Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Энеолит и бронзовый век Хакасии


СОСТОЯНИЕ ПСИХИКИ ВИД ПОМОЩИ
Болезнь Психиатрия. Медицинская психотерапия.
Пограничная норма Психологическая психотерапия. Психокоррекция.
Норма Консультирование. Обучение. Развитие.

 

Таким образом, психолог работает с «нормальными» людьми, а с пограничной нормой должны работать психотерапевты и специалисты в области психокоррекции. Если специалист, получивший квалификацию «Психолог, преподаватель психологии», хочет использовать в своей практике психотерапевтические методы, то он должен пройти специальную подготовку. Обучение психотерапии должно происходить на базе психологического или психиатрического образования. По международным стандартам (они различаются в Европе и Америке, также немного различаются для разных направлений психотерапии) психотерапевт после окончания базового курса по психологии или психиатрии (это соответствует нашему высшему образованию) должен пройти еще 3-х годичный курс обучения собственно психотерапии. В этот курс входят регулярные групповые занятия (сессии), каждое из которых посвящено определенной тематике (например, как работать с сопротивлением клиента). Кроме того, будущий психотерапевт обязан пройти не менее 30 - 50 часов личной терапии, а также посещать интенсивные обучающие школы и семинары, предусмотренные конкретной программой обучения. В конце проводится сертификационная сессия, во время которой психотерапевт работает с клиентом, а специальная комиссия решает, можно ли допускать его к работе. Для будущего психотерапевта особенно важна личная терапия. Если он не «проработает» свои проблемы, то будет переносить их на клиента во время работы, что не приведет к желаемому результату ни одного, ни другого. Это в равной степени относится и к специалисту-психологу.

Следует помнить, что психолог, психотерапевт и специалист в области психокоррекции - это и образование, и опыт. Специалист без опыта рано или поздно наработает его, а опыт, наложенный на профессиональную грамотность, стоит куда больше, чем беспорядочный опыт «проб и ошибок».

 

Психическая норма и психопатология.

Понятие психической нормы весьма неоднозначно и достаточно условно. «Как правило, чем реже встречается та или иная форма поведения, тем больше вероятность, что ее будут воспринимать как аномальную» [3, с, 10.]. Не существует «идеальной нормы», как не существует и четких границ между нормой и патологией.

А.В. Снежневский выделяет девять «кругов» последовательного нарастания тяжести психопатологических синдромов:

1. эмоционально-гиперэстезичеекие расстройства, включающие астенический синдром;

2. аффективные расстройства;

3. невротические нарушения;

4. паранойяльные состояния;

5. кататонический синдром;

6. помрачение сознания;

7. парамнезия;

8. судорожные и другие расстройства, свойственные эпилепсии;

9. психорганические психопатологические расстройства (органические психозы).

 

В.Н. Мясищев разработал учение о неврозах и выделил 3 типа невротических конфликта:

· истерический,

· обсессивно-психастенический

· неврастенический.

В основе «ряда проблемных ситуаций, с которыми клиенты обращаются к психологу – консультанту, лежат те же внутриличностные конфликты, только на первый план выдвигается не порождаемая ими болезненная симптоматика, а нарушение межличностных отношений со значимыми для личности людьми» [3, с. 15.].

И.В. Давыдовский (1957) обратил внимание на то, что психотравмирующим фактором в определенных условиях может оказаться любой объект, воздействующий на любую систему жизнедеятельности организма. То, что является психотравмой для одного человека, может не являться таковой для другого. В зависимости от ведущих свойств характера психотравмирующими оказываются различные обстоятельства (таблица 3) [По данным ПК. Ушакова и В.Ю. Меновщикова.].

 

Таблица 3.

Ведущие свойства характера Формулировка проблемы клиентом (пациентом) Клинические синдромы пограничных расстройств Психотравмирующие обстоятельства
Сензитивность «Не могу справиться с собой», «Устал, никого не хочу видеть...» Неврастенический, астенический, психопатический, аутистический Ситуации перенапряжения (истощения) сложившегося стереотипа
Тревожная мнительность «Не могу решиться, беспокоюсь» Обсессивный, компульсивный, психастенический Ситуации, нарушающие стереотип
Истероидность (демонстративный) «Мне все надоели, достали, меня не любят » Истерический, пуэрильный, псевдодементный Ситуации, отрицающие стойкий эгоцентрический стереотип
Косность, ригидность (аффектов и суждений) «Я им покажу...», «Они меня просто преследуют...» Эксклюзивный, зпилептоидный, параноический Ситуации, отрицающие бескомпромиссность привычного стереотипа

 

Все факторы, ведущие к пограничным расстройствам психики и к так называемым психологическим проблемам, В.Ю. Меновщиков разделяет на 3 группы:

1. группа биологических факторов (влияние сложных физических, химических, климатических и других явлений);

2. группа социальных факторов (материальные лишения, отсутствие или потеря работы и т.д.);

3. группа психологических факторов (конфликты в семье, на работе, несчастная любовь и т.п.).

 

Понятие психологического здоровья и его уровни.Термин «психологическое здоровье» введен в научный лексикон И.В. Дубровиной. Она считает психологическое здоровье «необходимым условием полноценного функционирования и развития человека в процессе его жизнедеятельности» [8, с. 8.], т.е. условием адекватного выполнения человеком своих возрастных, социальных и культурных ролей и обеспечивает человеку возможность непрерывного развития в течение всей его жизни.

Еще Б.Г. Ананьев говорил о психологии здоровья как о науке о психологических причинах здоровья, о методах и средствах его сохранения, укрепления и развития.

О.В. Хухлаева дает следующее описание психологически здорового человека:это человек «спонтанный, творческий, жизнерадостный, веселый, открытый и познающий себя и окружающий мир не только разумом, но и чувствами, интуицией. Он полностью принимает самого себя и при этом признает ценность и уникальность окружающих его людей. Такой человек возлагает ответственность за свою жизнь на самого себя и извлекает уроки из неблагоприятных ситуаций. Его жизнь наполнена смыслом, хотя он не всегда формулирует его для себя. Он находится в постоянном развитии и, конечно, способствует развитию других людей. Его жизненный путь может быть не совсем легким, а иногда довольно тяжелым, но он прекрасно адаптируется к быстро изменяющимся условиям жизни. И что важно - умеет находиться в ситуации неопределенности, доверяя тому, что будет с ним завтра. Таким образом, можно сказать, что «ключевым» словом для описания психологического здоровья является слово «гармония» или «баланс». И, прежде всего, это гармония между различными составляющими самого человека: эмоциональными и интеллектуальными, телесными и психическими и т.п. Но это также и гармония между человеком и окружающими людьми, природой, космосом. При этом гармония рассматривается не как статическое состояние, а как процесс» [8, с. 9-10.].

Психологическое здоровье О.В. Хухлаева описывает как систему, включающую следующие компоненты:

§ аксиологический (ценности собственного «Я» и ценности других людей);

§ инструментальный (владение человеком рефлексией как средством самопознания, умение человека понимать и описывать свои эмоциональные состояния и состояния других людей, возможность свободного и открытого проявления чувств без причинения вреда другим, осознание причин и последствий своего поведения и поведения окружающих);

§ потребностно-мотивационный (наличие у человека потребностей в саморазвитии, принятие ответственности за свое развитие, когда человек становится «автором собственной биографии» (В.И. Слободчиков).

 

О.В. Хухлаева [8] выделила также следующие уровни психологического здоровья:

§ высший уровень - креативный;

· средний уровень - адаптивный;

· низший уровень - дезадаптивный (или ассимилятивно-аккомодативный).

Характеристика этих уровней психологического здоровья и необходимость психологической помощи представлена в таблице 4.

Таблица 4.

Уровень психологического здоровья Характеристика Необходимость психологической помощи
Креативный Устойчивая адаптация к среде, наличие резерва сил для преодоления стрессовых ситуаций, активное творческое отношение к действительности, наличие созидательной позиции Не нуждаются в психологической помощи
Адаптивный В целом адаптированные к социуму, но имеющие несколько повышенную тревожность, не имеют запаса прочности для преодоления стрессовых ситуаций. · Группа риска. Желательна психологическая помощь профилактически-развивающей направленности
Дезадаптивный Нарушение баланса процессов ассимиляции и аккомодации. Использование для разрешения внутреннего конфликта либо ассимилятивные (приспособление к внешним обстоятельствам в ущерб своим желаниям и возможностям), либо аккомодативные средства (активно-наступательная позиция); смещение локуса контроля, недостаточная критичность или мнительность. Нуждаются в индивидуальной психологической помощи

Факторы риска нарушения психологического здоровья.

К факторам риска нарушения психологического здоровья относят:

1. объективные (факторы среды);

2. субъективные (обусловленные индивидуально-личностными особенностями).

Под объективными факторами риска понимаются семейные неблагоприятные факторы, а также факторы, связанные с воспитательными и образовательными учреждениями, профессиональной деятельностью, социально-экономической ситуацией в стране.

Под субъективными факторами понимаются индивидуальные особенности темперамента, уровень тревожности, особенности саморегуляции, уровень притязаний, устойчивость к стрессу, включающая в себя контроль, самооценку и критичность (баланс между склонностью к риску или безопасности) и т.д.

Психолого-педагогические условия становления психологически здоровой личности.

Представление о том, что онтогенез представляет собой процесс регулярной смены стабильных и критических возрастов, впервые высказал Л.С. Выготский в работе «Проблема возраста». Полное отсутствие конфликта у младенца мешает его возможности обогащения своей личности, возможности усиления ЭГО, способности к творческой деятельности. Мелани Кляйн говорила о необходимости баланса между фрустрацией и следованием желаниям ребенка. И.В. Дубровина также обосновывает положительную роль трудных ситуаций,препятствий в развитии. Трудные ситуации могут приводить к негативному влиянию на личностное развитие, но они же способствуют развитию воли, накоплению опыта преодоления препятствий, мотивируют к саморазвитию. В. Франкл писал о том, что всякая трудная ситуация, принесшая страдание, только тогда имеет смысл, когда она делает человека лучше, т.е. имеет развивающее и обучающее значение.

Для воспитания психологически здоровой личности необходимо соблюдение следующих условий:

1. баланс интеллектуального [См. теорию информационных неврозов М.М. Хананашвили.], эмоционального и физического напряжения и расслабления;

2. положительный фон настроения;

3. формирование социального интереса [7].

Энеолит и бронзовый век Хакасии

 

Энеолит – завершающий этап каменной индустрии, одновременно «открывающий» этап «эры металлов». (медно-каменный век, или хальколит). В ряде районов тогда же или даже раньше стали использовать железо в виде метеоритных сплавов и золото. Как всякие переходный этап, энеолит не имеет устойчиво оформившихся черт. Нет принципиальных изменений во взаимоотношениях с природой.

 

Освоение качеств меди – появление новых технологических приемов (холодная ковка, а затем и выплавка металла), новые знания (свойства металла, природные залежи), новые профессии ремесленников.

 

В отличие от предшествующих открытий человечества (орудия труда, огонь и др.) открытие золота и меди «необязательное». Вследствие любознательности, предприимчивости, наличии свободного времени. – проявляется в использовании медных предметов в эстетических целях.

Медь привлекла человека из-за красоты и необычности некоторых соединений меди – синих, зеленых. Люди издавна пользовались естественными красками. В этом отношении окиси железа – охре – принадлежит первенство: ее употребляли еще художники верхнего палеолита. Поиски естественных красителей могли привести и к открытию меди. К тому же самородная медь образует порой причудливые формы, и это тоже могло привлечь внимание человека.

Использование нового природного материала имело локальный характер и очень ограниченные масштабы, ничтожные в сравнении с природными геологическими процессами. Однако с позиции археологии энеолит выделяется вполне обоснованно: он отвечает определенным и оригинальным комплексам, наборам предметов, включающих изделия из меди. Медные орудия труда подчас начинают замещать и вытеснять каменный инвентарь. На 25 % эффективнее.

Энеолит, подобно земледелию, распространялся из горных (или предгорных) районов. Это понятно: для гор характерна не только резкая вертикальная зональность, ландшафтная пестрота, но и исключительное разнообразие геологических объектов.

С внедрением в быт металлов общество расширило – количественно и качественно – взаимосвязи с окружающей средой; более явно стали проявляться особенности геологической среды. Помимо всего прочего, это усиливало индивидуальность культур, увеличивало их разнообразие.

 

Афанасьевская культура. Важнейший археологический феномен этой части.

Выделил С.А. Теплоухов во второй половине 20-х гг. Афанасьевская гора. С.В. Киселев выделил два территориальных варианта – минусинский и алтайский. Выделили наличие производящего хозяйства, освоение меди, сходство в керамике и антропологическом типе (Г.Ф. Дебец).

 

Доминанта – скотоводства, причем обнаружены кости всех основных пород скота. Вместе с тем охота и рыболовство сохраняли здесь большую роль, чем в Каспийско-Черноморских степях. Скотоводческому и охотничьему хозяйству соответствовали и небольшие, срвнительно недолговечные поселки, состоявшие из жилищ двух видов – землянок и срубов. Это уже не небольшие примитивные коллективы.

О величине поселков можно судить по количеству погребенных на их кладбище людей. Все афанасьевские могильники невелики и содержат приблизительно одинаковое количество умерших (50 – 70 чел взрослых и детей). Если допустить, что кладбища были действующими в течение 100 лет, т.е. на протяжении трех поколений, то жителей в поселках было приблизительно ок. 20 чел. Если кладбища были действующими в течение 50 лет, на протяжении полутора поколений, то жителей в поселках должно было быть примерно 40-45 чел., т.е. 7-11 семей.

 

Металлообработка – медные и бронзовые изделия (украшения и мелкие орудия). Браслет из метеоритного железа. Кроме тогу у афанасьевцев были развиты другие ремесла – керамическое, камне- и деревообрабатывающее. Также прядение, выделка кож, резьба по дереву и кости.

Также как и на западе установилось ритуальное единообразие.

 

Вопрос о земледелии.

 

При схожести с древнеямной культурой – отличия. Это касается таких этнографических показателей как погребальный обряд (коллективные погребения) и керамика. Особое явления.

 

 

Изобретение бронзы.

