Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Www.e-puzzle.ru 9 страница





Его внутренние установки и переживания, он это признает, иногда как-то влияют на внешние обстоятельства, но это его не очень интересует, поскольку к внешнему миру самому по себе он практически равнодушен. Однако у него возникают первые идеи о полезности адекватного внешнего выражения, потому что он иногда чувствует, что внешний мир нуждается в том, чтобы человек себя правильно выражал. (На первом уровне этого понимания совсем нет.) Он понимает, что есть разные пути выражения себя, и разные способы восприятия мира, и что в некоторых случаях это полезно иметь в виду.

В частности, он понимает, что он не прозрачен. (Я обращаю ваше внимание на то, что совершенно непонятный для вас интровертный человек первого уровня во многих случаях считает себя абсолютно прозрачным для внешнего мира.)

На третьем уровне осознания внешние обстоятельства становятся осознаваемыми ценностями человека. Он понимает, что его восприятие дает ему то, что он во внутренней жизни воспроизвести или заменить не может; другими словами, он осознает, что его внутренний мир прямо зависит от его внешних впечатлений. И он начинает совершенствовать свои каналы восприятия. Кроме того, и это тоже важно, человек пытается как-то управлять процессом внутреннего представления (репрезентации, как говорят психологи) результатов своего восприятия. Что это значит?

Мы воспринимаем внешний мир органами чувств, но их сигналы превращаются в образную или логическую систему, которая должна встроиться в наш внутренний мир — и это (внутренняя репрезентация) — достаточно сложный процесс, в котором есть много стадий; и человек начинает понимать, что здесь от него многое зависит: что от того, насколько полно его восприятие, и насколько оно искажается в процессе переработки, очень сильно зависят обстоятельства его внутреннего мира. Он делает первые шаги к восприятию своего подсознания и своей цензуры, направленной на внешний мир; в частности, он пытается эту цензуру ослабить или хотя бы понять.

У него возникают внутренние ценности, касающиеся внешнего мира, чего раньше не было. В частности, образ внешнего мира в его внутреннем мире приобретает определенную значимость, ценность. На предыдущих уровнях образом внешнего мира во внутреннем пространстве человека была груда мусора, из которой можно было произвольно выбирать что понравится — с тем, чтобы потом свободно перерабатывать свои находки, произвольно адаптируя их к своим внутренним нуждам. На третьем уровне эта картина кардинально меняется, и представления о внешнем мире становятся для человека осознаваемой ценностью сами по себе.

На четвертом уровне человек осознает, что у него есть образ внешнего мира как отдельно существующий объект в его внутреннем мире. Он разделяет внутренние и внешние ценности, проводит между ними качественное различие. И поскольку внутренний образ внешнего мира становится для него определенной ценностью (где-то положительной, где-то отрицательной), то косвенным образом это обстоятельство переносится и на сам внешний мир, то есть он сам по себе и взаимодействие человека с ним становятся для человека значимыми. Заметьте: для сильно интровертной личности такое признание равнозначно подвигу.

Кроме того, этот человек пытается осознанно выражать существенные для себя, но не видимые окружающим моменты своей внутренней жизни — это для него тоже подвиг. Он это переживает как устрица, которая при знакомстве с подводным миром, причем с весьма подозрительными и прожорливыми существами этого мира, стала бы раздвигать свои створки — прекрасно понимая, что ее могут сожрать тут же, на месте. Но, тем не менее, в каких-то ситуациях, в каких-то случаях человек это делает и, более того, специально подбирает себе формы для адекватного самовыражения.

Для интроверта этого уровня характерна манипуляция окружающими через свое состояние. Всем известно, как маленькие дети манипулируют родителями — надул губки, изобразил себя полностью несчастным — и тут же получил запретный плод. Но дети делают это стихийно, а этот человек осознает силу и возможности тонкой манипуляции внешним миром через свое внутреннее состояние и учится делать это тонко и корректно. И очень эффективно. Например, если ему нужно, чтобы внешний мир стал повеселее, он усилием воли приходит себя в веселое настроение

— и вскоре внешние обстоятельства таинственным образом перестраиваются и начинают ему улыбаться.

Иногда ко мне после нескольких массажных сеансов приходит улыбающееся, счастливое существо с розовыми щеками и говорит: «Надо же, какое чудо на работе случилось — все вдруг стали мне так улыбаться и так радоваться, когда меня видят, и такие добрые со мной стали». А я думаю: насколько же люди не видят себя со стороны: три сеанса назад это было мрачное, угрюмое, несчастное существо с угрожающими манерами, и совершенно понятно, что внешний мир от него оборонялся, как мог — а теперь в этом нет необходимости; вот и все чудо, но как его клиентке-то объяснить?

На пятом уровне у человека налаживается взаимодействие внутренней и внешней ценностных систем, то есть ценностей, связанных с внутренним миром и с внешним миром, и они частично выравниваются в правах. Дело в том, что раньше ценности, связанные с внешним миром, были вторичными по отношению к внутренним, а теперь они уже приобретают самостоятельное значение. И у человека возникает представление об интеграции личности. В частности, его начинает тревожить, что для него слишком уж сильно разделены внутренние переживания и внешняя деятельность. Он (с ломками, с трудом) приходит к выводу, что внешняя жизнь тоже может быть организована таким образом, чтобы она приносила не меньшее удовлетворение, чем внутренняя. Более того, он хочет, чтобы та и другая соединились вместе. Он обнаруживает, что многие отработанные им во внутреннем мире техники являются на самом деле совершенным инструментом для внешней деятельности. Здесь осваивается сознательное управление точкой сборки (состоянием сознания) как техника настройки на эгрегоры, на архетипы, на любую внешнюю работу. В Японии говорят, что настоящий воин, самурай при сражении на мечах (чисто, казалось бы, внешняя ситуация) находится в состоянии очень глубокой медитации. Конечно, это не та медитация, когда человек закрывает глаза, отключает остальные органы чувств и успокаивает свой ум. Здесь внешний мир воспринимается всеми рецепторами, но тем не менее, это особое измененное состояние сознания, которому сопутствует полное внутреннее спокойствие и абсолютное бесстрашие. Во всяком случае, человек понимает, что находясь во внешнем мире, он в очень большой степени зависит от своего внутреннего состояния и внутреннего мира в целом, и именно внутренний мир напрямую ведет его во многих внешних ситуациях.

На этом уровне возникают спонтанные моменты синтеза внутреннего и внешнего состояний, и начинается процесс интеграции личности.

А на шестом уровне происходит полная интеграция внешней и внутренней ценностных систем и интеграция личности, то есть здесь внутренний мир как бы растворен во внешнем мире и наоборот, и человек их жестко не разделяет, хотя его интровертная акцентуация все равно остается.

* * *

А сейчас я хочу несколько подробнее рассмотреть устройство внутреннего и внешнего миров, выделив в каждом по два различных слоя.

Два слоя внутреннего мира

Начнем мы с мира внутреннего. Что такое вообще жизнь во внутреннем мире? Если говорить на наивном языке, то это такое состояние человека, когда он отключен от внешних источников информации, то есть когда по сенсорным каналам ( это зрение, слух, осязание, обоняние и вкус) к нему ничего не поступает. Он сосредоточен на себе, то есть на тех фантазиях, мыслях, чувствах, которые проплывают перед его внутренним взором.

Человека, ориентированного на внутренний мир, Юнг называет интровертом. Но здесь мы должны сделать четкое различение, поскольку внутренний мир человека неоднороден и, следовательно, интроверты бывают разные. Во внутреннем мире очень четко выделяется две разных области, причем они выделяются на любом уровне развития психики — по-видимому, начиная с того момента, когда ребенок осознает себя. Первую часть я условно назову Автономным миром, а вторую — Обусловленным миром. Если говорить о модальностях, или о состояниях сознания (положении точки сборки), то состояние сознания, когда человек находится в Автономном мире, мы назовем интро-интровертным, а человека, для которого оно типично и любимо — интро-интровертом. Состояние сознания, когда человек находится в Обусловленном мире, мы назовем интро-экстравертным, а человека, для которого оно типично и любимо — интро-экстравертом.

Что же это за области внутреннего мира? Автономный мир

— это внутренняя реальность, которая создается человеком путем своих собственных внутренних усилий, внутренней работы, фантазии, воображения, и которая обладает определенной устойчивостью, так что практически не зависит от его внешних впечатлений. Типичный пример: человек сам себе сочиняет сказку — там есть особый им придуманный мир со своей флорой и фауной, а также ландшафтами и народонаселением, там могут быть говорящие животные и самосознающие прыгучие подстаканники или канделябры, там между различными существами возникают свои отношения, идут какие-то интриги, оформляется сюжет. Понятно, что это все есть продукт чистого воображения человека, который не зависит от его внешней жизни.

