Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Луганськ 2006




 

Они играли в бадминтон в саду позади особняка Брейдена Грэнвилла.

Впрочем, это был не совсем обычный бадминтон, знакомый каждому современному человеку. Кэролайн изобрела новые правила. Для этой игры требовались те же ракетки, сетка и волан, но главное отличие от привычного бадминтона состояло в том, что вместо потери очка проигравший был обязан расстаться с очередной деталью туалета.

Правда, вскоре Кэролайн с досадой обнаружила, что некоторые игроки мухлюют и стараются проигрывать слишком уж часто.

– Он же летел прямо на тебя! – рассердилась она, когда Брейден откровенно пропустил ее подачу. Он даже не потрудился поднять ракетку, чтобы отбить волан.

Брейден, уже проигравший рубашку и ботинки, стал расстегивать брюки.

– Мне очень стыдно! – весело признался он.

– Только не воображай, – предупредила его Кэролайн, – что если ты останешься совсем голый, то мне станет не до игры!

Он окинул ее внимательным взглядом сквозь сетку. Ее натянули между двумя столбами неподалеку от памятных качелей, на которых они провели столько незабываемых часов. Кэролайн уже проиграла платье и туфли. Ее фигурка в пятнах солнечного света, одетая лишь в корсет и панталоны, была прямо заглядение.

Но еще больше Брейдена радовал тот факт, что она уже давно, очень давно была его женой.

– Но мне казалось, – заметил он, скидывая брюки, – что игра в любом случае кончается, если кому-то больше нечего проигрывать.

– Но только не в том случае, – убежденно возразила Кэролайн, – когда кто-то проигрывает нарочно! Ну правда, Брейден, не ленись! Иначе станет совсем не интересно!

Она шагнула было назад, чтобы сделать подачу, но Брейден, завороженно глядя на то, как при каждом ее движении в чашечках корсета задорно подпрыгивают розовые соски, протянул руки под сеткой, схватил ее за пояс и наполовину волоком, наполовину на весу перенес на свою сторону импровизированного корта. Здесь он не спеша уложил свою жертву на травку, пристроился у нее между ног и стал выяснять, насколько надежен узел тесемки, удерживавшей на месте панталоны.

– Совсем наоборот, – довольно промурлыкал он, распуская шелковый узелок, – мне никогда не было так интересно, как сейчас!

Кэролайн, которую его неспортивное поведение сердило гораздо меньше, чем она хотела показать, со стоическим видом возвела взгляд к кронам деревьев, где сквозь просветы между листьями сияло чистое синее небо.

– Если бы я знала, – сообщила она, – что ты совершенно лишен духа соревнования, то не настаивала бы на игре!

– То есть как? – возмутился Брейден, осторожно исследуя то, что раньше скрывали панталоны. – Ты позволила бы свадебному подарку Эмили пылиться без дела?

– Набор для игры в бадминтон был действительно самым полезным подарком из всех, что мы получили, – засмеялась Кэролайн. – Ты же видел серебряную супницу от принца Уэльского? В таком корыте впору плавать, а не подавать его на стол!

В ответ Брейден пробурчал нечто неразборчивое. Наверное, оттого, что как раз опустил голову между ее бедер, чтобы произвести более тщательное обследование доставшихся ему сокровищ с помощью губ и языка.

– Но вообще-то, – задыхаясь, пролепетала Кэролайн, – нам не на что жаловаться. Я вообще удивляюсь, что общество захотело иметь с нами дело после того, как ты распустил слух о нашем побеге и о том… ну, о том, что было до этого.

Брейден поднял голову и игриво посмотрел на нее.

– Я понимаю, что за месяц семейной жизни подавляющее большинство жен привыкают к занятиям любовью и даже находят их утомительными. Наверное, мне лучше остановиться и дать тебе спокойно обсудить полученные нами подарки?

Кэролайн, как раз почувствовавшая первые признаки приятной истомы, громко вздохнула и прикрыла глаза:

– Нет. Прошу тебя, продолжай!

Брейден подчинился, причем с большой охотой.

Позднее, когда оба пребывали в состоянии приятной расслабленности, именно Кэролайн первой подняла голову с травы и произнесла:

– Ты ничего не слышал?

– Нет. – Брейден рассеянно выписывал пальцем круги на гладком бедре своей молодой жены и любовался загаром, появившимся на некоторых участках ее тела после медового месяца, проведенного у южного моря. Там он впервые открыл, какое это удовольствие – быть женатым человеком. Особенно если твоя жена не имеет ничего против солнца. Между ними вообще установилось редкостное согласие. Пожалуй, единственным камнем преткновения являлся его оружейный бизнес. Но и над этим он уже трудился – правда, пока втайне.

– Но я же говорю тебе, – всполошилась Кэролайн, хватаясь за одежду, – что здесь кто-то есть!

– Не может быть! – отрезал Брейден. Он улегся на траву, положил голову на руки и сейчас любовался бескрайним синим небом. – Всех домашних я отправил на бега и настрого приказал не возвращаться до вечера. Наверное, это гуляет кто-то из соседей, но им нас не видно. Стены слишком толстые и высокие.

И тут через стеклянные двери на террасу в задней части дома, размахивая газетой и конвертом, замотанным в целые километры геральдической ленты, в сад выбежал его отец.

– Брейден! – закричал Силвестер Грэнвилл. – Брейден, мальчик мой, где ты?

– Ох, Брейден, да шевелись же! – прошипела Кэролайн, путаясь в платье. – Что, если он тебя увидит?

Но Брейден невозмутимо следил за ее суетой, находя ее довольно забавной.

– Ну и что, если увидит? – заявил он. – Я не делаю ничего дурного. Это мой дом, а ты моя жена. Уверяю тебя, что прежде мне еще никогда не удавалось вести такую примерную жизнь, целиком отвечающую всем правилам этикета!

Но, чтобы ей угодить, он все-таки встал и надел брюки.

– Ага, вот вы где, – пропыхтел Силвестер, появляясь на лужайке. – Я вижу, наслаждаетесь приятной погодой?

– Совершенно верно, – невозмутимо ответил Брейден. – А ты почему оказался дома так рано? Я думал, что вам с леди Бартлетт понравится концерт в парке…

– Да, безусловно, концерт нам понравился. – У Силвестера вдруг сделался смущенный и в то же время рассерженный вид. – Но увы, мы натолкнулись на леди Жаклин и этого ее нового ухажера, лорда Виткомба, и вы не поверите, Кэролайн, но леди Жаклин демонстративно не поздоровалась с вашей матерью! Буквально прошла рядом и сделала вид, что ее не заметила!

Кэролайн, успевшая привести себя в порядок настолько, что отважилась встать рядом с мужем, грустно вздохнула:

– Какой кошмар! Бедная мамуля!

– Просто шокирующая выходка! – горестно подхватил Силвестер. – Особенно для герцогской дочери! От леди с ее родословной человек вправе ожидать более цивилизованного поведения! А впрочем, хорошо уже и то, что она не подала на тебя в суд, Брейден! Ты ведь понимаешь, что у нее было полное право потребовать компенсацию за нарушение брачного обещания. – Силвестер лукаво улыбнулся молодым и даже погрозил им пальцем. – Тебе повезло, что она так быстро нашла утешение в обществе лорда Виткомба. Насколько мне известно, в будущем месяце они уже обменяются клятвами перед алтарем. Должен сказать, что это будет довольно симпатичная пара, хотя его светлость выглядит рядом с ней немного… старым. Но маркиз! Ах, батюшки, да вы ведь еще не слышали о нем! Вот кому пришлось несладко! Он решил отправиться в Америку! Представляете – в Америку!

– А как леди Бартлетт, папа? – напомнил Брейден, стараясь отвлечь отца от истории Слейтера. – Ей что, стало плохо?

– Ой, а разве я не сказал? – искренне удивился Силвестер. – Нет, нет, она всего лишь спросила меня, не буду ли я возражать, если мы немедленно уйдем с этого концерта. Поступок леди Жаклин просто выбил ее из колеи, и она решила вернуться домой и прилечь. Знаете, Кэролайн, ваша матушка чрезвычайно чуткая и деликатная особа. Мне даже кажется, что она так полностью и не оправилась после вашего неожиданного побега…

Брейден заметил, что Кэролайн все больше мрачнеет. В то время как Томми благословил их брак с легким сердцем, леди Бартлетт отнеслась к новости с гораздо меньшим энтузиазмом. Даже когда ей стало известно о происках Херста и о роли Брейдена в спасении ее сына, она не нашла в себе сил простить Кэролайн. Причем ее не столько возмущала смена жениха, сколько их побег. Ведь бесподобное подвенечное платье, сшитое у Уэрта, так и осталось висеть в шкафу!

Брейден молча протянул руку, и Кэролайн, послушно приникнув к нему, обняла его за талию. Он подбодрил жену улыбкой и легонько чмокнул в теплую от солнца макушку.

Леди Бартлетт была введена в курс дела и знала истинную причину, по которой маркиз вдруг решил сменить место жительства. «Герцог» сидел в тюрьме и ждал суда, а Херсту Брейден пригрозил, что прикончит его без разговоров, если только он посмеет сунуться в Лондон. Тут кого хочешь охватит тяга к перемене мест. Но в отличие от матери Кэролайн Силвестер Грэнвилл ничего этого не знал, поскольку Брейден старался не тревожить старика без причины.

– Ты взгляни! – вскричал Силвестер. – Ты только взгляни, что я тебе принес, Брейден! Полагаю, от этого даже у леди Бартлетт улучшится настроение! – И он подал сыну свежий номер «Тайме».

Кэролайн первая обратила на него внимание и с радостным возгласом шагнула вперед, чтобы забрать у тестя газету.

– Брейден, – удивилась она, – что это? – И прочла на спортивной полосе: – «Фирма „Грэнвилл“ выпустила необычную новинку: не очередную модель пистолета, а красивую и в то же время чрезвычайно удобную уздечку. От прежней тугой уздечки ее выгодно отличает полная безвредность. Благодаря сочлененному подвижному мундштуку лошадь получает гораздо больше свободы и в то же время лучше слушается команды кучера». – Кэролайн, приятно пораженная, подняла глаза на мужа. – Брейден! – вскричала она. – Когда ты успел это сделать?

– Ну, честно говоря, совсем недавно, – смущенно признался он. – В тот вечер, когда мы слушали «Фауста»… мне не спалось, и я вспомнил твое лицо, когда ты отчитывала герцогиню за тугую уздечку…

– Но здесь сказано, что принц Уэльский уже заказал для своих конюшен большую партию твоих уздечек! – радостно заявила Кэролайн, все еще находясь под впечатлением от этой новости.

– Ох уж этот принц Уэльский… – простонал Брейден, страдальчески закатив глаза.

– Я так тобой горжусь! – Карие глаза Кэролайн сияли от восторга. Она горячо обняла Брейдена. – Я знала, я так и знала, что ты можешь направить свой гений на что-то полезное!

– Благодарствуем, – с усмешкой ответил Брейден, – за крохи с вашего стола, миссис Грэнвилл!

– Но ведь это еще не все! – вмешался Силвестер, прямо-таки лопаясь от нетерпения. – Как ты думаешь, мальчик мой, что доставили нам домой в ту минуту, когда я вернулся из парка? Ну, попробуй угадать!

– А это еще что? – Только теперь Кэролайн заинтересовалась пестрым конвертом.

– Его грамота! – с гордостью сообщил Силвестер. – Его дворянская грамота, с подписью и печатью ее величества! Она жалует ему титул баронета за бесценный вклад в науку об огнестрельном оружии. Мой мальчик… и ваш муж, моя дорогая… – Силвестер Грэнвилл с шумом вздохнул и закончил: – Станет лордом!

Кэролайн подняла на Брейдена сияющий взор.

– Но он уже стал лордом, – заверила она с ласковой улыбкой. – Во всяком случае, для меня!

 

Луганськ 2006







Дата добавления: 2015-10-12; просмотров: 249. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия