Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Амброз Бирс 10 страница




- Посмотри сюда! – сказал Николай Соболев, указав вдаль от Электрона. Владимир увидел слева, примерно в полу километре от корабля, ровную светло-коричневую дорогу, убегающую за горизонт.

- Видимо, грунтовая! – сказал Николай.

- Наверное, искусственная асфальтовая! – возразил Владимир. – Как красиво вписывается в общий пейзаж! – продолжал он.

- Значит, обитатели планеты хорошо чувствуют и понимают красоту!

Остальные с волнением и интересом переходили от одного борта корабля к другому, стараясь по лучше обозреть незнакомую картину. Внимание людей привлекла высокая башня с золотистым куполом, господствующая здесь, на равнине. Многочисленные элепсообразные окна располагались по всей ее высоте. Видны были какие-то наружные надстройки и приборы, расположенные по всей ее высоте и окружности башни. Можно было предположить, что из нее айбенго осуществляют наблюдение за Электроном и, возможно, производят его обработку. Не было видно ни суеты, ни снующих айбенго.

К башне вела такая же светло-коричневая дорога, обрамленная декоративным кустарником, с крупными голубыми цветами. Она соединялась с основной дорогой.

- Взгляни туда! – указал взволнованно Николай в сторону башни. – Гляди за башню! – добавил он изменившимся голосом. Владимир стал вглядываться по указанному направлению. Вдали от башни, с противоположной ее стороны, он увидел серый тупорылый силуэт гигантского корабля. Это, несомненно, был Фотон. Он плохо был заметен на фоне далекого неба. Да и башня закрывала обзор. Экипаж обсуждал эту новость, варьируя по-разному. То, что из башни проводилась обработка обоих кораблей – теперь не вызывало сомнения.

В остальном, общий пейзаж особо ничем не выделялся и был почти однообразным. Но в этом однообразии была своеобразная прелесть и величие. Если бы не присутствие Фотона, даже в значительном удалении, данную обстановку можно было бы принять за идеальную – такую необходимую сейчас людям!

Две недели людей никто не беспокоил. Айбенго не были назойливыми, полагаясь на здравый ум землян, тем самым, отдавая дань уважения людям. Землянам ничего не оставалось, как полностью довериться своим старшим братьям по разуму.

 

Глава 3. Понимать, что справедливо, чувствовать, что

Прекрасно, желать, что хорошо – вот цель

Разумной жизни.

А. Платен.

Томительно тянулись дни карантина. Кстати, стало известно, что день на Эгиде равен трем земным. Автоматика выдала полный результат анализа окружающей атмосферы и многое другое. Результаты были утешительными. Незначительные колебания, в ту или иную сторону содержания кислорода, углерода, радиации атмосферы воздуха, а также температуры, позволяли чувствовать себя, почти как на земле. Многое совпадало и с природными условиями планеты России. Значит, скафандры здесь не потребуются! Экипаж быстро приготовил для себя белоснежные головные уборы и одежду, сообразуясь со вкусом каждого. Все ожидали изменения своего вынужденного положения.

Однажды, после коротких радио переговоров командования и айбенго, земляне увидели стреловидной формы машину, стремительно летящую низко над землей в сторону Электрона. Все с любопытством и волнением ожидали, как развернутся дальнейшие события. Через короткое время «лимузин», так его «окрестил» Николай Соболев, плавно остановился или вернее, приземлился, у выходного люка Электрона. Поражала форма машины, вызвавшая оживление у конструкторов. Все старались определить принцип работы, горючее и устройство, цвета неба, машины.

- Мне кажется, что она на воздушной подушке, так как парила над землей! – высказал свое мнение самый пожилой конструктор – Виктор Петрович Березин.

- Тогда, почему не было слышно работы компрессора? – возразил Николай.

- Ты упустил одно незначительное обстоятельство, – засмеялся Владимир, указав на герметические иллюминаторы. Все дружно рассмеялись. – Возможно, иной принцип заложен для создания компрессии! – добавил Владимир.