Интро-интровертное состояние человека, когда он полностью поглощен своим Автономным миром, может быть совершенно бессмысленно-хаотичным (таковы неуправляемые грезы), а может быть и конструктивным — сочиняет человек себе сказку, и неплохо сочиняет. Но в любом случае для Автономного мира характерно то, что он не предназначен для взаимодействия с внешним миром. Он — личная собственность данного человека, которая мыслится им как таковая, а не в связи с обстоятельствами его внешней жизни. Он нередко переживается как нечто очень интимное, личное и оберегается от окружающих — и вообще от внешней реальности.

Автономный мир человек творит самостоятельно, хотя и пользуется при этом переработанными образами и сюжетами из внешнего мира. Но, кроме того, он при этом пользуется чисто внутренними источниками, например, своим внутренним «я», трансляциями из Мирового Разума, ноосферы, различных эгрегоров и т. п. Оттуда, изнутри, идут информация, энергия, динамика. И в результате внутри человека возникает весьма своеобразное, лишь ему одному свойственное, автономное образование, резко отличающееся от его Обусловленного мира.

Обусловленный мир — это тот образ мира, который создается внутри человека с целью поддержки его непосредственного внешнего поведения. Это трезвое, а точнее — внешне-ориентированное представление человека о внешнем мире. Это инстанция, специально предназначенная для взаимодействия человека с внешним миром — таким, каким он предъявляет себя этому человеку. Состояние сознания, обращенное к Обусловленному миру, я далее называю интро-экстравертным, а человека, для которого оно наиболее типично — интро-экстравертом.

Между этими двумя частями внутреннего мира есть определенное взаимодействие. В частности, существует нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный мир, и восходящая трансляция из Обусловленного мира в Автономный. Далеко не все элементы и образы Обусловленного мира попадают в Автономный, и по пути их ожидает расчленение, модификация, доработка и переработка с целью приспособления их к структуре и фактуре Автономного мира — в этом направлении трудится восходящая трансляция, снабжая Автономный мир необходимыми ему элементами субъективно воспринятой внешней реальности.

Что же такое нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный? Могу привести пример. Когда у меня возникает желание поведать своему собеседнику о своем интимном, сокровенном внутреннем пространстве — я не могу сделать это без подготовки. Сначала я хотя бы в общем должен представить себе своего партнера — насколько интересны будут ему мои откровения, как он к ним отнесется, насколько окажется доброжелателен и скромен, какие мои слова и образы окажутся ему близкими или хотя бы понятными. И это и означает, что перед тем, как начать реально что-то говорить, я сначала попытаюсь разместить свою интимную информацию (расположенную исходно в Автономном мире) в своем обусловленном мире, и посмотреть, что из этого получится, и лишь затем приступлю к реальной исповеди.

А вот другой пример. Представьте себе женщину, у которой имеется уже взрослый сын. Она сама для себя, то есть в Автономном мире, видит его пятилетним мальчиком, и все, что он делает, где-то внутри себя интерпретирует именно так, хотя ее Вовасику уже сорок лет и метр восемьдесят росту. Но вот он приходит домой вечером после работы — и ей представляется маленький мальчик, который бегал где-то на улице, может быть, падал и ушибался, где-то и безобразничал, а сейчас вот вернулся домой, грязный, усталый и голодный, и надо его умыть, накормить и обласкать. Такой образ формируется у нее внутри в Автономном мире. Но этот образ не рабочий, он для нее не функционален, он уместен только наедине с самой собой. Ей все же надо взаимодействовать с реальным взрослым мужчиной, Владимиром Игнатьевичем, солидным, уважаемым человеком, мастером ремонтного цеха, и она свою заботу о нем, свои инотонации и слова, которые хотела бы ему сказать, подвергает определенной цензуре и трансформации. Она ему не говорит, как это звучит у нее в Автономном мире: «Бедный Вовасик, как ты, наверное, устал, давай я тебя умою, накормлю и поглажу по головке», — она знает, что он такого обращения не примет, и переводит эту фразу в Обусловенный мир, где ее сын уже не пятилетний мальчик, а взрослый мужчина, и она ему готовит в своей голове такую фразу: «Здравствуй, Володя. Раздевайся, ужин на плите, еще теплый». Заметьте: это совсем другая фраза, и она резко отличается от первой по многим своим модальностям: например, первая идет от Родителя к Ребенку, а вторая — от Взрослого к Взрослому, и их интонации тоже совсем разные. Так работает нисходящая трансляция из Автономного мира в Обусловленный.

