Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 8. Мое сердце бешено колотилось, громким ревом, заглушающим звуки журчащего ручья неподалеку




 

Мое сердце бешено колотилось, громким ревом, заглушающим звуки журчащего ручья неподалеку. Он оставил меня одну?

— Энтони? Ты где? — Прошептала я так, чтобы не привлечь внимание любого безумного психопата убийцы, который ждет меня в лесу.

Черт, он не мог уйти без меня назад. Он не мог быть таким жестоким.

В тот момент я с болью вспоминала Хлою и ее родителей, перед тем как она позже выгнала меня из своей машины.

Тони знал, что я была напугана, и все же он играл со мной. Все то, что он сказал и сделал сегодня днем, было только для шоу.

В тот момент, я проклинала его в пылающие глубины ада.

Шелест деревьев, слева от меня заставил мою кровь застыть. Я сделала крошечный шаг назад, чувствуя холодный металл Мэтра у меня за спиной. Металл и еще что-то.

Тело.

Мое сердце застыло в груди, и я кричала!

Падая на землю, я обернула свои руки над головой для защиты. Словно это могло спасти мою несчастную задницу.

Смех прозвучал надо мной. Звук, который я раньше никогда не слышала, но, в любом случае, узнала. Мне должно было стать легче, но я не могла успокоиться. Луч фонаря блеснул в мое лицо перед тем, как Тони захватил пальцами меня за плечи и поднял, по-прежнему кричащую, на ноги, не в силах удерживать свет, по-прежнему лающе смеясь.

— Ты, проклятый ублюдок! — Я кричал на него, и била кулаками в его грудь. — Ты полный осел! Я чуть не обмочилась в штаны, ты, ты... придурок! — И слезы навернулись на мои глаза.

Теперь он только мог стоять и смеяться, укорачиваясь от моих ударов. Затем одним движением, настолько быстро, что я не видела его, схватил мои запястья и скрутил меня так, чтобы моя спина была прижатая к нему, обнимая и останавливая мои удары. Он бормотал какое-то бессмысленное дерьмо в мое ухо, в то время как я все еще выкрикивала ему всевозможные проклятия, пытаясь привести себя в норму. Только, когда его губы приблизились к моему уху, я услышала, что он говорил.

— Ш-ш-ш, Сэм, прекрати. Все хорошо. Никто не обидит тебя. Я не обижу.

Я сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь взять себя в руки, когда полное изумление привело меня в состояние неподвижности. Он обнял меня. И он был удивительно нежным. Запах его геля для душа подавлял запах хвои и влажной травы, поселяясь в моей голове, как транквилизатор.

Я позволила мышцам расслабиться. Он не обидит меня и не сыграет снова со мной злую шутку. Он просто ушел на секунду, чтобы... сделать что?

— Где ты был? — Прохрипела я.

— Пошел пописать. Я не знал, что ты сойдешь с ума в течение десяти секунд.— Все еще остался след развлечений в его голосе, и я не знала, должна ли ненавидеть его за это, или упасть еще глубже в его объятия. Ощущение было слишком странным.

Зазвонил телефон, и он отпустил меня, вручая мне Гаторейд.

— Что такое? — Ответил он, снова посмеиваясь. — Нет, она просто немного нервная. Все хорошо, — заверил он того, кто звонил и отключился, затем засунул телефон обратно в карман.

Я приковала его мертвым взглядом в темноте.

— Никогда. Не делай. Так. Снова!

— Для своего роста, у тебя сильный удар. — Потирая грудь, он скривился, поддразнивая меня. — Пошли назад. Они беспокоятся о том, что я потерял тебя в лесу.

— Они слышали меня? — Захныкала я.

— Весь Гровер Бич, наверное, слышал твой крик, — он обернул пальцы вокруг моего плеча и заставил меня двигаться.

Когда он снова отпустил меня, я потерла место, которое быстро становилось холодным. Ничего себе, он притронулся ко мне. Я закатила глаза. Но дело в том, что он сделал это по собственному выбору, без тошнотворных звуков, но с небольшой улыбкой, я видела, когда украдкой смотрела на его лицо.

Это был его способ исправить то, что он был таким гадом? Я не могла полностью доверять ему, но если это было так, то я не жаловалась. Мне понравился этот Тони намного больше, чем тот придурок, которого я узнала за последние несколько дней.

Теперь он шел медленно, и мне не нужно было бежать, чтобы догнать его. Это выглядело так, словно ему не хотелось возвращаться. И, с появлением этой его новой стороны — мне тоже. Но я все еще была осторожна.

— Это так ты меня избегаешь? — Спросила я.

— Я, честно, собирался, — признался он низким голосом, — но с моими удивительными друзьями, ты видишь, что это невозможно.

О, то есть, в конце концов, ничего не изменилось.

— Я сожалею, что они отправили меня с тобой, Энтони, — пробормотала я, чувствуя себя словно… хорошо, откровенно говоря, я не знала, что чувствовать сегодня вечером.

Он откинул голову назад, вздыхая, наверно, раздраженно.

— О Господи, ты перестанешь, наконец, называть меня Энтони? Ты похожа на мою бабушку.

— Ты сказал мне называть тебя так, — и, насколько я помню, это воспоминание не было связано ни с чем хорошим.

— Да, я сказал. И теперь я говорю тебе перестать. Меня зовут Тони. — Он остановился и развернул меня к себе, чтобы я посмотрела него. — И не расстраивайся. Я не говорил, что не хочу, что бы ты приезжала, так ведь?

— Хмм, нет. — Мои глаза расширились, когда он положил руки мне на плечи. Я сделала маленький шаг назад.

— Так почему бы нам просто не...

Я не слышала остальную часть его слов, потому что маленький шаг назад привел меня на край речного берега. С истеричным воплем я потеряла равновесие, летя по небольшому склону, кося сорняки, и приземлилась с всплеском на задницу посреди реки. Задыхаясь и бормоча что-то, я чувствовала, что холодная вода заливает мою одежду, но не могла двигаться, как будто это навсегда.

— Сэм? — До меня донесся взволнованный голос Тони. Луч фонарика светил вокруг меня, пока не попал мне прямо в лицо.— Тебе больно?

Я покачала головой, полностью озадаченная.

Я не могла видеть его лицо из-за луча фонарика, ослеплявшего меня, но его внезапный смех раздался на весь лес.

— О, мой Бог. Почему ты не вылазишь?

Да, как я любила сидеть в холодной воде. Свет фонаря прыгал, пока он спускался вниз по маленькому склону. Спустившись, он наклонился вперед, схватил мою руку и потянул к моим ногам. Вода капала с моей одежды, а ботинки промокли.

Тони помог мне вылезти из ручья и вернуться обратно на тропу. Мои зубы стучали. Я ужасно дрожала.

— Я... Я потеряла Гаторейд Алекса.

— Я уверен, что он проживет ночь без него, — он вставил фонарик между двумя ветками, направив луч на нас. — Раздевайся, — приказал он и начал стягивать свой свитер через голову. При этом рубашка под ним задралась вверх, но он одернул ее мгновением спустя.

Я стояла суровая, словно снеговик, в которого уже начала превращаться.

— Чего ты ждешь? — Спросил Тони.

Из меня вырвался нервный смех: — Я не буду рр-раздеваться.

— Ну, да. Ты промокла до костей. Если вернешься с пневмонией, то другие не позволят мне жить с этим. Так что снимай ветровку и футболку. — Тут на его лице появилось что-то новое, чего я не видела раньше. Дразнящая улыбка. — Ты можешь оставить штаны.

Я, вероятно, выглядела ошеломленной этим.

Через мгновение он дотянулся и расстегнул мою ветровку. Я вздохнула, но слишком замерзла, чтобы возражать. Пока он не вытащил руки из рукавов ветровки и не взялся за края футболки.

Я поймала его запястья ледяными пальцами.

— Стоп!

Он ждал.

— Хорошо, — бормотала я. — Я сниму ее, но ты отвернись. — Он не должен увидеть глупый лифчик со Снупи, который я сегодня одела.

— Конечно, — устремив взгляд вверх, Тони отвернулся и повесил свой свитер на плечо для меня, что бы я взяла его, когда была готова.

Я сняла мокрую футболку и бросила ее на другое плечо, что заставило его съежиться и заскулить, а меня улыбнуться. Когда я надела свитер, мне пришлось закатать манжеты три раза, чтобы мои руки были видны. О, черт, в нем было так хорошо. Уютный, теплый, и...

— О, мой Бог, я не знала, что ты, на самом деле, так приятно пахнешь, — сказала я, дразня и нюхая его воротник, когда он снова обернулся.

—Да, ты знаешь, я периодически принимаю душ, — ответил он. Он смотрел на меня пару секунд и, чтобы он там не увидел, заставило его улыбаться. Затем он схватил фонарик и игриво натянул капюшон своего свитера над моей головой.

Он отжал одежду, затем заставил меня идти. Мы отправились обратно бок о бок с ним, с моими мокрыми вещами. Это был только маленький акт доброты, но это не ускользнуло от меня.

Пока свитер Тони сохранял в тепле верхнюю часть моего тела, ноги и ступни начали неметь. Мысль о костре — единственное, что заставляло меня идти.

Когда мы добрались до лагеря и скрип моих промокших ботинок объявил о нашем приходе, все повернули свои головы. Лиза ахнула, увидев меня, Райан дернулся с его лежачего положения, а Сьюзен вскочила на ноги и кинулась к нам.

— Что, черт...

— Она упала в ручей, — Тони оборвал её сухим тоном. — И не смотри так на меня, Миллер. Я её не толкал.

—С тобой никогда не узнаешь, — зарычала Сьюзен. — Ты в порядке, Сэм?

— Да, — сказала я ей, скорчив лицо. — Просто промокла ниже пояса и жутко замерзла.

Она пропустила меня, и я поспешила к костру. Первый поток тепла, который ударил мне в лицо, заставил меня застонать, что всех рассмешило. Я сидела на корточках у костра, все еще с капюшоном на голове, держа руки над огнем. Ох, пламенный рай.

Тони рассказал остальным какие-то смутные сведения о моей оплошности и, как я оказалась сидящей в ручье. Я только слушала одним ухом. Комфортное тепло полностью поглотило меня.

Через некоторое время, я сложила руки на полусогнутых ногах. Покачиваясь взад и вперед на пятках, положив щеку на колени.

С головой набок на коленях, мой взгляд упал на Тони, который сидел перед своим прежним бревном. Мы смотрели друг на друга пару секунд, пока остальные разговаривали о чем-то другом — футбол, как обычно.

Тони сказал очень тихим голосом

— Сними свои ботинки.

Он был прав. Я должна была снять их. От своего отца я знала, что носить мокрую обувь более чем несколько часов, могло причинить сильный вред. Мне хотелось, чтобы мои ноги остались здоровыми, так что я расшнуровала ботинки и высунула ноги, поставив сапоги, так, чтобы огонь мог высушить их. Вскоре последовали мои носки. Я заметила, что моя левая нога была перепачкана кровью, капающей от травмы на моей голени. Подняв ноги, я осмотрела рану. Это был отвратительный порез около двух дюймов в длину. Онемевшая от холода, я не чувствовала никакой боли. Но, похоже, необходимо наложить швы.

Я кинула быстрый взгляд вокруг, чтобы удостовериться, что никто не заметил то, что произошло с моей ногой, и поставила ногу назад. Возможно, это было не так уж плохо. Небольшой лейкопластырь, наверно, мог бы помочь, сказала я себе. Без особых проблем нога могла подождать до завтра. Небольшая царапина не должна портить всем вечер.

Двадцать минут спустя, мои брюки были сухие и теплые, как будто они были только что поглажены для меня. Только они пахли горелым сорняком, как и я вся. Я одела все еще влажные ботинки, чтобы скрыть кровь на моей ноге от других, прежде чем поднялась со своего удобного местечка у огня и пошла искать мою футболку и куртку.

— Дерьмо,— пробормотала я, собирая их.

Взгляд Тони перешел на мокрый узелок в моих руках потом обратно на мое лицо.

— Оставь себе на ночь мой свитер.

Я, правда, этого не хотела, но знала, что он улыбался. В основном по тому, как немного поднялись уголки его сжатых губ. Я кивнула и последовала за Сьюзен в палатку, остальные пожелали друг другу спокойной ночи тоже пошли спать. В своих штанах и свитере Тони я заползла в спальный мешок и застегнула его до подбородка. Свет маленького костра, который мы оставили гореть, светил через синтетический непромокаемый брезент, заставляя тени танцевать на стенах.

—Ты хорошо провела время? — прошептала Сьюзен.

Я наклонила голову в ее сторону.

—М-мм.

— Ты счастлива, что поехала с нами?

Если подвести итог вечера, то Тони и я заключили мир, он не называл меня уродиной, и сейчас я одета в его свитер. Я бы сказала, что это некоторый прогресс после ужасного начала.

— Да, — прошептала я.

Широкая ухмылка медленно расползалась на губах Сьюзен.

— Добро пожаловать в Бэй Шаркс, Сэм.

Я знала, что она имеет в виду под этим. Все давно приняли меня в их тесный круг друзей.

— Спокойной ночи, Сьюзен,— сказала я и вжалась глубже в спальный мешок, закутанная в облако геля для душа Тони

Трудно сказать, сколько времени прошло, когда жгущая боль в моей ноге выдернула меня из лишенного сновидений сна. Я закрыла лицо изгибом моей руки и вздохнула.

Порез беспокоил меня следующие несколько часов. Сон остался в прошлом. Я не хотела включать фонарик и будить Сьюзен, которая счастливо храпела в своем спальном мешке. Огонь погас, так что я была в ловушке в кромешной ночи. Я старалась не стонать, а боль становилась все хуже.

Когда рассвет, наконец, пробрался через лес, я тайком выбралась снаружи, медленно сходя с ума от бьющего давления в ноге.

Застегивая молнию как можно тише, я оставила спящую Сьюзен в палатке. Потом на цыпочках отошла от лагеря. Я не ожидала, что кто-то может встать в такую рань, поэтому была удивлена, обнаружив Райана, прислонившегося к дереву, и Тони лежащего, развалившись в траве вниз по ручью, тихо беседуя.

Когда Райан заметил меня, озадаченное выражение появилось на его лице, Тони запрокинул голову и увидел меня.

— Доброе утро, — сказали оба низкими голосами.

—Угу, привет,— я наклонилась и повернула свое тело, надеясь, что они не заметят огромное пятно засохшей крови на моих брюках.

— Как давно вы ребята проснулись?

— Пару минут назад, — ответил Райан. — Почему ты так рано встала?

— Я...э-э...

Внезапно Тони перекатился на живот, с сердитым взглядом.

— Это кровь у тебя на ноге?

—Гм... нет.

— Конечно, это она. — Он поднялся на ноги и пошел вверх по травянистому склону.

Райан последовал за ним, они оба заставили меня сесть на траву, убеждая показать им ногу.

— Ох, серьезно, это... гмм... — Черт побери, я должна прекратить это глупое бормотание, причем быстро.

Райан вопросительно поднял бровь.

—Ты хочешь сказать это ничего?

— Просто царапина, большое дело.

Он попытался задрать мою штанину, но ткань присохла к ране и я вздрогнула.

— Ничего страшного, — сказал он дрогнувшим голосом и начал аккуратно отдирать ткань от кожи. — Это случилось, когда ты упала в реку?

Я сглотнула и кивнула.

—Почему ты не сказала нам? — Зарычал Тони.

— Я не хотела испортить всем вечер.

Тони закатил глаза, и тут меня пронзила острая боль. Райан отцепил штаны от моей ноги. Рана стала открытой. Я чуть не задохнулась от этого. Он был прав. Это точно не было пустяком. Выглядело ужасно. Кровь, смешанная с грязью и какой-то жидкостью, сочившейся из раны.

—Боже мой, фу, — Воскликнул Тони.

Райан поднял голову к нему.

—У нас осталась вода в бутылках?

Тони кивнул и ушел прежде, чем я успела сказать, что не хочу, чтобы кто-то кромсал мою ногу. Когда он вернулся, я прикрыла рану руками.

— Никто не будет трогать это, — предупредила я смертельным голосом.

Тони присел рядом с нами и положил руку на мое плечо.

— Все в порядке. Хантер знает, что делает. Он сын ветеринара.

Я одарила их недоверчивым взглядом.

— Простите?

Смеясь, Хантер убрал мои руки.

— Не беспокойся. Митчелл просто дурачится. Но я латал себя больше раз, чем могу сосчитать. Доверься мне. Я знаю, что делаю. — Он открутил бутылку и медленно полил воду над моей кровоточащей раной.

Она горела, будто тысячи иголок в одно и то же время пронзили мою ногу. Я сделала глоток воздуха сквозь зубы, особенно когда он вытер стороны чистой салфеткой, которую Тони тоже принес.

Когда большая часть грязи была смыта, рана больше не выглядела так плохо. Просто глубокий отвратительный красный порез. И с середины торчала щепка.

О. Боже. Мой. Я задрожала, когда слабость вторглась в меня. Жуткий холодок пробежал вниз по моей спине.

Оба парня посмотрели друг на друга, потом на меня.

— Ты знаешь, что это нужно втащить, Сэм, — сказал Райан голосом, полным сострадания, но также и решимости.

Да, один лейкопластырь тут не поможет. Застонав, я потерла руками лицо.

— Я даже не знаю, где больница или врач в этом городе.

— Доктор сегодня не дежурит, а до другой больницы двадцать миль, — сухо сказал мне Тони.

Райан по-прежнему держал руку на моей щиколотке, и уставился на Тони с созерцательным взглядом.

— Отвезем ее к моему отцу?

Тони взглянул на свои наручные часы.

— Сейчас 5:15.

— Это только звонок. Я разбужу Лизу и скажу ей, что мы собираемся.

— Пусть девушки спят. Я могу отвезти Сэм к тебе домой.

— Эй, остановитесь, вы оба, — прервала я их. — Я не собираюсь давать ветеринару вырезать что-то из моей ноги.

Райан сжал мою ногу чуть крепче, и посмотрел на меня ободряющим взглядом.

— Я обещаю тебе, что он ничего не вырежет. Но нужны кое-какие стерильные инструменты, чтобы сделать это. Я не хотел бы доставать это только своим пальцем. Тем не менее, — протянул он, положив пальцы на край моей раны, и немного растянув ее, — если ты хочешь, то я могу…

— Нет-ох! — Я прервала его и отодвинула его руки в сторону.

Его ухмылка показала, что он, все равно, никогда и не намеревался вытащить занозу голыми руками.

Я вздохнула.

— Хорошо. Я поеду к твоему отцу.

— Хорошо, — Райан кивнул и тыкнул кнопку на своем телефоне. Вероятно, его родители были на быстром наборе.

— Эй, папа, — сказал он после ожидания, казавшегося вечностью.

— Вчера вечером моя подруга упала, и теперь в ее голени торчит кусочек дерева. Ты можешь ее посмотреть? — Он сделал секундную паузу. — Нет, не Лиза. Её зовут Сэм. Тони будет у нас дома с ней через двадцать минут, — он кивнул Тони, который встал на ноги и потянул меня за собой.

