Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Крыловой Ольги




Любое совпадение с реально существующими

личностями и событиями является случайным.

Автор не несёт никакой ответственности за ваши ассоциации

 

Данил уверенно вёл автомобиль по хорошо асфальтированной трассе, порой объезжая помятые машины и одиноко бредущих вдаль мертвецов. Они ехали уже всю ночь, и от усталости у Данила слипались глаза и ужасно трещала голова. Вдобавок к этому его мучила сильная жажда и зверский голод, но он старался не думать о них, продолжая выжимать из двигателя максимальную скорость. Борис заявил, что машину водить не умеет, предоставив это дело одному Данилу, и теперь мирно посапывал на соседнем сиденье, чем неимоверно раздражал водителя. «Никакого толку от тебя», - злобно - устало думал Данил. Солнечный диск неуверенно выглянул из облаков, осветив многострадальную землю, и Данил скосил сонный взгляд на панель. Бензин почти кончился. Парень раздражённо скривился и грубо толкнул Бориса локтём:

- Эй. Достань карту. Нам нужна ближайшая заправка.

Борис кое-как протёр полуслепые глаза, и, достав цветное бумажное полотно из кармана, развернул его на коленях.

- Так… Ни хрена не вижу, - выругался он, болезненно щурясь. Данил цыкнул и остановил пикап на обочине.

- Дай сюда, - он забрал у сонного Бориса карту, и стал искать ближайшую заправку на их маршруте. Оказалось, что есть одна неподалёку, но чтобы туда попасть, нужно было сделать крюк почти в пять километров. Данил недовольно поиграл желваками – он не хотел терять время, но выбора не было. Вот уже почти два часа на дороге не попадались автомобили, из которых можно было бы слить бензин, и надеяться на то, что они вдруг появятся, было бы глупо. Сложив карту в своё карман, Данил завёл машину и направился к намеченной цели.

До заправки доехали за полчаса. Вокруг раскинулись золотистые поля пшеницы, которую больше некому было убирать. Вдали виднелось небольшое селение, и, кажется, из нескольких труб шёл дым, но Данилу было наплевать – в деревне делать нечего. Он подъехал к одной из колонок и, заглушив двигатель, вылез из кабины, держа пистолет наготове. Заправка выглядела заброшенной, а на двери здания висела табличка: «Бензина нет».

- Проклятье, - тихо выругался Данил, и устало опустил пистолет.

- Ну, что там? – сонно спросил Борис, не вылезая из машины.

- Бензина нет, - сквозь зубы ответил Данил.

- Чтоб твою налево…, - жалобно выдавил Борис.

- Эй, ребятки! Не стреляйте! – вдруг донеслось до Данила. Он резко вскинул пистолет и повернулся на голос. Из здания заправки вышел однорукий мужичок типичной деревенской внешности. Его культя была замотана бинтом, чёрная майка была грязной и потрёпанной, а небритое лицо светилось щербатой улыбкой – он был похож на сумасшедшего бомжа.

- Ты кто такой? – сурово спросил Данил, держа его на прицеле, - Чего надо?

- Да я, ребятки, прячусь тута, - широко улыбнулся мужичок, - Уже пару суток. Думал – кто-нибудь приедет заправиться, и возьмёт меня с собой.

Данил на мгновение задумался, а потом прищурился и угрожающе спросил:

- Ты один?

- Как перст!

Повисло недолгое молчание.

- Бензин есть у тебя? – немного смягчившись, наконец, спросил Данил.

- Неа, бензина нету, ребят. Простите, - он развёл рукой, - У меня тока я.

Данила вдруг накрыло странное ощущение. В глазах помутилось, весь мир сжался до невыносимо малых размеров, и, пошатнувшись, парень упал на одно колено.

- Стоять… на месте! – еле выговорил он, пытаясь направить пушку на дёрнувшегося в его сторону мужичка.

- Да ты же еле на ногах держишься, браток! – воскликнул тот, - Давай, дуй в мою нору, там и всхрапнуть и пожрать можно будет.