Окуневская культура, археол. культура эпохи бронзы (2-е тыс. до н.э.) на терр. Юж. Сибири. О.к. является одной из наиб. ярких и своеобразных культур древних скотоводов евразийских степей эпохи бронзы. О.к. сменяет собой в Минусинской котловине предшествующую афанасьевскую культуру. Своеобразие этой археол. культуры связано, в первую очередь, с удивительным явлением изобразительного творчества того времени в Юж. Сибири, представленным знаменитыми кам. изваяниями, наскальными рисунками, изображениями на могильных плитах и предметами мелкой пластики.

О.к. была определена Г.А. Максименковым как отдельное археол. явление в истории бронзового века Хакасии и является единственной среди археол. культур эпохи палеометалла в Минусинской котловине, к-рая дополнила знаменитую периодизацию С.А. Теплоухова.

Памятники Окуневского типа первоначально исследовались Ермолаевым и С.А. Теплоуховым у с. Батени. Теплоухов выделил керамику Окуневского типа и поместил ее среди материалов афанасьевской и андр культур. Раскопки 1930-40-х гг. памятники к аф, андр или карасукск.

В середине 1950х гг раскопки А.Н. Липского – наличие могил окуневского типа в разных сочетаниях с афанасьевскими, в том числе в одной ограде. Новые типы памятников. Монголоидный антропологический тип.

1962-63 – раскопки Г.А. Максименкова в 1962-63 гг. могильник Черновая VIII. В зоне Ко вдхр.

Выделение особой культуры. Предположение об отсутствии генетической преемственности между культурами.

Вадецкая, Максименко, Леонтьев – классификация каменных изваяний.

Готлиб А.И. – све.

 

 

Осн. источниками по изучению О.к. являются погребальные памятники; многочисленные писаницы и кам. изваяния; плиты из погребений с разнообразными по сюжету изображениями. Поселений окуневского времени на терр. Минусинской котловины практически не известно. В наст. время открыт новый интересный вид археол. источников по этой эпохе – горные архит.-фортификационные сооружения–све.

 

Одна из самых сложных проблем в истории О.к. – это вопрос о её происхождении, непосредственно связанный с общей проблемой становления скотоводческих культур в степной части Евразии в эпоху энеолита и бронзы. В облике О.к. исследователями отмечаются два компонента: 1) местный, имеющий неолитические истоки, связанные с охотой и рыболовством и 2) пришлый, выраженный в развитых традициях скот-ва.

Ряд исследователей не отрицают определенной связи окуневцев с культурными традициями населением Сибири в эпоху неолита, но на сегодняшний день на территории Минусинской котловины археологически не прослежены более ранние памятники, в которых бы фиксировались элементы окуневской культуры.

В свете последних иссл. не исключается возможность происхождения и формирования окуневских традиций в зап. р-нах Евразийского континента. Важную роль в решении вопроса о происхождении О.к. играют данные антропологических иссл. нас. этой культуры. Антропологи обращают внимание на присутствие в окуневском населении монголоидного компонента. Результаты антропологических иссл. говорят в пользу того, что нас. О.к. культуры представляло собой результат смешения групп разного происхождения: местного неолитического нас. и пришлой группы зап. происхождения.

 

Наиб. широко распространенный тип окуневских памятников – погребальные комплексы. Окуневские могильники - это небольшие кладбища, состоящие из одного, реже четырёх курганов. Для окуневских курганов характерна четырехугольная кв. ограда из поставленных вертикально на ребро плит песчаника. Для могилы выкапывали неглубокую яму дл. от 1,7 м., шир. до 0, 8м., рассчитанную на одного человека. Известны одиночные и парные захоронения, а также коллективные погребения. Появляется традиция оформления стен могилы вертикальными плитами песчаника в виде прямоугольного ящика. В последние годы появились доказательства существования в Минусинской котловине в окуневское время захоронений в катакомбах.

Окуневцы хоронили умерших преим. в летний период и погребали своих соплеменников по обряду трупоположения на спине с сильно согнутыми коленями и вытянутыми руками, чаще головой на запад.

Прослеживается традиция помещения с умершими погребального инвентаря. В жен. захоронениях встречаются глиняные сосуды с пищей и орудия труда; фрагменты одежды, культовые предметы и амулеты. Погребальный инвентарь представлен орудиями труда: кам. топорами, теслами, костяными игольниками, иглами для шитья и вязания сетей, гарпунами. Металлические изделия в окуневских погребениях немногочисл.: ножи, шилья, рыболовные крючки и игольники.

Самый массовый материал из погребений – керамические сосуды, плоскодонные, баночной формы. Окуневские сосуды всегда орнаментированы по всему тулову, а часто и по дну. Характерны следующие элементы декоративного орнамента: шахматные узоры, зигзаги и ямки, “жемчужины” по венчику. Отд. гр. керамики составляют вазочки-курильницы. Окраска и солярная символика на вазочках-курильницах свидетельствует об их ритуальной функции.

