Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава 18 Остров Костей





Я сумел уклониться от дежурства на следующий день, но успел поспать лишь пару часов, прежде чем Карьян разбудил меня.

— Я знаю, вы просили не беспокоить вас, сэр. Но пришел посыльный, и этот ублюдок очень настаивает.

Протирая глаза, я надел халат и вышел из спальни. Меня ждал человек в одежде простого горожанина, вручивший мне запечатанный конверт. Я вскрыл конверт и вынул письмо.

 

"Дорогой капитан а'Симабу.

Должно быть, вы заметили, что я посылаю вам это письмо через простолюдина. Это не означает неуважения; просто я хочу быть уверенным в том, что мы сможем удовлетворительно разрешить наши разногласия без постороннего вмешательства.

Хотя моего повелителя Чардин Шера мало волнует смерть высокомерного нумантийского офицера, я готов признать, что вы связаны определенными ограничениями — от вашего армейского распорядка до трусливой натуры Совета Десяти, который несомненно не одобрит нашу встречу.

Поскольку в Никее у меня нет друзей, занимающих достаточно высокое положение, я надеюсь, что вы простите меня за эту в некотором смысле уничижительную манеру вести дела и передавать послание через человека низкого звания, а не через одного из равных нам, кому можно было бы передать устный ответ.

Но ни у меня, ни у вас нет секундантов для того, чтобы совершить все подобающим образом. Если мое предложение вас устраивает, окажите мне честь и пошлите с этим человеком записку, где будет указано время и место встречи.

Ландграф Эллиас Малебранш".

 

Каллианцу нельзя было отказать в благоразумии. Я попросил слугу подождать и быстро написал ответ. Я сообщил Малебраншу о своем согласии безо всяких предварительных условий. Мое предложение было простым: мы встретимся на рассвете через четыре дня, считая от сегодняшнего, в месте, называемом Островом Костей. Этот островок располагался в трех милях выше по течению от города и не являлся тем местом, где джентльмены обычно улаживают свои разногласия. И наконец, в выборе оружия я остановился на мече и кинжале, сделав оговорку, что с моей стороны будет предоставлено два равноценных меча, а выбор кинжала остается за ним.

Я знал, что это последнее замечание удивит и обрадует его, поскольку казалось, будто я играю ему на руку. Но у меня имелся маленький секрет, о котором он не подозревал.

Я запечатал послание и вручил его посыльному; тот поклонился и ушел.

Мне внезапно расхотелось спать. Я попросил Карьяна заварить чай и приготовить ванну. Пока он трудился, я то и дело ловил на себе его любопытные взгляды. Скрепя сердце, мне пришлось рассказать ему о предстоящей дуэли с Малебраншем. Разумеется, я ничего не сказал ему о ночи, проведенной с Маран, но предположил, что он сам придет к очевидным выводам. Если человек не может быть героем для своего ординарца, то он не вправе доверять ему какие-либо секреты.

— Без секундантов, сэр, и без свидетелей... А что мешает этому каллианцу задумать грязное дело?

— Ничего. Мне приходится верить ему на слово.

— После Кейта? После Товиети и всего, что случилось при отступлении, вы все еще верите ему на слово?

— У меня нет выбора, не так ли?

Карьян пробурчал несколько слов, которые отказался повторить, когда я попросил его об этом. Приготовив ванну, он отпросился в город на пару часов.

Я не встречался с Маран до дуэли и старался избегать общества Тенедоса, потому что был совершенно уверен, что если он узнает о дуэли, то попытается использовать ее в политических целях, либо скомпрометировать Малебранша, чтобы нанести ущерб его господину. При этом он мог спасти мне жизнь, но это как раз меньше всего заботило меня. Думая о каллианце, я испытывал лишь жгучую ненависть. Я знал, что это неправильно — не в моральном смысле, ибо любой союзник Тхака и секты душителей не заслуживал жалости, — но потому что гнев — плохой советчик в бою. В конце концов я смог достигнуть состояния холодной отрешенности и даже гордился собой.

Я послал Маран вежливое письмо, поблагодарив ее за предложение проводить ее на бал. Я долго ломал голову, пытаясь найти какой-нибудь способ передать свои чувства к ней, но опасался, что письмо может попасть в руки ее мужа. В итоге я лишь добавил, что этот вечер оставил у меня незабываемые воспоминания. Мне хотелось найти более подходящие слова, но, увы, я оказался не способен на лучшее. Я надеялся, что она поймет.

Весь следующий день от нее не было никаких известий, а затем появился слуга, вручивший мне продолговатый конверт.

Конверт не был подписан. В сопроводительной записке значились лишь дата, время дня и подробный адрес. Маран назначала мне свидание на следующий день после дуэли с ландграфом Малебраншем. Направляясь во дворец со срочной депешей к домициусу Лехару, который проводил время среди высокопоставленных чиновников на Великой Конференции, я специально проехал по улице, указанной в записке, и узнал, что нам предстоит встретиться в одном из самых дорогих никейских ресторанов. Хорошо это или плохо? Время покажет.

Теперь мне оставалось только одно: выжить в схватке с Малебраншем.

Наверное, мне следовало мы метаться без сна всю ночь перед дуэлью, но этого не произошло. Я слегка подкрепился, памятуя о том, что могу получить рану в живот, вознес короткую молитву Танис и Паноан и рано лег спать. Мой разум настойчиво требовал выработать план завтрашнего боя, но я не стал думать об этом. Отец однажды заметил, что одна из наихудших ошибок для солдата — это попытка определить исход сражения: он как бы посылает своему телу преждевременные приказы, которое оно пытается исполнить, даже если враг поступает совершенно неожиданным образом.

 

Я сразу же проснулся, как только Карьян прикоснулся к моему плечу, умылся и быстро оделся. Лукан и вороной жеребец Карьяна стояли под седлом перед казармой. Карьян нес коробку с двумя мечами, которые я взял в оружейной. Вес, длина и балансировка этих клинков были такими, как я предпочитал, что давало мне еще одно небольшое преимущество.

Мой кинжал был легким, с лезвием примерно в одиннадцать дюймов, заточенным до бритвенной остроты снизу и примерно до половины — по верхнему краю. У него имелась фальшивая рукоять с зацепом снизу, так что он был гораздо более грозным оружием, чем казалось на первый взгляд.

Я еще во дворце заметил, что кинжал ландграфа Малебранша имеет лезвие примерно девяти дюймов в длину, что давало ему преимущество — более короткий клинок всегда опаснее в схватке на ножах. Но я не собирался драться в манере портового хулигана.

На улицах было пусто, если не считать стражников, пропускавших меня после обмена ничего не значащими фразами. Я тщательно рассчитал время, поэтому мы должны были прибыть на место дуэли с первыми лучами солнца.

Лукан хотел пуститься галопом, предчувствуя радость свободного пространства, но я сдерживал коня. С реки задувал предрассветный ветерок, приносивший с собой все ароматы дикой природы, и я наконец-то дышал полной грудью. Хотя река, вдоль которой мы ехали, несла в своих водах много отбросов, ее запахи все равно были не сравнимы с городской вонью.

Остров Костей получил такое название потому, что течение реки постоянно выносит на его песчаные берега древесные стволы, выцветающие и белеющие с годами. Побережье острова выглядит так, словно оно усеяно скелетами гигантов. Там растет несколько деревьев, а в центре есть открытый песчаный участок, окруженный кустарником, — прекрасное место для двух мужчин, не желающих, чтобы их беспокоили. Река достаточно мелкая, чтобы перейти вброд в любом месте, поэтому нам не пришлось искать переправу.

Копыта Лукана с шумом расплескивали воду. Я низко пригнулся, когда пробирался сквозь кустарник на поляну. Ландграф Малебранш уже стоял там, а его лошадь была привязана к дереву. Как мы и договорились, он пришел один.

Я спешился, привязал Лукана и взял у Карьяна коробку с мечами.

— Ты можешь подождать меня на дороге. Если я не вернусь через час, делай то, что я сказал.

Карьян смотрел не на меня, но на каллианца. На его бородатом лице появилась подозрительная улыбка.

— Слушаюсь, сэр, — сказал он. — Я понял ваши распоряжения.

Он отсалютовал, развернул своего вороного и исчез. Я вышел навстречу Малебраншу.

— Доброе утро.

— И вам того же, — отозвался он.

Я открыл коробку, положил ее на землю и отступил назад. Он поочередно поднял каждый меч, внимательно осмотрел их, проверил остроту и закалку и, наконец, сделал пару пробных выпадов.

— Я возьму этот.

Я взял другой меч и пошел к центру лужайки. Малебранш последовал за мной. Выбрав подходящее место, я повернулся. Малебранш быстро огляделся и двинулся влево, остановившись примерно в десяти футах от меня.

— Мы начнем с первыми лучами солнца, — сказал я.

— Согласен.

С каждой секундой становилось светлее, и я напрягся, глубоко и ровно дыша животом, как меня учили.

Я успел сделать лишь несколько вдохов, когда из кустов за моей спиной послышались удивленные выкрики. Лязгнула сталь, кто-то завопил, а затем я услышал три глухих удара, как будто топор врубался в гнилое дерево. Малебранш вздрогнул от удивления и обнажил кинжал.

Из-за кустов появились четверо всадников. Я успел подумать: «Предательство!», но потом увидел, что одним из них был Йонг. Остальных я не знал.

Малебранш приготовился защищаться, когда четверо подъехали к нам, но они остановили лошадей, не нападая на него.

Я дрожал от гнева, не понимая, что произошло. Потом я заметил, что Йонг держит за волосы отрубленную человеческую голову. Он швырнул ее на песок к ногам Малебранша. Рядом приземлились две другие головы, брошенные его подручными.

Пятый всадник, Карьян, выехал на поляну с другой стороны.

— Прошу прощения, — сказал он. — Но некоторые приказы имеют преимущество перед остальными.

Диск солнца уже показался из-за горизонта, но никто, включая и меня, не обращал на это внимания. Я был в полном замешательстве, но потом увидел лицо Малебранша, потемневшее от гнева... и чего-то еще.

— Вашим приятелям следовало бы позаботиться о своих тылах, — произнес Йонг. — В наших горах они не протянули бы и одного часа.

— Я предупреждал вас, сэр, — вставил Карьян.

Теперь все встало на свои места. С моей стороны было чистейшим безумием ожидать благородства от каллианца, уже запятнавшего свою честь гнусным предательством. Его послание с просьбой сохранить в тайне место нашей встречи было частью ловушки. Я узнал две головы: они принадлежали людям, служившим телохранителями Чардин Шера. Несомненно, эти негодяи действовали по приказу Малебранша.

Каллианец выругался и обнажил свой меч. Двое приятелей Йонга подняли короткие луки, прицелившись ему в голову.

— Мы убьем его по первому вашему требованию, капитан а'Симабу, — заверил Йонг.

Мне стоило только махнуть рукой, и все было бы кончено. Это спасло бы немало жизней, и впоследствии избавило бы меня от многих неприятностей, но я этого не сделал. Даже теперь, когда я стал гораздо старше и жестче, я не думаю, что смог бы отдать такой приказ.

— Нет! — сказал я. — Он мой! Ландграф Малебранш, солнце взошло. У нас есть договор. Готовьтесь к бою, сэр.

Малебранш ухмыльнулся и двинулся ко мне.

— Если он убьет меня — он ваш, — бросил я через плечо.

Улыбка Малебранша превратилась в оскал хищного зверя, пойманного в ловушку.

Я заметил, что он приближается ко мне, держа меч в общепринятой боевой позиции, но другая его рука держала кинжал у бедра острием вниз. Хорошо, подумал я, на это я и надеялся. Он в самом деле дерется как бойкий молодчик в таверне. Теперь посмотрим, что будет дальше.

Мой маленький секрет заключался в одном из способов боя с мечом и кинжалом, которому меня учили. В этом способе кинжал используется как парирующее оружие и служит для нанесения удара лишь если противник находится очень близко, или в том случае, если нужно закончить бой.

Малебранш сделал ложный выпад. Когда я парировал, он отпрыгнул в сторону, и его кинжал метнулся вперед. Он был проворен, очень проворен, но именно такой атаки я и ожидал. Я полоснул своим кинжалом, целясь в его запястье, и мы оба вернулись в защитную стойку.

Он начал двигаться вправо, пытаясь обойти меня, но я поворачивался вместе с ним, а затем быстро шагнул в сторону и направил прямой выпад мечом ему в горло. Он успел откинуть голову, но острие меча взрезало ему щеку, и его светлая борода покраснела от крови.

Он скрипнул зубами и рубанул наотмашь. Я едва успел избежать удара, но туника моя была разрезана.

Не останавливаясь для того, чтобы перевести дыхание, Малебранш продолжил атаку. Через два выпада наши мечи сошлись эфес к эфесу, и я блокировал его клинок своим кинжалом. Он попытался ударить коленом в пах. Я увернулся, ранив его в плечо рукояткой своего кинжала, и отпрыгнул в сторону, но недостаточно быстро: его клинок полоснул мне по ребрам.

Затем песок между нами внезапно взвихрился и полетел в лицо каллианцу. Он закричал от боли, покачнулся и упал, мгновенно ослепленный.

Я услышал выкрик Карьяна: «Убей ублюдка!», но не двинулся с места. Мне уже приходилось видеть такой песчаный смерч на переправе через реку в Спорных Землях.

Малебранш протирал глаза, пытаясь подняться на ноги, когда послышался громовой голос:

— Не двигайся, каллианец, и положи свое оружие. Если ты этого не сделаешь, я убью тебя на месте. Повинуйся, и тебе не причинят вреда.

Голос, разумеется, принадлежал Провидцу Тенедосу. Малебранш судорожно вздохнул и подчинился, попятившись с расширенными от страха глазами.

— Я дарю тебе жизнь лишь по одной причине, ландграф Малебранш, и эта причина заключается в том, что я не хочу пятнать репутацию капитана Дамастеса а'Симабу. Он нужен мне, а вскоре понадобится и всей Нумантии.

Поверь мне: ты и твой пес-хозяин еще горько пожалеете о том, что ваши разбойники не смогли убить его. Ибо недалек тот день, когда по его приказу Каллио захлебнется в крови, и твоя кровь будет ее частицей. Это будущее я вижу очень ясно.

А теперь встань, оставь свое оружие там, где оно лежит, седлай свою лошадь и уезжай. Не оглядывайся, иначе смерть настигнет тебя здесь, на этом самом месте.

С мертвенно-бледным лицом, не обращая внимания на кровь, струившуюся по его лицу, Малебранш поднялся на ноги. Подбежав к лошади, он развязал поводья, вспрыгнул в седло и галопом умчался прочь.

Голос Тенедоса зазвучал снова, но теперь он был не громче шепота:

— Капитан а'Симабу, когда вы вернетесь в город и перевяжете свою рану, немедленно явитесь ко мне.

 

— Вы идиот!

— Да, сэр.

— Тупица!

— Да, сэр!

— Я считал выдумкой истории о том, будто симабуанцы тупее кирпичной стены, но теперь не уверен в этом! — бушевал Тенедос.

— Да, сэр, — я стоял, вытянувшись в струнку.

— Я узнал об этом деле вчера ночью, от Йонга. Времени у меня оставалось лишь на то, чтобы подготовить простенькое заклинание в надежде спасти тебя от собственной глупости. О чем ты думаешь, во имя всех богов? Неужели ты воображаешь, что можешь убить помощника Чардин Шера, который, как ты, вероятно, еще не знаешь, вчера был назначен его личным представителем в Никее, не положив свою голову на плаху?

— Сэр, он намеренно искал ссоры.

— Ты всегда делаешь то, чего от тебя хотят другие?

— Это был вопрос чести.

— Честь можно отстоять и не прибегая к драке, — отрезал Тенедос.

— Дело касалось не моей чести, сэр, а чести другого человека.

Тенедос перестал расхаживать взад-вперед и уставился на меня.

— Может быть, речь идет о графине Аграмонте-и-Лаведан?

Я не ответил.

Гнев Тенедоса внезапно улетучился.

— Понятно, — задумчиво произнес он. — Поскольку ты джентльмен и не станешь отвечать, я не буду спрашивать о том, как далеко зашло дело, хотя мой вопрос относится скорее к сфере политики, нежели интимной жизни. Я не собираюсь выдвигать предложений о том, как тебе следует или не следует поступать с графиней. Полагаю, ты хорошо представляешь, какой властью обладает ее муж. Милосердные боги, Дамастес, как трудно сохранить тебе жизнь хотя бы до тех пор, когда я смогу исполнить данные тебе обещания!

— Да, сэр. Но должен заметить, вовсе не я дергал Чардин Шера за бороду, которой у него нет.

— Верно. Но то был заранее рассчитанный ход, в отличие... в отличие от некоторых, — Тенедос сел и потер лоб, напряженно размышляя. Затем он встал.

— Мне пора идти на семинар — объяснять престарелым домициусам, каким образом Погодная Магия может помочь выиграть сражение за пятнадцать минут. Продолжим наш разговор позже. Ах, да, — он подошел к столу и вынул кожаный мешочек. — Здесь достаточно золота, чтобы от души напоить твоих хороших друзей за ту огромную услугу, которую они тебе оказали.

— Нет, сэр, благодарю вас, — возразил я. — У меня есть свои деньги, а если их окажется мало, я продам свой меч.

— Хорошо. Будем считать этот прискорбный эпизод забытым. Но больше не отправляйся в подозрительные места с людьми, имеющими скверную репутацию, — по крайней мере, без крайней надобности. Не знаю, где я найду тебе замену.

Мне хотелось спросить Тенедоса, какое место он наметил для меня в своих планах, но потом усомнился, понравится ли мне ответ... если Тенедос вообще знает его. Я отсалютовал и вышел из комнаты.

 

Йонг ухватил меня за затылок и притянул мою голову к себе. Его речь была медленной и нечеткой, поскольку он был сильно пьян. Я находился не в лучшем состоянии. Хотя я ограничился лишь полудюжиной бокалов бренди, привычка к трезвости на этот раз обернулась моей слабостью.

Карьян пытался убедить служанку из таверны в том, что ей совсем не хочется спать одной, а трое приятелей Йонга, опасные и скользкие типы, с которыми он познакомился в своих странствиях по никейским борделям, распевали балладу — на самом деле, три баллады, так как ни один из них не понимал, что вопит его сосед.

— Знаешь, нумантиец, — пробормотал Йонг, — я собираюсь держаться поближе к тебе.

— Влюбился, что ли?

— Не остри. Я серьезно.

— Хорошо. Будь серьезным.

— А знаешь почему?

— Не знаю.

— Потому что ты будешь генералом, а я никогда не служил с настоящим генералом.

— Пусть Вахан благословит твои слова.

— Не знаю, блаас... благословение это или нет. Но ты не дал мне закончить. Либо ты станешь генералом, либо умрешь из-за какой-нибудь глупости, о которой потом будут слагать легенды. В общем, так или эдак, я хочу видеть, что будет дальше.

Он снова наполнил наши бокалы, так, что бренди потекло на стол.

— Ну-ка, выпей залпом. Ты пьешь не так, как подобает генералу.

Я поежился и выпил.

 

На следующее утро мне казалось, что лучше бы Малебранш убил меня. Карьян находился не в лучшем состоянии, но черт бы с ним! Ему не надо было, подобно мне, встречаться во второй половине дня с прекрасной графиней. К счастью, я договорился с адъютантом и получил отгул на этот день, чтобы исполнить обещание, данное Маран.

Я выпил полгаллона воды, надел тренировочный костюм и побрел на площадку для спортивных занятий. Пробежав четыре круга (при этом меня трижды стошнило), я отправился в полковую баню и парился полчаса, а затем нырнул в бассейн с самой холодной водой, которую только смог найти.

Я отправился на кухню и уговорил поваров приготовить мне бокал сока из жгучих фруктов и омлет из трех яиц с самыми острыми специями. После этого, и чашки чая из целебных трав, у меня появился слабый шанс дожить до свидания с Маран.

Я передал подбежавшему слуге поводья Лукана и вошел в ресторан. Мне показалось, что будет лучше явиться в штатском: мундир Золотых Шлемов слишком выделялся и для моих целей не подходил. Я показал привратнику записку Маран, и он почтительно поклонился.

— Наверх, сэр. Третья дверь. Вот ключ.

Я поднялся по лестнице, понимая, что за это время меня не мог заметить никто из посторонних. Мне начинало казаться, что репутация этого заведения основана на чем-то большем, чем кулинарное искусство.

Я постучал в дверь, вставил ключ в замочную скважину и вошел в тот момент, когда изнутри донесся приглушенный смех.

Комната была маленькой, примерно десять на двенадцать футов, с высоким потолком и другой дверью в дальнем конце. В центре стоял столик, накрытый на двоих. Вдоль стен располагались кушетки, достаточно широкие, чтобы служить кроватями, а рядом с одной из них находился буфет с богатым ассортиментом винных бутылок. Толстый, мягкий ковер, пружинивший под моими ногами, вполне мог служить матрацем.

На одной из кушеток сидела Маран в обществе незнакомой женщины. Между ними стояла бутылка вина, погруженная в ведерко со льдом. Когда я вошел, обе встали.

— Ага, значит, это и есть наш бравый капитан? — произнесла незнакомка.

Я поклонился.

— Дамастес, — сказала Маран, — это моя самая лучшая подруга, леди Амиэль Кальведон.

Даже на мой предубежденный взгляд, леди Кальведон обладала не меньшим очарованием, чем Маран. Она была выше подруги и, несмотря на худобу, обладала большой грудью, выпиравшей из низкого выреза шелковой рубашки на крестьянский манер, заканчивавшейся у середины бедра. У нее были сильные ноги танцовщицы с великолепно развитой мускулатурой. Ее темные волосы кудрявыми волнами ниспадали на плечи.

— Амиэль добровольно вызвалась оказать нам огромную услугу, — продолжала Маран.

— Вот как?

— Я — ваша «ширма», — томным голосом произнесла Амиэль. Она изучающе смотрела на меня, и я чуть было не покраснел, впервые осознав, какие чувства может испытывать хорошенькая женщина в комнате, полной мужчин. Мне показалось, что сейчас она вытащит линейку, попросит меня спустить штаны и измерит длину моего члена.

— Дамастес, — нараспев продолжала она. — Дамастес Прекрасный, так я буду вас называть.

— Благодарю вас, леди.

— Учитывая то, что я делаю для вас, и в какую ужасную цену это обойдется для моей репутации, вы можете называть меня просто Амиэль.

Пока я стоял с озадаченным видом, она подняла свой бокал, осушила его, наклонилась и поцеловала Маран в губы. Затем взяла сумочку и направилась к другой двери.

— Меня не будет до четырех, детки. Можете развлекаться.

Она вышла.

Маран хихикнула. Я увидел, что бутылка с вином наполовину пуста, а щеки графини немного раскраснелись. Одета она была консервативно — в бриджи для верховой езды и блузку свободного покроя. Она сняла сапоги, и теперь они лежали на полу вместе с курткой и шарфом.

— Может быть, ты объяснишь мне, в чем дело?

— Только после того, как ты поцелуешь меня.

Я заключил ее в объятья, и наши губы слились в поцелуе. Это продолжалось очень долгое время.

Наконец я оторвался от нее.

— Если так пойдет и дальше, я не услышу никакого объяснения, — выдохнул я. — Что такое «ширма», и что мы делаем с репутацией леди... Амиэль?

— На самом деле, ничего особенного. Снимай свой камзол, налей себе немного вина и садись. Сюда, на кушетку. Откинься назад и позволь мне снять с тебя сапоги.

Я подчинился.

— Но что скажет официант? Я полагаю, здесь должен быть официант?

— Он появится, когда я дерну за этот шнурок, но не раньше. За те деньги, которые я плачу за аренду этой комнаты, мы можем заниматься здесь чем угодно, и никто не скажет ни слова.

— Ты все еще не объяснила мне, что такое «ширма».

— Это женщина, составляющая компанию другой женщине, прикрывающая ее любовный роман, чтобы муж первой женщины ничего не заподозрил. Амиэль, моя самая лучшая подруга в Никее, сделала нечто гораздо большее: она распустила слухи, будто ужасно увлечена одним молодым армейским офицером. Настолько увлечена, что желает проводить с ним каждую минуту его свободного времени.

— В таком случае, она и моя подруга. Но она говорила... как насчет ее репутации?

— Она не слишком заботится об этом; впрочем, как и ее муж. Они живут отдельно друг от друга, и такая жизнь их вполне устраивает.

Я слышал, что такое часто случается в высших слоях никейского общества, но столкнулся с этим впервые.

— Понятно. Так о каком любовном романе ты упоминала? Я хочу сказать, как быть с моей репутацией?

Маран звонко рассмеялась.

— Я читала о кавалеристах, поэтому не пробуй на мне эту шутку.

Она откинулась на спинку кушетки и сладко потянулась, так что ее груди гордо приподнялись под блузкой.

— Этот ресторан славится не только своим уединением, но и способностью приготовить почти любое из заказанных блюд. Кстати, меню лежит на столе.

— Я уже знаю, что я хочу съесть.

— Что?

Я поднял ее и поставил на кушетку, затем запустил пальцы под ее блузку, нашел ремень бриджей и расстегнул его.

— Тебя, — прошептал я.

Я потянул ее бриджи вниз; она приподняла бедра, облегчая мою задачу. Потом я распахнул ее блузку, обнажив груди.

— Ты когда-нибудь дашь мне раздеться самой? — прошептала она.

— Может быть, позже, — я подразнил зубами ее соски, потом пробежал языком вниз по ее плоскому животу, по гладко выбритой коже на лобке... и внутрь, когда ее ноги легли мне на плечи.

В тот день мы так и не пообедали. Когда мы покинули гостиницу, было ровно четыре часа.

Я сделал одно интересное открытие. В те дни, а тем более сейчас, я мало употребляю алкоголь, однако обнаружил, что с похмелья мужчина может (прошу прощения за грубое выражение) трахаться как павиан.

После этого наш роман начал стремительно развиваться, и Маран предалась ему с таким же воодушевлением, как я сам. Первые месяцы службы в Никее я буквально сходил с ума от скуки, зато теперь был очень рад отсутствию настоящих воинских обязанностей. Муштровка, которой я пытался обучить моих Серебряных Кентавров, или «Свинцовых Телят», свелась практически к нулю. Они не возражали и с радостью вернулись к прежнему разгильдяйству. Полагаю, мне следовало бы стыдиться такого отступления от своих прямых обязанностей, но в полку Золотых Шлемов это не имело ровным счетом никакого значения.

Я был глубоко благодарен Амиэль за помощь, поскольку никогда раньше не оказывался в подобной ситуации. Теперь я осознал, как мало существует мест, где замужняя аристократка, желающая сохранить свою репутацию, может встречаться наедине со своим любовником, не рискуя, чтобы об этом поползли слухи.

У нас с Амиэль установилось что-то вроде дружеских отношений. Я понял, что она действительно преданная подруга Маран. Хотя время от времени она пристально рассматривала меня, как при нашей первой встречи, но не делала намеков на нечто большее. Она не питала уважения к мужу Маран и иногда называла его «Старый Медный Таз», подразумевая под этим медную отделку его торговых судов. Она относилась к Маран как к младшей, неопытной сестре, а ко мне — почти как к собственному любовнику и сообщнику. Кроме того, она постоянно называла меня «Дамастесом Прекрасным», что начинало немного раздражать, особенно когда это прозвище подхватили другие. Маран, однако, находила это весьма забавным.

Но хотя Амиэль исправно служила нашей «ширмой», мы могли пользоваться ее услугами лишь время от времени. Мы стали специалистами по поиску ресторанов или таверн, вроде того места, где мы встретились после дуэли с Малебраншем.

Потом мы нашли лучший способ. Весна в том году выдалась на удивление теплая, поэтому мы выезжали из города поодиночке и встречались в заранее условленном месте.

Мы находили восхитительные местечки для уединения — от прибрежных хижин до заброшенного замка, так глубоко запрятанного в лесу, что все почти забыли о его существовании. Мы любили друг друга в мшистых лощинах и на зеленых лужайках. Даже в самом городе имелись укромные места, вроде чудесного маленького розария в центре Манко-Хит, куда, по-видимому, не заходил никто, кроме нас.

Как правило, мы встречались днем; вечерние и ночные встречи по ряду причин были гораздо более сложной задачей. Несмотря на то, что граф Лаведан часто находился в отъезде, я больше не собирался посещать особняк, несмотря на заверения Маран, что слуги не будут болтать. Разумеется, она тоже не могла прийти ко мне в казармы: это не только противоречило уставу, но и развязало бы языки многочисленным сплетникам, считавшим себя офицерами.

Это было золотое время, медовое время. Мне хотелось, чтобы оно длилось вечно.

Но оба мы знали, что рано или поздно этому придет конец.

Наш роман едва начался, когда Великая Конференция рухнула под собственным весом. В листках новостей сообщалось, что «на ней были обсуждены важные вопросы, и следующее совещание состоится в ближайшем будущем». Лидеры провинций собрались на последний банкет, сердечно распрощались и разъехались в разные стороны.

Но по улицам гуляла молва, что Конференция превратилась в арену острой политической борьбы и закончилась полным провалом.

Тенедос обладал более исчерпывающей информацией, которую он, по моему предположению, получил либо от Махала, либо от Скопаса. Как и ожидалось, главной проблемой стал Чардин Шер, который вел себя так, словно являлся полноправным членом Совета Десяти, а не его подчиненным.

Атмосфера накалилась до предела, когда Махал, без сомнения, с подачи Тенедоса, начал настаивать на решении вопроса о Спорных Землях. Чардин Шер заметил, что, поскольку существуют неоднократные исторические прецеденты присоединения земель к Каллио, он предлагает именно такой путь для исправления ситуации.

— Я могу с уверенностью утверждать, что таким образом мы сможем навсегда усмирить их, — добавил он.

Бартоу клюнул на наживку и спросил Чардин Шера, почему он так уверен в этом.

— Потому что при наличии сильного лидера, преисполненного решимости заставить этих варваров уважать закон и готового подкрепить свое намерение всеми возможностями, имеющимися в его распоряжении, эти проклятые хиллмены перестанут быть шипом в боку Нумантии, как продолжалось в течение многих поколений, — Чардин Шер особенно выделил последние слова, и Бартоу начал закипать от гнева.

Потом Чардин Шер сказал, что Совету Десяти следует обдумать вопрос, давно беспокоящий другие провинции: почему такая огромная страна управляется только уроженцами Никеи? Фаррел ядовито осведомился, есть ли у Чардин Шера лучшее предложение. Тот ответил утвердительно: Совет Десяти нужно немедленно изменить таким образом, чтобы его члены представляли все провинции Нумантии.

Его слова оказались зажженным фитилем, поднесенным к бочке с порохом. По словам Тенедоса, за этим последовало бурное выяснение отношений, в котором обе стороны не стеснялись обмениваться такими выражениями, как «слабоумные» и «предатели».

— Так что же это означает в конечном итоге? — поинтересовался я.

— Это означает, что Чардин Шер вернется домой под бурные аплодисменты своих соотечественников. Он с честью выстоял против никейских лицемеров и даже посрамил их. Затем он начнет потихоньку собирать свои армии и, возможно, заключит союз с некоторыми провинциями, недолюбливающими Никею и Совет Десяти.

— Война?

— Нет, по крайней мере, не в ближайшее время. Но начнутся пограничные инциденты, подтверждающие, что Чардин Шер подтягивает к своим рубежам сильную армию. А потом... а потом он задумается о походе на Запад.

Но Тенедос ошибался. Чардин Шер оказался гораздо более тонким стратегом.

 

Я взглянул на большую картину и уже собирался было пройти мимо, но Маран неожиданно спросила:

— Что ты о ней думаешь?

Я внимательно посмотрел на картину, не вполне представляя, что от меня хотят услышать. На ней был изображен огромный замок, расположенный на скалах над рекой. Я насчитал пять этажей в главном каменном особняке с остроконечной крышей. Со стороны реки возвышались две квадратные башни, а с другой стороны, насколько позволяла видеть перспектива, одна круглая, меньшего размера.

Справа раскинулся тенистый парк, куда въезжала пышная кавалькада всадников, слева — небольшая деревня, над крышами которой курились едва заметные дымки. В спокойных водах реки покачивалась маленькая лодка с ливрейным лакеем на веслах, а на корме сидела юная девушка, одетая в розовое.

Я попытался пошутить:

— У короля, построившего этот замок, было очень неспокойно на душе, или он имел очень могущественных врагов.

Маран хихикнула.

— На самом деле, и то, и другое. Но прошу вас осторожнее подбирать слова, сэр. Взгляните внимательнее на табличку.

Я последовал ее совету и выругался про себя. Опять я ляпнул глупость, не разобравшись, что к чему. Латунная табличка гласила:

 

"ИРРИГОН, РЕЗИДЕНЦИЯ СЕМЬИ АГРАМОНТЕ.

ДАР МУЗЕЮ".

 

Одно дело — думать о богатстве человека, и совсем другое — видеть это богатство в действительности. Хотя я знал об огромном состоянии Аграмонте и видел особняк Маран в Никее, но созерцать такое грандиозное строение и понимать, что оно принадлежит одной семье... это было для меня слишком.

Маран указала на девушку, сидевшую в лодке.

— Это моя мать. Картина была написана вскоре после того, как они с отцом поженились. Ей было всего лишь четырнадцать лет.

— Там ты и выросла?

— В основном там, хотя проводила достаточно времени в других наших поместьях.

Я снова изумился и подумал о том, сколько нужно людей, чтобы содержать такую махину.

— Должно быть, в детстве тебе было очень интересно бродить по дому, — заметил я. — Фамильные призраки и все такое?

С Маран произошла одна из тех неожиданных перемен настроения, к которым я только начал привыкать. Она внезапно стала очень серьезной.

— Интересно? Пожалуй, для светской беседы сойдет. Но на самом деле моя жизнь там была адом.

Маран невидящим взглядом посмотрела на картину.

— Да, — повторила она. — Сущим адом.

Через час мы прикончили остатки еды, принесенной нами для пикника в парке за музеем. Я сделал очередное открытие: в культурных местах никому не приходит в голову мысль о запретных связях. Поэтому мы время от времени встречались в музеях, галереях или на концертах. Убедившись, что за нами никто не следует, мы отправлялись в другое место, где могли побыть наедине. Хотя в те дни я мало интересовался окружающим, мое светское образование постепенно начало приобретать некий лоск.

Мы страстно занимались любовью в карете по пути в музей, и сейчас я захотел ее снова, но почувствовал, что момент для этого неподходящий. Она всегда с неохотой говорила о своей семье, а после ее признания в музее я понял, почему. Но теперь мне хотелось знать больше.

Маран вопросительно посмотрела на меня после того, как я упаковал корзинку из-под провизии.

— Ты все время молчишь. Ты сердишься на меня?

— С какой стати?

— Не знаю. Может быть, из за того, что я сказала?

— О твоем доме?

Она кивнула.

— Я не сержусь, любимая, — сказал я. — Ты можешь делать все, что угодно, и испытывать любые чувства по отношению к своей семье, вплоть до намерения совершить убийство. Но если ты хочешь рассказать мне побольше, я с радостью выслушаю тебя.

Помедлив, она отвернулась в сторону и заговорила.

— Все считают, что жизнь в замке — это предел мечтаний. Но они ошибаются. Там холодно, в каменных стенах гуляет эхо и во всех комнатах приходится топить камины. Холод... это я помню лучше всего, — ее голос упал почти до шепота. — Внутри и снаружи.

Возможно, Маран надеялась, что я попрошу ее не продолжать, но я хранил молчание.

— Я родилась последней; трое моих братьев гораздо старше меня. Наверное, мои родители полагали, что в этом возрасте уже не смогут иметь детей, но ошиблись... правда, они никогда не говорили об этом.

Мой отец... он воплощение рода Аграмонте. Суровый, невероятно правильный, всегда следит за своими словами, чтобы произвести надлежащее впечатление на других людей. Ко мне он всегда относился ласково, но отстраненно, и начинал нервничать, если надолго оставался со мной наедине, и посылал за одной из моих горничных под предлогом, что «мне с ним скучно».

Мои братья были... ну, обыкновенными братьями. Я всегда искала их общества, и какое-то время, пока я была совсем маленькой, они терпели меня. Но потом я выросла, а у них появились свои интересы, и они пускались на любые ухищрения, лишь бы отделаться от меня.

В определенном смысле, это не имело значения, поскольку им нравилась только охота, аукционы, разговоры о стрижке скота, некомпетентности правительства и высоких налогах, — она пожала плечами. — Иными словами, типичные сельские лорды. Когда мне исполнилось тринадцать, все их приятели осознали, что я существую на свете, и начали увиваться вокруг меня, пытаясь залезть мне под юбку.

— А как же твоя мать?

— Она умерла, — сухо ответила Маран. — Примерно через три месяца после того, как я вышла замуж. Думаю, это случилось от радости — она очень хотела, чтобы этот брак был заключен.

Я промолчал, и Маран неохотно продолжила свой рассказ:

— Разумеется, она тоже происходила из благородной семьи. Они были небогаты, но и не бедны. Мой дед захотел, чтобы мой отец женился на ней, по той причине, что ее семья владела полоской земли, разделявшей два наших поместья. Это и было приданое, которое она принесла с собой.

Но, выйдя замуж за представителя рода Аграмонте, она была вполне счастлива. Она стала третейским судьей в нашей семье и до тонкостей разбиралась в том, кто равен нам по знатности, кто занимает низшее положение, а кто высшее. К счастью для нее, последних было очень немного. Подобно моему отцу, она всегда беспокоилась о нашей роли в светском обществе.

Когда у меня начали появляться ухажеры, она едва привечала их — сначала нужно было найти их имена в родословных книгах и убедиться в их достаточно благородном происхождении, а следовательно — в праве лапать меня, как им вздумается.

Она скорчила гримаску.

— В деревне тебя сначала пытаются поиметь, а когда это не удается, то решают, что ты достойна стать их супругой. А уж потом они имеют тебя за милую душу, пока ты не превращаешься в развалину с дюжиной детей на руках. А когда им это надоедает, они начинают проводить ночи на сеновале или у городской любовницы.

Она немного помолчала.

— Это и было твоим представлением о любви?

— Не совсем. Я читала романы и искренне мечтала о том дне, когда ко мне явится прекрасный принц. Просто я не представляла себе, на кого он должен быть похож. Возможно, мне следовало бы сбежать с первым мальчишкой, в которого я влюбилась.

— Благодарение Ирису, ты этого не сделала, — заметил я.

— Бедный мальчик! — продолжала Маран, не обращая внимания на мои слова. — Он был сыном первого конюха отца. Я до сих пор помню его улыбку и его кудрявые волосы. У него были зеленые глаза, и от него замечательно пахло лошадьми. В то время я наполовину влюбилась в лошадей, — пояснила она. — Иногда мне хотелось стать лошадью, и если бы я не смогла найти себе кентавра, то согласилась бы жить с человеком, который просто любит лошадей.

— Что же случилось потом?

— Моя мать узнала об этом, и через день всю его семью выслали из поместья. Позже, после замужества, я пыталась узнать, куда именно. Я смогла выяснить, что его семья переехала в Никею, но не более того.

Маран внимательно посмотрела на меня.

— Ты не возражаешь, что я тебе об этом рассказываю? Никто, кроме Амиэль, не слышал мою глупую маленькую историю.

— С какой стати я буду возражать? — удивился я. — Неужели я стану ревновать тебя к детскому увлечению?

— Почему бы и нет? — к ней моментально вернулось хорошее настроение. — Я, например, ревную тебя к каждой женщине, которую ты знал.

— Но я никого не знал! — фальшиво-благочестивым тоном возразил я. — До встречи с тобой я был совершенным девственником.

— Ну, конечно, — Маран снова задумалась. — Наверное, в девичестве я была похожа на куклу. Все одевали меня так, как им хотелось, показывали меня там и тут, но мои собственные желания не имели никакого значения. Отец хотел, чтобы я выглядела так, мать хотела, чтобы я вела себя этак, и никто не спрашивал, чего же хочет Маран. Ни тогда, ни сейчас.

Мне было холодно... и одиноко. У меня не было настоящих друзей, с которыми я могла бы играть. Когда я была очень маленькой, мне разрешали возиться с детьми наших слуг или рабов, но я быстро обнаружила, что они всегда делали меня главной, в какую бы игру мы не играли, и старались во всем потакать мне. Потом, когда я выросла, вокруг меня образовалась пустота, хотя примерно раз в месяц мы навещали какую-нибудь другую аристократическую семью, и у меня появлялась возможность поиграть с их детьми... если там были дети.

Она с затаенной тоской посмотрела на меня.

— Как бы мне хотелось быть больше похожей на тебя!

Я немного рассказал ей о детстве, проведенном в Симабу, и о моей любви к одиноким блужданиям в джунглях.

— Поэтому я читала все, что мне попадалось под руку, — продолжала Маран. — Особенно о городах, и мечтала о том дне, когда я смогу приехать в Никею. Помню, однажды я прочла поэму о человеке родом из дремучего леса, и хотя город впоследствии стал его домом, холод этих лесов остался с ним до самой смерти. Мне казалось, что этот человек такой же, как я.

— Я во всеуслышание заявляю, что в вас нет ничего холодного, графиня.

Неуклюжая шутка достигла цели: Маран улыбнулась.

— Знаешь, я и не думала, что когда-нибудь выйду замуж, — сказала она. — Но это случилось.

— Чем ты хотела заниматься?

— Только не смейся. Одно время мне хотелось стать куртизанкой. Я буду молодой, красивой, и все мои благородные любовники будут платить огромные суммы золотом за ночь в моей постели. Им захочется бросить своих уродливых жен, а я буду смеяться над ними и ускользать от них, как вода между пальцами.

— Очень хорошо, что ты не стала куртизанкой, — серьезно заметил я. — Иначе ты бы обнаружила, что большинство клиентов борделей — жирные, старые и немытые скоты, склонные к разным извращениям.

Она посмотрела на меня с необычно жестким выражением лица, и мне пришлось извиняться.

— Не обращай внимания, — отмахнулась Маран. — Я просто подумала о чем-то... о чем-то не очень приятном. В общем, когда я поняла, что мне не суждено стать куртизанкой, то я решила, что стану просвещенной дамой, помогающей философам и правителям принимать мудрые решения.

Поэтому я и устроила у себя философский салон. Наверное, я пыталась дать хоть что-нибудь той одинокой маленькой девочке, которой больше не существует.

Маран отвернулась, но я заметил слезы в ее глазах. Я потянулся к ее руке, но она отодвинулась от меня.

— А потом я стала девушкой, и начался период ухаживания. Один юноша мне нравился: он всегда смешил меня, и я с нетерпением ожидала его визитов. Он происходил из достаточно благородного клана, но его семья не имела большого состояния, и вскоре он тоже куда-то исчез. Один из моих братьев потом сообщил мне, что его отцу заплатили приличную сумму с тем условием, чтобы молодой человек больше не появлялся в нашем доме. Теперь понимаешь, каково мне было?

На этот раз она позволила мне взять ее за руку.

— Когда мне исполнилось шестнадцать, весь мир словно ошалел. Начались балы, прогулки верхом и званые вечера. У меня совсем не оставалось времени побыть наедине с собой.

Возможно, такая жизнь и нравилась бы мне, если бы я не понимала, что все это делается лишь с одной целью: выдать меня замуж за самого подходящего жениха, которого смогут найти мои родители. Подходящего для них, разумеется.

Так продолжалось около года, а потом мой отец привел домой Эрнада, лорда Лаведана. Мне показалось, кто мать лопнет от радости: человек, занимавший «надлежащее положение» наконец-то сделал предложение ее единственной дочери!

Все блестящие молодые люди, увивавшиеся вокруг меня, каким-то образом узнали, что игра закончена, и моментально нашли себе других красавиц, вокруг которых они могли порхать в свое удовольствие.

Когда отец представил меня графу Лаведану, все было уже решено, и моя жизнь устроилась раз и навсегда.

Я ждал, что Маран продолжит свой рассказ, но она замолчала, а потом посмотрела на меня.

— Полагаю, моя болтовня кажется тебе вздором. Бедненькая богатая девочка, которой следовало бы родиться в хижине и познать, что такое настоящая нищета.

— Нет, — искренне ответил я. — Я знал беднейших из бедных, и, тем не менее, они были счастливы. Пожалуйста, Маран, не надо унижать себя.

Она продолжала смотреть мне в глаза, словно раздумывая, стоит ли мне верить, или нет. Внезапно она вскочила на ноги.

— Пошли, Дамастес. Я хочу домой. Я испортила этот день нам обоим.

Я запротестовал, утверждая, что ничего не испорчено, что она обязательно должна была рассказать мне о своем прошлом, но Маран не хотела слушать. Мы вернулись к коляске, и она отвезла меня на конюшню, где я оставил Лукана. Когда мы поцеловались на прощание, она едва прикоснулась к моим губам. Мне отчаянно хотелось хоть как-то поднять ей настроение, но нужные слова не приходили на ум. Ее коляска уехала.

Возвращаясь в расположение полка, я снова и снова размышлял о том, что сегодня услышал. Странно, но за исключением богатства Маран, наше с ней детство было очень похожим. Но из девочки выросла женщина, которая, как я начинал понимать, была очень несчастна, а из мальчика — мужчина, получивший от жизни больше, чем мог надеяться в самых смелых мечтах.

В ту ночь сон никак не шел ко мне. Внезапно я понял, в чем состояло отличие: я сам выбрал свой путь в жизни, в то время как ее никогда ни о чем не спрашивали. Потом я подумал, что это случалось — и случается — практически со всеми женщинами, которых я знал. Всем им было дозволено делать лишь то, что решали мужчины, или, в крайнем случае женщины, подобные матери Маран, с радостью выполнявшие любые мужские прихоти.

Я изумлялся тому, что нумантийские мыслители могут сетовать на несправедливости, творимые по отношению к рабам, беднякам и непросвещенным горским племенам, даже не удосуживаясь взглянуть на соседнюю подушку и увидеть гораздо большее, вездесущее зло.

В конце концов я выбросил эту мысль из головы: если солдат едва ли может надеяться повлиять на исход хотя бы одного боя, то откуда он найдет в себе силы, чтобы изменить обычай, кажущийся нерушимым? Наверное, положение могло измениться лишь в том случае, если Сайонджи, богиня Тенедоса, вмешается в дела человеческие и переделает наше общество до такой степени, что оно станет неузнаваемым. Но от этой мысли у меня по спине пробежал холодок: кто знает, какие изменения покажутся богине предпочтительными?

Затем меня осенило. Величайшее различие между мною и Маран заключалось в том, что я вырос в доме, где правила любовь, хотя там не было принято говорить об этом вслух. Я навеки запомню объятия матери, дружеский шлепок от одной из сестер (по крайней мере, пока они не сердились на меня), улыбку отца, когда он проходил мимо.

А бедная Маран? На протяжении всего ее рассказа я ни разу не слышал слова «любовь» и теперь спрашивал себя, знает ли она, что оно означает?

Когда я засыпал, ко мне в голову пришла еще одна мысль, хотя в то время я не мог осознать ее истинного значения: «Может быть, она не знает, что такое любовь. Но, клянусь богами, я сделаю все возможное, чтобы научить ее этому».

 

Мы лежали обнаженными под лучами летнего солнца. Наши лошади были привязаны под деревом в нескольких ярдах позади. Я медленно втирал бальзам от солнечных ожогов в заднюю часть бедер Маран. Она довольно замурлыкала и раздвинула ноги.

Опустив палец в маслянистую жидкость, я провел им между ее ягодиц и вставил в нее. Я не ощутил сопротивления, но ее тело внезапно вздрогнуло и оцепенело, словно ей причинили боль.

— Не делай этого, — жестким, холодным голосом сказала она.

Я перестал и пробормотал извинение.

— Ничего страшного. Просто... больше не делай этого. Мне очень не нравится.

Я снова извинился и начал массировать ее плечи. Она лежала, отвернув голову в сторону, а через некоторое время произнесла очень странную фразу.

— Наутро после свадьбы, — ровным, бесстрастным голосом сказала она, — я вышла в гостиную, посмотрела на себя в зеркало и увидела лицо незнакомого человека.

— Боюсь, я не понимаю.

— Я выглядела как маленькая девочка, — почти шепотом добавила она. — Маленькая девочка, которая потерялась и не понимает, почему это произошло и что она может сделать, чтобы найти себя.

Я ничего не сказал, но заподозрил, что случайно наткнулся на одну из темных тайн ее брака.

 

В Никее и в других городах Дары настали плохие времена — словно Чардин Шер оказался волшебником и наложил на наш край могущественное проклятье.

Совет Десяти стал почти незаметным. Те редкие указы, которые они выпускали, не имели отношения к насущным проблемам.

Цены на основные продукты, предположительно регулируемые, начали падать и подниматься словно валы, накатывающие на берег океана. Люди стали делать запасы на черный день — особенно горожане среднего класса, которые могли себе это позволить. В бедных кварталах города начались перебои с маслом, рисом и мукой.

На улицы выходило гораздо больше ораторов, и каждый предлагал свое лекарство от всех бед нашего времени. Им приходилось бороться за место на тротуарах с новой напастью: Никея подверглась нашествию странствующих чародеев всех родов и мастей. Иногда мне казалось, что мы вернулись в Сайану. Город кишел предсказателями судьбы, пальмологами, заклинателями и обычными шарлатанами, готовыми продать что угодно — от яда до любовного зелья.

По словам Тенедоса, это было признаком надвигающейся беды.

— Я не хочу оскорбить свою профессию и даже этих шарлатанов, но когда народ чувствует грядущие перемены, чувствует, что сама почва под его ногами превращается в зыбучий песок, он начинает искать людей, провозглашающих себя хранителями высшего знания. — Он криво улыбнулся. — Хотя, наверное, мне не стоит жаловаться. Теперь аудитории, где я выступаю с лекциями, всегда набиты до отказа. Мне только хотелось бы знать, есть ли в толпе внимательные слушатели, или они просто перелетают от одного провидца к другому, вроде пчел во время медосбора.

Я тоже заметил, что в храмах постоянно полно народу, причем не только в огромных святилищах, посвященных нашим главным богам, но и в мелких приходах, где почитались семейные божества. Ахархел, или «Тот, Кто Говорит С Владыками», пользовался особенной популярностью, хотя я видел процессии жрецов, поклонявшихся мрачному Элиоту или многоглавым звероподобным богам, о которых я раньше никогда не слышал. Было даже несколько групп, члены которых громко распевали имя Сайонджи.

Когда я доложил об этом Тенедосу, он удовлетворенно кивнул.

— Как я уже говорил, наступает ее время.

Преступность тоже увеличилась. Наряду с обычными кражами и ограблениями происходили чудовищные и бессмысленные злодеяния, совершаемые не только отчаявшимися бедняками, но и некоторыми из тех, кто считался достойнейшими гражданами города.

Я представлял себе Никею в виде прекрасного шелкового покрывала, за которое с разных концов одновременно тянули тысячи тысяч рук. Медленно, очень медленно покрывало начинало рваться на части.

Один из личных слуг Маран принес записку от нее. Она просила встретиться с ней завтра утром, в том самом ресторане, где мы с ней начали наш роман. Слово «важно» в конце записки было подчеркнуто дважды.

Я снова был вынужден умолять адъютанта предоставить мне увольнительную на этот день. Он нахмурился и пробурчал что-то про «молодых капитанов, которым нужно уделять больше внимания своим обязанностям», однако удовлетворил мою просьбу.

Меня одолевало беспокойство, подстегиваемое мыслью о том, что граф Лаведан узнал о нашем романе. Я даже предположил, что Маран забеременела — ведь наша связь продолжалась уже четыре месяца. После той первой безумной ночи я пытался применять меры предосторожности, но она отказалась от них.

Однако выяснилось, что неприятности были не у Маран, а у ее подруги.

Амиэль, рыдая, сидела на кушетке, а Маран старалась утешить ее. Постепенно успокоившись, она рассказала мне о том, что случилось.

Около пяти лет назад они с мужем взяли к себе на службу супружескую чету Тансенов. Те зарекомендовали себя наилучшим образом, и в конце концов лорд Кальведон предложил им переехать в один из коттеджей, расположенных на территории поместья. Тансены выполняли самые разнообразные поручения, от ухода за садом до покупки продуктов, и даже иногда составляли компанию своим хозяевам, изнывавшим от скуки. У них было двое детей. «Чудесные крошки, — сказала Амиэль. — Если бы я могла иметь детей, мне хотелось бы, чтобы они были такими же милыми!»

В то утро госпожа Тансен должна была присоединиться к Амиэль, собиравшейся нанести визит своей модистке. Она не явилась в особняк Кальведонов к назначенному сроку, поэтому Амиэль пошла посмотреть, в чем дело...

— Я подумала, что, возможно, у них заболел ребенок, и собиралась сказать ей, чтобы она не беспокоилась и оставалась дома — я уже взрослая девочка и могу самостоятельно купить ленты для шляпок.

Дверь коттеджа была приоткрыта. Амиэль распахнула ее и закричала от ужаса.

На полу лежало тело женщины и одного из ее детей. В другой комнате лежал ее муж. Все трое были мертвы — задушены желтым шелковым шнуром.

— Но это еще не самое худшее, — Амиэль снова начала всхлипывать. — Я зашла в маленькую комнату, где у них находилась детская. Малышка... она тоже была мертва. Убита, как и остальные! Какое чудовище могло совершить подобное злодеяние?

Я знал ответ. Товиети. Итак, желтые удавки стали в Никее чем-то более реальным, чем шепотки знахарей или золотой талисман на груди аристократки, купленный за большие деньги у одного из многочисленных шарлатанов.

Но какое это имеет отношение ко мне? Разве она не сообщила о случившемся в городскую стражу?

Сообщила... Но ей показалось, что им нет дела до этого. А может быть... может быть, они просто боятся.

— Очень может быть.

— Более того, — продолжала Амиэль, размышляя вслух. — Они вели себя так, словно выполняли какую-то надоевшую работу. Я знаю, Тансены не были так богаты, как я... но они были моими друзьями!

— Что ей делать? — спросила Маран. — Я позвала тебя, потому что однажды, еще в те дни, когда вы с Тенедосом давали показания перед Советом Десяти, мой муж упомянул о том, что в Спорных Землях вы встретились с сектой душителей. После этого слушания сразу были объявлены закрытыми.

Я сказал, что не вправе обсуждать этот вопрос, но в словах ее мужа есть доля истины. Я знал этих людей и понимал, как они опасны.

— Если они проникли в наше поместье так незаметно, что охрана не подняла тревогу... то ведь они могут вернуться, — прошептала Амиэль. — Кого они захотят убить на этот раз? Меня? Моего мужа? Что мне делать?

Про себя я подумал, что если Товиети решили убить человека, то он, пожалуй, не сможет чувствовать себя в безопасности и посреди армейского лагеря. Вслух я поинтересовался, есть ли у них апартаменты в городе. Есть? Прекрасно. Тогда они должны переехать туда сегодня же вечером. А что касается безопасности... Я внезапно вспомнил об одном человеке — нет, о четверых людях, которые едва ли могли оказаться приспешниками Тхака.

— Оставьте мне свой городской адрес, — сказал я. — Сегодня вечером один человек придет к вам. Щедро платите ему и его спутникам, которых он приведет с собой, и в точности выполняйте его распоряжения. Вы можете доверять ему, хотя с первого взгляда вам может показаться, что он не заслуживает доверия. Он держал мою жизнь в своих руках и не раз спасал меня от смерти. Его зовут Йонг.

 

Когда я закончил свой рассказ об убийстве слуг Амиэль и о том, как странно отреагировала на преступление городская стража, Тенедос ничего не ответил, но повернулся к молодому стражнику.

— Кутулу?

— Да, ничего удивительного в этом случае нет, — подтвердил тот. — За последние два месяца в городе было совершено четыреста шестнадцать подобных убийств, подпадающих под нашу юрисдикцию. Жертвами становятся и бедные, и богатые, без разбора. Иногда их грабят, иногда нет. Создается такое впечатление, что эта кампания убийств развязана не столько с целью наживы, сколько для того, чтобы создать панику и посеять ужас в сердцах людей.

— Однако открытых протестов нет, — заметил я.

— Мы делаем все возможное, чтобы не распространять слухи, — пояснил Кутулу.

— Почему? — спросил Тенедос.

— Таково специальное распоряжение Совета Десяти.

— Какого черта! — взорвался я. — Что это даст? Если закрыть глаза на зло, то оно не исчезнет. Чего они хотят — чтобы Тхак танцевал на их проклятых костях?

— Тхак? — с озадаченным видом повторил Кутулу.

Тенедос посмотрел на меня.

— Продолжай, Дамастес. Мы более не обязаны соблюдать запреты Совета Десяти. Наступают гораздо более опасные времена, чем им кажется... да, пожалуй, и нам тоже. Расскажи ему обо всем.

 

Вечером следующего дня, когда я ехал к Маран, какой-то всадник выехал из переулка и направился в мою сторону. Я узнал его, прежде чем он заметил меня, и остановил Лукана рядом с повозкой, доверху нагруженной продуктами.

Это был Эллиас Малебранш. Он был одет в плащ с капюшоном, откинутым на плечи. Лорд подъехал ближе, но не узнал меня, поскольку я слез с седла и сделал вид, будто осматриваю подковы Лукана.

Когда он проезжал мимо, я искоса взглянул на него и увидел над светлой кудрявой бородой багровый шрам от еще не зажившей раны. Я хорошо пометил его!

Потом мне стало интересно, куда направляется Малебранш. Мы находились в одном из бедных кварталов Никеи; я обычно избирал этот маршрут с целью убедиться, что за мной никто не следует, и сейчас спрашивал себя, какое темное дело могло привести его сюда.

Мне очень хотелось встретиться с Маран, но я хорошо понимал, что сейчас мой долг — проследить за ним. Оседлав Лукана, я поехал вслед за каллианцем. Он петлял и поворачивал то в одну, то в другую сторону, но в конечном итоге я понял, что лорд держит путь к реке. Мы вплотную приблизились к району доков — самой захолустной и опасной части города. Я потрогал меч в ножнах, убедившись, что при необходимости могу быстро выхватить оружие.

Мостовая была неровной, то и дело попадались вывороченные булыжники. Мне пришлось вести Лукана в поводу из опасения поднять шум.

Малебранш свернул в узкий переулок. Досчитав до пятнадцати, я последовал за ним.

Переулок хорошо просматривался во всю длину, до самой набережной, однако я не увидел там каллианского ландграфа.

Я проехал по переулку вплоть до подножия небольшого холма у причала и обратно, но Малебранш как сквозь землю провалился. Я тщетно искал тайный проход, где могла бы пройти лошадь со всадником, но не увидел ничего, кроме облупившихся кирпичных стен и темной воды.

Моя шпионская миссия окончилась неудачей. Я посмотрел на поднимавшуюся луну и почувствовал, как разочарование покидает меня: оставалось еще более чем достаточно времени для встречи с Маран.

 

Я придерживал Маран за раскинутые лодыжки, пока мы сталкивались друг с другом в любовном танце, чувствуя мощь огромной, теплой лавины, созревавшей во мне. Она застонала и потянула меня к себе. Я отпустил ее ноги и лег на нее, прижавшись грудью к ее груди; ее пятки толкали меня в ягодицы, заставляя погружаться все глубже.

Мое дыхание прервалось, когда ее тело содрогнулось, замерло и содрогнулось еще раз.

Я посмотрел на нее. Ее глаза были открыты, но ничего не замечали. Она жадно хватала ртом воздух, откинув голову в сладком экстазе.

— Дамастес, о боги, Дамастес, — простонала она, выгибая спину. — Я... я...

— Скажи это, — прошептал я. — Скажи!

— Я... о, боги, я люблю тебя! Я люблю тебя!

— И я тоже люблю тебя.

Правда была такой же обнаженной, как наши потные тела. А потом звезды взорвались в нашем двойном крике наивысшего наслаждения.

Теперь мы не могли повернуть назад.

 

— Интересно, — пробормотал Кутулу. — Я не знал этой подробности о нашем добром ландграфе.

— Стало быть, вы тоже следите за ним?

— Разумеется. Я слежу за каждым, кого я... или Провидец Тенедос считаем достойными слежки.

— А чем же вы занимаетесь в свободное время, для собственного удовольствия? — я попытался пошутить, надеясь обнаружить в этом странном маленьком существе хоть какие-то человеческие черты.

— Для удовольствия? — повторил Кутулу. — Но ведь это и есть мое удовольствие!

Он сделал пометку на маленькой желтой карточке. В его тесном кабинете скопились уже тысячи таких карточек.

— Я дам вам знать, что замышляет наш общий знакомый. Разумеется, с одобрения Тенедоса.

 

Сперва город выглядел так же, как и всегда, но когда первые лучи солнца упали на него, я увидел ужасные изменения. Каждое здание, каждый булыжник мостовой, и, что более ужасно, каждое дерево испускало тысячи ослепительных отражений — я понял, что город превратился в чудовищный кристалл, где ничто живое не может существовать.

Потом я заметил движение на улицах. Появились люди, но они тоже преобразились, и солнце посылало мне в глаза резкие блики, отражавшиеся от их тел. Все они — мужчины, женщины и дети — что-то несли в руках, и когда я вгляделся пристальнее, то увидел желтые шелковые шнуры.

Когда я увидел их, они увидели меня.

В этот момент озеро в центре Хайдер-Парка забурлило, и из него поднялся Тхак. Он проследил за взглядами своих подданных, поднял голову и заметил меня.

Казалось, воздух завизжал — такой звук рождается, когда проводят мокрым пальцем по ободу хрустального бокала, но только гораздо громче. Я увидел, как трясутся кристаллические деревья, и сам город вздрогнул, словно собираясь рассыпаться на части.

Тхак сделал один гигантский шаг, затем другой. Он приближался ко мне с поднятыми верхними конечностями, которые язык не поворачивался назвать руками.

 

Я проснулся весь в поту. Мне редко снятся сны, а когда это все-таки случается, они почти всегда бывают приятными.

Мне пришлось зажечь лампу, встать с постели и почти час бродить вокруг пустых казарм, собираясь с духом. В ту ночь я так больше и не заснул.

Я знал, что этот сон был не просто сном.

Тхак появился в Никее.

И он помнил меня.

 

— Ваш каллианец ведет себя не так, как подобает дипломату, — произнес Кутулу. — Он имеет дело с такими людьми и посещает такие места, куда дипломатическому представителю вход заказан.

— Вышлите его домой, — предложил я. — А лучше всего, арестуйте и судите как предателя.

— Да, но тогда его заменят другим человеком, которого мы не знаем, и мне придется начинать все сначала, пытаясь разоблачить нового агента Чардин Шера. В таких случаях принято устанавливать тщательное наблюдение, а затем принимать надлежащие меры в надлежащее время, — Кутулу нахмурился. — Но, разумеется, только в том случае, если мое начальство прислушается ко мне, а Совет Десяти прислушается к ним.

Так вот в чем заключается полицейская работа, — пробормотал я. — Нет, это не для меня.

— Само собой, — согласился Кутулу. — Пока вы не поймете, что человеческие поступки всегда расходятся с причинами, которые люди выдвигают в свое оправдание, и не научитесь находить реальные мотивы даже самых твердых убеждений... вам лучше оставаться солдатом.

Я внимательно посмотрел на маленького человека. Мне показалось, что Кутулу шутит, но он был совершенно серьезен.

— Так или иначе, я узнал, куда уходит ландграф Малебранш, когда он посещает доки, — продолжал Кутулу, — хотя пока что не последовал за ним в его логово.

Я собираюсь сделать этот сегодня вечером. Он не такой уж изобретательный человек, и до сих пор придерживался определенного распорядка, — Кутулу прищелкнул языком. — Ему следовало бы вести себя поосторожнее. Итак, не желаете ли вы сопровождать меня?







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 274. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.271 сек.) русская версия | украинская версия