Он подошёл к Данилу и протянул ему единственную руку. Тот посмотрел на него с недоумением, закатил глаза и упал в обморок…

Он очнулся в каком-то здании.

- …стока не жрать, - донеслось до него, - Коня двинуть можно!

Слабо потрескивали дрова, и вокруг всё было покрытой завесой дыма. Мужичок что-то энергично помешивал в небольшом котелке, и до Данила донёсся смутный запах рыбных консервов, от которого его тут же замутило. Заметив, что его гость зашевелился, мужичок обрадовано крякнул:

- О, очухался!

Данил быстро нащупал за пазухой пистолет. Оружие было на месте. Тогда он с подозрением посмотрел на своего нового знакомого и спросил:

- Оружие почему у меня не забрал?

По мнению Данила, это была непростительная глупость, но бомж только хихикнул:

- Да зачем? Ты что, убьёшь меня что ли?

Он снова захихикал и продолжил мешать своё варево. Данил скорчил непонимающую физиономию, и осмотрелся по сторонам. Внутри было темно, и повсюду царил беспорядок – товарные стойки валялись на полу, касса была перевёрнута. Сощурившись против костра, Данил заметил на другой стороне светлого круга свернувшегося калачиком Бориса.

- Друга своего уморил, а сам ещё больше уморился, - прокомментировал мужичок, - Куда так гонишь-то? На свадьбу что ль?

«Этот уже пожаловаться успел», - презрительно подумал Данил, и с трудом сел.

- Девушка у меня…, - хрипло ответил он, спустя какое-то время, - Она.. в опасности. Я должен успеть, чтобы спасти её.

- Да, понимаю, - вдруг погрустнел мужичок, - Я ведь тоже любил… Какая у меня жена была! Такую поискать… Надя моя… А твою как зовут? – доверительным тоном, спросил он.

- Кристина, - мечтательно устало выдохнул Данил, и почувствовал, как умилённо болезненно сжалось сердце. Мужичок кивнул.

- А я вот свою потерял…, - наконец глухо выговорил он, - Эх… Лагерь у нас был. Небольшой такой, в одной деревеньке в десяти километрах отсюда. Как бесовщина вся эта началась, так Степаныч нас в доме своём собрал, «Будем выживать» - говорит. Трудились мы, работали… Я и Надя моя вместе были тогда… А потом, - он запнулся и помотал головой, - Черти эти… пришли. Все бегали, кричали… Меня тогда один за руку тяпнул.

- И как же ты выжил? – заинтересованно спросил Данил.

- Да как, как! Руку себе отрубил сразу, и всё.

- Помогло? – недоверчиво спросил Данил.

- Как видишь! – мужичок грустно усмехнулся.

- А если за ногу укусят, тоже можно успеть отрубить? – поинтересовался Данил. Его собеседник только пожал плечами.

- Думаю, что это не поможет, если нет с собой нормального медика, или хотя бы просто кучи бинтов и антибиотиков. Да и вообще, с одноногим проблем больше, шансов выжить у него почти нет, - он вдруг резко замолчал и задумался, - Не дай тебе Бог пережить нечто подобное, - тихо выговорил он наконец, возвращаясь к начальной теме разговора, - Мы с женой, когда венчались, батюшка наш сказал: «Пока смерть не разлучит вас!». Мда… Я был так счастлив в тот день. Бухали мы тогда безбожно, конечно, но… Наказал меня Бог, ничего не скажешь… Или может я сам себя наказал?

Он задумчиво подкинул полено в затухающий костёр. Данил следил за его движениями, и вдруг посочувствовал этому одинокому сумасшедшему бомжу.

- Звать-то тебя как? – мирно спросил он.

- Петруха я, - вздохнул мужичок, - А тебя?

 

****

Прошло три месяца. Пришла тёплая золотая осень, подарив семье Данила богатый урожай. Эти месяцы прошли тяжело – пришлось даже зарезать одну из коров, еды не хватало. Данил больше никого не брал в группу и во время выездов в город, не помогал никому из тех, кого они встречали. В одной из таких поездок, Артём, Павел и Данил обчистили гипермаркет, откуда привезли ноутбук, много батарей к нему, и большую звуковую колонку, а в придачу ко всему этому кучу дисков с музыкой и фильмами.

- А, что? – сказал Артём, - Электрогенератор у нас теперь есть. Можно будет устраивать вечерние кинопросмотры и танцы.

Данил не стал спорить, но фильмы смотреть не приходил никогда – он всегда вызывался на это время в караул. Его отношения с Кристиной осложнились – убийство Дениса потрясло девушку до глубины души, и неожиданно для самой себя она начала бояться своего парня. Её тяготил тот факт, что Данил сделал это, в первую очередь, ради неё. А он не понимал, почему Кристина стала вести себя так запуганно и отчуждённо.

- Тебе не нужно меня бояться! – говорил он ей, встревожено заглядывая в прекрасные глаза, - Я никогда не причиню тебе вред! И никому другому не дам это сделать!

Но Кристина ничего не могла с собой поделать. Он пугал её. Пугал своей нежностью, своей злостью, смехом. Она по-прежнему любила его, любила всем сердцем, но… что-то изменилось. От этого страдали они оба.

Павел пытался перевести свои отношения с Настей в романтическое русло, но у него ничего не получалось. Они занимались сексом, а после этого она была с ним всё такой же насмешливой и колючей. Павла злил тот факт, что его используют, но каждый раз он не мог противостоять чарам обворожительной девушки.

Иван стал гораздо задумчивее. Он уже не шутил как раньше. Его отношение к Данилу изменилось – он стал подчиняться безо всяких раздумий, и вовсе не из-за того, что боялся своего друга. Просто он понял – этот человек всегда делает то, что в конечном итоге будет лучше для всех. И не жалеет ради блага своей семьи никого – даже самого себя. Потому что из-за всего того, что ему пришлось сделать, Данила съедали совесть, чувство вины и испорченные отношение с любимой. Иван видел это, и всеми силами пытался поддержать друга.

 

****

Прохладный золотистый вечер, медленно и осторожно накрыл землю тёмным саваном. Птицы постепенно замолкли, уступив место неутомимым сверчкам. Иван был в дозоре, а вся остальная группа собралась вокруг небольшого костра на заднем дворе. Картошка уже была выкопана, и теперь хрустящие тёмные плоды запекали в золе, оставшейся от костра на котором готовили похлёбку из консервов. Все сидели молча смотря на огонь, а Настя разливала горячее варево в железные плошки, по очереди подавая каждому его порцию. Взяв в руки горячую посуду, Данил неуверенно улыбнулся:

- Спасибо.

Настя, даже не посмотрев на него, ответила кривой полуулыбкой. Данил сконфуженно опустил глаза и принялся хлебать питательную смесь деревянной ложкой. Когда всё было съедено, Данил снова попытался улыбнуться:

- Вкусная похлёбка получилась.

Ему никто не ответил. Поиграв желваками, Данил облизнул губы и с надеждой посмотрел на Кристину. Она смотрела на костёр невидящим взглядом, и, заметив на себе его взгляд, только потёрла руками плечи, даже не взглянув на него. Данил опустил глаза. На душе было ужасно тяжело. Он чувствовал себя чужим среди своих, и с горечью понимал, что стоит ему сейчас встать и уйти, все тут же начнут разговаривать и возможно даже шутить. Но только не рядом с ним. Он покачал головой, и медленно поднявшись, поплёлся на чердак.

Отойдя пару шагов, он остановился и подавил в себе желание заплакать. Тяжесть стала невыносимой, неприятно покалывало в груди, и Данил внезапно принял решение. Он вернулся к костру, и, отбрасывая грозную тень, с горечью сказал:

- С меня хватит. Я отказываюсь быть лидером этой группы. Мы укреплены, у нас есть дом, я сделал всё, что было необходимо. Теперь я ухожу на покой. Пусть сложные решения принимают другие, и сами несут за это ответственность. Я… я устал, - Данил вдруг сконфузился, потёр виски и, промямлив, - Я устал… так устал…, - поплёлся прочь, слегка пошатываясь.

