Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Рассказ второй – Разоблачение




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Я больно трусь животом, грудью и щекой о поверхность стола, вытянув руки и вцепившись пальцами в его края.
- Ох, мать твою, - вырывается у меня.
- Получай, сучонок, - штаны моего соседа и его яйца со шлепками проходятся по моим. Его ладонь лежит на моем затылке, прижимая меня к столу.
- Да получаю, засранец, - отвечаю я.
Убрав руку с моей шеи, он сильно ударяет меня ею по заднице.
- Ублюдок. - Я чуть не кончил ему в кулак.
Он толкается в меня все быстрее, и я понимаю, что он скоро выстрелит. По какой-то причине сегодня он возбуждён больше обычного. Но я совсем не против.
- О черт, - стонет он, напрягаясь, и изливается в меня, двигая при этом бедрами в рваном ритме.
Мой словарный запас сокращается до небольших вариаций на тему «ох, блядь». Рука соседа быстро скользит по моему члену, и я кончаю, выплескиваясь в его ладонь, вцепившись в стол с такой силой, что на поверхности наверняка потом останутся вмятины.
Тяжело дыша, сосед падает на меня. Как и всегда после оргазма я некоторое время чувствую себя совершенно обессилевшим, поэтому с минуту не обращаю внимания на то, что на мне лежит такое же ослабевшее тело.
Но не больше.
- Слезь с меня, - бурчу я.
- Через минуту.
- Сейчас. - Я выпрямляюсь на дрожащих ногах.
Сосед отстраняется и выбрасывает презерватив в мусорку под раковиной. У нас новый рекорд – эту неделю он приходит ко мне каждый день.
Он натягивает штаны и выглядывает из окна.
- Черт, - говорит он, поспешно застегивая ремень. - Джилли дома. Дай мне стакан молока или чего-нибудь еще.
Я не могу сдержать легкой улыбки.
- Стакан молока?
Застегивая рубашку, он бросает на меня раздраженный взгляд.
- Или яйца.
Я открываю холодильник и достаю коробку с тремя яйцами. Сосед полощет горло. Я бы тоже не стал целоваться со своей девушкой, будь у меня рот полон спермы. Он выплевывает воду, берет яйца и, жадно поцеловав меня, направляется к двери. Я скрещиваю на груди руки.
- Эй, - зову я. Он оборачивается. - Что у меня есть такого, чего нет у нее?
Он открывает рот, но не отвечает. Я смотрю, как сосед перепрыгивает через посаженные мной кусты и ныряет в заднюю дверь своего дома. Он встречает Джилли страстным поцелуем, тем, которым обычно начинает любовную прелюдию – я вижу это по тому, как его подружка роняет сумочку и обвивает руками его шею. Он целует ее и смотрит на меня в окно, затем показывает мне средний палец. Физиономия у меня в этот момент, скорее всего, весьма самодовольная, потому что я знаю, что этому ублюдку придется попотеть, заметая свои следы, если он не прекратит заявляться ко мне каждый чертов день.
Я поднимаюсь наверх, чтобы немного попечатать: завтра надо сдавать статью, а у меня еще только половина работы сделана. И задница ноет.
Мой трахальщик из города расстраивается из-за того, что я больше к нему не захожу, но он сам, черт возьми, виноват в том, что считал себя единственным парнем, размахивающим передо мной своим членом. К тому же, даже у моей задницы есть предел прочности.
В следующий раз сосед заявляется ко мне только в субботу. Я все еще сплю, потому что прошлой ночью встречался со своим старым трахальщиком – мне все-таки стало жаль парня. Голова кружится, и горят ягодицы. Меня вчера что, отшлепали?
Сосед танцующей походкой входит ко мне в спальню, как к себе домой, и зависает надо мной.
- Джилли уехала по делам, - говорит он вместо приветствия.
- Плевать я хотел на дела Джилли, - бормочу я в подушку. У меня похмелье, и я пытаюсь вспомнить, связывали ли меня вчера. Это бы объяснило, откуда на моих запястьях покраснения.
Сосед засовывает руку под мое плечо и переворачивает меня на спину, затем тянет мою голову к своему паху. Нахальный ублюдок успел даже штаны спустить.
- Хочу минет.
- Найди себе шлюху, засранец.
- Ты лучше, - отвечает он, шлепая мне по губам своим членом. Я высовываю навстречу ему язык – ну ничего не могу с собой поделать. Он уже истекает смазкой. Я распахиваю глаза.
- Открой свой роскошный ротик, - уговаривает сосед, слегка вращая бедрами.
- Трахай себя сам, - говорю я, но послушно открываю рот, и он толкается внутрь.
У него обалденный член – толстый, с чётко прорисовывающимися венами, гладкий под моими губами, влажный под языком, твердый в руке. Сосед стоит, запрокинув голову, и, зарывшись пальцами в мои волосы, задает мне ритм. Я люблю его вкус, люблю его смазку на своем языке.
Я выпускаю член изо рта и притягиваю к себе его бедра, утыкаясь носом в яички. Вбираю одно из них в рот и перекатываю его, пробую на вкус, продолжая двигать рукой по его члену. Жду, пока он не скажет: «О, черт, как приятно» и повторяю то же самое с другим яичком.
Сосед отталкивает мою голову и, отбросив покрывало, забирается на кровать и надевает презерватив.
- Я с бодуна, - жалобно скулю я.
- Мне абсолютно на это насрать. Подложи под голову подушку, - отрывисто отвечает он.
Он кладет мои ноги на свои плечи и быстро смазывает меня. Я проклинаю тот день, когда показал ему, что лежит в моей прикроватной тумбочке.
Он вынимает из меня пальцы и наклоняется ко мне, задевая задницу членом.
- Сделай это сам, - приказывает он.
Мои руки неуклюже обхватывают этого бога среди членов и направляют его.
- Давай же, мать твою, - говорю я.
Он толкается вперед, головка преодолевает кольцо мышц, и мои ноги соскальзывают с его плеч. У меня вырывается стон.
- Черт, ты такой классный, - выдыхает он, целуя меня.
Он не двигается, а только сплетается своим языком с моим, и я начинаю крутить бедрами сам.
- Прекращай, мать твою, свои телячьи нежности, - рявкаю я.
Он начинает двигаться, медленными толчками, каждый раз задевая простату.
- Знаешь, ты как сучка в течке.
- А ты просто обаяшка, - саркастично отвечаю я, но мое прерывистое дыхание, черт его побери, сводит всю эффектность фразы на нет.
Он подкладывает мне под голову подушку, и я вцепляюсь ему в плечи. Теперь он вколачивается в меня так отчаянно, словно не кончит, если не оттрахает меня до потери сознания.
Я не могу говорить. У меня такое ощущение, что его член сейчас выйдет у меня через горло. Каждый раз как я открываю рот, новый неистовый толчок срывает с моих губ стон. Издаваемые мной звуки похожи на фон какого-то второсортного порно-фильма, я с трудом дышу и с каждым рывком ударяюсь головой об изголовье кровати, на которое сосед подложил подушку. На мое лицо капает его пот.
- Черт, - говорит он надо мной, его мускулы напрягаются. - Черт, да.
Я чувствую пятками, как его ягодицы сжимаются, и выгибаюсь ему навстречу, смыкая пальцы на его сосках. Он прижимается ко мне всем телом, мой член трется о него, и я молча благодарю своего тренера по пилатесу. Удовольствие становится почти невыносимым.
Он снова целует меня, и этот поцелуй почему-то ощущается совсем по-другому, поэтому на этот раз я ему отвечаю. Его бедра не перестают двигаться ни на секунду, он меняет угол проникновения, чтобы с каждым толчком идеально задевать мое самое чувствительное место.
- О боже. - Я закатываю глаза и кончаю, бурно кончаю, заливая наши животы липкой спермой.
Сосед начинает трахать меня еще жестче, его член словно чертов таран. Кончая, он громко стонет и впивается зубами в мое плечо - это больно и приятно одновременно.
- Ты чертов жеребец, - говорю я ему, как только восстанавливаю дыхание. - Ты трахал меня целую вечность.
- Иди ты, - отвечает он, все еще впившись в мое плечо.
До крови небось прикусил. Чертов вампир.
- Я с бодуна, - напоминаю я ему. Мне немедленно нужен аспирин. И сон.
Он снова целует меня, тем же необычным поцелуем, и отстраняется.
- Увидимся позже, - довольно говорит он. - Все равно, Джилли уже вернулась.
Если бы я не знал его, то подумал бы, что он хочет быть пойманным.
Я отворачиваюсь от него, не дожидаясь, когда он встанет с кровати.
- Вали отсюда, - говорю я в подушку.
Он набрасывает на меня покрывало и уходит.
В воскресенье у меня священный день отдохновения, но наступает понедельник, и вместе с ним все возвращается на круги своя, включая и ежедневный трах. Сосед имеет меня где угодно – в кровати, за моим компьютером, в кухне, однажды даже на заднем дворе – он приходит, нагибает меня то так то сяк, и затрахивает до полубессознательного состояния.
Сейчас он прижимает меня к дальней стене моего кабинета, мои ноги болтаются у него на предплечьях, и он ожесточенно долбится в меня в неистовом ритме. Лбом он утыкается в мою шею, и просунув между нами руки, я остервенело себе дрочу. Я мог бы заниматься этим вечно.
Приоткрыв глаза, я вижу Джилли, стоящую с открытым ртом и смотрящую на меня из окна своего кабинета. Я забыл закрыть чертовы занавески. И я слишком близок к разрядке, чтобы мне не было на это плевать.
Позже этим же днем раздается звонок в дверь. Я открываю ее, чтобы увидеть на пороге своего соседа с его обычной самодовольной улыбочкой на лице.
- Что? - раздраженно спрашиваю я.
- Джилли вышвырнула меня из дома, - беззаботно отвечает он.
На самом деле она не может вышвырнуть его из дома, потому что это его дом. Я тут же подозрительно спрашиваю:
- И?..
- Я переезжаю к тебе, пока она не найдет себе другое место.
- Нет, не переезжаешь.
- Я уже привел Ангуса на задний двор. Позже принесу кое-какие вещи.
- Забудь об этом, мать твою.
- Да ладно тебе, не будь таким жестоким, - говорит он, шаркая ножкой.
Это выглядит довольно мило, но я не хочу лицезреть его тут у себя целыми днями. Я с ним никакой работы не сделаю.
- Я трахаюсь с парнем, который без всякой на то причины изменяет своей подружке. Я не могу тебе доверять.
- Твоя задница – очень достойная причина. - Он приподнимает бровь. - К тому же, ты тоже трахаешься не только со мной.
Значит, он все-таки заметил. Я скрещиваю на груди руки и прислоняюсь к дверному косяку.
- Мы уживемся, - упрашивает он.
- Не уживемся, - качаю я головой.
- Ну хотя бы до того, как Джилли съедет.
Я закатываю глаза.
- Мало того, что ты чертов идиот, так на тебя еще и ярлык гомика навесят, - говорю я ему.
Он широко улыбается и, пихнув меня в дом, закрывает за собой дверь.







Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 449. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия