Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава десятая. Мои самые скверные предчувствия оправдались




Мои самые скверные предчувствия оправдались. Как только Муту приблизился к обледеневшим черным клубам на расстояние вытянутой руки, туман зашевелился, размеренно перекатываясь бурлящими волнообразными валунами сверху вниз. На какое-то время маленький индус замер в растерянности, после повернулся вокруг оси, смешно подгибая правую ногу, и быстро залопотал что-то встревоженным голосом. Вдруг из бурлящих волн у него за спиной, стремительно вывалилось огромное извивающееся щупальце, на одну секунду накрыло его голову и отпрянуло назад. Голова Муту почернела и неестественно резко, точно была на шарнире, наклонилась влево, коснулась подрагивающего плеча, потом вправо и так снова и снова, а тело затряслось и задергалось, будто в танце. Ружье выскользнуло из его рук, но зацепилось ремешком за выгнутые, растопыренные пальцы и застучало прикладом по каменным плитам, точно аккомпанируя жуткому танцору. Рави выронил ноги сэра Генри и с громким воплем кинулся к Муту, но едва до него дотронулся, как огромное щупальце вновь вывалилось из тумана и проделало с головой разведчика то же самое, что и с головой его брата. Теперь уже два танцора дергались на краю площадки, точно балаганные марионетки на ниточках, а густая чернота, поглотившая их головы, принялась медленно распространяться вниз по трясущимся телам, будто зловещая тень, отбрасываемая туманом.

Санджай медленно попятился назад, не выпуская из рук умирающего господина и не переставая тараторить во весь голос какую-то индийскую скороговорку. Грянул выстрел. Пуля угодила долговязому индусу в затылок, и он рухнул лицом вниз, нелепо взмахнув руками.

- Это тебе за крысу, приятель, - злобно прошипел Фабио, сплевывая и перезаряжая ружье.

Подлый поступок португальца поразил меня до глубины души. Я обернулся и пристально посмотрел ему в глаза.

- Не надо на меня пялиться, мистер Бенкс, - прорычал Фабио, - он сам напросился, и не трясите револьвером. Револьвер, между прочим, стреляет… но, святые угодники, что это!?

 

***

Освещение в храме вновь переменилось, и все вокруг сделалось черно-серым. В ту же минуту бурлящая стена тумана осела неровными глыбами по краям помоста, а затем растеклась по нему огромной чернильной кляксой, оставив нетронутым только магический круг. И как только стены не стало, оглушительный шум ворвался в святилище Гекаты, точно буря, вызванная скопившимся снаружи злом.

Всё ровное пространство от подножия храма до линии горизонта заполняла ревущая многотысячная толпа «безымянных», вооруженных дубинками и копьями, а промеж толпы ползали, переплетаясь друг с другом и обвивая уродливые головы, шеи и плечи, сотни гигантских черных змей. Одним концом утопая в этом шевелящимся месиве, а вторым уткнувшись в густые серые тучи, бешено кружило, лая и завывая, громадное черное веретено, слепленное из легиона больших черных птиц, отдаленно напоминавших летучих мышей. И на фоне этой кошмарной фантасмагории отчетливо выделялось непоколебимым спокойствием трехметровое существо, которое уже поднималось по храмовой лестнице, тяжело ступая, вожделенно облизываясь и мерно покачивая отрубленными головами наших товарищей.

Я метнул отчаянный взгляд через плечо и убедился в том, что постамент опустел. В следующее мгновение у меня в мозгах снова зазвучал страшный голос тумана: «Упади на четвереньки и заройся в землю. Заройся в землю, а не то ОНА придет за тобой».

Затем зазвучали другие голоса, а перед глазами замаячили расплывчатые образы: «Не говори так о Кали – хозяйке мертвых, а не то она услышит и явится за тобой», – злобно прошипел Санджай, неохотно возвращая нож за пояс.

«Хотел увидеть каменного истукана»? – недоверчиво хмыкнул Фабио.

«Что если, прикоснувшись к табличке Фиалеса, мы обрели способность видеть то, чего нет на самом деле?» - сказал я.

Голоса и образы исчезли, вернув меня в суровую действительность, и первым желанием было заткнуть уши и зажмуриться, чтобы избавить себя от ужасного зрелища, но любопытство пересилило.

Достигнув края площадки, Кали дважды взмахнула острым мечом, и пара черных «марионеток» прекратила жуткий танец, а их обезглавленные фигуры грузно качнулись в противоположные стороны друг от друга, подломились посередине и рассыпались в прах.

Хозяйка мертвых облизнула окровавленные губы, торжествующе тряхнула гроздьями отрубленных голов и двинулась дальше.

В шаге от бесчувственного тела сэра Генри она присела на корточки и застыла, обратившись каменной статуей. Оглушительный шум, издаваемый «безымянными» и крутящимся «веретеном» утих, превратившись в приглушенный гул. Точно между адскими созданиями, скопившимися у храма, и нами, снова появилась толстая стена. И тогда случилось новое чудо. Погруженный наполовину в черную кляксу тумана умирающий зашевелился, хаотично заерзал конечностями, сгибая и разгибая их, точно неумелый пловец. Затем успокоился и резко встал на ноги, как раз напротив застывшего божества. При этом черный от крови платок, покрывавший его голову, то набухал, расправляясь и округляясь, то снова морщился, будто воздушный шарик, который надували, но никак не могли надуть.

Он вдруг торопливо заговорил на том же непонятном языке, на котором творил заклинание, и голос его, сначала слабый и прерывистый, с каждой новой секундой звучал громче и увереннее, пока не превратился в крик, усиленный причудливым эхом. А его дрожащие руки жадно потянулись к окровавленному мечу, обхватили его острый клинок и попытались вырвать из каменных ладоней недвижимой Кали. Неловкое движение обернулось потерей нескольких пальцев, но он не обратил на это внимание, так ему не терпелось заполучить свою награду, награду, за которую он, не колеблясь, готов был расплатиться жизнями одиннадцати друзей!

Наверное, на протяжении целой минуты черный идол смерти насмехался над его тщетными попытками и лишь по прошествии минуты молниеносно взмахнул мечом. Развязавшийся платок колыхнулся птичьим крылом и медленно поплыл к полу, почерневшее тело развалилось на тысячи мельчайших частиц, а обезображенная голова упала в подставленную ладонь. Невидимая стена рухнула, и оглушительный шум снова ворвался в храм.

Кали ожила, лениво выгнула спину, выпрямила ноги и сделала еще один шаг в нашу сторону. При этом украшавшие ее тело человеческие черепа и отрубленные конечности зашевелились, будто ожили вместе с ней. Она медленно опустила руку с мечом, и прикоснулась острым концом к затылку мертвого Санджая. Потом резко вонзила меч и потянула вверх, точно гарпун с пойманной рыбой. Вслед за насаженной головой мертвое тело отделилось от черной поверхности тумана и повисло в воздухе, покачиваемое налетевшим порывом ветра. Дальнейшее произошло настолько стремительно, что рассказывая о нем, я домысливаю то, что невозможно было увидеть. Черное божество выдернуло меч и отрубило голову еще до того, как освобожденное тело, устремилось к полу. Вытянутая голова долговязого Санджая обрела свое место в числе прочих отрубленных голов. Кали облизнулась и направилась к нам. Кажется, в отличие от «безымянных» ее нисколько не смущала защита магического круга.

Надо ли говорить, что творилось у меня на душе в те роковые минуты! Но странное дело, теперь, когда хозяйка мертвых приближалась, чтобы забрать мою собственную голову, напряженный страх ожидания сменился какой-то апатичной обреченностью, и сквозь дьявольский шум до меня донеслись слова молитвы, произносимые Вильямом, и… другие слова.

- Отдайте мне глиняную табличку, мистер Бенкс, а не то я пристрелю вас как бешеную собаку, - истошно вопил Фабио, целясь в меня из винтовки.

- Катись к черту! – бросил я ему в ответ и дико расхохотался.

Он выругался и спустил курок, но винтовка дала осечку.

- Проклятие! – взревел португалец, и в следующее мгновение его голова отделилась от туловища.

- Прощайте, сэр Чарльз! – крикнул Вильям, опускаясь на колени. – И не смотрите на эту ведьму! Не смотрите, заклинаю вас! Я не хочу…

Он не успел договорить.

Теперь черное божество возвышалось прямо надо мной. Ее налитые кровью глаза сверкали торжествующей злобой. С длинного острого языка капала кровь. Огромный меч, описав в воздухе медленную дугу, завис над моей головой. Казалось, она колеблется.

«Выйдет только двенадцатый», - заискрилось в мозгах. Я зажмурился, погрузил руку за пазуху, прикоснулся к табличке и… возвратился во вчерашнее видение, как раз на то самое место, где оно и оборвалось. Передо мной снова оказались Александр Великий и его друзья.

- Что с тобой? – спросил Александр. - Что с тобой, дорогой друг, на тебе лица нет?

- Я хочу жить, – прошептал я, глядя на него с отчаянием и надеждой.

- Иди ко мне, - он протянул руки, распахивая объятия. - Иди, ничего не бойся, не останавливайся и лучше не моргай.

И я пошел. С каждым новым шагом поступь моя становилась увереннее, но расстояние, разделявшее нас с царем, не сокращалось, а, напротив - увеличивалось, точно я пятился от него. В какой-то момент я не выдержал и моргнул. В то же мгновение Александр и его друзья превратились в сэра Генри и его слуг. Залитые кровью и обезображенные свежими ранами, они провожали меня тоскливыми взглядами, плакали, ломали в отчаянии руки и молили взять с собой. Сердце мое разрывалось от жалости. Мне хотелось выполнить их просьбы, но я помнил предостережение царя и не посмел остановиться.

Вскоре перед глазами у меня потемнело, ноги подкосились, и я упал, уткнувшись лицом в рыхлую землю, а когда приподнял голову, то зажмурился от яркого солнечного света. Как только глаза привыкли к нему, я увидел, что нахожусь неподалеку от бамбукового частокола, за которым укрылся наш лагерь, обрадовался, встал на колени и, рыдая во все горло, возблагодарил Бога за дарованное спасение.

 

Эпилог

Храм Гекаты исчез, а на его месте опять появился черный островок выжженной земли.

Я не решился в одиночку углубиться в джунгли и остался дожидаться помощи в лагере. Через три дня из «безымянной» деревни явились обеспокоенные охотники. Оказалось, что сэр Генри заверил их, что наша экспедиция вернется на другой день. Обнаружив меня одного, охотники долго удивлялись и пытались на ломаном английском добиться каких-нибудь разъяснений о судьбе моих товарищей. Но я стойко хранил молчание, и они вынуждены были оставить меня в покое.

Не стану рассказывать о других злоключениях, которые мне пришлось впоследствии пережить. Всё это уже не имеет никакого отношения к этой истории. Скажу только, что с тех пор прошло много лет, но сэр Генри по-прежнему часто снится мне, и всякий раз, когда такое случается, я спрашиваю его, надеясь получить ответ на самый важный вопрос:

- Что ты увидел на барельефе храма?

Но он до сих пор не ответил.

 

2010 год.

***

Купить на ЛитРес «Госпожа удача», как отдельную книгу:

http://www.litres.ru/andrey-angelov/gospozha-udacha/







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 151. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия