.

 

— Мистер Эмерсон, — продолжила миссис Колинз, как только Эшли вышла из комнаты, — рейтинг Эхо значительно выше среднего показателя по стране и, если верить её личному делу, девочку уже приняли в те колледжи, которые она выбрала.

 

— Есть ещё некоторые школы бизнеса с расширенными сроками, в которые я хотел бы, чтобы она подала документы. Кроме того, наша семья не приемлет уровень «выше среднего». Моя дочь будет превосходить все показатели.

 

Слова отца прозвучали с налетом превосходства. Он мог с тем же успехом добавить: Так пусть это будет написано. Так пусть это будет сделано.3[4]

 

 

[2] ACT (American College Testing — Американское Тестирование) — стандартизированный тест для поступления в старшие классы или поступления в колледжи в США.

 

[3] SAT Reasoning Test (а также «Scholastic Aptitude Test» и «Scholastic Assessment Test»,

 

дословно «Школьный Оценочный Тест») — стандартизованный тест для приема в высшие учебные заведения в США.

 

Я облокотилась на подлокотник и закрыла лицо руками.

 

— Вижу, что вас это действительно беспокоит, мистер Эмерсон, — сказала миссис Колинз раздражающе ровным голосом. — Но результаты Эхо по английскому близки к идеальным…

 

Тут-то я и отключилась от их разговора. Папа и прошлый консультант по вопросам

 

выбора профессии и семейным отношениям уже спорили на эту тему, когда я писала PSAT[5]. А потом опять, когда я впервые проходила тесты по SAT и ACT. В конце концов, консультант понял, что папа всегда выигрывает, и начал сдаваться после первого раунда.

 

Результаты тестов волновали меня меньше всего. Найти деньги на починку машины Айреса — вот это занимало все мои мысли. С момента его смерти папа твёрдо стоял на её продаже.

— Эхо, ты довольна своими результатами? — спросила миссис Колинз.

Я глянула на неё сквозь рыжие вьющиеся локоны, лезшие мне в глаза.

 

Последний терапевт понимал иерархию нашей семьи и разговаривал с моим отцом,

 

а не со мной.

— Простите?

 

— Ты довольна своими результатами по ACT и SAT? Ты хочешь переписать тесты? — Она подняла руки и опустила их на мою папку. — Ты хочешь подавать документы в другие университеты?

 

Я встретилась взглядом с папиными серыми глазами. Давайте-ка посмотрим. Переписывание тестов означало, что папа будет преследовать меня каждую секунду и заставлять учиться. В свою очередь, это означало, что каждую субботу я буду вставать рано, страдать все утро, взрывая себе мозг, а затем неделями беспокоиться о результатах. Что насчёт подачи документов в другие университеты? Я лучше перепишу тесты.

 

— Не особо.

 

Беспокойные морщинки вокруг его глаз и губ только углубились от разочарования.

Я тут же исправилась:

— Папа прав. Я должна переписать тесты.

 

Миссис Колинз открыла мою папку и взяла в руки ручку. Последний терапевт был хорошо осведомлён о моих проблемах с уверенностью в себе. Не нужно писать дважды.

Эшли вразвалку зашла в комнату и плюхнулась на стул рядом со мной.

— Что я пропустила?

Я честно забыла о её существовании. Ах, если бы и папа тоже.

— Ничего, — ответил он.

Миссис Колинз наконец-то оторвалась от своей писанины.

 

— Перед тем как пойти на занятия, спроси миссис Маркос о дате следующего тестирования. И пока я твой консультант, я бы хотела обсудить с тобой расписание на зимний семестр. Ты заняла свободные пары курсами по бизнесу. Меня интересует, почему?

 

Честный ответ — потому что папа так сказал — наверняка разозлил бы некоторых

в этой комнате, поэтому я начала импровизировать:

— Они помогут мне подготовиться к колледжу.

 

 

4[4] Знаменитая фраза из фильма «Десять заповедей».

 

5[5] PSAT (Preliminary Scholastic Aptitude Test) – предварительный академический тест

 

(упрощенная версия SAT)

 

Вау. Я сказала это со всем энтузиазмом шестилетнего ребенка, который мечтает заболеть гриппом. Неудачное решение. Отец заёрзал на стуле и вздохнул. Я стала думать о другом варианте ответа, но поняла, что и он прозвучит не к месту.

 

Миссис Колинз просмотрела мои бумаги.

 

— Ты показала невероятный талант в искусстве, особенно в рисовании. Я не предлагаю тебе отказаться от всех твоих курсов по бизнесу, но ты могла бы поменять один из них на занятия по изобразительным искусствам.

 

— Нет, — рявкнул папа. Он так наклонился вперёд на своём стуле, что его ноги теперь стояли на носочках. — Эхо не будет ходить ни на какие занятия по изобразительным искусствам, это вам ясно?

 

Мой отец был странной смесью тренера по спорту и белого кролика из Алисы: он всегда спешил на какие-то важные встречи и любил всеми командовать.

 

Надо отдать должное миссис Колинз: она ни разу не дрогнула, прежде чем сдаться.

— Предельно ясно.

 

— Ну, раз уж мы во всем разобрались… — Эшли переместилась на край стула, собираясь вставать. — Я как раз на сегодня записалась на УЗИ. Мы сможем узнать пол ребёнка.

 

— Миссис Эмерсон, расписание Эхо не причина сегодняшней встречи, но я пойму, если вам нужно уйти.

 

Она достала официальное письмо из верхнего ящичка. Эшли, покраснев, снова села на своё место. За последние пару лет я часто видела этот бланк. Служба по защите детей любила уничтожать леса.

 

Миссис Колинз прочитала письмо про себя, пока я втайне мечтала неожиданно воспламениться. Мы с папой дружно ёрзали на наших стульях. Ах, как же мы все чертовски любим групповую терапию!

 

Ожидая, пока терапевт закончит читать, я стала разглядывать содержимое ее стола. На нем стояла фотография миссис Колинз и какого-то симпатичного мужчины, возможно,

 

ее мужа, возле компьютера стояло чучело лягушки, а на углу стола лежала голубая лента, наподобие тех, что люди получают, выигрывая в конкурсе.

 

Что-то шевельнулось внутри меня. Хм…странно.

Миссис Колинз запечатала письмо и положила его в мою и без того толстую папку.

— Ну вот. Теперь я официально твой терапевт.

 

Когда она замолчала, я перевела взгляд с ленты на неё. Женщина внимательно следила за мной.

 

— Милая ленточка, не так ли, Эхо?

 

Папа прочистил горло и посмотрел на миссис Колинз убийственным взглядом. Ладно, это была странная реакция, хотя он злился просто из-за того, что

 

приходиться торчать здесь. Мои глаза вновь скользнули по ленте. Почему она кажется такой знакомой?

 

— Наверное.

Её взгляд остановился на цепочке с армейским жетоном, которую я накручивала на

палец.

— Сочувствую вашей утрате. В каких войсках он служил?

 

Супер. У папы будет грёбаный сердечный приступ. Он всего лишь семьдесят пять раз сказал, что армейские жетоны Айреса должны оставаться в коробке под моей кроватью, но сегодня они мне были нужны: новый терапевт, недавняя годовщина смерти брата (прошло два года) и мой первый день последнего семестра в школе.

 

Меня затошнило. Избегая папиного хмурого и недовольного взгляда, я сосредоточилась на том, чтобы найти у себя секущиеся кончики.

 

— Послушайте, Мэрин, у меня встреча с очень перспективными клиентами, я пообещал Эшли пойти с ней к врачу, а Эхо пропускает занятия. Когда мы будем закругляться?

 

— Когда я скажу. Если вы будете усложнять наши сеансы, мистер Эмерсон, я с превеликим удовольствием позвоню социальному работнику Эхо.

 

Я усилено пыталась побороть расцветающую на моих губах улыбку. Миссис Колинз держала нас в ежовых рукавицах. Папа отступил, но тут влезла моя мачеха…

 

— Не понимаю. Эхо скоро исполнится восемнадцать. Почему у штата всё ещё есть власть над ней?

 

— Потому что наш штат, её социальный работник и я лично считаем, что это в её интересах. — Миссис Колинз закрыла мою папку. — Эхо будет ходить ко мне на терапию до окончания школы, то есть до весны. Потом штат Кентукки оставит её и вас в покое.