Все немного испуганно переглянулись между собой.

- Ну вот, - первой выговорила Настя, - Спёкся железный феникс.

Кристина, с грустной тревогой посмотрела вслед уходящему Данилу, и, поднявшись на ноги, торопливо направилась за ним. Какое-то время возле костра царила напряжённая тишина.

- Ну что ж, - Настя снова взяла инициативу в свои руки, - Предлагаю голосовать за нового президента. Я за Артёма!

- Я за, - тут же отозвался Павел. Он тоже сильно переживал, и теперь был рад, что Данил сможет пожить спокойно.

- Эй, эй, потише, - поднял руки Артём, - А меня кто-нибудь спросит, хочу я этого или нет?

- А кто ещё? – спросил Павел, - Ни я, ни Иван в лидеры не годятся никак.

- Не правда, - Артём помотал головой, - Вы оба могли бы быть не плохими главарями. У вас есть моральные ориентиры, вы ответственны…

- Ой, да ладно! – махнула не него рукой Настя, - Всё! Решено – лидером будет Артём.

Она довольно захлопала в ладоши, и засмеялась. Павел только посмотрел на обескураженного Артёма и пожал плечами. «Вот так», мол.

Кристина нашла Данила сидящим на кухне. Он закрыл лицо руками, и сидел неподвижно, словно статуя высеченная из гранита и лишь изредка по его спине пробегала лёгкая дрожь. «А он не такой сильный, как я думала», - промелькнуло у неё в голове, и вдруг именно эта мысль смогла открыть девушке глаза – она увидела Данила таким, каким он был. Она поняла мотивы всех его поступков, и то, что он при этом чувствовал. Её сердце переполнила жалость, и в душе с сокрушающей силой вспыхнуло то чувство, которое она так боялась потерять все эти три долгих месяца. Она любила этого человека. Любила больше всего на свете. Подойдя к Данилу сзади, Кристина нежно обняла его за плечи и трепетно поцеловала в затылок. От неожиданного прикосновения, парень вздрогнул и отнял руки от лица. Он посмотрел на Кристину измученным взглядом красных глаз, а она ответила ему умилённой улыбкой.

- Ты испугался что ли, глупенький?

Он неуверенно улыбнулся и просипел:

- Я… я не ждал, что ты придёшь…

Сердце девушки болезненно сжалось.

- Неужели ты думал, что после всего того, что ты сказал, я не пойду за тобой?

- Я… я не был уверен, - глухо ответил Данил, - Прости.

Кристина грустно улыбнулась, и крепко прижавшись к нему, прошептала:

- Какой же ты у меня всё-таки дурачок…

 

****

День сменял ночь. Полномочия главаря перешли к Артёму, но на деле почти ничего не изменилось – все относились к Данилу так же, как и раньше, за исключением разве что Кристины. Павел всё так же безуспешно пытался внести в свои отношения с Настей хоть немного романтики, и однажды утром, он нарвал красивый букет цветов в саду и отправился к ней в спальню. Настя недавно проснулась, и ещё сидела на постели, расчёсывая длинные светлые волосы. Павел вошёл без стука, держа подарок за спиной. Он немного смущённо улыбнулся в ответ на непонимающий взгляд Насти и протянул её цветы.

- Вот, это тебе.

Девушка смерила его скептическим взглядом.

- Слушай, прекращай, окей? Меня начинает это доставать. То, что мы с тобой трахаемся, ни к чему тебя не обязывает. Сейчас апокалипсис как-никак, так что о былых правилах и нормах можно забыть. Понимаешь? Мне это не нужно.

Павел тут же помрачнел.

- Но это нужно мне, - низко ответил он, - Мне не по себе от таких скотских отношений…

- Ты, наверное, хотел сказать «плотских», - обворожительно улыбнулась Настя.

- Хватит, - злобно прервал её Павел, - Я не могу так дальше. Либо мы встречаемся как нормальные люди, либо прекращаем вообще… всё это.

Настя только пожала плечами.

- Да ради Бога. Если тебе это так не нравится… Тут ещё и Артём есть, например. Я без пары не останусь, а ты можешь… как-нибудь там сам с собой.

Павел был в ярости.

- Какая же ты всё-таки шлюха, - выговорил он сквозь зубы. К горлу подкатил ком, и, бросив букет ей под ноги, он быстро удалился прочь, хлопнув при этом дверью. Во дворе Данил и Артём как раз собирались в очередную поездку. Павел по привычке хотел было обратится к Данилу, но осекся.

- Артём! Слушай… можно сегодня вместо Данила я поеду? А он пускай отдыхает.

Артём приподнял одну бровь.

- А что случилось-то?

Павел не ответил, мрачно посмотрев в сторону. Артём только пожал плечами.

- Поехали с нами. Я, правда, не знаю, что ты будешь там делать, всё веселье обычно достаётся вон тому парню.

Он подмигнул Данилу, и тот грустно усмехнулся.

 

****

Три парня, вскинув оружие, медленным осторожным шагом вошли в тёмное пыльное здание бывшего универмага. Данил шёл впереди, сурово оглядываясь по сторонам, Артём и Павел шли по бокам.

- Вроде, тут чисто, - обойдя залу по периметру, сказал Павел.

Данил молча засунул пистолет в кобуру прикрепленную к правой ноге двумя кожаными ремнями. За его спиной грозно покачивался чёрно-серебряный клинок.

- Ну, Дань, где ты её видел в прошлый раз? – спросил Артём. Данил кивнул головой.

- Там в углу.

- Кого видел? – не понял Павел.

- Детская кроватка, - пояснил Артём, - В коробке, новая совсем.

Павел понимающе кивнул головой.

- А почему не взяли её в прошлый раз?

- Места не было, - мрачно пояснил Данил.

Погрузив коробку с ценным грузом в автомобиль, они прочесали в магазине все закоулки, и отправились в следующую точку запланированного маршрута. Когда со сборами ресурсов было покончено, Данил сел за руль и повёл машину по начавшей зарастать травой дороге. Солнце уже стояло в зените, и парни изрядно устали и проголодались. Удалось собрать немного: несколько консервов, пару банок варенья, коробку кукурузных хлопьев и несколько банок томатной пасты и маринованных огурцов. Улов был так себе, но душу Данила грела большая коробка с детской кроваткой, стоящая на заднем сидении.

- В следующий раз полезем по погребам ближних деревень, - недовольно сказал Артём, - А то скоро опять с голода помирать начнём. Тут ещё и зима на носу…

- Поохотимся завтра? – предложил Данил, глядя на разбитую дорогу, - Я недавно на заднем дворе видел три одичалых козы.

- Хорошая мысль, - кивнул Артём.

Они выехали в пригород. Стараниями бывшей охраны несостоявшегося убежища, и частыми выездами сюда Артёма, ходячих в поселении осталось не так много, как могло бы быть, так что передвигаться по городу на автомобиле можно было почти без проблем. А пригород вообще выглядел вполне мирно и тихо. Вокруг стояли маленькие домишки, мало чем отличавшиеся от тех, что строили в деревнях. Низкие ветхие избёнки измученно доживали свой век. Внезапно, внимание Данила привлекла толпа живых мертвецов, долбящихся в одну из дверей полуразваленного дома. «Кто-то там спрятался», - подумал он про себя.

- Ну что, поможем? – спросил у него Артём, тоже заметив разъярённых покойников. Данил лишь спокойно пожал плечами:

- Ты главный, ты и решай.

Артём только весело усмехнулся.

- Ну, тогда тормози.

Данил резко нажал на педаль. Трупы у двери тут же обернулись на громкий звук и надсадно заворчали, заметив новую добычу.

- Я с ними разберусь, - мрачно сказал Данил, вылезая из машины, - Нечего тратить патроны.

- И вот так всегда, - пожаловался Артём Павлу.

Дверца громко хлопнула – Данил привлёк к себе внимание всех толпящихся у дверей мертвецов, а затем, на ходу выдернув клинок из ножен, он крутанулся на триста шестьдесят градусов, и с размаху отрубил головы сразу трём ходячим. Толпа была небольшой – тварей десять, и Данил расправился с ними быстро и без хлопот. Вонзив лезвие прямо в раскрытую пасть последнему ходячему, он с противным хлюпаньем и треском выдернул меч из плоти поверженного противника, после чего резким движением стряхнул с лезвия остатки мозгов и ногой вышиб дверь.

Внутри было почти пусто, не считая двух спальных мешков на полу, маленького пепелища рядом с открытым окошком и небольшой кучей мусора в углу. Быстро осмотревшись, Данил в остолбенении замер. На полу к нему спиной стояли на коленях два человека: большой полный мужчина в преклонном возрасте, и совсем молодая девушка. Их взоры были устремлены в противоположный угол, и, присмотревшись, Данил увидел там маленькую икону Богоматери. На резкий звук выбитой двери эти двое повернулись не сразу – должно быть решили, что это мертвецы прорвались внутрь, и им только и осталось, что умереть с молитвой на устах. Но прошло несколько напряжённых мгновений, а никто так и не вцепился кровавой челюстью в плечо или затылок, никто не вырывал из них куски неподатливой плоти, и, не выдержав долгого ожидания, девушка повернулась. Увидев перед собой высокого грозного парня с длинными волосами, аккуратными усами и бородкой, одетого в безрукавку и потёртые джинсы с чёрными кроссовками, да ещё и с блестящим клинком в руках, она обомлела и испуганно приоткрыла рот.

- Что тут? – спросил Артём, войдя вслед за Данилом. На его голос повернулся и отец девушки. У него было длинные, до плеч, чёрные волосы и окладистая борода с шикарными усами. Одеты оба были крайне бедно и потрёпанно.

- Слава Богу! – воскликнул он, - Наши молитвы были услышаны!

- Я бы не спешил с выводами, - мрачно посоветовал Данил.

- Я молился, чтобы нам с дочкой не умереть в лапах этих чудовищ сегодня, - радостно сообщил мужчина, - Лучше уж пулю… или меч.

Данил мельком глянул ему в глаза, и осмотрелся.

- Вы тут одни?

- Совсем одни, - горестно вздохнул мужчина, - Я и дочка моя. Были мы раньше с добрыми людьми, но… не живут теперь хорошие люди долго. А у вас есть лагерь? Можете взять нас к себе? Или хотя бы дочурку мою!

- Я никуда без тебя не поеду, пап! – возмущённо воскликнула белокурая и зеленоглазая девушка с аккуратным курносым носиком.

Данил нервно поиграл желваками и тихо сказал:

- Это не мне решать.

Артём тут же посмотрел на него несколько растерянно.

- Э… Данил, можно тебя на минуту?

Они вышли на улицу, оставив Павла присматривать за спасёнными.

- Что думаешь? – осторожно спросил Артём. Данил мрачно посмотрел в сторону и скорчил болезненную физиономию.

- Я думаю, что у нас и так достаточно голодных ртов. И что старик с девчонкой никак не помогут нам выжить. Как они вообще протянули так долго…

- Предлагаешь просто оставить их здесь? – грустно спросил Артём. Данил только пожал плечами и сплюнул на землю.

- Тебе решать. Я поддержу любое решение.

Артём кивнул, и они вернулись в избу. Отец с дочерью так и сидели на полу, о чём-то тихо перешёптываясь, а Павел подпирал дверной косяк.

- Вы что-нибудь полезное умеете делать? – прямо спросил Артём. Мужчина немного смутился.

- Я раньше был врачом… а дочка моя шьёт хорошо.

- Был врачом? – спросил Данил, подавшись вперёд, - А роды принимал когда-нибудь?

Это беспокоило его больше всего. Как Кристина будет рожать первый раз без врача?

- Я… я очень давно, несколько раз, да, - кивнул мужчина неуверенно, - Но много времени прошло.

- Так апокалипсис всего-то несколько месяцев, - усмехнулся Артём.

- Нет, я… я был врачом в молодости, до того как принял сан, - пояснил мужчина и немного смущённо улыбнулся, - Я священник. Отец Владимир зовут.

- Вот как, - удивился Артём и задумался. В их селе был священник, но он имел с христианством не больше общего, чем обезьяна с человеком, Артёму пришлось зарубить его прямо в храме, когда тот пытался унести ноги, захватив с собой полный автомобиль припасов и бросив всех на смерть. Этот старичок был совсем на того не похож.

- То есть роды ты принять не сможешь? – мрачно спросил Данил.

- От чего же, - улыбнулся батюшка, - Смогу. Дело хорошее.

Данил и Артём переглянулись с Павлом.

- У вас тут провизия какая-нибудь есть? – наконец спросил Артём.

 

****

Машину сильно подбросило на кочке, и Данил нервно закусил губу.

- Чтоб тебя…

Коробку с детской кроватью пришлось положить в прицеп, и теперь Данил нервничал и беспокоился за неё, вдруг на какой-нибудь из неровностей дороги что-то лопнет или сломается? Но просёлочные дороги были ужасны, и при всём желании он не мог объехать все выбоины.

- Так значит, ваша жена скоро родит? – осторожно поинтересовался сидящий на заднем сидении священник.

- С чего вы взяли, что именно моя? – мрачно спросил Данил, перейдя, наконец, на «вы». Он был рад, что нашёл врача, но по-прежнему не вполне доверял ему.

- Я заметил обеспокоенность на вашем лице, когда вы говорили об этом, - ответил священник, - Поверьте, за долгие годы служения я научился разбираться в людях.

Данил только пожал плечами, и насмешливо переглянулся с Артёмом.

- Полезный навык в нашем мире, - заметил Павел.

- Вы правы, - грустно ответил батюшка.

- Мы… мы вообще-то не женаты, - выдавил Данил, спустя какое-то время.

- Вот как? – удивился священник, - Как так вышло?

- А как обычно дети появляются? – насмешливо спросил Артём. Батюшка проигнорировал его реплику.

- Мы встречались до всего этого, - глядя на дорогу, сказал Данил, - А потом… было уже не до загса.

- Понимаю, - тактично кивнул священник.

Какое-то время в кабине царило молчание, и громко скрипела подвеска. Павел скосил глаза на своих соседей по сидению и про себя отметил, что симпатичная девчонка не сводит глаз с грозного водителя.

- Если хотите, я мог бы обвенчать вас, - неожиданно предложил священник.

- А какой в этом смысл? – скептически поинтересовался Данил, подумав мгновение.

- О, это очень важно, особенно в нашем нынешнем мире, - серьёзно ответил батюшка, - Венчание происходит только один раз в жизни. Это свидетельство перед Богом вашего единства, вашей любви. После этого таинства ваши души никогда не будут одиноки, и вы всегда должны быть вместе… Пока смерть не разлучит вас.

Данил вздрогнул, и воспоминания холодными тенями пронеслись перед глазами. Артём заметил это, но ничего не сказал. Он уже давно понял – этот человек хранит свои тайны неспроста. Что с ним произошло по дороге из Питера в Оренбург, не знает никто, даже Кристина. Артём не сомневался, что у его друга были свои причины не рассказывать эту историю. Так же как и у него, не рассказывать свою.

- Я… подумаю, - наконец ответил Данил, глядя перед собой невидящим взглядом, - И… и с Кристиной поговорю…

- Конечно, - кивнул священник, - Это должно быть по обоюдному согласию.

Данил как-то отвлечённо кивнул, и снова уставился на дорогу. В сознании тёмным эхом звучало: «Пока смерть не разлучит вас… Пока смерть не разлучит вас…».

Крыловой Ольги


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 278. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.072 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7