Аналогичная ситуация возникает у любого человека, который начинает практически реализовывать давно лелеемый в своем свободном воображении проект, своего рода идеал. Например, вырастает интро-интровертная девушка, у которой уже давно в Автономном мире сформирован четкий образ любимого: она точно знает, каким он должен быть. (Многочисленные слащавые «дамские» романы в очень большой степени ориентированы на создание этого образа именно в Автономном мире.) И этот образ идеального любимого может быть очень ярким, четко обрисованным и весьма энергетичным. Что же происходит, когда в ее жизни появляется реальный мужчина? С одной стороны, его сравнительно похожий образ появляется в ее Обусловленном мире как отражение ее непосредственных впечатлений о новом знакомом. Но затем на этот обусловленный образ накладывается (готовый заранее) идеальный образ, взятый из Автономного мира — и в результате возникает очень большое несоответствие и внутренний конфликт, который чаще всего проецируется вовне, то есть виноватым в несоответствии объявляется новый знакомый.

Искусство жить в большой степени заключается в умении блокировать, когда это необходимо, нисходящий канал, идущий из Автономного мира в Обусловленный. Это умение — начальный этап работы над собой человека, который всерьез взялся за это занятие. Он должен четко разделить в своем внутреннем пространстве Автономный и Обусловленный миры и научиться отслеживать и по своей воле регулировать (а нередко и откровенно блокировать) информационные обмены между ними. Он должен осознать, что смешивание этих миров и неконтролируемые, не осознаваемые им свободные перемещения образов из Автономного мира в Обусловленный ведут порой к катастрофическим последствиям. Неконтролируемые обратные трансляции, то есть свободный переход образов из Обусловленного мира в Автономный, не столь опасны для обычного человека, но ведет к замусориванию его Автономного мира; однако для творческого человека эти трансляции, если не научиться их контролировать, становятся чрезвычайно опасными, и могут иногда парализовать его деятельность или направить ее неудовлетворительным для него образом.

Я еще раз подчеркиваю: Автономный и Обусловленный миры различны у любого человека, независимо от уровня его развития. Если вы повнимательнее посмотрите на человека, когда его внимание сосредоточено на образе внешнего мира, то вы обнаружите, что у него и внешний вид, и осанка, и жесты, и выражение лица совсем не такие, как когда он находится в Автономном мире. Однако стандартный способ самоутешения у многих людей — это наложение реалий и образов Автономного мира на Обусловленный мир — в тех местах последнего, которые для человека огорчительны или травматичны.

Однако не нужно думать, что Автономный мир всегда лучше и светлее Обусловленного. У многих людей он тяжелый, темный, гнетущий — и во многом неприятнее их Обусловленного мира. В частности, для невротиков такая внутренняя диспозиция типична. У таких людей, если они не контролируют нисходящих трансляций, их чисто внутренняя тяжесть идет в Обусловленный мир и его нагружает, делая совершенно неадекватным внешнему миру. А у многих внутренне не проблемных людей, оптимистов по натуре, Автономный мир высветляет Обусловленный — что тоже хорошо в разумных пределах, за которыми стоит совершенная неадекватность поведения человека.

Резюмируя, я могу сказать, что несанкционированный, бесконтрольный один-к-одному перенос объектов Автономного мира в Обусловленный мир означает, как правило, сильный самообман человека и обман им окружающей среды — это тонкое лицемерие, которое приводит к очень негативным психологическим и жизненным результатам, и которое, видимо, лежит в центре большинства так называемых психологических проблем человека (не всегда являясь их источником, но обязательно — важным инструментом). Как именно он происходит, я еще расскажу. Но сначала мы рассмотрим аналогичную структуризацию внешнего мира, которая не менее важна для психологов.

Два внешних мира, или два способа внешней жизни

А теперь мы с вами рассмотрим состояние сознания, направленное на внешний мир, и у него тоже будет два варианта: экстра- интровертное и экстра-экстравертное.

Что такое экстра-интровертное состояние сознания? Это состояние, когда внимание человека направлено на внешний мир, но при этом происходящее во внешнем мире, с точки зрения самого человека, находится в рамках его представлений о нем, то есть в основном соответствует его Обусловленному миру. Другими словами можно сказать, что это такое состояние сознания, когда человеку представляется, что мир загипнотизирован его психикой

— а точнее, он загипнотизирован его внутренней картиной мира. Синонимом (несколько абстрактным) для Обусловленного мира является слово «мировоззрение»; если им воспользоваться, то можно сказать так: экстра-интровертное состояние сознания наблюдается у человека, который смотрит на мир сквозь призму своего мировоззрения, то есть как на подчиняющийся его мировоззрению или, по крайней мере, согласующийся с ним. Типичные для этого состояния роли это Учитель, Гипнотизер, Администратор, Руководитель — словом, человек, который знает, как надо внешний мир понимать, что с ним можно делать и чего нельзя, и к каким это приведет последствиям; для него внешний мир, если пользоваться языком техники, находится в штатном (то есть заранее предусмотренном) состоянии. Это состояние сознания, когда человек уверен в своей внутренней картине мира, она ему помогает и является для него естественным фундаментом его внешней деятельности; эта картина его держит, и в ее рамках он воспринимает происходящее и воздействует на мир. Но, я подчеркиваю, это экстравертное состояние сознания, и здесь основное внимание человека сосредоточено на внешнем мире, хотя фоновое внимание — во внутреннем мире; на языке Перлса можно сказать, что фигура у него находится во внешнем мире, а фон — во внутреннем мире, причем в его обусловленной части.

Можно сказать и так: экстра-интровертное состояние сознания соответствует вовлеченному взаимодействию человека с внешним миром в рамках усвоенного им внешнего опыта. И этот свой опыт он накладывает на внешний мир. Это состояние сознания сопровождает любое рутинное действие, которое не требует от человека особых психологических затрат, но требует постоянного внимания. Вот вы ведете машину. На дороге все более или менее в порядке, вы посматриваете на светофоры и не слишком в целом переживаете, хотя пока не очень хорошо ее водите, так что не можете позволить себе расслабиться и начать думать о чем-то своем (последнее означало бы уход в интровертное состояние, но это еще не ваш уровень вождения). Ваше внимание сосредоточено на внешнем мире: на светофорах, на пешеходах, стоящих на тротуаре и собирающихся переходить улицу, на машинах спереди и сзади, но в целом ситуация относится к тем, которые вы считаете для себя знакомыми: что-то похожее происходило на курсах вождения, когда рядом с вами сидел инструктор — и молчал. Попросту говоря, все происходит так, как оно и должно происходить: кого-то вы обгоняете, кто-то обгоняет вас: внешний мир дает вам знакомые вам предсказуемые реакции на ваше поведение. Вы воспринимаете и понимаете (интерпретируете) внешний мир с помощью знакомых вам символов, и полученная информация укладывается в вашу привычную картину мира.

Итак, экстра-интровертному состоянию сознания соответствует Предсказуемый мир — таким он предстает перед человеком. Он поддается привычным схемам понимания и методам интерпретации с помощью уже имеющихся в распоряжении человека средств, в частности, символов.

Но не нужно думать, что это всегда хорошо; иногда для окружающих это бывает чрезвычайно обидно. Порой они ждут от человека чего-то другого. Знаете, каков первый признак того, что мужчина стареет? Это такая ситуация: он нежно целует девушку, а она в ответ говорит ему: «Спасибо». Что произошло? Говоря на нашем языке, ему не удалось вывести ее сознание из экстра-ин- тровертного состояния, и она отреагировала по тем стереотипам, которые у нее есть — то есть не вышла из своего представления о том, что он — старший, которого надо уважать, может быть, даже уступать свое место в транспорте, и уж во всяком случае словами благодарить за услугу.

В экстра-интровертном состоянии все эмоциональные акценты заранее выстроены и предсказуемы, и если происходит что-то отчасти неожиданное, то эмоциональная реакция человека все равно находится в тех рамках, которые заранее обозначены его (обусловленной) картиной мира. И, что очень важно, положение точки сборки (центра внимания) управляется человеком изнутри, то есть им самим; иными словами, он сам контролирует способ своего восприятия. В этом состоянии у человека есть определенная этика, или, шире говоря, набор принципов, которые он навязывает миру, то есть предполагает, что мир им должен соответствовать. Если же какая-то часть мира этим принципам не соответствует, то человек как бы накладывает на нее слепое пятно, то есть ее игнорирует. В таких случаях он обычно говорит: «Я этого не понимаю, я этого не воспринимаю», — то есть отрезает от мира этот кусок и выбрасывает его из своего сознания. Таков экстра-интроверт.

Я не знаю, насколько вам симпатичен этот образ. Иногда он бывает внешне эффективным — но обычно в довольно узких психологических границах, за пределами которых оказывается совершенно неадекватным. Если человек — последовательный экстра-интроверт, то он может быть страшным занудой, но при этом и чрезвычайно надежным человеком, который, невзирая ни на какие соблазны внешнего мира, проведет взятую на себя программу. Если его внутренний мир сильно хаотичен, он может быть, по большому счету, и непоследователен и ненадежен, но, по крайней мере, быстро сдвинуть ему состояние сознания сложно. Он устойчив в рамках всех внешних состояний сознания, которые у него есть.

И теперь следующий вариант — это экстра-экстравертное состояние сознания. Оно качественно отличается от экстра- интровертного, и одновременно включены они не бывают. И не существует промежуточных вариантов между ними: сознание как бы скачет из одного состояния в другое, иногда довольно быстро, но все равно можно понять, где человек находится.

Если, находясь в экстра-интровертном состоянии, человек гипнотизирует внешний мир, то экстра-экстравертное состояние означает, наоборот, положение, когда он сам загипнотизирован внешним миром. Он полностью в него вовлечен, так что и фигура, и фон находятся во внешнем мире. При этом идет взаимодействие с внешним миром, игнорирующее рамки его личного опыта. Здесь происходит полное вовлечение человека во внешнюю ситуацию, в которой у него нет определенной, заранее известной ему роли. Иногда он при этом входит в совершенно непривычные для себя роли, которые он должен осваивать. Здесь все его внимание направлено на внешнюю ситуацию, которая является нештатной. Здесь не работает его привычный внутренний образ мира. Слишком сильно действие внешнего мира — здесь человек не пограммирует себя изнутри, у него не предопределено внимание, он не занимается привычными интерпретациями — он непосредственно воспринимает то, что происходит; интерпретации будут когда- нибудь потом. А сейчас он интенсивно вовлечен и проживает свою жизнь, которая оказалась вдруг для него совершенно неожиданной и не вмещающейся в знакомые рамки. Иногда при этом она оказывается очень яркой, хотя, может быть, и негативно яркой

— и тогда у него идут очень неприятные переживания, но они

полностью его захватывают.

В экстра-экстравертное состояние приводит человека любая остро-неожиданная ситуация, выходящая за рамки привычного, сбивающая его с толку и полностью захватывающая его внимание, так что у него, как говорится, съезжает крыша, и его действия становятся продиктованными этой конкретной ситуацией, а не какими-то внутренними мотивами (последнее — важный и необходимый признак экстра-экстравертного состояния сознания).

И вот он непосредственно реагирует, будучи полностью вовлеченным в ситуацию. В этот момент его обусловленная картина внешнего мира как будто стирается, ее словно бы и нет вовсе: он в чистом виде находится в плену внешнего мира и его чар. Можно сказать, что психика на этот момент становится вторичной по отношению к непосредственному переживанию. Мысли и эмоции человеком не контролируются изнутри, они идут как прямые реакции на внешние события: они не опосредованы его внутренним образом мира. Если, будучи сильно вовлечен во внешний мир, человек оказывается жертвой психологически несовместимых воздействий, он впадает в истерику или в транс, в обоих случаях отключаясь от внешнего мира, то есть меняя состояние сознания — чаще всего на интро-интровертное. В практиках гипноза известно: один из самых эффективных способов введения человека в транс — это сенсорная перегрузка, то есть такой поток внешних стимулов, который разрушает привычные рамки внешнего функционирования (то есть жизни под руководством Обусловленного мира).

Есть такой анекдот. Продается дорогой попугай; продавец делает ему рекламу: он очень древний, он очень умный, он знает два языка — английский и французский: если потянуть его за правую лапку, он будет говорить по-французски, если потянуть его за левую — то по-английски. Покупатель, заинтересовавшись, спрашивает: «А если за две сразу?» — «Разорвешь пополам, дурак!»

— кричит ему попугай по-русски. И что-то похожее получается с человеком, когда он попадает в слишком нагруженную для себя внешнюю ситуацию. У него резко меняется состояние сознания, и иногда при этом происходят совершенно неожиданные вещи: ему на помощь приходит его внутренний потенциал, то есть активизируется его внутреннее «я»: как говорится в сказках, «откуда ни возьмись» появляются энергия, сила, возможности — и

внешняя ситуация тоже чудом меняется.

Реальность, в котором оказывается человек в экстра- экстравертном состоянии сознания, можно назвать Поглощающим миром — ибо человек оказывается полностью им поглощенным, теряя всякий интерес к своему внутреннему миру и его установкам и фактически выходя из-под их магической власти.

* * *

Я хочу заметить, что самопознание и проявление внутреннего «я» возможны во всех четырех описанных мной состояниях сознания: от интро-интро до эктра-экстра, так же, как и самовыражение и самореализация. Человек может познавать самого себя, как углубляясь в дебри никак не контролируемых фантазий, так и оказываясь во внешних ситуациях, которые не укладываются в имеющиеся у него представления о реальном мире. Это судьба людей, которые идут на большой риск, например, путешественников в неизведанные края и непознанные культуры.

Интересно, что интро-интроверт во внешней реальности чаще всего оказывается в экстра-экстравертном состоянии сознания. Как говорится, крайности сходятся; аналогично, экстраэкстраверт, уходя внутрь себя, предпочитает интро-интровертное состояние сознания: оно представляется ему более интересным и продуктивным. И эти два психотипа часто хорошо друг друга понимают. С другой стороны, экстра-интроверт хорошо понимает интро-экстраверта, и наоборот. И у того, и у другого важную роль играет обусловленный образ внешнего мира. И эти два человека нередко хорошо взаимодействуют друг с другом.

А теперь вы можете подумать на тему о том, какой из этих четырех психологических типов вам ближе, какое из этих четырех состояний сознания вам наиболее свойственно, какое вам более комфортно, какое вы считаете правильным, а какое (может быть) — для себя недопустимым. Подумайте, людей каких типов вы недолюбливаете, каких вы плохо понимаете, а с какими вам легче находить общий язык и иметь дело. Но самое главное, мне бы хотелось, если говорить о практическом использовании этого материала, чтобы вы научились не только различать, в каком состоянии сознания находится в данный момент ваш партнер или вы сами, но и, исходя из этого, строить свое поведение. Представьте себе, что вы ведете деловые переговоры, и ваш партнер переходит в интро-интровертное состояние, а вы этого не заметили, и считаете, что он находится в экстра-интровертном — я думаю, вы понимаете, что в лучшем случае он вставит вас как персонаж в свою внутреннюю сказку (например, в образе настырного бегемота), и уж точно не воспримет сложную и тщательно вами продуманную идею переорганизации пассажиропотоков на железных дорогах Новосибирской области. Если у вас хорошая энергетика, и вы на него сильно нажмете, он перейдет в экстра-экстравертное состояние, у него станут удивленно-загипнотизированные глаза и он пообещает вам ровно то, что вы от него хотите. Но потом, на следующий день, он перейдет в свое нормальное экстра- интровертное состояние сознания и попросту забудет все, что от вас воспринял и вам обещал. Его поведение, его этика будут уже абсолютно другими, потому что в экстра-экстравертном состоянии этики как таковой вообще нет. Там есть единственный принцип поведения: человек пытается соответствовать тому, что ему навязывает внешний мир, и он, как говорят в таких случаях, за себя не отвечает. Можно себя ругать за это, можно пытаться вводить этику и какие-то правила поведения в свои нештатные ситуации — но результат будет лишь тот, что вы переместите их в Обусловленный мир и сделаете штатными. А природа нештатных (для данного человека) ситуаций и соответствующих им экстра- экстравертных состояний сознания такова, что никакой этики там нет и быть не может. Поэтому предъявлять претензии человеку, на которого вы слишком уж наехали и он вам (в порядке самозащиты в экстра-экстравертном состоянии) что-то нереальное для себя пообещал, конечно, можно — но вы должны понимать, что эту ситуацию все-таки создали сами. И на этом я сегодня хочу остановиться.







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 281. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.033 сек.) русская версия | украинская версия