К культовым предметам относятся миниатюрные кам. и костяные скульптурки; костяные пластинки, на верх. конце к-рых гравировкой изображены жен. лица; кр. кам. луновидные диски с отверстиями, роговой сосуд-ритон конической формы с рельефным стилизованным изображением рогов быка, костяной “жезл” со скульптурным изображением. Предположительно, сакральными предметами были мраморные шары, диаметром 2-6 см., иногда шары просверлены.

Среди всех археол. культур энеолита и бронз. века Минусинской котловины в хоз-ве окуневцев ярко выражена значимая роль охоты. В погребениях отмечено присутствие костей диких животных в качестве ритуальной тризны. Уверенно прослеживается в окуневских памятниках и скотоводческий характер хоз-ва носителей культуры. Окуневцы разводили коров, лошадей и овец. Известен был им колесный транспорт. В быту использовались повозки, запряженные быками. Употребление металла (меди и бронзы) не занимало значит. места в хоз. отношениях окуневцев. Продолжает широко использоваться традиция кам. индустрии изготовления орудий труда и оружия.

Погребальный обряд и состав могильного инвентаря окуневцев не позволяет говорить об имущественном расслоении об-ва.

 

 

В истории Южной Сибири особо важное место занимает андроновская культура. Самые южные ее памятники обнаружены в предгорьях Алтая, а самые северные – в районе Приобья, на границе леса и степи. Основная область распространения АК простирается к западу от Алтая и Енисея, охватывая Казахстан и степное Южное Приуралье.

Нач. её изучения было положено в 1914 г., когда у д. Андроново б. Ачинского у. в Юж. Сибири был раскопан первый могильник этой эпохи. Впервые андроновские памятники были выделены в самост. археол. культуру С.А. Теплоуховым при изучении древностей Минусинской котловины.

В наст. вр. принято рассматривать андроновские памятники на этой обширной терр. в рамках андроновской культ.-ист. общности как совокупности целого ряда родственных андроновских культур, генетически связанных и сменяющих друг друга во времени, и развивающихся в рамках конкретной терр. Все памятники андроновской культ.-ист. общности объединяют следующие археол. значимые признаки: особенности погребального обряда и погребальных сооружений; декор погребальной посуды, в орнаментации к-рой особое место занимают геом. узоры, меандры и солярные символы; тип хоз-ва (придомное пастушеское скот-во, преобладание в стаде кр. рог. скота, позднее возрастает роль лошади и овцы).

С андроновской традицией исследователи связывают окончательное установление в азиат. части евразийских степей пастушеского типа хоз-ва и складывание предпосылок к переходу древнего скотоводческого нас. к номадизму (кочевничеству). Повсеместно в этот период отмечается культ. сходство носителей андроновских традиций на различных и достаточно удаленных друг от друга терр., где встречаются памятники этой общности.

Прогресс в материальной культуре ярко отражен успехами в металлургическом производстве. Руда добывалась на Алтае и в Северном Казахстане. Руду дробили каменными молотами, а затем переплавляли в примитивных печах. Литейщики употребляли глиняные и каменные формы, нередко комбинированные, которые позволяли одновременно изготавливать наконечники копий и др. предметы.

Земледельческие и скотоводческие андр племена жили более или менее оседло, в долговременных постоянных поселках поблизости от своих пашен и выгонов для скота. Поселения немногочисл. и бедны остатками материальной культуры. На них почти отсутствуют остатки жилищ, в осн., встречается керамика. Внутри жилищ, имевших углубленное в землю основание, помещались нары, очаги и специальные хозяйственные ямы для запасов. Прочному оседлому образу жизни соответствовало обилие глиняной посуды – плоскодонных сосудов баночной формы и горшковидных с выпуклыми стенками. В отд. случаях обнаружена посуда, изготовленная из бересты и дерева. Роль охоты в жизни андроновских племен на Енисее незначит.

Развитие скотоводства, а в связи с этим получение добавочного продукта привели к серьезным социальным изменениям, о чем свидетельствуют парные захоронения, ставшие у андроновцев правилом: мужчину и женщину в страну предков сопровождает женщина. Главенство в семье окончательно переходит к мужчине.

В религии андр-в первостепенное значение по-прежнему имеет культ стихий и предков.

Андроновские могильники на Енисее – это обширные кладбища, состоящие из неск. десятков кам. оград, расположенных по берегам больших рек и озер. В могильниках фиксируются два вида курганов: кам. ограды с невысокими земляными насыпями и ограды без насыпей. Каждый могильник состоял из оград, сооруженных для одной, реже двух могил, в к-рых похоронены взрослые люди. Выс. земляной насыпи, диаметр ограды и др. размеры курганов достаточно стандартны. По форме андроновские ограды: круглые и четырехугольные. Вед. формой являются круглые ограды. Ср. размеры оград курганов - 5-10 м. в диаметре, первонач. выс. до 1 м. Иногда в могильниках между оградами расположены небольшие дет. оградки. Изв. отд. дет. кладбища.

Андроновские могильники демонстрируют выделение отд. чл. об-ва, что отражено в грандиозности нек-рых курганных сооружений. Подобные курганы выделяется среди др. памятников своими значит. размерами. Их ограды имели диаметры более 30 м., выс. земляных насыпей до 2 м. Внутри курганов сооружены обширные могилы в виде кам. ящика и цисты.

Погребальный обряд развитый. Большинство умерших похоронено по обряду трупоположения на боку, с согнутыми в коленях ногами и сложенными перед лицом руками. В могилах иногда встречается обряд трупосожжения, хотя и достаточно редко. Ориентировка погребенных устойчива, головой в зап. направлении, преим. на Ю.-З. Ок. головы умершего ставили один-два глиняных сосуда с жидкой пищей. Отсутствовала традиция помещать мясную пищу в могилы. В захоронениях редко встречаются кости животных.

Украшения представлены бусами, серьгами и височными кольцами из бронзы, редко из серебра и золота.

В погребальных комплексах андроновцев Минусинской котловины отсутствует обычай помещения в могилы оружия. Изв. всего неск. кам. и костяных наконечников стрел, застрявших в телах умерших. Орудия труда представлены единичными экземплярами: костяными игольниками, обломками бронз. шила, иглами из бронзы. В Юж. Сибири не встречаются богатые по инвентарю захоронения, как это изв., в др. областях распространения андроновских памятников.

Антропологические данные погребальных комплексов в Минусинской котловине убедительно свидетельствуют о европеоидности андроновского нас. в данном регионе Юж. Сибири. Исследователи выделяют андроновцев в особый антропологический тип, получивший назв. андроновского. Несомненен пришлый и однородный характер андроновского нас. на Енисее. Носители др. антропологических типов среди андроновцев в Минусинской котловине не зафиксированы, что говорит о сохранении этнич. замкнутости андроновского нас. во время их пребывания на Енисее.

Вопрос о происхождении андроновской культуры является одним из осн. и важных. Нет оснований, выводить истоки развития этой культ.-ист. общности из Минусинской котловины. Андроновские племена пришли сюда со сложившейся культурой и Минусинские степи стали крайней вост. терр. её распространения.

Сложной проблемой остается вопрос взаимосвязи андроновских и окуневских племен. Андроновские памятники отсутствуют южнее центральной части Минусинской котловины. Вероятно, экспансии андроновцев на Ю. котловины помешали окуневские племена.

Сложение андроновской общности является итогом мощных интеграционных процессов, охвативших огромные пространства степной и лесостепной зоны Евразии в нач. 2 тыс. до н.э. Как место сложения андроновской традиции исследователи рассматривают степные пространства Юж. Урала и Сев. Казахстана, откуда впоследствии андроновцы распространились в др. регионы.

На совр. этапе иссл. андроновской культуры совершенно очевидно, что терр. долины ср. течения р. Енисей составляет самую вост. окраину расселения андроновских племен, причем памятники этой культуры встречаются только в сев. пол. Минусинской котловины. Не вызывает сомнений пришлый характер носителей андроновской культ. традиции в Юж. Сибири, появившихся на этой терр. из урало-казахстанских степей. Андроновская культура в Юж. Сибири яркий, но не долгий эпизод в ист. развитии скотоводческого нас. этого региона.

 

 

КАРАСУКСКАЯ КУЛЬТУРА – археол. культура кон. бронз. века (кон. 2 – нач. 1 тыс. до н.э.) широко распространенная в Минусинских степях. В это время здесь складывается яркое явление скотоводческой культуры, формируется мощный очаг бронз. металлургии и металлообработки. Влияние Минусинского бронз. очага исключительно велико и оно ощущалось на огромной терр. и во мн. культурах древности этого времени в Сибири, Центральной и Ср. Азии, отчасти Вост. Европы. Характерно, что в карасукской культуре своеобразно сочетается локальная специфика с такими особенностями материальной культуры, к-рые служат осн. фоном для характеристики культур позднего бронз. века на большей части степей и лесостепей Евразии.

Первые сведения о карасукских памятниках встречаются в работах исследователей 18 в. Первые раскопки карасукских погребений произвел И.П. Кузнецов-Красноярский. Значит. роль в изучении карасукских памятников сыграли иссл. С.А. Теплоухова, к-рый выделил их в самост. культуру и дал ей характеристику.

В наст. вр. сложилось определ. представление о характере развития карасукской эпохи в истории бронз. века Минусинской котловины. Общепринято считать, что К.к. неоднородна и прошла путь эволюционного развития. В рамках культуры выделяются два хронологических этапа: ранний – «классический» карасукский (13-11 вв) и поздний - каменноложский (10-9 вв.).

В раннем периоде развития К.к. погребальные памятники широко распространены по всей терр. Минусинской котловины. Могильники представлены двумя гр. памятников: 1) небольшие кладбища - от десяти до неск. десятков оград курганов; 2) большие комплексы по несколько сот каменных оград-курганов, что указывает на длительный период функционирования кладбища.