Тем временем, дверцы машины распахнулись, и из нее вышли трое айбенго, которые неторопливо, но с достоинством, взошли по предупредительно откинутому трапу, впервые после посадки, на корабль. А еще через некоторое время командир корабля вызвал в актовый зал руководителей полета. Встретив и поприветствовав гостей, Эванс с почтением и радушием, проводил их в зал, хорошо освещенный и украшенный цветами из оранжереи. Обе делегации с интересом, не выходящим за рамки приличия, рассматривали друг друга. Айбенго были без головных уборов, в легких, белоснежных костюмах. Темные вьющиеся волосы, аккуратными волнами, украшали головы двоих, более высокого роста, гармонируя с огромными красивыми глазами. Третий, меньшего роста, был удивительно светел, мало походил на айбенго – скорее на землян. Чувствовалось, что он сильно взволнован. Смутная догадка возникла у Эванса. «Неужели, это кто-то из двоих пленников – землянин? Кто же? Значит, пленники живы!» - с удовлетворением подумал Эванс.

Стала понятной, что смелость айбенго, с какой они прибыли на Электрон в таком виде, не случайна. Значит, они произвели соответствующую обработку корабля и уверены, что земляне выполнили их рекомендации. Эванс внимательно сотрел на светлоголового, пытаясь вспомнить его - ведь об исчезновении и пленении космонавтов, в свое время, много писала пресса, печатались фотографии пропавших. Как бы отвечая на его мысли, светлоголовый порывисто поднялся с кресла, где разместились эгидяне, и взволнованным голосом произнес, обращаясь ко всем сразу: - «Здравствуйте, дорогие земляки!» Люди поразились правильному и чистейшему произношению на русском языке, принятом одним из основных в Демократической республике земли.

Между тем, светлоголовый продолжал говорить.

- Вы, наверное, удивлены моему приличному говору на родном языке? Не удивляйтесь! Я – Павел Комаров и очень соскучился по земле и землянам. Сколько долгих лет я мечтал об этой встрече! - Сказав это, Павел не мог справиться с волнением, и слезы радости потекли по его щекам. Комаров подходил к каждому из земляков и по старой доброй традиции крепко обнимал и целовал каждого трижды. Несколько минут царило трогательное молчание. Айбенго одобрительно смотрели на происходящее. Видимо, по - своему, были взволнованны увиденным. Молчание нарушил айбенго с умным и добрым лицом. Он встал и начал говорить. Комаров переводил.

- Совет Старейшин нашей планеты предлагает землянам прибыть в Верховный Совет Эгиды!

Айбенго доброжелательно улыбнулся всем и направился к выходу. За ним последовали остальные. Эванс придержал Комарова. Тот понял, о чем хочет спросить командир Электрона.

- Можете не беспокоиться. Я уверен, что в этом приглашении нет ничего, чтобы угрожало жизни людей. Айбенго не способны на подлость и авантюру!

- Спасибо, Павел Алексеевич! – тихо проговорил Эванс и успокоил остальных. – Надо ехать! – Делегация землян спустилась к машине.

- По счастливому совпадению Эгида вроде старшей сестры нашей матушки – земли, - говорил Комаров, следуя за остальными. – Природные условия почти такие же!

- Как дела у Пробста? – задал вопрос Эванс.

- У него, пожалуй, еще лучше! Ему тоже хотелось встретиться с вами, но обстоятельства – сегодня Павел проводил жену в роддом, - сказал Комаров и, видя удивленное лицо Эванса, добавил: - Потом поговорим! - так как они подошли к машине.

Собравшиеся возле машины люди с интересом и невольным восхищением рассматривали ее четкий и глубоко логичный профиль, удивительно напоминающий птицу, готовую к стремительному полету. Айбенго наблюдали за людьми, ожидая.

За прозрачным лобовым стеклом или пластиком виден скромный щит управления. Все элементарно просто. Не видно рычагов переключения передач и многочисленных приборов. Руль поворота отсутствовал.

- Вас удивляет отсутствие руля? – спросил, улыбаясь Комаров. – Его роль и роль других механизмов управления выполняет вот тот компьютер логического мышления, управляемый мыслью и голосом. Для этого достаточно вот этих кнопок! – указал Павел на приборы небольшой панели управления машиной. – Длительность нажатия регулирует поворот. Остальные две кнопки – езда взад и вперед. Это при ручном управлении. Айбенго предпочитают езду на автоматике – особенно на большие расстояния. Остальное вы увидите сами!

Землян удивило отсутствие сидений. Комаров загадочно улыбался. Тем временем, один из айбенго что-то произнес, наклонившись к панели управления. И тут же машина стала увеличиваться в размерах. Тот час же выдвинулись невидимые до сего времени конструкции. Через несколько минут внутри образовались восемь изящных кресел – сидений, по числу пассажиров. Все удобно разместились на них. Машина плавно тронулась вперед, минуя башню. Тем временем, Комаров рассказывал.

- Раздвижные кузова, логическое модулирование и управление, применяются на Эгиде повсеместно. Это удобно и практично. Вообще, айбенго отличаются большим вкусом и практичностью. Эта, да и многие другие машины, многофункциональные. Они уверенно чувствуют себя на земле и в воздухе. Ремни безопасности тоже не нужны - используется инерционная сила и многое другое, в зависимости от назначения. Впрочем, в этом вы убедитесь сами, - Комаров на мгновение замолчал.

В ту же минуту приятная сила инерции и еще что-то с боков, «обняли» и придавили каждого к спинкам сидений. Чувствовалось, что из этой «колыбели» выпасть невозможно. Машина оторвалась от земли и устремилась вперед. В широкие окна хорошо просматривался незнакомый ландшафт местности. Кое-что люди узнавали по кинофильму, показанному при первом знакомстве. Теперь воздухолет летел совсем низко над землей. Видимо, это делалось специально, чтобы земляне могли оценить маневренность машины и увидеть своими глазами огромные массивы темно-зеленых лесов и рощ из неведомых могучих деревьев и невысоких кустарников, привольно раскинувшиеся луга, на которых паслись стада невиданных животных – в общем, планету, во всем ее преобразованном великолепии. Проносились огромные города, с оригинальными архитектурными сооружениями. Поражали широкие окна домов и разнообразие красок. Много цветовая гамма городов и поселков, обилие зелени украшало планету, отчего она становилась еще более нарядной. Не было видно дымящихся труб - воздух был абсолютно чистым, без обычного светло–голубого марева, характерного для больших городов земли. Комаров продолжал рассказывать:

- Мы пролетаем над жилой и служебной зонами планеты; все заводы и фабрики вынесены из этих районов. Таких зон множество на планете. Многие, особо вредные предприятия, располагаются далеко от больших городов или находятся под землей. Все это сделано с одной целью – не загрязнять воздух планеты, сберечь здоровье людей. Айбенго регулируют количество осадков и управляют атмосферой по своему усмотрению, и вообще, климатом, в широком смысле этого слова. А ведь Эгида не была такой. Она прошла, почти тот же эволюционный путь развития, что и земля. Впрочем, смотрите сами.

Через полчаса не слишком быстрого движения – полета, машина плавно «приэгидилась» в центре города у белоснежного величественного архитектурного ансамбля из стекла, пластика, светлого металла, похожего на алюминий, и золота. Возможно, это были иные материалы, но люди определили их именно такими. Все взоры обратились к Комарову. Он не заставил себя ждать, рассказывал дальше.

- Да, подобное применяется и на земле, вы знаете об этом, но с существенной разницей. Большинство материалов здесь искусственного происхождения . Золоту на планете, помимо украшений, придается самое разнообразное хозяйственное применение, в чем вы и сами убедитесь.

Вот и произошло то, о чем давно мечтали люди! Эгида под их ногами, и люди шагают по ее надежной и теперь уже приветливой тверди! Значит, законы Вселенной, например закон притяжения, незыблемы и вечны. Каждый шаг, без привычки, давался нелегко. Тело наливалось свинцовой тяжестью.

- Это вначале, но быстро пройдет! – успокаивал землян Комаров. Люди медленнее, чем обычно, следовали за айбенго. Вокруг – море зелени незнакомых деревьев и кустарников. Среди них повсюду, как и на земле, мелькали разнообразные по величине, окраске и виду, - птицы и бабочки. Они пели, трезвонили, стрекотали на разные голоса, напоминая далекую землю. Ровные, хорошо ухоженные, похожие на акацию, кустики, с розовыми пахучими цветами, обрамляли теперь уже светло–желтую дорогу, ведущую к главному подъезду здания. С каждым шагом земляне чувствовали себя все лучше и увереннее. Возможно, быстрой адаптации людей способствовали разнообразные тренировки, или «виной» тому был хрустальной чистоты воздух и яркий, но не обжигающий свет ласковых лучей Антея.

В стороне от подъезда, на стоянке, становилось все больше разнообразных по величине и конструкции машин, а чуть дальше, на более вместительной площадке – воздухолетов, подобных земной «Пчелке». Теперь стало понятным, для чего было нужно уменьшать габариты машин – вместимость площадок увеличивалась во много раз! Комаров объяснял.

– Автомобили и воздухолеты работают не на привычном для землян бензине и газе, а на особом газе, кпд которого гораздо выше земного, и на электроэнергии – аккумуляторах и солнечных конденсаторах, о которых будет сказано позднее. Высокое сжатие газа и его полнота сгорания, позволяют достичь идеальной чистоты выбросов. Начато конструирование автомобилей и воздухолетов для работы от миниатюрных атомных реакторов – недавно открытого эгидягами распада нового поколения тяжелых металлов.

Нет, не только земляне радовались чудесному дню! Навстречу им двигался веселый и энергичный поток айбенго. В нем юные и пожилые, мужчины и женщины. Детей здесь почти не было видно – это был деловой центр города. Чувствовалось, что айбенго с интересом, но в пределах приличия, разглядывают пришельцев из другого мира, которых легко было отличить от рослых и темноволосых эгидян; все это делалось тактично и незаметно. Пожилые айбенго пользовались всеобщей помощью и поддержкой, и какой-то внутренней чистотой отношений к ним и вниманием. Это сразу бросалось в глаза, даже здесь, в огромной гуще людей. Может быть, это происходило оттого, что на земле подобное отношение к старости приобрело за последний век чисто формальный оттенок, потеряв истинное и душевное. Комарову было приятно видеть удивление землян. Ведь некоторую долю своего труда и знаний в преобразование Эгиды внесли он и Пробст. Это отмечено памятником в «Парке изобретателей» Апассеи - столице планеты.

- Хорошая традиция бытует на Эгиде: все открытия – малые и большие, быстро внедряются в жизнь, находят соответствующее применение в хозяйственной деятельности страны, не залеживаясь на полках архивов, как это нередко случается на земле, - рассказывал Комаров.

Вот и подъезд. Вблизи здание еще более внушительное и вместе с тем, легкое и изящное, рядом и поодаль – множество других строений, мало уступающих друг другу по разнообразию и красочности. Они не создавали хаотичного, и бессмысленного нагромождения камней или бетона. Вместе – это был законченный ансамбль, своеобразное выражение необыкновенной музыки и поэзии архитектуры в камне.

Настроение людей неумолимо улучшалось. Невольное чувство гордости и значимости человека поднималось из сокровенных уголков каждой души. Эванс подумал: - «Неплохо бы все это увидеть архитекторам земли и их творческая, созидательная мысль получила бы нужный толчок вперед и очень важную критическую оценку их деятельности».

Тем временем делегация землян оказалась внутри здания. Двери автоматически распахнулись и сомкнулись за ними. Естественный свет, льющийся через прозрачный купол потолка, создавал своеобразный и неповторимый уют. Вокруг ничего лишнего. Стены – в тонко исполненной живописи мозаичных картин из многообразной жизни планеты. Возможно, это писал старинный художник – мастер реализма. Что за прелесть были эти картины! Необычайная расцветка из разнообразных драгоценных камней - золота, алмазов, платины и других, тонко подобранных по гамме цвета, делало их неповторимыми. Многие драгоценные камни не были известны людям. По мере движения человека каждая из картин начинала глядеться по иному. Сапфиры, агаты, цвета зрелой вишни и необычайной чистоты, алмазы и опалы, лазурит, – придавали картинам несравненную самобытность и яркость; все это искрилось и переливалось необычайным мягким светом! Воистину, нужное и абсолютно верное применение драгоценностей!

Через некоторое время землян пригласили в большую круглую залу. И здесь огромные овальные окна давали много естественного света. Легкие приятные потоки воздуха, смешанные с ароматами неведомых цветов, хорошо освежали людей. Мягкие изящные кресла располагались правильным полукругом, в центре которого предназначалось место для президиума. Комаров разъяснил:

- В президиуме не обязательно самые старшие по возрасту. Это самые почитаемые всеми заслуженные люди и герои планеты, имеющие ряд высших наград, присуждаемых большинством голосов Планеты. Их имена теснены золотом в «Парке заслуженных» Апассеи. Бюсты первых и последующих старейшин из драгоценных металлов, освоенных айбенго планет, выставляются и периодически дополняются в музее «Славы и Памяти», а дубликаты – на родине героев.

Торжественно и просто в залу проследовали десятеро айбенго в белоснежной искрящейся одежде. Головы открыты. На груди каждого золотой с бриллиантами орден – символ высшего доверия и власти. Лица десяти суровы – в них гордое величие и спокойствие. Окружающие стоя приветствовали Старейшин. Перед каждым из десяти - ряд незаметных кнопок и микрофонов. Имеются компьютеры логического мышления, помогающие оратору, в критических ситуациях, принять и высказать верное решение.

Во главе президиума Старейшина, наделенный Верховной властью. Вот он делает знак рукой. Все стихает. Старейшина начал говорить. У землян предусмотрена переводная система.

- Люди земли! Мы – представители Великой Эгиды выражаем волю великого народа айбенго! Приветствуем и поздравляем Вас с благополучным прибытием! Понимаем, какие преграды пришлось преодолеть вам, чтобы осуществить этот дерзновенный полет! Желаем услышать о цели вашего прибытия на Эгиду. - Верховный сделал приглашающий знак рукой. Роберт Эванс вышел на специальное и открытое всем взорам место.

В ответной речи командир Электрона сказал:

- Мы, представители Великой Земли и ее народа, прибыли к Вам с исключительно гуманной и научной целью. Чтобы осуществить этот полет нам пришлось преодолеть огромное расстояние и большие трудности. Но мы не жалеем об этом! Так уж распорядилась единая космическая воля Вселенной – у нас это называется Богом! Мы привезли сюда образцы фауны и флоры Земли и хотели бы произвести соответствующий обмен, если он будет вам интересен. Совсем недавно мы узнали о вашей планете, - Эванс на мгновение замолчал. Старейшины одобрительно и заинтересованно глядели на него. С еще большим воодушевлением Эванс продолжал говорить.

- Нашим ученым – археологам, ценой кропотливых изысканий, удалось обнаружить некоторые доказательства прилета ваших братьев по крови к нам, на землю, - в частности Голубую стрелу, с помощью которой удалось открыть последнее трагическое убежище одного из ваших соплеменников. Его трагическую участь разделил и землянин. Они, как два брата, погибли вместе. Это произошло пять тысяч лет назад - так определили наши ученые.

Айбенго переглянулись. Чувствовалось, что это сообщение, по-особому взволновало айбенго. Лица их посуровели. Эванс не удивился перемене, однако это заставило его напрячь всю свою волю. Остальные земляне с некоторым опасением ожидали развязки.

Эванс продолжал говорить:

- Найденную на месте гибели рукопись из прошлого нам прочитать не удалось. Карта Звездного неба вашего соплеменника очень помогла нам ориентироваться в безбрежном космосе и без лишнего труда отыскать вашу планету. Рукопись и Карту, а также диск – кинопленку, и, наверное, кинокамеру, мы привезли с собой. Это одна из причин прибытия нас на Эгиду.

С этими словами Эванс бережно поставил перед Верховным Старейшиной золотую шкатулку и все остальное. В наступившей тишине все десятеро встали и, коснувшись правой рукой места, где было сердце, простояли неподвижно определенное время и лишь потом, с достоинством опустились на свои места. Комаров негромко объяснил, что такова традиция прощания эгидян с умершими.

Невельский тихо спросил: - «Павел, что ты шепчешь, ведь эгидяне читают мысли на расстоянии?

- Нет, обычно айбенго этим не пользуются! – проговорил Комаров. – Только в исключительных, разрешенных для этого, случаях.

Эванс продолжал говорить.

- Вторая и не менее важная причина нашего прилета на Эгиду – чисто гуманная. Небольшая планета вашей Галактики - самая ближайшая от земли и совсем недавно открытая нами - мы назвали ее Россией - с некоторых пор стала испытывать недостаток тепла, поступающего от Антея. Это отрицательно сказывается на здоровье ее людей и всего живого на планете. Просим Великих Старейшин оказать россиянам посильную помощь или переселить их на другую планету.

Эванс замолчал. Воцарилась глубокая почтительная тишина. Старейшины совещались.

Наконец, поднял руку Старейшина, сидящий в центре. Это был пожилой и величественный старец. Его смуглое волевое лицо хранило отпечаток пережитого. Комаров тихо пояснил, что этому почтенному старцу около 300 лет! Старейшина начал говорить.

- Вашу далекую планету айбенго предполагали, а затем точно вычислили очень давно. Много общего у наших миров. Постепенно нашим предкам удалось открыть и освоить многие планеты нашей Галактики. Наконец, был открыт звездный путь к далекой планете Земля. В наших архивах и сердцах сохранилась вечная память о трагическом полете космического корабля Этла на вашу планету. Десять участников этого полета не увидели больше родного неба Эгиды. Их имена – в Парке героев, - светлая память первооткрывателям звездных миров! Этла благополучно достигла и приземлилась на вашу планету. Дальняя импульсная связь обеспечивалась сравнительно хорошо. Однажды эта связь оборвалась. Это случилось уже после приземления Этлы. Вы привезли нам разгадку этой тайны. Великая Книга веков хранит подробный отчет об этом дерзновенном полете. Они не вернулись. - Айбенго замолчал.

В его словах земляне уловили немой укор своим далеким потомкам, а, возможно, и в свой адрес. Земляне, опустив головы, осмысливали услышанное. Нелегко было что–то возразить или оспорить нынешним землянам. Эванс хотел задать вопрос, почему не был повторен полет на землю, но посчитал его не очень уместным.

Теперь начал говорить старейшина, сидящий справа от Верховного. Он был гораздо моложе только что выступавшего.

- Полет Этлы на Землю связан был с многочисленными трудностями! – говорил спокойно айбенго. - Однако, гибель людей и корабля, по нашему мнению, следствие исключительного коварства и вероломства ее прежних обитателей. Наши далекие предки, на горьком опыте, убедились, что еще очень мало знали о Земле и ее людях. Это отодвинуло повторение экспедиции. Лишь совсем недавно Верховный Совет Старейшин принял решение повторить эксперимент. Чтобы лучше узнать о Земле нами были пленены два космонавта – землянина – да простят нас за эту дерзость земляне! Ваши соплеменники помогли нам во многом. С их помощью мы узнали, каким сложным и не всегда достойным путем, развивается жизнь на Земле. Сколько человеческих жизней и энергии потрачено зря! Наша планета избежала этой участи, благодаря великому пониманию эгидян и усилию первопроходцев. На Эгиде тоже встречались отдельные недостатки, но они быстро и навсегда искоренялись. Природные условия на Эгиде были очень суровыми. Познавая многочисленные законы Вселенной, единые и незыблемые, мы объединили свои усилия в борьбе с трудностями бытия. Эти знания и усилия помогли нам преобразовать природу Эгиды и навсегда слиться с ней воедино! - Айбенго умолк.

Земляне осмысливали услышанное. Каждый по-своему реагировал на высказывание старейшины, с чем-то соглашаясь, с чем-то нет. В главном, конечно, он прав. Слишком сложна и переменчива жизнь на земле! Во многом виноваты отдельные личности и группы людей, неверно трактующие законы жизни, а власть денег и роскоши уводит их в дебри, где властвует дьявол! Это, в свою очередь, породило многие людские пороки – коварство, злобу, вероломство, ложь. В чем - то виновата государственная машина и недальновидный политический строй.

И лишь совсем недавно лучшая часть человечества и Мировая Демократическая Республика начали нелегкую борьбу всех жизненных институтов за чистоту человека и общества в целом. Результат этой борьбы неуклонно растет. Размышления людей были прерваны третьим выступающим старейшиной.

- Совсем недавно мы еще раз убедились, как сложна и многообразна жизнь на вашей планете! – говорил оратор. – Возможность узнавать мысли на расстоянии в критические моменты жизни, позволила быстро и безошибочно распознать цель прибытия ваших космических соплеменников. Значит, на Земле еще не все спокойно – есть люди с враждебными, дикими помыслами. Многое мы узнали ранее, в этом смысле, от ваших соплеменников, поэтому решили принять ответные меры. Это не украшает наши взаимоотношения. Мы понимаем, что ваша делегация в корне отличается от тех землян. Наши оборонительные возможности выше, чем у землян. Мы не используем право сильного – космический корабль Фотон не будет уничтожен. Нам известно, что не все на этом корабле имеют агрессивные замыслы. К остальным мы вынуждены применить гипнозо модулирование мозга - наше новейшее достижение в области ориентации мозгового потенциала, настройки его на гуманные цели. Подобное будет применено к руководству корабля и отдельным его личностям. Вероятно, мы не позволим Фотону воспользоваться нашими достижениями. Ваше общение с экипажем Фотона временно будет исключено - да простят нас земляне! - Айбенго умолк.

Верховный Старейшина объявил перерыв.

Павел Алексеевич Комаров радушно пригласил делегацию земляков пообедать в местное кафе. Пятеро землян последовали за ним. Они вошли в залу округлой формы, очень светлую, напоминающую земное комфортабельное кафе или ресторан. Оригинальные, округлой формы столики на разное число персон, мягкие изящные кресла, внеземная чарующая музыка, невиданные растения с ароматными красочными цветами создавали приподнятое настроение. Смущало одно – ожидание решения старейшин, хотя Комаров был уверен в его положительности.

Наконец, все удобно разместились за столом, с интересом наблюдая за происходящим. Зал постепенно наполнялся посетителями. Павел, как хозяин положения, приступил к сервировке стола. Как и следовало, никто не вмешивался в его действия, положившись на его вкус. Чувствовалось, что тот хорошо знает обычаи айбенго, да и земные тоже не забыл.

- Сейчас я угощу вас немногим из национальной кухни планеты! – улыбнулся Павел. Он нажал несколько кнопок, смонтированных в верхней части ножки стола. Через некоторое время одна из скрытых ниш в конце залы распахнулась, и из нее выдвинулись два сервировочных миниатюрных столика со всем необходимым. По специальному проходу столики придвинулись к столу заказчика. Здесь было все – холодные и горячие блюда, разнообразные салаты из неизвестных землянам овощей, необычные коктейли и, конечно, графин из оригинального стекла, наполненный неведомым напитком. Остальное – вилки, ложки, ножи, затейливый рисунок которых и металл – чистое золото, - создавали неизгладимое впечатление. Павел ловко размещал закуски на столе, покрытом белоснежной скатертью, на котором в центре уже красовалась большая хрустальная ваза неизвестных землянам цветов. Одновременно он рассказывал:

- Заказы осуществляются вот этим пультом! – указал он на миниатюрный пульт управления, который уже заметили космонавты. - Этот пульт, - продолжал Комаров, - передает команды компьютеру пищеблока. Автоматика быстро осуществляет набор необходимых блюд, который заготавливается заранее в нужном ассортименте и весе. Обслуге остается контроль над оборудованием и подвозом необходимых продуктов питания и приготовление разнообразных блюд, согласно меню и желанию заказчика. Ничего сверхъестественного – все тоже, что и на земле.

Рассказывая, Павел умело размещал легкие позолоченные тарелки и тарелочки, вроде земных фаянсовых, но еще более тонкого исполнения, на столе. Они были красочно расписаны историями из жизни эгидян или охоты на неведомых зверей, или просто какими-то экзотическими растениями и животными. Тонкое стекло стаканов, рюмок и фужеров поблескивало золотистым искрометным светом. Эванс осторожно постучал по фужеру золотой вилкой, раздался мелодичный звон стекла.

- Стекло небьющееся, безопасное и практичное в обращении! – рассказывал Комаров.

- И много подобных кафе или только здесь, в Совете? – задал вопрос Невельский, с интересом рассматривая затейливый рисунок ложечки.

- Вполне достаточно, а многие еще более грандиозные! – ответил Комаров, беря графин янтарного напитка в капельках холодной росы. Затем он неторопливо наполнил солидных размеров фужеры этим напитком. В помещении было прохладно, несмотря на уличную теплынь, где было свыше 30 градусов, о чем земляне узнали позднее.

- Ну, что же, друзья, прошу оценить пищу айбенго! – торжественно проговорил Комаров. Лицо его светилось неподдельным счастьем. Он встал, взял фужер со стола. Все последовали его примеру.

В зале стихло, хотя любопытствующих взоров не было видно.

- Выпьем по нашей земной традиции за ваше благополучное прибытие на гостеприимную Эгиду! – произнес взволнованно Павел. – Первый тост за новых друзей и нашу Землю!

Земляне с большим удовольствием выпили искристого, необычайно приятного на вкус напитка.

- Это абсолютно безалкогольный напиток, вроде нашего шампанского, но более освежающий и взбадривающий! – рассказывал Комаров, когда все сели и приступили к еде. Постепенно напряжение ответственного, для землян дня, начало спадать. Люди оживленно разговаривали, забывая, где они и что ожидает их впереди. Был провозглашен и второй тост – уже Робертом Эвансом.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 216. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.029 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7