Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Как справиться с капризами ребенка при расставании с родителями




Возможно, это поможет. Она хотела сердца и цветов. Возможно, это было уже ближе к делу. Но я покачал своей головой, подумав, что не имел об этом понятия. Было слишком много, что я хотел сказать ей, когда она будет слушать. Песни скажут это за меня. Я лишь надеялся, что она даст мне возможность предложить их ей. Но если ей не понравится мое предложение, если ей не понравится мысль о том, чтобы быть со мной вновь – что я буду делать? Я мог стать для нее просто бесплатной поездкой в Портленд. Эта мысль подавила меня и разрушила мое настроение, поэтому я направился в свою спальню за так необходимым мне сном. Смел ли я надеяться? Да, смел.

Доктор поднимает руки вверх. Я не собираюсь причинить тебе боль. Мне нужно проверить твой животик, Кристиан. Вот. Он дает мне холодную круглую вещь и позволяет поиграть с ней.Ты положишь это на свой животик, и я не коснусь тебя, я просто послушаю твой животик. Доктор хороший... Доктор - Папочка.

 

Я проснулся, и в миллионный раз вспомнил о том, как мой отец предложил свою помощь. Они ярко запечатлелись в моем мозгу, хотя я понятия не имел, реальны ли мои воспоминания или придуманы моим воображением и снами. Спокойный голос Каррика, его аккуратные прикосновения, его сострадательные карие глаза… мой спаситель... мой отец. Я поклонялся ему с тех пор, как мне было четыре года, и я был благодарен ему снова и снова за то, что он окружил меня своей заботой. Перевернувшись, я попытался уснуть еще раз.

Моя новая Мамочка красивая. Она похожа на ангела. Она поглаживает мои волосы. Мне нравится, когда она поглаживает мои волосы. Она позволяет мне есть мороженое и пирог. Есть другой мальчик - Эллиот. Он сердитый. Но я ударил его. Моя новая Мамочка не любит драки. Маленькая Миа. Она такая маленькая. Она улыбается мне. Мне нравится малышка Миа. Она держит мои пальцы. Здесь есть фортепьяно. Мне нравится звук. Я встал у фортепьяно и нажал белый и черный. Шум от черного странный. Мисс Кэти сидит за фортепьяно со мной. У нее длинные каштановые волосы и она похожа на кого-то, кого я знаю. Она пахнет цветами и сдобой. Она пахнет хорошо. Она заставляет фортепьяно звучать хорошо. Она добра ко мне. Она улыбается, и я играю. Она улыбается, и я счастлив. Она улыбается, и она - Ана. Красивая Ана, сидящая со мной, в то время как я играю фугу, прелюдию, адажио и сонату. Она вздыхает и нежно кладет свою голову на мое плечо, и она улыбается. Я люблю слушать тебя, Кристиан. Я люблю тебя, Кристиан. Ана. Останься со мной. Ты моя.Я тоже люблю тебя.

 

Я проснулся, вздрогнув, но не от страха на сей раз. Я чувствовал себя так, будто сделал что-то не так… Вина пронзила мое существо, я не понимал, что происходит. Что за…? Почему я чувствовал вину? Я глянул на часы. 5:15… и, избавившись от иррационального чувства, выкарабкался из кровати. Пора было посетить здание мисс Стилл, проверить, все ли хорошо. Я надевал костюм для бега, и волна возбуждения прошла сквозь меня, стремительно сопровождаясь сокрушительной тревогой… Дерьмо! Я увижу ее сегодня. Это - этап номер три в моей кампании. Я попытаюсь сделать ее своей еще раз.

Я счастливчик. У меня R&D (Research & Development – исследования и разработка) встреча, запланированная сегодня большой частью с командами Барни и Эмбри.

Я любил эту часть своей работы и знал, что забудусь в обсуждениях и столкновениях аргументов, которые всегда возникают во время наших споров. Они будут держать мой страх в узде. Мы собрались в зале заседаний, где на полированной столешнице из грецкого ореха были расставлены прототипы. Здесь находилась часть серьезных умных людей, работающих на меня, и было замечательно увидеть Массачусетский технологический институт Барни и Калифорнийский технологический институт Эмбри, конкурирующие между собой. Иисус, эти парни действительно конкурентоспособны.

Мы обсуждали телефон на солнечных батареях:

- Они будут включать солнечные батареи щелчком, - пояснил Эмбри.

- Почему мы не можем включить их во весь корпус телефона? - спросил я.

Семь пар глаз уставились на меня.

- Дорого? – вопросительно ответил Барни.

- Не задумывайтесь над экономикой. Мы продадим их здесь в качестве премиум бренда за маленькое состояние и фактически за бесценок в страны третьего мира - в этом суть.

Зал для конференций разразился дебатами – и два часа спустя у нас было три идеи, как покрыть расходы на гребаные солнечные батареи.

- И конечно мы можем сделать этот WiMax доступным для национального рынка, - гордо произнес Эмбри-гражданин.

- Завтрашние технологии - сегодня. Превосходно, - усмехнулся я одобрительно. - Элен, расскажите мне о конфликте в деле по минералам. Как отдел снабжения справляется с этим?

Впервые я наслаждался своим днем… Первый раз с тех пор, как Ана покинула меня. В то время как я сидел и ждал ее в Мерседесе у офиса Н.И.С. , я чувствовал свою возобновленную целеустремлённость. Мои планы оставались в силе.

Тэйлор вышел наружу. Иисус, он выглядел столь же нервным, как и я. Мысль была... фрустрирующей. Я проверил свои часы в четырехсотый раз: 17:44. Через мгновение она выйдет.

Я нервно поправил свои манжеты и пробежался рукой по волосам. Я был просто бесплатной поездкой для нее? Скучала ли она по мне? Захочет ли вернуться ко мне? Понятия не имею. Паника сдавила мое горло. Боже, успокойся, Грей. Сфокусируйся. Попытайся расслабиться. Я взглянул еще раз на вход в Н.И.С. - она появилась там и направилась ко мне. Черт. Весь воздух покинул мое тело, словно его вытянули сильным вакуумом. Я усиленно вздохнул. Она была там – в том платье, которое я любил и в высоких черных сапогах. Хотя я едва заметил ее одежду - в этот момент я понял по ее внешности... я точно знал - она страдала также сильно, как и я. Боль пронзила меня.

Ее лицо было бледным, почти прозрачным. Огромные яркие глаза казались потерянными, подчеркнутые темными кругами под ними... и... она похудела. Черт. Мой шок от ее внешнего вида перерос в ярость. Проклятье, она не ела. Она потеряла сколько? Пять... шесть фунтов за последние несколько дней. Она оглянулась на какого-то парня позади ее. Кто, блядь, это был? Как только она приблизилась к машине, я почувствовал, как гнев закипел в моей крови. Тэйлор открыл дверь, чтобы впустить ее, и она села рядом со мной. Я еле сдерживал свой характер.

- Когда ты последний раз ела? – бросил я, как только Тэйлор закрыл дверь.

- Привет Кристиан. Да, я тоже рада тебя видеть.

Что. За. Черт!

- Не надо мне сейчас демонстрировать возможности своего дерзкого ротика. Отвечай мне! - она выглядела так, словно ее отчитывали, уставившись на свои руки, лежащие на ее коленях. Я был чертовски в ярости, когда она нерешительно повторила какое-то неубедительное объяснение.

- Эмм... на обед я съела один йогурт. О, и банан.

Это не было гребаной едой! Я пытался, действительно пытался держать свой характер в узде.

- Когда ты ела нормально в последний раз?

Она проигнорировала меня и помахала рукой ублюдку, что вышел за ней из здания.

- Кто это?

- Мой босс.

Так это и есть Джеймс Смит. Я мысленно пробежался по личному делу, которое я просмотрел этим утром. Из Детройта. Стипендия Принстона. Начал свой путь с места посыльного в издательстве. Никогда не сохранял ассистентов – они никогда не задерживались более трех месяцев. Я буду следить за этим ублюдком, и Дженкс узнает о нем больше. Сосредоточься на заданном вопросе, Грей.

- Ну? Твоя последняя еда?

- Кристиан, это действительно не касается тебя, - прошептала она.

Я падал в пропасть. Дерьмо. Я действительно был бесплатной поездкой.

- Всё, что ты делаешь, касается меня... так что скажи мне.

Не списывай меня, Анастейша.

Она застонала и закатила глаза, сознательно раздражая меня. И затем я увидел это – мягкая улыбка тронула уголки ее губ. Она старалась не рассмеяться. Это было настолько освежающе после всего страдания, которое я перенес, что сломило мой гнев. Это была настолько Ана. Я понял, что неосознанно улыбаюсь ей в ответ.

- Ну? – спросил я, мой тон смягчился.

- Паста с моллюсками... в прошлую пятницу, - пробормотала она.

Иисус Христос, она не ела с тех пор, как мы ужинали вместе! Часть меня хотела выбить это гребаное дерьмо из нее, но я знал, что больше никогда не смогу прикоснуться к ней так. Что я сделаю с ней? Как только я взглянул на нее, пытаясь понять, что делать, часть меня знала, что она не напивалась и не встречалась с кем-то. Она была уложена в свою маленькую белую кровать самой собой. С одной стороны эта мысль была утешительной, с другой в этом была моя вина. Я - монстр. Я сделал это с ней. Дерьмо. Каким образом я смогу когда-нибудь вернуть ее?

- Я понимаю, - пробормотал я уклончиво, пытаясь подавить свое беспокойство. - Ты выглядишь так, будто потеряла минимум пять фунтов с тех пор. Если не больше. Пожалуйста, ешь, Анастейша.

Что я мог сказать этой драгоценной девушке, чтобы заставить ее есть? Она не смотрела на меня, поэтому у меня было время изучить ее красивый профиль. Она была настолько бледна и стройна. Я хотел дотянуться и погладить ее щеку. Почувствовать насколько мягкой была ее кожа... проверить, настоящая ли она. Я отвернулся от нее, сдерживая желание прикоснуться к ней.

- Как ты? - спросил я, потому что хотел услышать ее голос.

- Если я скажу тебе, что хорошо, то совру.

Дерьмо. Она страдала – и это твоя ошибка, Грей.

- Я тоже. Я скучаю по тебе, - я дотянулся и взял ее руку. Она была такой маленькой и детской.

- Кристиан... я... – она остановилась, ее голос надломился, но она не выдернула свою руку из моей.

- Ана, пожалуйста... нам нужно поговорить.

- Кристиан... я... пожалуйста... я так много плакала... - пробормотала она.

- Ох... маленькая, нет... - я не мог вынести это больше. Я потянул ее за руку и усадил на свои колени, обнимая ее своими руками. Почувствовав ее, я хотел простонать от неудовлетворенности. Она была такой легкой, такой хрупкой. Я зарылся носом в ее волосы, вдыхая ее опьяняющий, успокоительный аромат Анастейши.

После одного удара сердца она расслабилась на мне, ее голова покоилась на моем плече. Она не вырывалась из моих объятий, и это было такое облегчение. Черт, я скучал по этой девочке. Чувствовать ее в моих руках снова было так, словно я вернулся домой. Но я должен был быть осторожным. Я не хотел, чтобы она убежала снова. Я держал ее, смакуя ощущение ее в моих руках, просто наслаждаясь этим моментом спокойствия. Это была краткая интерлюдия – Тэйлор добрался до вертолетной площадки Сиэтла в центре города в рекордное время.

- Пойдем, - я неохотно отпустил ее со своих колен, - мы на месте.

Она пристально посмотрела на меня темным озадаченным взглядом.

- Вертолетная площадка – она на крыше здания, - пояснил я. Как она думала, мы доберемся до Портленда? Это заняло бы три часа на машине. Тэйлор открыл для нее дверцу машины, а я вышел со своей стороны.

- Я должна вернуть вам носовой платок, - сказала она тихо Тэйлору.

- Оставьте его себе, мисс Стилл, с моими наилучшими пожеланиями.

Что, блядь, происходит между ними?
- В девять? – сказал я так остро, насколько мог, напоминая ему о нашей договоренности.

- Да, сэр.

Чертовски верно. Даватель-гребаных-носовых-платков-моей-Анастейше – черт возьми. Это - моя работа. Взяв ее маленькую руку в свою – дрожь ушла, но ее рука все еще была холодной – я повел ее в здание.

Как только мы подошли к лифту, я не мог не улыбнуться, вспоминая наше столкновение в лифте в Heathman. Я надеялся трахнуть ее в одном из них. Я некомфортно поежился от этой мысли, неохотно освобождая ее руку, как только двери открылись, пропуская ее внутрь.

Это потому что она была так близко? Мы находились в таком замкнутом пространстве… дерьмо. Эта близость возбуждала как всегда. Черт.

Она мягко вздохнула.

- Я тоже чувствую это, - пробормотал я и потянулся за ее рукой, нежно потерев ее пальчики своим большим пальцем.
Блядь. Я хотел ее. Она пристально посмотрела на меня своими темными бездонными глазами, помутневшими от желания. Она закусила свою губу. Черт.

- Не кусай, пожалуйста, свою губу, Анастейша, - я хотел наклониться и поцеловать ее. Сделать ее своей снова.

Она моргнула, ее губы нежно приоткрылись. Я подавил стон. Как она это делала? Она ускользала из-под моего контроля, а я так привык все контролировать, что чуть не залил ее слюнями, когда увидел ее зубы, зажимающие эту губу.

- Ты знаешь, как это действует на меня, - Детка, я хочу трахнуть тебя в этом лифте и прямо сейчас я не думаю, что ты позволишь мне.

Двери неожиданно открылись, возвращая меня назад в реальность, и мы оказались на крыше. Несмотря на теплый день, поднялся ветер. Анастейша дрожала рядом со мной. Я обернул руку вокруг нее, как только мы направились к вертолетной площадке в сторону Чарли Танго. Лопасти вращались равномерно – он был готов к старту. Анастейша казалась такой маленькой, это заставило меня забеспокоиться.

Мой пилот Стефан подбежал к нам. Мы обменялись рукопожатием, и я убрал свою руку от Анастейши. Она так правильно ощущалась здесь, поэтому я очень неохотно отпустил ее.

- Всё готово, сэр. Он в вашем полном распоряжении! - он перекрикивал шум вертолета.

- Все проверки выполнены?

- Да, сэр.

- Вы заберете его в половине девятого?

- Да, сэр.

- Тэйлор ждет вас снаружи.

- Спасибо, сэр. Безопасного полета в Портленд. Мэм, - он отсалютовал Анастейше и направился в ожидающий лифт. Мы быстро прошли, нагнувшись под лопастями, я открыл дверь для нее, взяв за руку, чтобы помочь забраться внутрь.
Как только я пристегнул ее ремень на сиденье, ее дыхание сбилось. Этот звук направился прямо в мой пах. Я стянул ремни плотнее, стараясь игнорировать реакцию своего тела на нее.

- Это будет держать тебя на месте, - пробормотал я. - Стоит заметить, мне нравится эта уздечка на тебе. Ничего не трогай.
Она вспыхнула. Наконец-то на ее прекрасных щеках проявился тот цвет - я не мог сопротивляться. Я пробежался костяшками своих пальцев по ее щеке, очерчивая линию ее скул. Иисус, я хотел эту женщину.

 

Она нахмурилась, и я знал – это потому, что она не могла двигаться. Я вручил ей наушники, сел и пристегнул ремень, пробежался по своим предполетным проверочным приборам. Все показатели выглядели хорошо. Я прижал дроссель к 1500 оборотам в минуту, транспондер в режим паузы, включил радиомаяк. Все было установлено и готово к полету. Я надел свои наушники, включил рацию и увеличил дроссель до 2000 оборотов в минуту.

Когда я повернулся посмотреть на нее, она пристально наблюдала за мной.

- Готова, детка?

- Да.

Она выглядела так невинно, с широко раскрытыми глазами, и впечатленной.

Я не мог сдержать улыбки, в то время как передавал по радио в башню, проверить, что они проснулись и слушали.

- Диспетчерская Си Тэк, это Чарли Танго – Чарли, Отель Эхо, готов к вылету в Портленд через PDX. Пожалуйста, подтвердите.
- Чарли Танго, вас понял. Си Тэк даёт разрешение на вылет, высота 12 тысяч футов, направление 75 градусов на юго-запад, скорость 165.

- Диспетчерская Роджер, Чарли Танго вылетает, - я проверил температуру масла. 104 градуса, хорошо. Я увеличил масло в коллекторе до 14, а обороты двигателя до 2500, и, потянув рычаг, Чарли Танго плавно поднялся в воздух. Черт, я любил это. Я еще раз взглянул на Анастейшу.

- Мы уже преследовали рассвет, Анастейша... а теперь мы преследуем закат, - я улыбнулся ей, за что был вознагражден застенчивой улыбкой. Надежда зашевелилась в моей груди снова… Да, я мог сделать это. Да, я смогу вернуть ее. Пришло время ослеплять, Грей.

- Также как и садящееся солнце... но на этот раз мы увидим больше.

Как только мы набрали высоту, я устроил ей экскурсию.

- Эскала находятся вон там, - я указал на дом, где она отсутствовала эти последние несколько дней.

- Офис компании «Боинг» в той стороне, а Спейс Нидл ты можешь увидеть там.

Она забавно вытянулась, чтобы посмотреть.

- Я еще никогда не была там.

- Я отведу тебя туда – мы можем там поесть.

- Кристиан... мы расстались, - воскликнула она с тревогой в голосе. Дерьмо. Не реагируй чрезмерно, Грей.

- Я знаю, но я все равно могу свозить тебя туда. И позаботиться о том, чтобы ты поела, – я посмотрел на нее: ей необходимо поесть.

Она вспыхнула моим любимым нежно розовым.

- Здесь, на высоте, так прекрасно... спасибо тебе, - пробормотала она, и я отметил, как она сменила тему.

- Впечатляет, правда?

- Впечатляет, что ты можешь делать это.

- Ох, вы льстите мне, мисс Стилл... но у меня множество талантов.

- Я полностью осознаю это, мистер Грей.
Ха! Намек от сладкой Анастейши. Я ухмыльнулся ей. Она полностью расслабилась со мной. Разговори ее, Грей.

- Как новая работа?

- Спасибо, хорошо. Довольно интересно.

- Как твой босс?

- Ох... он в порядке.

Она отозвалась слишком поверхностно о мистере Джеймсе Смите. Дерьмо, я надеюсь, он не пытался что-нибудь сделать.

- Что случилось? – спросил я. Я хотел знать, сделал ли этот ублюдок что-то непристойное. Я подожгу его зад, если это так.

- Ну, помимо очевидного, ничего.

- Очевидного?

- Ох, Кристиан... ты иногда такой бестолковый, – она дразнила меня.

- Бестолковый... я? Не уверен, что могу оценить ваш тон, мисс Стилл, - сказал я язвительно, пытаясь подавить свою улыбку.

- Нет, так нет, – сострила она.

О, да. Я помнил это.

- Я так скучал по твоему дерзкому ротику, - пробормотал я, не в состоянии скрыть улыбку.

Она вздохнула и вспыхнула еще раз, затем уставилась вниз на проносящийся пригород. Ох, что бы я хотел сделать с ее дерзким ротиком. Я поерзал на своем сиденье. Сконцентрируйся, Грей, ради всего святого. Я проверил данные – все хорошо. Мы были на пути к Портленду.

Ана притихла, и я украдкой взглянул на нее. Она была так красива. Как я мог позволить уйти ей из моей жизни? Я почувствовал себя намного более расслабленным, даже сдержанным, когда она была здесь, рядом со мной, в нашем собственном пузыре, высоко в небе. Иисус, я надеялся, мой план работал… Мне просто нужно было подобрать правильные слова. Эта последняя пара дней показала мне, что я действительно нуждаюсь в ком-то – я нуждаюсь в ней. Я хотел ее… но будет ли она со мной? Время покажет, Грей – просто успокойся. Не спугни ее снова.

Я мягко приземлился на единственную вертолетную площадку Портленда. Были сумерки, и я чувствовал растущее чувство безотлагательности. Все спокойствие, что я чувствовал рядом с ней, потерялось в облаках, растворилось. Мне нужно было сказать ей, что я чувствовал. Я просто должен был выбрать правильный момент. Я расстегнул свой ремень безопасности, как только Чарли Танго остановился, и наклонился, чтобы расстегнуть ее. Мне нравилось, когда она была связана. Мне стало ненадолго любопытно, находила ли она наш извращенный трах неприятным. Если память исправно служила мне, я думаю, что она наслаждалась им также сильно, как и я. И я мог развлечься без причинения ей боли. Мысль была очень привлекательной – слишком привлекательный, и я стремительно заметил свое возбуждение.

- Понравился полет, мисс Стилл? - Подогревай к себе интерес, Грей.

- Да, спасибо, мистер Грей.

- Что ж, пойдем, посмотрим выставку этого парня, - я открыл дверь, выпрыгивая и протягивая ей руку.

***

 

Джо был стар как мир, и то, чего он не знал о полетах, можно было поместить на обратной стороне почтовой марки. У меня была некая слабость к этому старику, который летал на самолете Сикорского в Корее, эвакуируя пострадавших. Право, у него было несколько страшных историй.

- Джо, позаботьтесь о нем, пока не приедет Стефан. Он прибудет в восемь или девять.

- Будет сделано, мистер Грей. Мэм. Ваша машина ждет вас внизу, сэр. Ах да, лифт не работает, так что вам придется воспользоваться лестницей.

- Спасибо, Джо.

Как только мы направились к запасной лестнице, я проследил за высокими каблуками и вспомнил ее падение в моем кабинете.

- Хорошо, что здесь всего три этажа, с такими-то каблуками.

- Тебе не понравились эти сапоги? – спросила она невинно.

Непрошенное видение о них, сцепленных на моих плечах, пришло на ум.

- Они мне очень понравились, Анастейша, - пробормотал я, надеясь, что мое выражение не выдаст мои похотливые мысли. - Пойдем... только не спеши... Я не хочу, чтобы ты упала и свернула себе шею, – это также было предлогом, чтобы положить свои руки на нее. Я обернул мою руку вокруг ее талии, и мы начали медленно спускаться по лестнице.

В машине на пути к галерее мое беспокойство вернулось. Это выставка так называемого ею друга – человека, который в последний раз, когда я его видел, пытался засунуть свой язык в ее рот.

Возможно, за прошедшие несколько дней они говорили... возможно, это - долго ожидаемое рандеву между ними. Черт, я надеялся, что нет.

- Хосе просто друг, - произнесла она мягко.

Она знала, о чем я думаю? Я так очевиден? С каких пор? С тех пор, как она лишила меня всей брони. Я подвинулся, пристально уставившись на нее в удивлении. Почему она знала меня так хорошо? Она уставилась на меня в ответ, мой живот напрягся.

- Эти прекрасные глаза выглядят слишком большими на твоем лице, Анастейша Пожалуйста, скажи мне, что ты будешь кушать.

- Да, Кристиан. Я буду кушать, - пробормотала она, ее голос был пропитан сарказмом.

- Я серьезно.

- Правда? - ее сарказм продолжился, и я почти уселся на свои руки. Пора заявить о себе.

- Я не хочу с тобой спорить, Анастейша. Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне и была здорова, - она моргнула, посмотрев на меня взглядом испуганного кролика.

- Но ведь ничего не изменилось, - ответила она тихо.

Ох, Ана, изменилось – во мне уже произошел сейсмический сдвиг. Мы подъехали к галерее, и у меня не осталось времени объясниться с ней перед выставкой.

- Давай поговорим об этом на обратном пути... мы приехали.

Я выбрался из машины, обошел ее, и открыл ей дверь. Она выглядела злой, когда вылезла наружу.

- Почему ты это делаешь?- закричала она на меня.

- Я делаю что? – Черт, что это?

- Говоришь мне такие вещи и потом останавливаешься.
И вот поэтому ты так злишься? Спасибо, блядь.

- Анастейша, мы там, куда ты хотела попасть... Давай покончим с этим, а потом поговорим. Я бы не хотел устраивать здесь сцен.

Она сжала губы и раздраженно пробормотала:

- Ладно.

Я взял ее руку и направился в галерею, потянув ее за собой.

Это был один из переделанных складов, которые в данный момент были в моде. Увидишь одну такую галерею и, считай, ты видел их все. Эта была светлой и просторной, несмотря на темные этажи и кирпичные стены.

Знатоки Портленда потягивали дешевое вино и болтали тихими голосами, в то время как восхищались фотографом.

- Всем добрый вечер и добро пожаловать на выставку Хосе, - молодая женщина поприветствовала нас. Я хотел закатить глаза, когда она уставилась на меня. Да, да – это всего лишь внешность, сладкая. Ищи где-нибудь не здесь.

Наконец, она, кажется, опомнилась.

- Ах, это вы, Ана. Мы бы хотели, чтобы вы тоже посмотрели все это, - она усмехнулась Ане, затем вручила мне брошюру и указала на столы с напитками. Белла нахмурилась, и небольшая «V» появилась над ее носом. Я хотел поцеловать это… снова.

- Ты знакома с ней?

Она покачала головой и задумалась. Я пожал плечами. Что ж… это Портленд.

- Что хочешь выпить? – спросил я.

- Я бы хотела бокал белого вина, спасибо.

Как только я направился к столу, я услышал громкий оклик.

- Ана!

Когда я оглянулся, тот мальчишка обнимал мою девушку. Блядь. Я не мог услышать, что они говорят, но Ана закрыла глаза, и в течение одного ужасного момента я думал, что она собирается разрыдаться. Однако она выглядела сдержанной, в то время как он держал ее на расстоянии вытянутой руки, оценивая ее. Дерьмо – да, она выглядела так, словно была несчастна по моей вине. Она, кажется, пыталась успокоить его. Он выглядел действительно, гребано заинтересованным в ней… я имею в виду… слишком заинтересованным. Я почувствовал, как гнев понесся по моей крови. Отвали, бадди, она моя. (ПП: «бадди» переводится с английского как «приятель», но «бадди» также означает и «песик».)

- Эти работы впечатляющие, вы так не думаете? - спросил меня изнеженный молодой человек.

- Я еще не смотрел, - ответил я и повернулся к бармену:

- Два бокала белого вина.

Я оглянулся, и увидел, что Анастейша, не отрываясь, смотрела на меня, ее темные глаза были огромными и яркими. Моя кровь сгустилась, и я не мог оторвать свой пристальный взгляд от нее. Эти сапоги были чертовски горячими... и то, как ее волосы спадали вокруг ее лица к ее груди… Черт – контролируй себя, Грей. Мальчишка задал ей вопрос, и она прервала наш зрительный контакт. Я нахмурился. Он, со своей во-все-белые-зубы улыбкой, был широкоплеч, да еще и в смокинге. Стоило признать, что он был хорошо выглядящим сукиным сыном. Она ярко улыбнулась великолепной улыбкой, когда он что-то сказал ей. Я бы хотел, чтобы так она улыбнулась мне… Затем он наклонился и поцеловал ее в щеку. Ублюдок. Я выхватил бокалы вина у бармена, проигнорировав молодого человека рядом со мной, что рассуждал о фотографии вообще или о каком-то таком дерьме, и направился к ней.

Она пристально смотрела на одну из фотографий мальчишки, задумавшись. Это был пейзаж озера... Небезэффектно, подумал я. Она оглянулась на меня, ее глаза были оценивающими и беспокойными, когда я подал ей бокал вина и сделал небольшой глоток. Иисус, это было отвратительным... старым Шардоне. (ПП: то есть слишком долго выдерживавшееся в бочке и, как следствие, чрезмерно проявляющее полученные от дуба характеристики - http://dargo.ru/publ/36-1-0-316)

- Оно соответствует твоим требованиям? - Анастейша казалась удивленной, но я понятия не имел, что она имела в виду – выставку, здание?

- Вино, - разъяснила она.

- Нет... это большая редкость на таких мероприятиях, - пробормотал я спокойно. ― У парня настоящий талант или...

- Ну, а как ты думаешь, почему я попросила именно его фотографировать тебя? - спросила она с гордостью, и это раздражало меня. Она гордилась им, как будто у нее была доля в его успехе… И все потому, что она заботилась о нем, заботилась о нем слишком сильно. Эта мысль вызвала у меня зависть. Это было таким новым чувством, которое я испытывал только рядом с ней – и мне не нравилось оно.
- Кристиан Грей? – какая-то чертова шавка одного из портлендских бульварных издательств прервала мои угрюмые мысли.

- Могу я сфотографировать вас, сэр?

Я хотел сказать ему отвалить, но решил остаться вежливым. Я не хотел, что бы Сэм имел дело с реакцией прессы.

- Конечно, - я протянул руку и обернул ее вокруг Анастейши, притягивая ее к себе. Я хотел, чтобы все знали, что она моя. Фотограф начал щелкать.

- Мистер Грей, спасибо, - пробормотал он признательно. Я кивнул ему.

- Мисс... - спросил он Анастейшу.

- Стилл, - стеснительно пробормотала она.

- Спасибо, мисс Стилл.

Он ускользнул прочь, и Анастейша освободилась из моих объятий. Я отказывался позволить ей уйти. Она пристально посмотрела на меня.

- Я хотела найти в интернете твои фотографии. И не нашла. Поэтому Кейт подумала, что ты гей, - сказала она.

- Оу, это объясняет вопрос. Нет, я не хожу на свидания с женщинами... кроме тебя. Но ты и так знаешь это.

- Значит, ты никогда не ходил со своими... - она быстро посмотрела через свое плечо, проверяя, что никто не подслушивает, – Сабами на свидания? - она немного вспыхнула. Мне захотелось фыркнуть от смеха. Она была настолько невинна.

- Иногда. Но это были не свидания. Шопинг, ну, ты знаешь, - объяснил я, пытаясь скрыть мою забаву. И затем я подумал об этом… единственной, с которой я когда-либо хотел больше, была она.

- Только с тобой, Анастейша, - пробормотал я, и мне хотелось сказать намного больше. Я хотел спросить, что она думает по поводу своего возвращения ко мне. Но было слишком многолюдно. Она снова покраснела восхитительным бледно розовым и смущенно уставилась на свои пальцы. Я должен был увести ее отсюда, чтобы остаться с ней наедине. Тогда мы могли бы поговорить должным образом… И я хотел накормить ее. Чем скорее мы все посмотрим, тем скорее, мы сможем уехать.

- Твой друг, видимо, любитель пейзажей, а не портретов. Пошли, посмотрим остальное, - я протянул свою руку и обрадовался как ребенок, когда она вложила в нее свою.

Мы прогулялись по галерее, ненадолго останавливаясь у каждой фотографии. Хоть я и завидовал тому, какие эмоции этот мальчишка вызывал у прекрасной Анастейши, стоило все же признать, что он был довольно хорош. Мы повернули за угол и замерли. Там была она, семь портретов Анастейшы в полный рост. Она выглядела челюстеотпадно красивой… и естественной… и расслабленной, смеющейся, хмурящейся, дувшейся, вдумчивой, удивленной... и на одной из них, задумчивой и печальной. И этот момент я знал. Я точно знал, что он хотел быть намного больше, чем ее другом.

Эти картины были его преклонением перед ней – любовными письмами, развешанными на стенах галереи, где каждый ублюдок имел возможность глазеть на них.

Прежде, чем я понял, что говорю, слова вылетели из меня.

- Похоже, что не я один.

Она тоже уставилась на них ошеломленная, также удивленная, как и я, когда увидела их. Что ж, нет ни единого шанса, что они достанутся кому-то другому. От этой мысли моя кровь забурлила… я надеялся, что они продавались.

- Извини, - пробормотал я и направился к стойке ресепшена. Я хотел все эти фото. Директор галереи была впечатлена тем, что я купил их все. Я протянул свою кредитную карту.

- Я хочу, чтобы они были доставлены по возможности быстрее.

- Они должны висеть на протяжении всей выставки, - она улыбнулась мне слишком тепло. Когда я наградил ее полной киловатт улыбкой, она нервно прошептала: - Но я уверена, что мы сможем устроить что-нибудь, - и обхватила всеми своими пальцами, словно щупальцами, мою кредитку, почувствовав запах денег. Женщины... никогда не меняются. Это всего лишь симпатичное лицо, мое сокровище, и ты точно не хочешь присмотреться ко мне поближе.

Она протянула обратно мою карту, вся покраснев и хлопая ресницами. Изобразив вежливую улыбку, я направился обратно к Анастейше. Вот черт, я оставил ее на мгновение, а волки уже сбежались.

Возле нее стоял оживленно говоривший, постоянно улыбающийся и с симпатичной внешностью блондин… Отвали, она моя.

Ана немного подпрыгнула, как только я взял ее локоть. Белокурый ублюдок усмехнулся мне.

- Вы счастливчик, - сказал он слишком великодушно на мой взгляд.

- Да, я такой, - огрызнулся я в ответ. А теперь отвали. Он смог прочесть между строк… и немедленно отступил.

- Ты что, только что купил одну из фотографий? - спросила Анастейша с широко раскрытыми глазами, когда мы снова остались наедине.

- Одну? – фыркнул я.

- Ты купил больше, чем одну?

Она, и правда, не имела понятия.

- Я купил их все, Анастейша. Я не хочу, чтобы какой-нибудь незнакомец сидел дома и пялился на тебя.

Она уставилась на меня.

- Поэтому это лучше сделаешь ты? - проговорила она насмешливо, затаив дыхание.

Она действительно, действительно не понимала, насколько прекрасной и красивой была… и это поражало. Мысль о ком-то еще, детально изучающем все эти фотографии, была анафемой для меня. Она моя.

- Вообще-то... да.

- Извращенец, - пробормотала она, стараясь не рассмеяться.

Я пристально посмотрел на нее. Черт, она была такой привлекательной и забавной.

- Не могу не согласиться с этим заключением, Анастейша.

- Я бы и дальше хотела побеседовать с тобой об этом... но я подписала ПОН, - сказала она гордо. Почему она всегда возвращала мне это? Иисус, я предпочел бы поставить ее на место – предпочтительно подо мной… или на коленях.

- Чего бы я только не хотел сделать с твоим дерзким ротиком, - пробормотал я, наклонившись к ней поближе.

Она вздохнула.

- Ты очень невоспитанный, - бросила она, вспыхивая темно красным.

Я ухмыльнулся, посмотрев на нее вниз. Ох, детка, это не новость. Я оглянулся на фотографии.

- Ты выглядишь на этих фотографиях такой расслабленной, Анастейша. Я не часто вижу тебя такой.

Она моргнула всей кареглазой невинностью, затем смущенно посмотрела на свои пальцы, как будто была полностью поглощена мыслями о чем-то. Посмотри на меня. Я хочу знать, о чем ты думаешь. Наклонившись вперед, я поднял ее руку вверх, и ее дыхание замерло, как только мои пальцы вступили в контакт с ее кожей. Снова этот звук... Я почувствовал это в своем паху.

- Я хочу, чтобы и со мной ты была такой же расслабленной, - быстро прошептал я.

- Если ты действительно хочешь этого, то должен прекратить меня запугивать, - бросила она в ответ.

- А ты должна научиться общаться и говорить мне, как ты себя чувствуешь!

Дерьмо … Мы делаем это здесь, сейчас? Я хотел сделать это наедине. Кажется, она стала более уверенной и стала ценить себя. Черт, куда это приведет?

- Кристиан, ты хотел меня в роли Сабы. Вот в чем проблема. Дело в спецификации Сабы – ты присылал мне ее… - она сделал паузу, посмотрев на меня.― По-моему, синонимами были, я цитирую, «уступчивость, гибкость, податливость, пассивность, сговорчивость, смирение, терпеливость, послушность, покорность, подавленность». Мне нельзя было смотреть на тебя, говорить с тобой, разве только с твоего разрешения... А чего ты ожидал? - прошипела она.

Черт, нам нужно обсудить это наедине! Почему она делает это здесь?

- Я сбита с толку, когда с тобой вместе... - продолжила она в полный голос, - ты не хочешь, чтобы я сопротивлялась тебе, но с другой стороны тебе нравится мой «дерзкий ротик»... Ты хочешь послушания, но, в тоже время, не хочешь иметь возможность наказать меня. Когда я с тобой, я просто уже не знаю где небо, а где земля.

Хорошо, я понял, что это могло быть запутывающим, но я действительно не хотел обсуждать это здесь.

- В этом что-то есть, хорошо подметили, как всегда, мисс Стилл... - я не мог сдержать холод в своем голосе. - Давай, пойдем что-нибудь поедим.

- Мы только полчаса как здесь.

- Ты посмотрела фотографии, и ты поговорила с парнем...

- Его зовут Хосе, - бросила она зло.

- Ты поговорила с Хосе – с тем самым мужчиной, который, когда я видел его в последний раз, если мне не изменяет память, пытался засунуть свой язык тебе рот, в то время как ты была пьяна, и тебе было плохо, - проворчал я на нее.

- Он никогда не бил меня, - пробрюзжала она яростно.

Что за черт? Она действительно хочет сделать это сейчас… я не мог поверить в это. Гнев пронзил мое тело.

- Это был удар ниже пояса, Анастейша, - прошептал я, вскипев.

Она вспыхнула, и я не знал, смутилась она или разгневалась. Я пробежался руками по моим волосам, чтобы не позволить себе схватить ее, и, вытащив наружу, действительно показать ей, насколько безумным я был прямо сейчас.

- Сейчас я пойду тебя кормить. Ты скоро рассыплешься у меня на глазах. Найди парня и попрощайся, - мой голос резал, в то время как я пытался обуздать свой характер. Она пристально посмотрела на меня, ошеломленная.

- Пожалуйста, можем мы еще остаться?

- Нет. Иди. Сейчас же. Попрощайся, - я изо всех сил старался не накричать на нее. Я узнал этот непоколебимый, вытянувшийся в линию ротик. Она была в ярости как черт, и, несмотря на все, через что я прошел прошедшие несколько дней, сейчас я не уступлю этому дерьму. Мы уезжаем, даже если мне придется утащить ее против воли и вынести отсюда.
Она бросила мне уничтожающий взгляд и повернулась на пятках так резко, что ее волосы взлетели и ударили по моему плечу. Она сердито последовала прочь к Хосе. Как только она отошла от меня, я изо всех сил попытался вернуть часть своего самообладания. Каково это, когда она так нажимает на все мои кнопки? Я хотел кричать на нее, пороть ее… трахать ее. Здесь. Сейчас. И именно в таком порядке. Он снова засиял, увидев ее, словно она освещала всю его проклятую жизнь, и проигнорировал поклонниц женского пола, окруживших его. Он внимательно выслушал все, что она должна была сказать, будто ему было не все равно, затем он притянул ее за руки и обнял. Отвали от моей девушки. Она взъерошила своими руками его волосы и что-то прошептала ублюдку! Прежде чем я осознал что делаю, я зашагал в их сторону, готовый разорвать его на куски.

К счастью, для него, он отпустил ее, как только я подошел к ним.

- Не пропадай, Ана... О, мистер Грей, добрый вечер, - пробормотал мальчишка.

- Мистер Родригес, очень впечатляюще. Мне жаль, что мы не можем остаться подольше, но нам нужно возвращаться в Сиэтл. Анастейша? - я взял ее руку.

- Пока, Хосе. Еще раз поздравляю,- она подарила ему быстрый поцелуй в щеку, и я не смог больше терпеть.

Думаю, у меня будет сердечный приступ. Потребовался весь мой контроль, чтобы не перекинуть ее через плечо. Я провел ее через дверь, на улицу. Я чувствовал, как она натыкалась на меня, пытаясь поспевать, но мне было плевать… прямо сейчас… я просто хотел…

Переулок. Я потянул ее туда и до того, как понял, что делаю, толкнул ее к стене. Я зажал ее лицо между своими ладонями, прижимая ее тело своим к стене. Гнев и желание соединились в одном опрометчивом взрывном коктейле. Я захватил ее рот своим, настолько яростно, что наши зубы столкнулись, и мой язык оказался у нее во рту. Ее вкус был - дешевое вино и восхитительная Ана… в этом ротике. Я скучал по этому ротику. Пламя желания прошло сквозь мое тело, словно огонек поджег сухой лес. Я был так возбужден – я хотел ее сейчас, здесь, в этом переулке.

Я был встречен ее неожиданной страстью. И то, что подразумевалось, как наказание, чтобы овладеть ею, быстро переросло в нечто большее. Черт, ее пальцы были в моих волосах, жестко потягивая. Она простонала в мой рот и поцеловала меня в ответ, ее страсть выплеснулась на меня. Она хотела этого тоже… Это было так возбуждающе. Я простонал в ответ, полностью уничтоженный. Одной рукой я удерживал ее затылок.

Моя свободная рука прошлась вниз по ее телу, почувствовав ее грудь, ее талию, ее попку, ее бедро. Я хотел задрать ее платье и трахнуть ее прямо здесь. Да – она загорелась рядом со мной. Да – она хотела этого тоже. Она скучала по этому тоже. Чувствовать ее было так опьяняюще, и я хотел ее как никогда прежде. Нет! Нет! Грей! Не как дешевую проститутку в переулке. Возьми себя в руки. Я отступил, уставившись вниз на

нее, злой как черт.

- Ты. Моя! - задохнулся я, отодвигаясь от нее, фактически падая на колени. Кто-либо когда-нибудь влиял на меня так? Когда-нибудь?

- Ради всего святого, Ана... - выдохнул я и наклонился, оперевшись руками о колени, пытаясь отдышаться и успокоить мое неистовое тело. Я был настолько тверд для нее прямо сейчас. Иисус, я почти трахнул эту невинность в темном переулке.

- Мне так жаль, - прошептала она, все еще затаив дыхание и задохнувшись тоже.

- Тебе и должно быть. Я прекрасно знаю, чего ты хотела добиться. Ты хочешь фотографа, Анастейша? Он, совершенно очевидно, что-то испытывает к тебе.

- Нет, он просто друг, - сокрушаясь, пробормотала она... и это в определенной степени успокоило меня.

- Всю свою сознательную жизнь я потратил на то, чтобы не сталкиваться с экстремальными эмоциями... а затем появилась ты... ты пробуждаешь во мне чувства, которые так чужды мне... это очень... – я путался в словах, совершенно не соответствующе описывая, как бесконтрольно я чувствовал себя в тот момент, - приводит меня в замешательство. Мне нравится контроль, Ана... а вблизи тебя... вот... он просто испаряется.

Она вспыхнула, и ее красивые темные глаза расширились в чувственном обещании, ее волосы спутались и дико обрамляли ее. Я пробежался рукой по своим волосам, благодарный, что у меня осталось некое подобие самоконтроля. Видишь, что ты делаешь со мной, Ана? Видишь? Я пробежался по своим волосам снова, делая глубокий мысли очищающий вдох. Я схватил ее руку.

- Пойдем, нам нужно поговорить... - пробормотал я. Пока я не трахнул тебя. - И тебе нужно поесть.


Здесь был ресторан, напротив переулка. Это было дешево и сердито, но уже скоро Тэйлор должен был приехать за нами, поэтому не было времени обращать на цены.

- Этот должен подойти, - пробормотал я, заводя Анастейшу внутрь. – У нас не так много времени, - я с иронией заметил, что стены были выкрашены в те же тона, что и в моей игровой. Я не остановился на этой мысли. Неторопливый официант проводил нас к изолированному столику, все время улыбаясь моей сладкой Анастейше.

- У нас мало времени. Так что мы возьмем по стейку средней готовности, к нему бернейский соус, если он у вас есть, картофель фри и овощи, которые сегодня есть у повара. И принесите мне винную карту.

- Конечно, сэр, - сказал он удивленно. Да, именно так, как я сказал, мы торопимся, и я не желаю трахаться над этим.

Он убежал прочь.

Ана дулась на меня, раздраженная. Черт, что теперь?

- А если я не хочу стейк?

- Перестань, Анастейша, – выдохнул я.

- Я не маленький ребенок, Кристиан.

- Ну, тогда прекрати себя вести как ребенок, - бросил ей я.

Она моргнула, посмотрев на меня с оскорбленным выражением лица.

 

- Ты считаешь меня ребенком, потому что я не хочу стейк? – спросила она, ее голос повысился и был раздраженным.

- Потому что ты намеренно заставила меня ревновать. Вот это по-детски. Ты не уважаешь чувства своего друга, так его соблазняя?

Она вспыхнула, а затем стала выглядеть подавленной и полной раскаяния.

Официант вернулся с винной картой, давая мне шанс утихомирить свой характер. Я взглянул на среднюю цену и не смог сдержаться.

- Хочешь выбрать вино? – спросил я, слишком сладко.

- Сам выбирай, - упрямо пробормотала она, плотно сжав губы. Не играй со мной, детка.

- Два бокала Borossa Valley Shiraz, пожалуйста.

- Эмм, это вино мы продаем только в бутылках, сэр.

- Значит бутылку, - выплюнул я.

- Сэр, – ретировался он.

- Ты такой сердитый, - пробормотала Анастейша, без сомнения чувствуя жалость к надменному сопляку. Я пристально посмотрел на нее так спокойно, как только мог.

- Интересно, почему бы это? – даже в собственных ушах я звучал раздраженно.

- Ну, это просто отлично, начать с правильного тона для интимного и честного разговора о будущем, не правда ли? - она слишком сладко улыбнулась мне в ответ. О, зуб за зуб, мисс Стилл – она снова бросала мне вызов. Я был восхищен ее храбростью. Я мог почувствовать, какой угрожающей была ее улыбка, и приложил все усилия, чтобы остановить ее.

- Извини, - сказал я. Она была права.

- Извинения приняты... и я рада сообщить тебе, что я не решила стать вегетарианкой с тех пор, как мы ели вместе в последний раз.

- Учитывая то, когда был этот последний раз, этот пунктик считаю неуместным.

- И вот опять это слово – неуместный.

- Неуместный, - прожевал я и не смог сдержать своей ироничной улыбки. Это слово… я помню, я последним использовал его во время нашей дискуссии субботним утром. Непосредственно перед тем, как мой мир развалился.

- Ана, в последний раз, когда мы говорили, ты ушла от меня. Я немного нервничаю. Я тебе сказал, что я хочу, чтобы ты вернулась, и что ты ответила? Ничего, – я пристально посмотрел на нее в то время, как цвет сошел с ее лица.

Дерьмо.

- Мне не хватало тебя, Кристиан, на самом деле не хватало. Последние пять дней были... тяжелыми, - она сглотнула и сделала успокоительный вдох. Проклятье, это выглядело хреново. Возможно, мое поведение за прошлый час окончательно спугнуло ее. Я перестал дышать.

- Но ничего не изменилось... Я не могу быть такой, какой бы ты хотел меня, - прошептала она.

- Ты та, кем я хочу, чтобы ты была, - Ты все, что я хочу.

- Нет, Кристиан, я не такая...
, Ана, пожалуйста, поверь мне.

- Ты расстроена из-за того, что случилось в прошлый раз. Я повел себя... тупо, а ты... Почему ты не использовала свое стоп-слово, Анастейша? - она пронзила меня взглядом, словно я вытянул коврик из-под ее ног.

- Ответь мне, - потребовал я, и заметил, как она немного съежилась и стала меньше на моих глазах.

- Я его забыла, - прошептала она.

- Ты забыла! – шокировано ахнул я. Мы прошли через все это дерьмо потому, что она забыла? Почему я не напомнил ей? Каким гребаным дураком я был - она же не просила меня остановиться. Да и попросила ли бы когда-нибудь вообще?

- Как я должен тебе когда-либо доверять? - воскликнул я. Дерьмо. Если она не может быть честной со мной… на что нам тогда надеяться? Мое настроение упало…

Официант прибыл с вином, в то время как мы недоверчиво уставились друг на друга. Он использовал свой драгоценный момент, открывая бутылку настолько театрально, насколько это вообще было возможно. Кого, блядь, он пытался впечатлить? Он наполнил бокал, и я сделал быстрый глоток. Вину необходимо было «подышать», но и так пойдет. - Хорошо.

Он заполнил наши бокалы и затем ушел. Мы не отрывали друг от друга глаз. Каждый пытался понять, о чем думает другой. Она сделала глоток и одобрительно закрыла глаза, и я на мгновение позабылся, наслаждаясь ее чувственным почтением вина. Она открыла их снова и пристально посмотрела на меня.

- Прости меня, - прошептала она.

- Простить за что? - спросил я. Надежды нет?

- За то, что не использовала стоп-слово.

Желанное облегчение пронзило меня.

- Просто мы могли бы избежать всех этих... страданий, – пробормотал я в попытке скрыть свое облегчение.

- Ты отлично выглядишь,- мягко сказала она.

- Внешность обманчива. Я не в порядке. Уже пять дней я чувствую себя так, будто солнце зашло, но больше никогда не появится, Ана... Я живу в беспрерывной кромешной тьме.

О’кей… началось.

- Ты сказала, что никогда не оставишь меня, и все равно, когда все оказалось сложно, ты исчезла за дверью, – пробормотал я и не смог сдержать раздраженное обвинение в своем голосе.

- Когда я говорила, что никогда не оставлю тебя?

- Во сне. Это было самой утешительной вещью, которую я когда-либо слышал, Анастейша. Она позволяла мне расслабляться...

Она открыла рот, смотря на меня.

- Ты сказала, что любишь меня, - прошептал я… И, хотя эти слова разрывали меня, я должен был знать, чувствует ли она все еще так. - Это уже в прошлом?

- Нет, Кристиан, не в прошлом, - пробормотала она, ее глаза светились искренностью. И облегчение снова захлестнуло меня.

- Хорошо, - пробормотал я. В этот момент я не хотел задумываться, было ли это правильным. К сожалению, официант вернулся с нашей едой.

- Ешь, - выпалил я.

Она посмотрела на свою тарелку с отвращением. Я вспылил.

- Помоги мне Господь, Анастейша, если ты не будешь есть, то я перекину тебя через колено прямо в ресторане. И это не будет иметь ничего общего с сексуальным удовлетворением... Ешь! – прошипел я.

- Хорошо... я поем. Спрячь, пожалуйста, свою чешущуюся ладонь.

Она попыталась пошутить, но я не рассмеялся. Она стушевалась. Немного глупо… Она взяла свои столовые приборы, словно находилась под каким-то смертным приговором, и я еле устоял, чтобы не закатить свои глаза. Она сделала один укус… и, закрыв свои глаза, облизала губы. Вида ее маленького розового языка было достаточно, чтобы возбудить меня. Иисус, не снова! Мне пришлось держать свое тело в узде. Будет время для этого позже… если она скажет да.

Мы ели ничего не говоря. Что ж, Анастейша не сказала мне убраться подальше... пока что. В то время как я тайно наблюдал за ней, я не мог не понять, как сильно мне нравилось просто быть в ее компании. Хорошо, итак, я связан всеми видами эмоциональных нитей... и она здесь. Она принадлежит мне, и она ест. Я был уверен, что мое предложение сработает. Ее реакция на меня в переулке была… интуитивной. Она все еще хотела меня. Я знал, что, возможно, трахнул бы ее там, и она бы позволила.

- Ты знаешь, кто это поет? - она прервала мои мечты.

Молодая женщина с мягким лирическим голосом…

- Нет, но кем бы она ни была, она хорошо поет.

- Мне она тоже нравится.

Я надеялся, что смогу отдать ей iPod… Я надеялся, ей понравятся песни, что я выбрал.
- Что? – спросила она. Дерьмо, попался. Мне было любопытно, могла ли она читать мои мысли.

Я покачал головой.

- Доедай, - пробормотал я.

- Я больше не могу. Я достаточно съела для сэра?

Она сознательно пыталась понукать мной? Я пристально посмотрел на нее и решил, что нет. Если она не ела много за прошедшие несколько дней, она, вероятно, действительно сыта. Я взглянул на свои часы - Тэйлор должен был скоро приехать.

- Я на самом деле сыта, - добавила она.

- Нам скоро пора, Тэйлор уже здесь, и тебе нужно отдохнуть перед работой, - я не думал об этом прежде. Теперь она работает и должна высыпаться. Пожалуй, мне придется пересмотреть свои планы и потребности моего тела. Эта мысль вызывала у меня недовольство.

- Тебе тоже.

- Мне нужно намного меньше времени на сон, нежели тебе, Анастейша. Что ж, по крайней мере, ты хоть что-то поела.

- А мы не полетим на «Чарли Танго»?

- Нет, я подумал, что мне будет необходимо выпить – Тэйлор заберет нас. Помимо этого, в машине я смогу побыть с тобой наедине – хотя бы пару часов. Чем мы можем еще заняться, кроме разговоров? - И я смогу высказать свое предложение тебе. Я неуютно поерзал на моем стуле. Третий этап моей кампании не прошел так гладко, как я ожидал. Как обычно она пустила меня под откос. Но я, несомненно, смогу повторить этот заход еще раз, когда мы будем в машине. Подозвав официанта, я попросил счет и затем позвонил Тэйлору. Он ответил мне после второго гудка.
- Мистер Грей.

- Мы в Ле Пикотен, Южно-Западная 3-я авеню, - я повесил трубку.

- Ты очень груб с Тэйлором... вообще-то, как и с большинством людей, - бросила она.

- Я просто быстро излагаю, что мне нужно, Анастейша.

- Этим вечером ты ничего не изложил. Ничего не изменилось, Кристиан.

Грей, либо ты в дерьме, либо сейчас же исправишь это.

- У меня есть для тебя предложение.

- Вот это все началось с предложения, – выдохнула она.

- Другое предложение, – уточнил я.

Она скептически изогнула бровь. Официант вернулся, и я отдал ему свою карту, не отводя от нее взгляда. Я видел, что она была заинтригована. Хорошо. Черт, я почувствовал, как мое сердце выпрыгивает из груди. Я надеялся, что она согласится на это… или я действительно буду потерян. Официант протянул мне кредитную карту и счет, чтобы расписаться. Я выписал неприлично большие чаевые и вписал свое имя с росчерком. Официант просиял мне. Да, улыбайся лучше мне, а не моей девушке. Мой телефон зазвонил, и я просмотрел текст.

Тэйлор прибыл. Официант вернул мою карту и исчез.

- Пойдем, Тэйлор ждет нас.

Мы оба встали, и я взял ее руку.

- Я не хочу потерять тебя, Анастейша, - пробормотал я, пристально смотря в ее темные испуганные глаза. Я поднес ее руку к своим губам и нежно поцеловал ее запястье. Ее губы приоткрылись, когда она резко выдохнула.

***

 

Тэйлор ждал нас на обочине. Я открыл Анастейше дверь и обошел машину к водительской стороне. Тэйлор вышел, чтобы открыть дверь для меня.

- Я сам, Тэйлор, спасибо. Вы захватили свой iPod?

- Да, сэр. Я буду слушать его весь путь домой.

- Что вы слушаете?

- Пучини, сэр.

- Тоска?

- Ля Богемия.

- Хороший выбор, - улыбнулся я. Он как всегда удивлял меня. Я всегда полагал, что его музыкальные вкусы склонялись к року или кантри. Глубоко вздохнув, я забрался в машину. Я собирался провести переговоры по соглашению моей жизни, как только Тэйлор вольется в поток.

Анастейша пристально посмотрела на меня с ожиданием. Я сел лицом к ней.

- Как я уже сказал, Анастейша, у меня к тебе предложение.

Она нервно взглянула на Тэйлора, как я и предполагал.
- Тэйлор не слышит тебя.

- Что? - нахмурилась она.

- Тэйлор, - позвал я. Тэйлор не отреагировал. Я позвал его снова, а затем дотянулся и постучал по его плечу.

Он вынул наушник.

- Да, сэр?

- Спасибо, Тэйлор – все нормально, слушайте дальше музыку.

- Сэр.

- Теперь довольна? Он слушает музыку на своем айподе. Забудь, что он здесь. Как я.

- Ты намеренно попросил его об этом?

- Да.

Она в удивлении моргнула на меня.

- О’кей... твое предложение, - нервно произнесла она.

Я тоже нервничаю, детка. Началось. Не подведи, Грей.

- Для начала я кое о чем спрошу тебя. Ты хочешь нормальных ванильных отношений, без любого извращенного траханья?

- Извращенное траханье? - пропищала она, уставившись на меня.

- Извращенное траханье.

- Не могу поверить, что ты на самом деле сказал это... – она снова нервно посмотрела на Тэйлора.

- Конечно, я сказал. Отвечай мне.

- Мне нравится твое извращенное траханье, - прошептала она.

Я облегченно выдохнул, зная, что она не могла видеть меня в темноте. Шаг первый - готово. Сохраняй спокойствие, Грей.

- Так я и думал. Итак, что именно тебе не нравится?

Она притихла на мгновенье… Ее потемневшие глаза тщательно осмотрели меня.

- Угроза жестокости и необычные наказания, - ответила она в конечном счете.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, у тебя все эти... вещи в твоей игровой комнате, розги, хлысты и прочее барахло... и они пугают меня до смерти. Я не хочу, чтобы ты применял их на мне.

Я поработал над собой, подумал я иронично, - О’кей, значит никаких хлыстов или розг, а так же никаких ремней, - добавил я, не в силах сдержать иронию в своем голосе.

Как только мы проехали мимо уличного фонаря, я смог увидеть ее озадаченный хмурый взгляд.

- Ты пытаешься пересмотреть заново Hard Limits?

- Не в прямом смысле. Я просто пытаюсь понять тебя – получить ясное представление о том, что тебе нравится, а что нет.

- Кристиан, по сути говоря, это твоя радость причинять мне боль, с которой я не могу справиться. И мысль о том, что ты сделаешь это, потому что я перешагну какую-то произвольную границу...

Черт. Я проигнорировал ее первый комментарий. Я не буду думать в этом направлении, или я продую всю сделку. Я сконцентрировался на второй половине ее предложения.

- Но в этом нет ничего произвольного – у тебя есть правила в письменном виде.

- Я не хочу правил.

- Совсем никаких? – Дерьмо, она хочет касаться меня. Какие правила я могу установить против этого? И что, если она сделает какую-нибудь глупость и поставит этим себя под угрозу?

- Никаких правил, - заявила она решительно.

Хорошо, а теперь вопрос на миллион долларов.

- Но ты не против, если я шлепаю твою попку?

- Чем?

- Вот этим, – я поднял свою руку.

Она заерзала на своем сиденье… и тихая радость заполнила мои внутренности. О, детка, я люблю, когда ты извиваешься.

- Нет... совсем нет. Особенно с теми серебристыми шариками...

Мой член дернулся от этой мысли.
- Да, это было забавно, - мой голос охрип.

- Намного больше, чем забавно, - пробормотала она.

- Значит, ты можешь вынести чуточку боли, - я не смог скрыть надежду в своем голосе. Она пожала плечами.

- Думаю да, - нервно сглотнула она.

Хорошо... таким образом, мы будем в состоянии закруглиться с этим соглашением. Глубокий вдох Грей, дай ей его условия.


- Анастейша, я хотел бы начать все сначала. Делать все эти ванильные вещи... и, возможно, когда-нибудь, если ты будешь доверять мне – а я смогу положиться на то, что ты будешь честна и откровенна со мной – мы сможем пойти дальше... и попробовать некоторые вещи, которые мне нравятся, - Это все. Черт. Я ждал. Ждал ее реакции. Мое благосостояние, мое равновесие лежало на чаше весов… и... она ничего не отвечала! Она уставилась на меня и, так как было темно, я понятия не имел, о чем она думает. Это - чистилище.

- Но что с наказаниями? - спросила она в итоге. Я закрыл глаза. Это не было отказом.

- Никаких наказаний. Никаких.

- А правила?

- И никаких правил.

- Совсем никаких? Но у тебя есть потребности...

- Ты нужна мне больше, Анастейша. Последние пять дней были для меня чистилищем. Все мои инстинкты кричат мне о том, что я должен отпустить тебя, что я не заслуживаю тебя... эти фотографии, что сделал парень – я увидел, какой он видит тебя. Ты выглядела такой... спокойной... прекрасной – это конечно не значит, что сейчас ты не красива – но теперь ты сидишь здесь, и я могу видеть всю твою боль... и это так тяжело, жить с осознанием того, что являюсь тем, кто заставляет тебя так чувствовать. Но я эгоистичный человек. Я хотел тебя с тех пор, как ты ввалилась в мой кабинет. Ты... изысканная, честная, добрая, сильная, остроумная, притягательно невинная… список можно продолжать бесконечно. Я восхищаюсь тобой. Я хочу тебя, и мысль о том, что ты могла бы принадлежать другому, как нож, который режет мою черную душу на куски, –Совершенная речь, Грей!

- Кристиан, почему ты думаешь, что у тебя черная душа? - заплакала она неистово, полностью ошеломив меня. - Я бы никогда такого не сказала... возможно, печальная... но ты хороший человек. Я же вижу это – ты щедрый, ты добрый, ты никогда не обманывал меня... А я не особо прилагала свои усилия – суббота стала для меня таким шоком – и это было моим озарением. Я поняла, что ты сделал все слишком просто для меня, и что я никогда не могу быть тем человеком, которого ты хочешь. А затем, после того как я ушла от тебя, мне стало ясно... физическая боль, которую ты причинил мне, была не такой ужасной, как боль от потери тебя. Я хочу доставить тебе удовольствие... но это дается мне тяжело.

- Ты постоянно доставляешь мне удовольствие, - прошептал я. Когда она поймет это? ― Сколько же я могу тебе это повторять?

- Я никогда не знаю, о чем ты думаешь. Иногда ты такой замкнутый... как необитаемый остров... ты пугаешь меня. Поэтому я молчала... Я никогда не знаю, в каком настроении ты находишься... Оно за наносекунду перемещается с юга на север и назад. Это путает меня... И ты не хочешь, чтобы я прикасалась к тебе, когда я хочу этого, очень хочу... лишь только чтобы показать тебе, насколько сильно я люблю тебя.

Я воспарил. Она сказала это снова. Я открыл рот, смотря на нее, а она внезапно отстегнула свой ремень безопасности и забралась ко мне на колени, полностью застав меня врасплох. Она взяла мое лицо в свои ладони… Христос!

- Я люблю тебя, Кристиан. И ты готов все это дать мне... Это я являюсь той, кто не заслуживает тебя – мне просто очень жаль, что я не могу дать тебе все те вещи. Может быть со временем, я не знаю, но... Да, я согласна на твое предложение. Где мне расписаться? - она обвила руки вокруг моей шеи и обняла меня.

Я не мог поверить тому, что я слышал. Радость разрывала мою грудь… Она была согласна попробовать. Я вернул ее. Она снова моя. Я не заслуживал ее, но я вернул ее. Я обернул руки вокруг нее и крепко обнял, зарывшись носом в ее сладких, ароматных волосах, когда облегчение и несметное количество эмоций прошли через меня.

- Ох, Ана, - выдохнул я, обнимая ее, слишком ошеломленный, чтобы сказать что-то еще. Она прижималась ко мне в моих руках, ее голова покоилась на моем плече, в то время как в звуковой системе машины мягко играл Рахманинов. Я пробежался по ее словам еще раз... и не мог поверить, что она все еще любит меня - но на сей раз, я не боялся этих слов. Было бы страшно, если бы она не любила. Но касаться меня… Нет, она не прикоснется ко мне. Я должен заставить ее понять это. Управляй ее ожиданиями. Я нежно погладил ее спину.

- Прикосновения все еще являются для меня Hard Limit, Анастейша, - пробормотал я в ее волосы.

- Я знаю... хотела бы я понять почему... – ответила она мягко, щекоча своим дыханием мою шею.

Признаться ей? Зачем ей знать это дерьмо? Мое дерьмо? Возможно, я намекну ей об этом… дам ключ к разгадке.

- У меня было ужасное детство. По-моему, какой-то сутенер наркоманки... - Бил меня… Обжигал меня… Ломал меня… - Я что-то помню... - И чьи-нибудь прикосновения напоминают мне о нем.

Я задрожал, и она сжала руки вокруг моей шеи.

- Она била тебя? Твоя мать?

- Не помню... она не заботилась обо мне. Мне кажется, я был тем, кто за ней присматривал. Когда она, в конце концов, покончила жизнь самоубийством, прошло четыре дня, прежде чем кто-то заметил и нашел нас... Это я помню… - я закрыл глаза… и увидел нечеткие, смутные образы моей матери, резко упавшей на пол, и меня, свернувшимся около нее... и я не знал, были ли они из моих снов или из моих воспоминаний.

Анастейша вздохнула.
- Ну, этого достаточно... чтобы сойти с ума, - прошептала она.

- Пятьдесят раз, - пробормотал я.

Она поцеловала меня ласково, нежно, и волны эмоций обрушились на меня… Это было непостижимо. Я обнял ее крепче и поцеловал ее волосы. Она - мое утешение и комфорт. Откинувшись назад, я закрыл глаза, не говоря больше ничего, потому что мне нечего было больше сказать. Я слушал музыку, а когда она закончилась, я услышал ее мягкое, еле слышное дыхание. Она спала. Она была исчерпана.

Как и я
. И я понял, что не смогу провести с ней эту ночь. Она не выспится, если я сделаю это... Я буду не в состоянии находиться с ней и не тронуть ее, не заняться с ней любовью. Я обнял ее, наслаждаясь ее весом на мне, гордясь, что она спала в моих руках. Она была так драгоценна. Черт... и она моя. Я сделал это. Выиграл ее обратно. Я не мог сдержать своей самодовольной ухмылки. Теперь я обязан удержать ее… это будет достаточным вызовом. Мои первые ванильные отношения – кто бы мог подумать? Я представил лицо Елены, когда скажу ей это, и засиял еще больше.

Автомобиль приблизился к ее улице. Я неохотно разбудил ее.

- Эй, - мягко пробормотал я.

- Прости, - сонно пробормотала она и потянулась.

- Мне нравится смотреть на тебя, пока ты спишь.

- Я что-нибудь говорила?

- Нет. Мы уже почти приехали к твоему дому.

- А мы не поедем к тебе? - она казалась удивленной.

- Нет.

Она села прямо и впилась в меня взглядом.

- Почему нет?

- Потому что тебе завтра на работу.

- О-о-о, - надулась она.

Я ухмыльнулся ей. Ну, по крайней мере, она хочет меня. Какая же приятная вещь.

- А что, ты уже что-то надумала? - подразнил я ее.

- Ну... может быть, - застенчиво пробормотала она. Даже теперь она не могла произнести эти слова. Это заставило меня захихикать. Она была столь смелой в некоторых вещах – и в тоже время столь стеснительной и невинной.

- Анастейша, я не прикоснусь к тебе снова... ну, по крайней мере, пока ты не попросишь меня об этом, - Это заставит тебя говорить, более комфортно обсуждать секс. Обсуждать все. Говорить мне, что тебе нужно.

- Что?!

- Это для того, чтобы ты начала взаимодействовать со мной. В следующий раз, когда мы займемся любовью, тебе придется совершенно точно сказать мне, чего ты хочешь... во всех мельчайших подробностях.

- Оу... – она была в шоке. Я переместил ее со своих коленей, как только Тэйлор подъехал к ее апартаментам и вышел придержать для нее открытую дверь. Она выглядела восхитительно сонной и взлохмаченной.

- У меня есть кое-что для тебя, - пробормотал я. Четвертый этап моей кампании. Открыв багажник, я вынул большую подарочную коробку. Она пристально посмотрела на меня, ошеломленная.

- Открой ее, когда окажешься внутри.

- А ты что, не зайдешь?

- Нет, Анастейша.


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 229. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.285 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7