Классические карасукские ограды кв. формы, сложены из тонких плит песчаника, вкопанных вертикально ребром в землю. Изредка встречаются круглые по форме ограды. Внутри оград курганов расположена одна могила, но встречаются ограды с двумя захоронениями.

Большинство оград одиночные, с одной-двумя пристройками. В нек-рых случаях курганы образуют целые системы последовательно пристроенных друг к другу оград (более 10 пристроек). Дет. ограды традиционно пристраивались к курганам со взрослыми погребениями.

Карасукские могилы представляют собой кам. ящики из вертикальных тонких плит песчаника, к-рые помещали на глуб. до 1 м. Могилы сверху перекрывались одной-двумя кам. плитами.

Погребения в могилах одиночные. Большинство карасукских могил в древности разграблены. Это отличительная черта данной археол. культуры. Внимание грабителей привлекали многочисл. бронз. изделия в захоронениях. Разграбление могил происходило значит. позже их времени стр-ва.

В классических карасукских комплексах погребальный обряд устоявшийся и однообразный. Умершего укладывали вдоль С.-З. стенки кам. ящика в вытянутом положении на спине или левом боку со слегка согнутыми в коленях ногами. Погребальный обряд требовал определ. местоположения вещественного инвентаря в захоронении. Один - два глиняных сосуда помещали слева у головы умершего, в ноги укладывали четыре куска жертвенного мяса домашних животных: баранину, говядину и иногда конину.

Осн. источник по характеристике К.к. - керамика. Керамика своеобразна и оригинальна: круглодонные сосуды с широким горлом; сосуды сферической формы; бомбовидные сосуды. Разнообразна орнаментация посуды. Сосуды декорируются ромбами, сложными треугольными фестонами, зигзагами, заштрихованными треугольниками. Мн. резных прочерченных линий.

Для карасукской эпохи характерно широкое распространение в Центральной Азии и Юж. Сибири бронз. ножей и кинжалов как случайных находок. Подобные изделия в могилах К.к. встречаются редко. Ножи этого времени разнообразны и среди них выделяется неск. гр.: коленчатые, дугообразнообушковые, вогнутообушковые и прямые. У нек-рых ножей на ручке навершие в виде кольца, грибовидной шляпки или кольца с тремя кнопками. Своеобразную гр. составляют т.н. коленчатые ножи. Бронз. кинжалы изв. по случайным находкам и считаются карасукскими по сходству орнамента и формы наверший с ножами этого времени.

Бронз. орудия труда в могилах представлены различными категориями изделий. Изготавливались иглы, шилья и проколки.

К.к. отличают оригинальные и разнообразные виды украшений. Они составляют наиб. серию находок в погребениях: лапчатые привески, многоярусные бляшки, обоймы, пуговицы, бусы, пронизки, браслеты, височные кольца. Украшения использовались для одежды, головных уборов, обуви. Самобытные украшения карасукского времени - миниатюрные “лапчатые” бронз. подвески. Это небольшие литые пластинки с 3-4 лапками на концах и волнистыми краями. Ими украшали жен. прически, использовали в ожерельях и нагрудниках, пришивали на обувь. Найдены ожерелья из сверленых клыков животных.

К отд. категории украшений относятся усл. называемые зеркала из бронзы: плоские неорнаментированные диски, диаметром 4-12 см., с петелькой с тыльной стороны. В докарасукское время бронз. зеркала неизв. в археол. культурах Минусинской котловины. В кач-ве нагрудных украшений использовались бронз. фигурные бляхи разнообразных форм. Были распространены разнообразные браслеты, к-рые носили на запястье и предплечье. В жен. погребениях на пальцах рук умерших иногда находят бронз. перстни. Характерным украшением одежды являются бронз. бляшки и пуговицы.

Осн. источники по истории изучения классического этапа К.к. – погребальные памятники. Поселения этого времени неизв. Один из сложных вопросов в изучении К.к. - проблема реконструкции социальных отношений в об-ве. Могильники являются родовыми кладбищами, где все погребенные находились в определ. родственных отношениях. Каждая большая ограда с пристройками представляла собой захоронение одной семьи. В этот период происходит переход от родовой общины к терр.

Поздний (каменноложский) период в развитии К.к. в Минусинской котловине иногда именуется лугавской культурой. В науч. лит-ре встречаются также такие назв. памятников этого времени: как каменноложские, бейские, атипичные, карасук-тагарские, федоровского типа. Грязнов М.П. считал, что характерные черты погребального обряда и инвентаря каменноложской гр. комплексов сближаются с раннетагарскими, и отнес данные памятники к позднему этапу карасукской культуры.

Каменноложские могильники по своим размерам значит. меньше классических карасукских памятников. Ограды курганов прямоугольной формы, но встречаются круглые курганы. Отсутствуют системы пристроенных друг к другу оград, как на раннем этапе культуры. Появляется новый элемент в архитектурном оформлении курганов. Ограды с внеш. стороны иногда подпирали вертикально вкопанными плитами-контрфорсами, поставленными перпендикулярно к стенкам оград. Впервые появляется традиция использовать в системе оформления оград вертикальные угловые камни-стелы. Подобные угловые стелы в курганах широко распространены уже тагарскую эпоху.

Каждый каменноложский курган имеет внутри ограды одну могилу. Выделяется неск. видов конструкций могил. Встречаются кам. ящики, грунтовые ямы. Погребальный обряд на каменноложском этапе культуры продолжает традиции раннего карасукского. Новым для погребений этого времени стали сопроводительные захоронения собак.

Осн. категория погребального инвентаря каменноложских захоронений – массовая серия керамических сосудов. Становиться меньше чисто карасукских форм. Появляются новые типы сосудов: яйцевидной и параболоидной формы с круглым или плоским дном. Каменноложские сосуды изготовлены небрежно, имеют прямые венчики и толстые стенки. Посуда в большинстве случаев орнаментирована, что значит. отличает её от чисто карасукской. Неорнаментированные сосуды встречаются единицами. Сложные орнаменты не свойственны каменноложской посуде. Характерны орнаментальные композиции: сочетание узких желобков с сильно наклоненными оттисками четырехгранной палочки, иногда с гребенчатой нарезкой. Эти оттиски образуют “сетку” или вертикальные зигзаги и “елочку”.

Яркой категорией погребального инвентаря продолжают оставаться многочисл. формы различных украшений одежды.

Новым явлением в погребальном инвентаре каменноложского этапа стало появление такой загадочной категории бронз. изделий как “предметы неизв. назначения” (сокр. – “ПНН”). Это массивные литые пластины из бронзы, широкой прямоугольной формы с отходящими от пластины двумя симметричными дугами. Такие изделия изв. в карасукскую эпоху на терр. Иньского Китая. О назначении подобных предметов высказывались самые разные точки зрения. Их считали моделями упряжного ярма; конскими налобниками; украшениями или накладками на лук и седло; пряжками; ритуальными принадлежностями шамана.

Для каменноложского этапа К.к. изв. не менее 10 поселений. Наиб. яркий такой памятник - поселение Торгожак. Его нас. занималось скот-вом и земледелием, охотничьим промыслом; жило полуоседло. Предметы конской упряжи убедительно свидетельствуют об употреблении лошади для верховой езды. Жилища на поселении представляли собой кр. наземные постройки каркасно-столбового типа. В основании всех жилищ зафиксирован небольшой котлован, стены к-рого часто укреплены дер. тыном. Пол жилищ обмазывался глиной. Внутри жилищ прослежены опорные столбы и стойки перегородок.

Для всей карасукской эпохи характерна активная роль скот-ва в жизни об-ва. Скот-во было специализированным с преобладанием овц-ва. Разводили кр. рог. скот, занимались коневодством. Исследователи расходятся во мнении о характере скотоводческой экономики карасукских племён. Одни считают, что в это время у карасукцев существовало полукочевое яйлажное скот-во, др. говорят об оседлом, пастушеском скот-ве. Наличие земледелия в экономике К.к. подтверждается находками обломков кам. зернотерок и бронз. серпов. Значит. роль в об-ве играло высокоразвитая бронзолитейная металлургия. Отмечается высокая техника изготовления изделий из бронзы. Увеличивается разнообразие видов и форм бронз. орудий труда, оружия и украшений.

Существуют различные точки зрения по вопросу о происхождении К.к. и месте каменноложского этапа в развитии всей эпохи поздней бронзы Минусинской котловины. Весь спектр представлений о генезисе этой культуры сводится к двум осн. гипотезам. Часть исследователей рассматривают карасукскую культуру как результат автохтонного развития предшествующего андроновского нас. и связывают её происхождение с местными корнями в истории бронз. века Юж. Сибири (Теплоухов С.А., Грязнов М.П). Др. исследователи считают, что карасукская культура явление пришлое на терр. Минусинской котловины, и она появилась здесь в готовом виде, вполне сформировавшейся и сложившейся вне пределов котловины (Киселев С.В., Членова Н.Л., Новгородова Э.А). Вопрос о происхождении карасукской культуры сложен и полностью не решен в наст. вр. Дискуссия по проблеме генезиса этой культуры до сих пор продолжается. При всех различных взглядах на проблему генезиса К.к., несомненно, присутствие в ней андроновского пласта культуры. Это сходство отмечают все исследователи эпохи.

Исследователи, занимавшиеся проблемами антропологической характеристики нас. в эпоху существования К.к., отмечают европеоидный облик карасукцев (Дебец Г.Ф., Алексеев В.П., Гохман И.И).

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Психологическое консультирование как один из видов психологической помощи | Радиопомехи, создаваемые электромедицинской аппаратурой и борьба с ними

Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 260. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.019 сек.) русская версия | украинская версия