 

Она подождала, пока Эшли не кивнула, молча соглашаясь со сложившейся ситуацией, а затем продолжила:

 

— Как ты поживаешь, Эхо?

Шикарно. Просто фантастика. Хуже не бывает.

 

— Хорошо.

 

— Правда? — Она постучала пальцем по своему подбородку. — Потому что я думала, что годовщина смерти твоего брата может вызвать болезненные ощущения.

 

Миссис Колинз внимательно следила за мной взглядом, а я тупо смотрела в ответ. Отец и Эшли наблюдали за этим неудобным моментом. Меня грызло чувство вины. Фактически, она не задала мне вопрос, так что, в теории, я не должна отвечать, но желание угодить ей накрыло меня, как приливная волна. Но почему? Она просто была ещё одним терапевтом. Они все задавали одни и те же вопросы, обещали свою помощь, но каждый из них оставлял меня в том же состоянии, в котором и брал под своё крыло — разбитом.

 

— Она плачет. — Писклявый голос Эшли, звучавший так, будто мы тут сплетнями делились, как в каком-нибудь первоклассном загородном клубе, нарушил тишину. — Постоянно. Она очень скучает по Айресу.

 

Мы с папой повернули наши головы в её сторону, чтобы посмотреть на эту блондинку. Я хотела, чтобы она продолжила, в то время как отец, уверена, мечтал о том, чтобы она заткнулась. Хоть раз Бог услышал мои молитвы. Эшли продолжила:

 

— Мы все скучаем по нему. Так грустно, что мой ребёночек никогда с ним не познакомится.

 

И вот опять, добро пожаловать на шоу Эшли, спонсор программы - Эшли и деньги моего отца.

 

Миссис Колинз быстро записывала каждое неосторожное слово мачехи в мою папку, пока папа тихо стонал.

 

— Эхо, ты хотела бы поговорить об Айресе на сегодняшнем сеансе? — спросила миссис Колинз.

 

— Нет.

Похоже, это был самый честный ответ, который я давала за сегодняшнее утро.

 

— Всё нормально, — сказала она. — Мы оставим его на потом. Как насчёт твоей мамы? Общалась ли ты с ней?

 

— Нет, — одновременно ответили папа и Эшли.

— Вроде как, — буркнула я.

 

Я почувствовала себя серединкой сэндвича, когда они оба наклонились ко мне. Не знаю, что подтолкнуло меня сказать правду.

 

— Я пыталась дозвониться к ней на каникулах.

 

Когда она не ответила, я продолжала сидеть у телефона днями и ночами, надеясь и молясь, что маму побеспокоит тот факт, что два года назад мой брат — её сын — умер.

 

Папа провёл рукой по лицу.

— Ты же знаешь, что тебе не разрешено общаться с мамой.

 

Злость в его голосе подсказывала, что он не мог поверить, что я рассказала терапевту об этом изумительно лакомом кусочке. Я так и вижу, как соцработники радостно танцуют в его голове.

 

— Тебе запрещено судебным приказом. Скажи мне, Эхо, стационарный или мобильный телефон?

 

— Стационарный, — выдохнула я. — Но мы не разговаривали. Клянусь.

 

Он провел пальцем по своему БлэкБерри, и на экране появился номер адвоката. Я сжала армейский жетон с такой силой, что имя Айреса и серийный номер отпечатались на моей ладони.

— Прошу тебя, папочка, не делай этого, — прошептала я.

 

Моё сердце начало давить на грудную клетку, он замешкался, а затем, слава Богу, уронил телефон на свои колени.

 

— Теперь нам придётся сменить номер. Я кивнула.

 

Отстойно, что мама никогда не сможет позвонить мне домой, но я приму этот удар…ради неё. В чём бы там ни нуждалась моя мать, тюрьма явно не была в этом списке.

 

— С тех пор ты ей больше не звонила? — миссис Колинз растеряла всё своё дружелюбие.

 

— Нет. — Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Всё внутри меня отдавалось болью. Больше нет сил делать вид, что со мной все хорошо. От череды вопросов мои только начавшие заживать душевные раны снова открылись.

 

— Чтобы убедиться, что мы понимаем друг друга — ты осознаешь, что между тобой и твоей матерью не может поддерживаться контакт, пока действует судебный запрет, даже если ты инициатор? Это неприемлимо.

 

— Да. — Я снова сделала глубокий вдох. Комок в моём горле отказывался пропускать драгоценный кислород. Я скучала по Айресу и, Бог ты мой, по маме, а у Эшли скоро будет ребёнок, и папа постоянно давит на меня, и… Мне нужно что-нибудь.Что угодно.

 

Невзирая на голос разума, я дала словам сорваться с моего языка:

— Я хочу починить машину Айреса.

 

Возможно, только возможно, восстановление чего-то, что принадлежало ему, заставит боль уйти.

 

— Ох, опять ты за своё, — пробормотал отец.

— Подождите. Вы о чём? Эхо, о чём ты говоришь? — спросила миссис Колинз.

Я уставилась на перчатки на своих руках.

Айрес нашёл на свалке Корвет4 1965-го года. Всё своё время он проводил за его

 

починкой и почти закончил перед тем, как поехать в Афганистан. Я хочу восстановить его. Ради Айреса.

 

Ради себя. Когда он уехал, то не оставил ничего после себя, кроме машины.

 

— Это кажется здоровым способом оплакать его. Что вы об этом думаете, мистер Эмерсон?

 

Миссис Колинз посмотрела на него большими щенячьими глазами — мне такому ещё учиться и учиться.

 

Папа снова провёл пальцами по своему БлэкБерри; телом он был с нами, но мысленно уже на работе.

 

6 Chevrolet Corvette (Шевроле Корвет) — двухместный заднеприводный спортивный автомобиль, выпускаемый под маркой Шевроле компанией General Motors (Дженерал Моторс), США с 1953 года

 

— Это дорого стоит, и я не вижу смысла в починке сломанной машины, когда у неё есть рабочая.

 

— Тогда позволь мне устроиться на работу, — отрезала я. — И мы можем продать мою машину, как только я заставлю ездить колымагу Айреса.

 

Теперь глаза всех присутствующих были направлены на него, а он смотрел на меня. Сама того не желая, я загнала его в угол. Он хотел сказать «нет», но это разгневало бы нового терапевта. В конце концов, мы должны быть идеальными на сеансах. И не дай Бог вынести из них что-то полезное и обсудить некоторые проблемы.

 

— Прекрасно, но она должна сама оплачивать починку машины, и Эхо знает мои правила относительно работы. Гибкий график и никакого влияния работы на школу и на курсы, о которых мы договаривались. Теперь мы закончили?

Миссис Колинз посмотрела на часы.

 

— Не совсем. Эхо, твой соцработник продлил терапию до окончания школы из-за мнения учителей. С начала школы каждый из твоих учителей заметил, что ты держишься вдалеке от своих сверстников и не участвуешь в жизни класса. — Её добрые глаза всматривались в мои. — Все хотят твоего счастья, Эхо, и я бы хотела, чтобы ты дала мне возможность помочь тебе.

 

Я приподняла бровь.

Будто у меня был выбор. А насчёт моего счастья — чертовски желаю вам удачи.

— Конечно.

Меня перебил весёлый голос Эшли:

 

— У неё есть партнер на танцы в честь Дня Святого Валентина. Теперь настала наша с папой очередь говорить одновременно:

— Есть?

Эшли нервно посматривала на меня с отцом.

 

— Ну да, помнишь, Эхо? Вчера мы с тобой обсуждали нового парня, который тебе понравился, и я сказала, что не стоит забывать о друзьях, пока ты сходишь с ума по какому-то мальчику.

 

Я задумалась, какая часть волновала меня больше: воображаемый парень или что она сказала, будто мы ведём серьёзные разговоры.

 

Пока я решала, что хуже, папа встал и надел своё пальто.

 

— Видите, миссис Колинз, с Эхо всё нормально. Просто она немного помешана на своей любви. Хоть мне и безумно нравится ваш сеанс, но у Эшли через двадцать минут встреча с доктором, кроме того, я не хочу, чтобы Эхо пропустила остальные занятия.

 

— Эхо, ты действительно хочешь заработать денег на починку машины брата? — спросила миссис Колинз, вставая, чтобы проводить моего отца и мачеху.

 

Я натянула повыше перчатки, чтобы скрыть кожу.

— Больше, чем вы можете себе представить.

Она улыбнулась мне перед тем, как выйти за дверь.

 

— Тогда у меня есть работа для тебя. Подожди здесь, и мы обсудим детали. Прижавшись друг к другу, эта тройка шла по коридору в главный офис и о чём-то

 

шепталась. Папа приобнял рукой талию Эшли, а она наклонилась к нему. Они оба кивали в знак согласия на тихие слова миссис Колинз.

 

Знакомое чувство ревности и злости начало поедать меня изнутри. Как он мог любить её, когда она столько всего разрушила?

 

2 — Ной

 

Свежая краска и запах засохшей на стенах пыли всегда напоминали мне об отце, а не о школе. И именно этот аромат ударил мне в голову, когда я зашёл в недавно отремонтированный главный офис. Держа в одной руке книги, я побрёл к стойке администратора.

 

— Здравствуйте, миссис Маркос.

 

— Ной, muchacho5, почему ты так поздно? — спросила она, сшивая документы. Часы на стене показывали девять часов утра.

 

— Да ведь сейчас чертовски рано!

 

Миссис Макрос обошла свой новый стол из вишнёвого дерева и встала у стойки. Она всегда выносила мне мозги, когда я опаздывал, но я все равно считаю её классной. Со своими длинными каштановыми волосами эта женщина напоминала мне латиноамериканскую версию моей матери.

 

— Ты пропустил встречу с миссис Колинз. Не самое лучшее начало второго семестра, — прошептала она, выписывая мне наказание за опоздание. Миссис Маркос посмотрела в сторону трех взрослых, сбившихся в группку в углу комнаты. Судя по всему, та блондинка средних лет, шепчущаяся с зажиточной парочкой, и есть новый консультант по вопросам выбора профессии и семейным отношениям.

 

Я пожал плечами и кривовато улыбнулся.

— Упс.

 

Миссис Маркос передала мне бумажку и посмотрела своим коронным суровым взглядом. Она была единственной в этой школе, кто не верил, что мне и моему будущему полная крышка.

 

Тут меня позвала та блондинка в годах:

 

— Мистер Хатчинс, я безумно счастлива, что вы помните о нашей встрече. Я даже закрою глаза на опоздание. Уверена, что вы не против подождать здесь, пока я закончу со своими делами.

 

Она улыбнулась мне, будто мы старые друзья, и сказала все это таким приторно сладким голосом, что я едва не улыбнулся в ответ. Но вместо этого я кивнул и занял один из стульев, придвинутых к стенке.

Миссис Маркос рассмеялась.

— Что?

 

— Она не будет мириться с твоим наплевательским отношением. Возможно, миссис Колинз даже удастся убедить тебя начать воспринимать школу всерьёз.

 

Я прислонил голову к бетонной стене и закрыл глаза, нуждаясь в ещё паре часов сна. Из ресторана, работающего до последнего посетителя, я ушёл в полночь, а затем Бет

 

и Исайя не давали мне заснуть.

 

— Миссис Маркос? — спросил кто-то ангельским голоском. — Не могли бы вы, пожалуйста, назвать даты следующего ACT и SAT?

 

В этот момент зазвонил телефон.

 

— Подожди секунду, — сказала женщина. Она ушла и вскоре звонок телефона сошёл на нет.

 

Рядом подвинули стул, и я чуть не захлебнулся от слюновыделения, учуяв аромат горячих рулетов с корицей. Я посмотрел уголком глаза и заметил рыжие шёлковые и слегка вьющиеся волосы. Я знаю её. Эхо Эмерсон.

 

Не совсем рулет с корицей, но чёрт бы меня побрал, если она не пахнет ими. У нас совпадало расписание по некоторым предметам, а в прошлом семестре мы ещё и начали вместе ходить на факультативное занятие. Я не много о ней знаю: только что она

 

 

5 Мой мальчик (испан.)

 

одиночка, умная, рыжеволосая и у неё большая грудь. На ней была мешковатая рубашка с длинными рукавами, которая оголяла плечи, и обтягивающая майка под ней, открывавшая достаточно, чтобы дать волю фантазиям.

 

Как обычно, Эхо смотрела прямо перед собой, будто меня не существует. Чёрт, скорее всего, я действительно не существую в её мире. Такие люди, как Эхо Эмерсон, чертовски бесили меня.

 

— У тебя отстойное имя, — пробормотал я. Не знаю, почему мне так хотелось вывести её из себя, но именно этим я и занимался.

 

— Разве ты не должен сейчас ширяться в уборной?

Значит, она меня все-таки знает.

— Они установили камеры видеонаблюдения. Теперь мы ширяемся на парковке.

 

— Ну прости, ошиблась. — Её нога начала быстро постукивать по полу. Отлично, я преуспел в том, чтобы пробраться под эту скорлупу идеальности.

— Эхо… эхо… эхо…

 

Её нога остановилась, а рыжие кудри резко взметнулись, когда она повернула ко мне голову.

 

— Как оригинально, никогда не слышала этой шутки.

 

Она подхватила свою сумку и ушла из офиса. Ее упругая задница виляла из стороны в сторону, когда девушка шла по коридору. М-да, и близко не так весело, как должно было быть. Вообще-то, я почувствовал себя мудаком.

— Ной? — позвала меня в свой офис миссис Колинз.

 

У моего прошлого консультанта были большие проблемы с ОКР.6 В его офисе царил идеальный порядок. Я часто брал табличку с его именем и двигал по столу, просто чтобы вывести мужика. С миссис Колинз так не повеселишься. На её столе полнейший беспорядок. Я мог бы закопать там труп, и никто бы никогда его не нашёл.

 

Занимая место напротив неё, я приготовился к тому, что мне будут фигурально надирать задницу.

 

— Как прошли рождественские каникулы? — На её лице вновь появилось это щенячье выражение.

 

— Хорошо.

 

Если твои приемные мать и отец начинают орать друг на друга и кидать подарки в камин, это не может не быть отличным Рождеством. Всегда мечтал провести этот праздник в грёбаном подвале, наблюдая, как мои друзья накуриваются.

 

— Замечательно. Значит, дела с новой приёмной семьёй идут хорошо. Прозвучало как утверждение, но на деле — это вопрос.

 

— Ага.

 

Если сравнивать их с предыдущими тремя моими семьями, то они чертовая «Семейка Брэди»7. На этот раз меня поселили вместе с ещё одним парнем. Либо у ответственных за это не хватало домов, либо они, наконец, начали верить, что я не угроза для общества. Таким, как я, запрещалось жить с другими несовершеннолетними.

 

— Слушайте, у меня уже есть соцработник и она та еще заноза в заднице. Одной будет достаточно. Скажите начальству, что вам нет смысла тратить на меня свое время.

— Я не соцработник, - сказала она. — Я клинический соцработник.

 

 

6 Обсессивно-компульсивное расстройство - психическое расстройство.

 

 

7 «Семейка Брэди» (англ. The Brady Bunch) — американский комедийный телесериал, в котором рассказывалось о многодетном овдовевшем отце, который женится на вдове с тремя детьми.

 

— То же самое.

— Вообще-то, нет. Я училась гораздо дольше.

— Рад за вас.

— И это значит, что я могу предоставить тебе разного вида помощь.

— Штат вам платит за это?

— Да.

— Тогда мне не нужна ваша помощь.

Её губы дёрнулись, будто она хотела улыбнуться, и я чуть было не зауважал её.

 

— Как насчёт того, чтобы сразу со всем разобраться? Судя по твоему личному делу, тебя обвиняли в насилии.

 

Я уставился на неё. Она — на меня. В этой папке была куча дерьма, но я давным-давно понял, что слово подростка ничего не значит против слова взрослого человека.

 

— Эта папка, Ной. — Она три раза постучала по ней пальцем. — Не думаю, что там вся информация. Я общалась с твоим учителем из Хайлэнд Хай. Их описание не имеет ничего общего с молодым человеком, который сидит передо мной.

 

Я цеплялся за металлическую спираль своего блокнота, пока ладонь не заболела. Чёрт возьми, кем себя возомнила эта дамочка, чтобы копаться в моём прошлом?

 

Она пролистала странички моего дела.

 

— За последние два с половиной года ты сменил много приёмных семей. С момента смерти родителей это уже четвёртая твоя школа. Что меня заинтересовало, так это то, что полтора года назад ты всё ещё делал круг почёта и участвовал в спортивных соревнованиях. Эти качества обычно не присущи недисциплинированному парню.







Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 209. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.042 сек.) русская версия | украинская версия