— Пошли, Саммер. Давай залатаем тебя, — сказал он, пока Райан заканчивал звонок.

Мы вернулись в лагерь, где я скользнула в свои ботинки, а Тони принес свои ключи от машины из палатки. Две минуты спустя мы выходили из леса, я, прихрамывающая, и Тони, бросающий на меня взволнованные взгляды.

 

Тони

 

— Странный вчера был день, да? — Сказал я низким голосом, идя быстрым подпрыгивающим шагом через лес к своей машине. Я просто должен был что-то сказать.

Она молчала, и это заставляло меня чувствовать себя не комфортно.

Сэм наклонила голову, поднимая одну бровь.

Я немного замедлился, потому что она ужасно хромала со своей больной ногой, и я не хотел подкидывать ей новую проблему.

— Сначала я заставил тебя кричать, потом вытаскивал тебя из реки...

И тогда она громко засмеялась.

— Ты меня не спасал. Я сидела всего лишь по грудь в воде.

— Да, но ты же крошечная, — засмеялся я, чувствуя странное влечение к звуку ее смеха. — Поток мог легко унести тебя.

— Ой, заткнись! — Она стукнула меня по руке и скорчила лицо, но я успел заметить ее усмешку. Это делало нас друзьями?

Я думал, что мне не нужна была еще одна Саммерс в друзьях, но что-то упало у меня в груди от глупого счастья, которое появилось, когда сегодня утром я впервые ее увидел.

Через три хвойных дерева вниз, Сэм откашлялась.

— Тони, можно кое-что спросить?

Мне нравилось, что она назвала меня Тони, но в тоже время я задавался вопросом, не было ли это ошибкой? Это значит, что я пустил ее в зону моих друзей и вытолкнуть ее обратно будет трудно.

— Что такое?

— Это конечно не просто из-за того опрокинутого стакана. Ты можешь сказать мне, почему ты с самого начала меня возненавидел?

Я вздохнул и подумал, что из правды я мог сказать ей и все еще быть в безопасности. Ничего, решил я, в конечном счете, таким образом, единственным ответом, вышедшим из меня, была вымученная улыбка.

— Нет.

— Должно быть, что-то ужасное, если это заставило тебя превратить меня в ведьму, — пробормотала она.

Ты не представляешь, в кого еще я тебя превратил.

— Не расстраивайся, пружинка. Меньше знаешь — крепче спишь.

— Пружинка?

Я напрягся.

— Что?

— Ты только что назвал меня пружинкой, — ее глаза сузились, когда она остановилась и сложила руки на груди. — Что это? Новое оскорбление?

Мое дыхание превратилась в лед в легких. Я, в самом деле, не мог назвать ее так. Что, черт возьми, со мной происходит?

— И тут я подумала, что мы оставили все дерьмо в прошлом, — она ворчала, и заковыляла дальше, оставляя меня позади. — Моя ошибка.

Я догнал ее и прорычал.

— Это не было оскорблением, Саммерс. — Натянув капюшон моего свитер, который Сэм по-прежнему носила, и который выглядел невыносимо горячо на ней, на ее глаза, я игриво толкнул её. Не сильный, просто нежный толчок, но, во всяком случае, она споткнулась и заскулила.

— Вот дерьмо! — Я потянулся к ее руке, чтобы удержать её.

Мягкий смешок нарушил ее нытье. Что... она смеется надо мной? Этот маленький тролль! Ну, я, наверное, заслужил это, что за все, что я сделал ей. За все разы, что она плакала. Но все-таки. Я притянул ее ближе к себе, крепко держа за предплечье и угрожающе прорычал ей на ухо:

— Я должен сбросить тебя в тот ручей снова, девочка.

— Есть еще одежда, чтобы поделиться? — Спросила она, кокетливым и милым тоном

Я не мог перестать представлять её в моей белой майке вместо этого свитера и мешковатых брюк. Выбросив эти захватывающие мысли, я встряхнул головой и выпустил её руку.

 







Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 138. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия