Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЯЗВЕННЫЙ КОЛИТ




Язвенный колит – хроническое воспалительное заболевание кишечни­ка, протекающее в виде приступов и приводящее в выраженных случаях к его изъязвлению. Полноценные ремиссии возможны, в том числе при про­ведении медикаментозной терапии. Воспаление начинается почти исклю­чительно в прямой кишке и распространяется как непрерывный процесс проксимально с разной степенью охвата стенки толстой кишки.

Макроскопически слизистая оболочка отёчна, гиперемирована, с мно­гочисленными кровоизлияниями. Встречаются сливающиеся участки некроза и язвы. Между хроническими язвами обнаруживаются псевдо­полипы и воспалительно изменённые участки слизистой оболочки.

Гистологически язвенный колит представляет собой воспаление сли­зистой оболочки, которое распространяется в сторону мышечного, суб­серозного и серозного слоев; такое интенсивное поражение наблюдается только при токсическом мегаколоне. В стадии полного развития болезни находят изъязвления, лимфоцитарные инфильтраты и абсцессы крипт.

Симптоматика.Основные симптомы язвенного колита – кровавые поносы и схваткообразные боли. При тяжёлых обострениях отмечаются лихорадка, системные изменения и уменьшение массы тела.

Осложнения.При захватывающем всю толстую кишку так называе­мом панколите и длящемся годами тяжёлом воспалительном процессе возможны токсический мегаколон и повышенный риск злокачественно­го перерождения

Эпидемиология.Частота язвенного колита составляет от 80 до 117 на 100 000 населения. На протяжении последних 50 лет на Западе этот по­казатель постоянно возрастал, а в последующие годы стабилизировался. Болезнь поражает примерно в равной степени мужчин и женщин и ма­нифестирует преимущественно в возрасте 20–30 лет, но может возни­кать также у детей и у стариков.

Этиология.Причина язвенного колита неизвестна. С учётом полиэти­ологического генеза в центре внимания находятся всё же патогенетичес­кие иммунные процессы типа аутоиммунного заболевания, в возникно­вении которого участвуют и психические факторы. Учитывая нарастание частоты болезни в XX веке, следует думать о влиянии питания или окру­жающей среды. О наследственном влиянии свидетельствуют близнецо­вые исследования, которые показали конкордантность у 0,46% однояй­цовых близнецов, а также двадцати кратное повышение риска заболева­ния среди родственников. Однако в целом риск невелик – от 1 до 2%. Примечательно, что у родственников больных с колитами часто отмеча­ется болезнь Крона и наоборот. Эти данные свидетельствуют о наслед­ственном характере болезни.

Ситуация заболевания и картина личности.Язвенный колит относится к заболеваниям, при которых уже на ранних этапах обнаруживается обус­ловливающая их (с психосоматических позиций) ситуация. Э. Линдеман [Е. Lindemann, 1953] у 24 из 36 больных отмечал непосредственно перед началом заболевания тяжелые переживания в связи с такими обстоя­тельствами, как смерть близкого человека, утрата сексуального партнера или разлука с близкими людьми, а также с такими ситуациями, как сме­на привычного жилья, переезд на другое место жительства, хирургичес­кие операции. Автор подчёркивал связь этих переживаний с болезнен­ной реакцией в виде печали, т е прежде всего с недостатком изживания печали, а также особенно сильную тенденцию к привязанности. К ис­тинному изживанию печали относятся интенсивная эмоциональная ре­акция и психическая переработка утраты, которая охватывает как про­шлые, так и текущие переживания. Примечательно, что и нормальные реакции печали участвуют в формировании психосоматических наруше­ний с желудочно-кишечными симптомами. Е. Lindemann считал язвен­ный колит соматическим эквивалентом и частью неудачного изживания разлуки и печали.

В отдельных случаях можно четко проследить, как отрицаются пере­живания разрыва и утраты из-за их психической значимости.

Больной 20 лет, торговый служащий, вырос без отца, который умер еще до его рож­дения Он был очень привязан к брату, который был на 4 года старше его. Однажды ночью мать разбудила его и сообщила, что его старший брат погиб в аварии на мотоцик­ле. Он лег в постель и продолжал спать. Когда на следующее утро он проснулся и пришел к завтраку, он удивленно спросил, почему его мать, братья и сестры сидят за столом такие подавленные, почему они опустили головы. Он полностью вытеснил из сознания гибель брата, который заменят ему отца. В течение последующих дней и недель у него не было никакой эмоциональной реакции. Он не проронил ни слезинки на похоронах, безучастно вернулся к своей работе. Через 5 дней после гибели брата у него развился тяжелый язвенный кочит, который через несколько месяцев привел его в стационар

Такие же факторы встречаются при рецидивах. Так, G. Engel (1961) в 24 из 30 случаев отмечал переживания разлуки при возобновлении сим­птоматики болезни в ситуациях подавленной агрессии и гнева. Кроме того, описаны ситуации, связанные с повышенными требованиями к пациенту или с необходимостью самостоятельной деятельности. Эти си­туации также можно рассматривать в плане утраты безопасности и как уход от зависимости, которая до этого гарантировала защищенность. Как и при других психосоматических заболеваниях, при язвенном колите наряду с явно зависимыми больными описываются активно сверхком-пенсированные и псевдонезависимые больные.

Следует также иметь в виду, что на описания заболеваний, на их ин­терпретацию и толкование полученных данных оказали влияние подбор пациентов с психоаналитических позиций, специальность врача и выс­казывания больных. Врачи-терапевты, которые обращают внимание на настроение и личность своих больных, описывают у части больных с язвенным колитом инфальтильные черты и нарциссические структуры. Однако другие специалисты подчеркивают, что при этом заболевании они не смогли обнаружить повышенной частоты отягощённости в ситу­ации развития болезни и что они не нашли у своих пациентов никаких нарушений личности или выраженных личностных расстройств.

При тяжёлом и хроническом течение болезни возникает закономер­ный вопрос, не меняют ли существенно болезнь и переживание ее нали­чия само психическое состояние больного и его общая жизненная ситу­ация. По меньшей мере при этом можно выявить существовавшие до болезни черты личности, такие, как зависимость, беспомощность и рег­рессия, которые отмечаются затем в острой и хронической фазах леча­щими врачами, в том числе психотерапевтами.

Больная 35 лет в течение 5 лет страдает язвенным колитом, при котором возникают приступообразные обострения с кровянисто-счизистыми поносами. Данные подтверж­дены рентгенологически и при ректоскопии. Медикаментозная терапия, включая при­ем кортикостероидов, давала лишь кратковременное улучшение. Впервые за психосо­матической помошью больная обратилась в 1970 г. Тогда она находилась в выраженной эмоциональной зависимости от родителей, будучи старшей из шести братьев и сестер, у нее отмечалась почти мазохистская форма привязанности к отцу, который всех жен­щин оценивал очень низко. До 16 лет она мочилась в постель, не приобреча никакой профессии и в браке, заключенном, когда ей было 23 года, не обрела самостоятельно­сти. Ее муж был молчаливым, неэмоциональным, не ценил ее деятельность в семье и не понимал ее интересов. Болезнь возникла в тот период, когда пациентка была обре­менена домашним хозяйством и двумя детьми, чем была все больше недовольна, мечта­ла бросить семью и жить самостоятельно благодаря собственному заработку. При на­чавшейся в стационаре и продолженной амбулаторно групповой терапии она проявила себя оживленной и интеллигентной участницей терапевтического процесса. У нее на­ступило улучшение, но затем, к концу лечения, возник тяжелый рецидив. При последу­ющем амбулаторном лечении методом индивидуальной глубинно-психологической те­рапии ее состояние снова стабилизировалось, но рецидивы возникали всякий раз, ког­да предстояло окончание курса психотерапии. Это приводило к необходимости повторения интенсивного амбулаторного и стационарного лечения. После 8 лет лече­ния привязанность пациентки к терапевтам и клинике ослабела. Она писала терапевту один раз в год о своем состоянии, у нее не было поносов и при ректоскопическом обследовании не выявлялось никакой патологии.

В течение 20 лет рецидивов не было. Женщина уже не испытывает страха перед возобновлением болезни. Все эти годы она получала медикаментозное лечение. В острых состояниях ей приходилось назначать кортизон, позже она много лет принимала азуль-фидин (сульфасалазин), который легко переносила, и в результате ее состояние стабили­зировалось. Наконец она сообщила, что уже 3 года не принимает лекарств и остается здоровой.

На письменный запрос теперь уже 55-летняя пациентка сообщила о своем психичес­ком состоянии: изменились ее внутренние установки и ее отношение ко второму мужу. После того, как дети ушли из дома, она добровольно взялась за работу в общине, органи­зовала и проводила компьютерное обучение молодых женщин, затем подготовила курс риторики. Поскольку руководитель общины перегрузил ее работой, она ушла из общины и теперь руководит группой женщин, которые заботятся о беженцах, учит английский язык и языки беженцев. Со вторым мужем у нее много общих интересов, они много путешествовали, 2 года посещали шкочу танцев, но самое главное, «что мы теперь мо­жем, так это разговаривать друг с другом. Мой муж не слишком хорош, он часто склонен к упрекам, но все же теперь лучше, чем в начале нашего брака, когда каждый из нас имел только свои интересы» Глядя на ее инициативность и появившиеся у нее силы, можно себе представить, сколько сил было подавлено забочеванием.

При язвенном колите, как и при болезни Крона, психиатры описыва­ют отдельные случаи психозов с депрессивной или шизофренической окраской [G. Daniels и соавт. 1962; U Spiegelberg, 1965]. В материалах врачей-терапевтов подобные сообщения очень редки

Взаимоотношения Врача и Больного и Преодоление Болезни –

см. болезнь Крона

Психотерапевтические формы лечения.В острой стадии наряду с меди­каментозным, большей частью стационарным, лечением необходима вра­чебная поддержка, хотя бы для редуцирования таким путём общих на­рушений и склонности больных к регрессии. Наряду с обычным терапев­тическим лечением азульфидином (сульфасалазином), кортикостероидными препаратами перорально или в клизмах больные нуждаются в сочувствии, заботливом, понимающем и поддерживающем отношении врача, в сня­тии депрессивных состояний и чувства страха.

Пациентка 33 лет, торговая служащая, на первых сеансах аналитической группо­вой терапии сказала о самой себе: «Я всегда должна иметь рядом с собой кого-то, кто меня понимает. Мне стало хорошо только тогда, когда я болела и муж обо мне так заботился: каждый вечер приходил в больницу, покупал мне всё, что только мог. Я не могу без мужа. Он хочет, чтобы я вернулась домой, а я не хочу уходить из больницы, так как думаю, что дома я буду более одинока. Если муж захочет со мной развестись, я уйду к маме. Мой муж найдёт себе тогда здоровую женщину. Я должна всегда иметь около себя врача, я должна его постоянно спрашивать, буду ли я здорова. Мне помо­жет только доктор X., который меня уверил в том, что я буду здорова и он мне в этом поможет».

При язвенном колите обсуждается вопрос о необходимости очень ран­него начала анаклитической (основанной на эмоциональной зависимос­ти) терапии, т.е. таких вариантов психотерапии, которые дают чувство безопасности и защиты. Раскрывающая терапия при выраженной тяжес­ти клинической картины часто имеет лишь ограниченные возможности. Собственные мотивации больного, его не всегда достаточное благоразу­мие и хронизация внешней и внутренней жизненных ситуаций обычно затрудняют доступ к больному. Врачи и психологи, которые реализуют психотерапевтические отношения с больным, должны себе ясно пред­ставлять, что при определённых вариантах течения заболевания и при появлении регрессивных тенденций следует предусматривать более дли­тельное лечение.

Пациент 21 года, служащий из рабочей семьи, дружил с девушкой из семьи академи­ка, с которой он был знаком в течение года. Она была лучше образована и занимала более высокое социальное положение. Молодой человек довольно болезненно воспри­нимал её попытки помочь ему, а также просьбы, чтобы он поменьше курил, и рассматри­вал их как стремление «держать его под каблуком». Через несколько дней после того, как девушка предпочла ему другого юношу (как он полагал, из-за его простого происхожде­ния и его профессии), у него появились признаки тяжёлого язвенного колита. После многонедельного стационарного лечения у него появилась тяга к «шикарной жизни»: алкоголь, беспрерывная смена автомашин, покупаемых в кредит, бесчисленные поверх­ностные знакомства с девушками. Он стремился привязать девушку к себе, чтобы затем внезапно порвать с ней. Через 8 мес он серьёзно влюбился в девушку, которая была старше его на 2 года. Когда и эта связь разорвалась, у пациента развился повторный тяжёлый приступ болезни. Среди особенностей личности и поведения следует отметить, что он был шумным, многоречивым, стремился господствовать над другими. В работе был честолюбив, старался получить признание, выполняя сверхурочные задания. Большие заработки для него – это сила и самостоятельность. В начале стационарной группо­вой терапии пациент отрицал наличие каких-либо конфликтов и душевных трудностей. Психологические связи с болезнью он вначале также отвергал. Лишь в процессе полуто-рагодовой терапии, которую он то и дело угрожал прервать (несомненно, чтобы избежать страха перед возможной зависимостью), пациент стал обнаруживать и понимать свою мягкую, зависимую и чувствительную натуру. Но он всё ещё не мог сообщить группе о своём желании установить связи и быть зависимым. К концу групповой терапии у паци­ента возник лёгкий рецидив, так что пришлось на некоторое время подключить индиви-дуапьные психотерапевтические беседы.

Для большинства больных необходима поддерживающая психотера­певтическая канва, сопутствующая лечебному курсу, причём эти элемен­ты психотерапии следует включать самому лечащему врачу-терапевту. Решающим для преодоления болезни является чувство врачебной под­держки, особенно после окончания рецидива и при возвращении надеж­ды на выздоровление. Столь же важной является роль семейной среды и предоставляемой ею «социальной поддержки». Социальные влияния в плане сохранения работы и оказания в этом содействия также имеют большое значение.

Составленные по нозологическому принципу группы самопомощи в последние десятилетия приобретают всё большее значение и оказывают положительное влияние на больных. Группы самопомощи «Немецкое объединение "болезнь Крона/язвенный колит"» имеются во многих го­родах страны. Больным с противоестественным задним проходом прак­тическую и психосоциальную помощь также оказывают соответствую­щие объединения.

В последние годы в этих группах апробированы невербальные и соматоцентрированные методики. Аутогенная тренировка, функциональное расслабление всё чаще замещают обычно проводившееся при язвенном колите прежде лечение гипнозом. Лечащему врачу остаётся только выби­рать, какой из методов больше подходит больному, соответствует его пси­хологической настроенности и социальному положению, учитывая при этом необходимость создания установки на длительный курс лечения.






Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 139. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.083 сек.) русская версия | украинская версия