Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Www.e-puzzle.ru 11 страница





Для этого человека типичны чересчур четкие внешние установки, на которые он мощно опирается, и не видит в этом ничего плохого. Вот, например, мужчина, преданно любящий свою жену. Она для него - средоточие всех его мужских устремлений. Вы скажете: что же в этом плохого - он просто влюблен? Да, но нельзя забывать о том, что любой человек - существо социальное, и каждый мужчина должен какое-то количество своего специфического мужского внимания отдать всем женщинам, входящим в круг его общения. И они, «остальные», не должны чувствовать при общении с ним, что они для него - нечто вроде говорящих кукол. Если у него нет свободы в этом, если он как на женщину смотрит только на свою жену, то это уже своего рода психическая патология, и можно быть уверенным в том, что их с женой парный эгрегор тяжело болен. Но, я подчеркиваю, это — тонкие вещи, это вопрос акцентуации, здесь нельзя делать прямолинейных оценок, а следует всегда смотреть по существу.

Далее: чистый интро-экстраверт; типичная роль для него — Дикий Маг. Это иногда очень интересный человек, содержательный и внешне адекватный, хотя и молчаливый — он производит впечатление интроверта, хотя сам для себя является скорее экстравертом. Если его спросить, какой мир для него интереснее, внешний или внутренний, он скажет: конечно, внешний: я им занимаюсь, для него работаю. Но эта работа идет у него все-таки внутри, в Обусловленном мире, которым человек интенсивно занимается, внутренне адаптируясь к внешним воздействиям и тщательно подготавливая себя к взаимодействию с внешней реальностью; при этом само это взаимодействие может быть кратковременным и само по себе интересует его очень мало: его можно уподобить физкультурнику, который держит себя в хорошей форме, но не стремится участвовать в серьезных соревнованиях. При хорошей проработке это может быть администратор высокого ранга, закулисный советник президента, критик, аналитик и т. п. Слова таких людей весомы, советы существенны, оценки значимы, прогнозы, как правило, сбываются. Это люди, чей Обусловленный мир легко становится внешней реальностью, хотя специальных усилий к тому они не прилагают: таковы, например, хорошие журналисты и писатели, чьи герои кажутся читателям более живыми, чем их собственные знакомые.

Чересчур сильная интро-экстравертная акцентуация дает дикого мага, который совершает магические операции в своем внутреннем мире и ничего не делает во внешнем. Его операции совершенно реальны, то есть воздействуют на внешний мир, и такие люди обычно вызывают к себе настороженное отношение, как будто от них попахивает серой, хотя рогов, хвоста и копыт вроде бы незаметно.

И, наконец, чистый интро-интроверт, человек, живущий преимущественно в Автономном мире, созданном его воображением. Типичные роли здесь: Фантазер, Мечтатель, Поэт, Блаженный, Эскепист. Для этого человека внешний мир и его собственные впечатления от него — не более, чем первичное сырье для последующей внутренней обработки, которой он занимается с увлечением, забывая обо всем на свете, и в первую очередь — о знаменитом принципе реальности, который, согласно учению Зигмунда Фрейда, должен приходить на смену принципу (субъективного) удовольствия по мере взросления индивида. Так вот, интро-инт- роверт в этом смысле не взрослеет. Этот человек на высоком уровне развития может стать великим творцом нового искусства или замечательным лирическим поэтом - если его Автономный мир окажется отражением Автономного мира его народа, и если он найдет адекватные инструменты для выражения своих внутренних состояний - но для этого нужно хотя бы в минимальной степени овладеть остальными тремя психическими состояниями. А чистый интро-интроверт тяготеет к полному отрыву от реальности и безумию в его традиционном понимании.

Для каждого из четырех описанных мной миров (и состояний сознания) есть свои характерные слова. Для Поглощающего мира это слово «мироощущение», для Предсказуемого - «мировоззрение». Почувствуйте разницу: вот я взираю на мир и я знаю, каким он должен быть - это и есть мировоззрение; а если не знаю - то у меня - мироощущение. Обусловленному миру приблизительно соответствует слово прошлого века: «миросозерцание» - оно по сравнению с мировоззрением более интровертно. А для Автономного мира это приблизительно «внутреннее самоощущение». Почему это важно? Представьте себе: вы спрашиваете человека: «Какое у вас мироощущение?» А он вам отвечает: «Мое мировоззрение заключается в том-то», - и вы сразу понимаете, что пролетели мимо: вы-то подумали, что он экстра-экстраверт, а он оказался экстраинтровертом; разница, как вы теперь уже понимаете, принципиальная, и чем раньше вы заметите свою ошибку, тем лучше.

* * *

А теперь я расскажу об этих четырех мирах и особенности бытия в них более подробно.

Автономный мир. Типичные, если не профессии, то внутренние роли человека, находящегося в этом мире, это Мистик, Романтик, Фантазер, Мечтатель, Творец, и они как будто ничем не ограничены; реальность этого мира я мог бы назвать субъективносубъективной. Многие люди, называющие себя творческими, очень любят говорить о внутренней свободе. Эти разговоры на самом деле означают, что у них большие проблемы с попаданием в свой Автономный мир и с ним как таковым. Устойчиво находясь в Автономном мире, человек априорно свободен, там эта свобода дана ему по праву рождения, она совершенно не зависит ни от каких внешних обстоятельств, но если этот мир привязан к Обусловленному миру — вот тут человек будет говорить, что он не свободен. Внутренняя свобода заключается (в частности) в том, что человек проводит жирную черту между Автономным и Обусловленным мирами, и учится их не склеивать и не путать друг с другом, а правильно устанавливать связи между ними, то есть осознанно проводить внутреннюю идеализацию и внутреннюю материализацию, о которых я вам уже рассказывал, всякий раз понимая, где находится точка сборки (то есть каково состояние сознания).

Так ученый-теоретик создает абстрактную модель: она вроде бы должна как-то опираться на эмпирический материал, но фактически он свободен в ее создании, то есть она создается в его Автономном мире. Конечно, хорошо, если она будет адекватной, то есть если ее выводы подтвердятся экспериментально, но в тот момент, когда ученый-теоретик ее изобретает, он совершенно свободен.

Профессии (или роли), типичные для Автономного мира, это писатель-фантаст и поэт-лирик — особенно последняя. Поэзия, лирика — это и есть отражение жизни человека в своем Автономном мире, во внутреннем пространстве, где он отрывается от своих конкретных жизненных переживаний и (возможно, используя их отдельные элементы) фактически он творит свою особую реальность — и здесь ему нужна свобода. Пушкин писал об этом, отстаивая свою внутреннюю свободу от общественного мнения, а я как психолог могу добавить: и также независимость от собственных жизненных переживаний. По этому поводу великий поэт нашего времени Иосиф Бродский в своей нобелевской лекции заметил:

...литература не была ни бегством от истории, ни заглушением памяти, как это может показаться со стороны. «Как можно сочинять музыку после Аушвица?» - вопрошает Адорно, и человек, знакомый с русской историей, может повторить тот же вопрос, заменив в нем название лагеря. (...) «А как после Аушвица можно есть ланч?» - заметил на это как-то американский поэт Марк Стрэнд. Поколение, к которому я принадлежу, во всяком случае, оказалось способным сочинить эту музыку. (...) Оглядываясь назад, я могу сказать, что мы начинали на пустом - точней, на пугающем своей опустошенностью месте и что скорей интуитивно, чем сознательно, мы стремились к воссозданию эффекта непрерывности культуры, к восстановлению ее форм и тропов, к наполнению ее немногих уцелевших и часто совершенно скомпрометированных форм нашим собственным, новым или казавшимся нам таковым, современным содержанием.

Я думаю, людям поколения Бродского, родившегося в сороковом году, и даже родившимся в пятидесятых годах двадцатого века, совершенно ясно, что это «новое или казавшееся новым» содержание поэту приходилось брать из своего внутреннего мира, но никак не из внешней реальности, которая достаточно выразительно описана им в своих ленинградских воспоминаниях и многих стихах. И эта свобода, то есть независимость Автономного мира (где и пишутся настоящие стихи) от мира Обусловленного, иногда зарабатывается человеком с большим трудом. А иногда дается ему от природы — но тогда Автономный мир рискует оказаться бледным и малосодержательным.

Когда поэт сочиняет лирическую поэзию, у него возникает идеальный (в смысле — не имеющий отношения к реальности) образ себя и идеальный образ внешнего мира (например, возлюбленной), которые могут не иметь никакого отношения к соответствующим образам в Обусловленном мире. Апеллируя своими стихами к Автономному миру своих читателей, поэт вызывает у некоторых из них, сонастроенных с его союственным Автономным миром, чувство внутреннего понимания, сопереживания — а остальные читатели его творений не воспринимают. И сила поэтического дарования (и я бы мог сказать: любого искусства) заключается в том, что оно дает возможность человеку отойти от реалий внешнего мира и от реалий Обусловленного мира и попасть в независимое пространство, где наиболее ярко проявляется его внутреннее «я». Глубинная личность — подлинный (хотя нередко скрытый) диктатор Автономного мира, от нее единственной и идет несвобода человека в этом мире.

В низшей октаве интро-интроверт, постоянный обитатель Автономного мира — это сумасшедший, человек, который создал себе полностью иллюзорный мир, его мучающий, и который не может выйти на нормальный контакт с миром. Этот человек не обязательно социально опасен, но он, как говорится, неадекватен. Заметьте: Автономный мир может быть очень богат (и любим) и у нормального человека, но тот всякий раз меняет свое интро-ин- тровертивное состояние сознания при взаимодействии с внешним миром (например, на экстро-интровертное), хотя это может быть ему скучно - но он знает, что это необходимо.

Что еще характерно для Автономного мира? Принципиальная непрактичность его идей. Они приходят к человеку именно для того, чтобы оформиться во внутреннюю реальность. Они - сами по себе - не предполагают практического использования. Еще один признак бытия в Автономном мире - это свобода интерпретации. Находясь в интро-интровертном состоянии, человек, интерпретируя внешние и внутренние события, использует те символические системы, которые ему удобны. При этом нередко происходит смешение «реальных» объектов Автономного мира, то есть объектов, попавших туда в результате трансляций из Обусловленного, Предсказуемого или Поглощающего миров, с теми его объектами, которые возникли в Автономном мире как бы ниоткуда, то есть являются чистыми плодами воображения, фантазии человека. (Это может относиться как к элементам Автономного мира, так и к связям между ними.) В Автономном мире человек может выстраивать из похожих на реальные элементов и символов совершенно фантастические конструкции, смешивая субъективно им воспринятую внешнюю реальность с чистыми фантазиями. Так построен, например, знаменитый роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Там в московской материалистически- социалистической реальности тридцатых годов появляются фантастические персонажи и сюжеты, а именно, черт со своей свитой. По тому же принципу построена детская повесть-сказка Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч».

Обусловленный мир. Бытию в этом мире соответствует интро- экстравертное состояние сознания, а его реальность я бы назвал субъективно-объективной. Кто в ней преимущественно находится? Ее почитает, например, ученый-практик, или, говоря на современном языке, «аналитик», то есть человек, который занимается моделированием внешней реальности, имея в виду последующее приложение своих моделей на практике. Есть какая-то предметная область, и человек ее изучает, переводит ее в свой внутренний мир и там приводит к виду, полезному для внешнего потребителя (например, анализирует, делает выводы, прогнозы, готовит рекомендации). Мыслитель-прикладник, переводчик, программист

- все это люди, которые много работают в интро-экстравертной реальности. Для них характерна обратная связь с внешней реальностью; они стремятся к адекватности своего восприятия внешнего мира и практичности своих внутренних разработок. Такому человеку свойственны молчаливость, внимательность и внутренняя практичность. Он занимается внутренней обработкой полученной извне информации, имея в виду возможность ее дальнейшего применения для взаимодействий с внешним миром. Это не обязательно ментальный процесс — это может быть эмоциональное переживание. Например, человек воспринял какой-то импульс из внешнего мира — и у него начинается интенсивное эмоциональное переживание, которое он относит к своему Обусловленному миру

— в этих случаях он обычно говорит, что его переживания имеют реальную причину. Заметьте: люди обычно довольно точно различают свои «реальные» и «нереальные» переживания, то есть эмоциональные процессы, идущие, соответственно, в Обусловленном и Автономном мирах. Например, вы ему говорите: «А что ты так переживаешь?» — а он вам отвечает: «Ну как же я могу не переживать, когда моя жена сварила такой ужасный суп, что я его есть не могу». Он по-разному может это переживать: что ему самому невкусно, или что она опозорилась, но в любом случае это будет для него переживание по реальному поводу. А вот если он переживает по поводу события, которое произошло когда-то очень давно — как говорится, поезд ушел и рельсы разобраны, — но оно у него в голове все крутится и крутится, хотя он понимает умом, что это событие давно уже не имеет отношения к его реальной жизни, но оно все равно его мучает, то это значит, что оно находится в Автономном мире. И каждый человек остаточно четко различает эти два состояния, интро-интровертное и интро-экстра- вертное. Другой вопрос, что он может заниматься жульничеством, или в припадке мазохизма говорить по поводу давно ушедшего в прошлое события, что никакое оно для него не автономное и никакое оно не идеальное, а самое что ни на есть для него реальное. Распространенный элемент невроза — не контролируемый волей человека перенос давно ушедшего негативного события из Автономного мира в Обусловленный. Однако человек может быть невротиком, может путаться в своих внутренних мирах, может заниматься самообманом, но на то и есть психотерапевт, чтобы эти вещи различать. Процессы в Обусловленном мире всегда идут на материале тех внешних событий и обстоятельств, которые для человека сейчас актуальны, и от процессов в Обусловленном мире непосредственно зависит фактическое или реально предполагаемое внешнее поведение человека.

А теперь я хочу привести примеры работы человека в Обусловленном мире. Что такое работа в Автономном мире, я думаю, вы уже себе представляете: это в первую очередь работа фантазии, работа воображения. Здесь же, в Обусловленном мире, человек работает с теми понятиями и образами, которые он использует для взаимодействия со внешним миром, и он нередко (но далеко не всегда) относится к ним более ответственно и серьезно, так как знает, что они предназначены для внешнего проявления и, в частности, посторонней проверки.

В Обусловленном мире человека есть не только внешние впечатления и воспоминания о прошедших событиях: то и другое

- лишь материал для большой внутренней работы, которую он должен провести, чтобы создать себе удобный, эффективный и дееспособный образ внешнего мира, то есть адекватный Обусловленный мир. Какие же инструменты могут для этого использоваться? Например, у человека в Обусловленном мире могут быть специальные системы ящиков с надписями - рубрики различных классификаций, и по этим ящикам он будет раскладывать свои впечатления и образы внешних объектов. Вот он познакомился с каким-то человеком, провел определенные наблюдения и тесты, и после этого разместил этого человека в ящичек, на котором написано: «надежные люди». А кроме этого ящичка, у него есть еще ящички «ненадежные люди», «управляемые люди», «глупые люди», «люди, требующие присмотра», «люди, перспективные для личных (профессиональных) взаимодействий» и т. д. Его внутренняя работа заключается в том, что образ этого человека, с которым произошел контакт, должен быть размещен в один из этих ящиков на основании наблюдений и последующего анализа. Вот, например, ящик «веселые люди». Веселый - это какая характеристика? Сама по себе она легко может быть идеализирована, то есть в Автономном мире человека может существовать особый герой, например, сказочный медведь, который обладает неистощимым чувством юмора - но он материализуется лишь во внутреннем пространстве человека, то есть шутит так, что его голос слышит лишь сам человек, причем его шутки слышны и действенны лишь в Автономном мире, и на остальные три мира (Обусловленный, Предсказуемый и Поглощающий) не транслируются. «Что ты смеешься?» - спросит его собеседник. - «Да это я так, о своем, трудно объяснить». Однако человек, занесенный в ящик «веселые люди» в Обусловленном мире, обязательно имеет во внешнем мире свой прототип, и потому этот ящик достаточно функционален. Например, вы готовите встречу Нового года; обдумывая состав приглашаемых гостей, вы думаете, кого бы такого позвать, чтобы мероприятие прошло не так занудно, и перебираете содержимое «веселого» ящика, подбирая человека, который смог бы вашу компанию разбавить и развлечь. И так вы перебираете и другие ящики (например «близкие родственники, которым некуда пойти на Новый год»), обнаруживаете из них образы, их извлекаете, формируете у себя внутри некоторую программу и потом ее реализуете во внешнем мире: готовите меню, рассылаете приглашения. Заметьте: в Обусловленном мире гораздо меньше свободы, чем в Автономном, здесь более жесткие конструкции, поскольку все очень практично, поскольку все постоянно находится во взаимосвязи со внешней реальностью, и здесь фантазии существенно ограничены. Если вы познакомились с человеком и по первому впечатлению поместили его в ящик «люди, способные развлечь», а он пришел к вам домой, просидел целый вечер и ни слова не сказал, то вы его обусловленный образ волей-неволей из этого ящика (не на первый, так на второй раз) вынете. То же самое относится и к ящику «надежные люди», и к остальным. Если человек вам один раз в жизни помог, вы можете его идеализировать, то есть создать похожий на него образ в Автономном мире, наделив его качеством особой надежности - и этот образ может всю жизнь просуществовать в вашем Автономном мире, хотя его прообраз вас впоследствии подставил десятки раз. В этом случае получается ситуация (кстати говоря, чрезвычайно распространенная), когда один и тот же человек в вашем внутреннем мире представлен дважды: один его образ существует в Автономном мире и наделен одними качествами (скажем, преданностью и надежностью), и вы можете там с ним взаимодействовать, общаться, что-то вместе строить,

- а другой его образ, существенно более реалистичный, имеется в Обусловленном мире, и он обладает совсем другими качествами

- например, ненадежностью и невозможностью иметь с ним какие угодно серьезные дела. А теперь представьте: этот человек приходит к вам вечером домой из внешнего мира и начинает разговор: «Давай вспомним нашу юность». Вы начинаете вспоминать, к вам приходит счастливое ощущение юности, как вы дружили и как он вас поддерживал и вам помогал, и вам обоим становится хорошо. И вы незаметно для себя оказываетесь в своем Автономном мире и не замечаете, что у вашего друга лицо на тридцать лет старше, чем было когда-то. А потом он вдруг говорит: «Ты знаешь, у меня тут такое дельце наклевывается, не хочешь ли ты принять участие?» И у вас происходит (возможно, болезненный) спуск из Автономного мира в Обусловленный, и прежний, юный образ друга сменяется совершенно другим, гораздо более реальным, и ваше отношение к собеседнику тоже моментально меняется, становясь куда более осторожным и скептическим. Он этого, может быть, и не заметит, и вы этого можете не заметить, но у вас меняется состояние сознания, а с ним и весь ваш внешний вид, включая частоту дыхания и моргания, размер зрачков, цвет лица, тонусы мимических мышц, осанку и так далее. С точки зрения нашей четырехслойной модели психики, происходят очевидные вещи, а с точки зрения практического общения мы такие переходы у себя и других часто не замечаем, а они как раз и составляют самую суть общения.

Например, что делает опытный манипулятор? Он влезает к вам в Автономный мир и занимает там очень положительное место, или подклеивается к таковому, создавая для себя прекрасный образ. Сделав это, он пытается этот свой образ незаметно для вас без изменений спроецировать в ваш Обусловленный мир, и после этого предлагает вам совместный проект. По этой схеме работают многие жулики с психологическом уклоном. По этой же схеме работают многие психотерапевты, предпочитающие взаимодействовать с внутренним миром клиента. Но есть и терапевты, предпочитающие работу с Поглощающим миром клиента: они его помещают в такую ситуацию, что он забывает, что у него есть внутренний мир — в его сознании остается только один внешний. Кому что нравится.

Итак, наша тема: работа в Обусловленном мире. Я надеюсь, вы хорошо уже поняли, что она принципиально отличается от работы в Автономном мире. К ней относится создание внутренних классификаций, распределение по их рубрикам впечатлений (образов) из внешнего мира, коррекция образов, создание многоуровневых иерархий, когда в данном ящике находится несколько меньших ящиков, в каждом из них — еще несколько ящичков и так далее. Например, в детстве у человека в Обусловленном мире возникают понятия «хороший» и «плохой», вначале наивно-абстрактные, но, до поры до времени, адекватно работающие. Они совершенно конкретны: вот пришел хороший дядя — я ему улыбнусь, я ему брошусь навстречу, заберусь на руки, а он мне что- нибудь расскажет, со мной поиграет, что-нибудь принесет. А если пришел плохой дядя, то я ничего хорошего от него не жду, сделаю ему за спиной козью морду и отойду подальше в сторону. Но потом оказывается, что хорошие дяди и тети бывают разные, например, добрые, надежные, щедрые, внимательные, благодарные, сексуальные — это уже более взрослая классификация. И плохие тоже бывают разные — злые, агрессивные, самолюбивые, эгоистичные, некрасивые, нетерпимые, опасные — я думаю, что вы этот список можете продолжить. И когда в Обусловленном мире появляется образ вашего нового знакомого, вы его классифицируете и размещаете в один или несколько имеющихся ящичков. Однако иногда этого сделать не удается, и тогда вы сталкиваетесь с необходимостью расширения своих классификаций, что бывает не очень просто. Кроме того, некоторые разряды классификаций со временем устаревают или теряют актуальность, и их приходится ликвидировать. А иногда возникают и большие сложности, когда оказывается, что сами принципы построения данной классификации перестают работать, и ее приходится сдавать в утиль, и искать на ее место совсем другую.

Но, конечно, классификация или многоуровневая классификация (иерархия) — это самые простые (хотя и самые распространенные) структуры Обусловленного мира. Как правило, он довольно сложен, и обладает развитым символическим языком для отражения и оформления внешних впечатлений, причем этот язык имеет как логические, так и образные инструменты. Например, нередко в Обусловленном мире есть тщательно выполненные образцовые объекты, ориентируясь на сходство с которыми, человек принимает решения, касающиеся его поведения во внешнем мире. Например, начальник может подбирать себе помощника, ориентируясь на набор определенных качеств, которыми тот должен обладать, а может делать это, сравнивая кандидатов на этот пост с известным ему человеком, который, на его взгляд, идеален для этой роли, и тогда критерием выбора будет максимальное сходство с этим идеалом.

Итак, кроме такой чисто логической работы в Обусловленном мире существует образная работа, образное мышление, в частности, образное восприятие внешнего мира. Неправильно представлять себе восприятие чисто ученически, то есть в виде категорий и классификаций, которые даются в школе, и потом человек по ним все раскладывает. У каждого человека есть образная система, относящаяся к внешнему миру, которую он очень эффективно использует. Образы, сравнения, интуитивное сходство - каждый человек ищет плодотворные для себя символы и метафоры и оперирует ими. Вот к вам приходит некто новый, и вы внутри себя восклицаете: «До чего же он напоминает моего старого друга Сер- гунчика!» Вы даже не осознаете, по каким именно чертам ваш новый знакомый так похож на вашего друга: по манерам поведения или по внешнему виду - это неважно. Это сходство приходит к вам целиком как гештальт, и вы строите свое взаимодействие с этим человеком, основываясь на опыте общения с Сергунчиком, и иногда попадаете в точку. При этом способ соотнесения встреченного человека с внутренним образом во многом интуитивен, но это не означает, что он неэффективен. Образные способы работы в Обусловленном мире в целом не менее эффективны, чем логические, но, к сожалению, очень мало используются в современных системах обучения, ориентированных в гораздо большей степени на левое, нежели на правое полушарие мозга учащегося.

К тонким моментам работы с Обусловленным миром относится создание правил и этики внешнего поведения. Заметьте: это тоже работа с Обусловленным миром, хотя и абстрактного порядка, то есть лишь косвенно связанная с впечатлениями человека от его взаимодействий с внешним миром. Например, о Сталине рассказывают, что когда собеседник приводил его в очень сильное раздражение или гнев (а такое время от времени случалось), он никогда сразу не реагировал: он начинал раскуривать свою трубку и в течение минуты этим занимался, и только после этого что-то отвечал. Такую он выработал себе стратегию, и, видимо, она была достаточно для него эффективна.

Заметьте: своя этика и свои законы существуют в каждом из трех миров: Автономном, Обусловленном и Предсказуемом; однако в Поглощающем мире их нет - по крайней мере, человек их не осознает, хотя, может быть, чувствует интуитивно. Поэтому у человека есть три разных вида этики и три различных свода правил поведения, которыми он пользуется в зависимости от того, в каком мире он находится — в Автономном мире одна этика, в Обусловленном — другая, в Предсказуемом — третья. И хотя последние два мира, казалось бы, существуют в тесной взаимосвязи, один для другого, на самом деле очень часто человек совершенно преображается, когда переходит из интро-экстравертного состояния в экстра-интровертное. Но об этом чуть позже.

Итак, у каждого человека есть три вида этики и, что не менее важно, четыре образа «я», то есть три ипостаси личности: у него есть «я», фигурирующее в Автономном мире, то есть Автономное «я», а также Обусловленное «я», Предсказуемое «я» и Поглощающее «я». Автономное «я» — это нечто вроде лирического героя. Обусловленное «я» — это образ, с которым идентифицируется человек, вспоминая свою внешнюю жизнь или готовясь к ней. Предсказуемое «я» — это образ человека, возникающий в его сознании, когда он фактически взаимодействует с внешним миром и погружен в него — но при этом находится в штатной для себя ситуации, к которой он внутренне подготовлен, то есть когда мир им загипнотизирован. И, наконец, Поглощающее «я» активно, когда человек слишком увлечен внешней ситуацией, чтобы осознавать свой внутренний мир.

* * *

Теперь немного о личной философии. Если говорить об интро- экстравертном состоянии, об Обусловленном мире, то в нем у человека есть практическая философия, и в нем есть практическая психология, причем обе они настроены на прямое взаимодействие с реальным миром — так, как человек его воспринимает. Однако в Автономном мире есть своя философия (и нередко и психология), которую я бы назвал идеальной, причем у большинства людей практическая и идеальная философии сильно расходятся, на что психолог должен обращать внимание — так же, как и на то, что «я», фигурирующее в Автономном мире, очень сильно отличается от «я», существующего в Обусловленном мире. Вот вам пример, который иллюстрирует эти различия.

Представьте себе поэта-любителя, который пишет стихотворение на день рождения своего друга. Сначала он приходит в ин- тро-интровертное состояние, то есть погружается в Автономный мир, становится Вдохновенным Пиитом, к нему прилетает муза, его посещает вдохновение, приходят в голову строчки и рифмы, и он пишет поздравительную оду. В Автономном мире он может считать себя высокотворческой личностью и зрелым поэтическим талантом, и потому достаточно уверенно эту самую оду сочиняет. Что же происходит дальше? Дальше идет внутренняя материализация, а именно, он переходит в интро-экстравертное состояние, в Обусловленный мир, и мысленно смотрит на это стихотворение глазами своего друга и его приятелей, которые соберутся на торжестве. Он пытается представить себе, какое впечатление это стихотворение произведет на собравшихся, и подбирает правильный момент и способ прочтения. Он догадывается, что такие-то строчки поймут все, а вот эту — лишь именинник, и очень ей обрадуется, а вот эту поймет и его жена, и скорее всего догадается, какой в ней заключен намек, и вряд ли сильно ему обрадуется, но все же простит, всерьез не обидится. А для того чтобы прочитать оду, лучше всего выбрать момент почти сразу после первого тоста за здоровье именинника. Вот так идет имплантация оды, созданной в Автономном мире, в Обусловленный мир. А потом происходит торжество, и если ситуация нашим поэтом более или менее правильно просчитана, он ловко улучает заранее определенный момент после первого тоста и с хорошим настроением свою оду читает — на радость герою торжества и гостям, и почти не задев самолюбия жены. И в тот момент, когда гости его слушают и выдают заранее предположенный им тип реакции, поэт находится в экстра-интро- вертном состоянии, в Предсказуемом мире. Если, однако, стихотворение окажется слишком сильным, и реакция гостей и хозяев окажется совершенно выходящей за рамки его предположений (например, жена именинника смертельно оскорбится, побледнеет, затем расплачется, а потом впадет в совершенную ярость и закричит ему: «Катись-ка ты, мерзавец, прочь отсюда со всеми твоими стишками и гнусными намеками!») — то поэт рискует оказаться в Поглощающем мире и экстра-экстравертном состоянии. Именно такой случай произошел у моего друга юности, обладавшего большой склонностью к поэтическому творчеству. Он на свадьбу одной своей подружки написал стихотворное поздравление, в котором были такие строчки:







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 218. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.013 сек.) русская версия | украинская версия