Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Этап первых теоретических обобщений библиографической деятельности





 

К концу XVIII в., при значительном накоплении эмпирического опыта, появилась потребность в обобщениях, в определении места библиографии в ряду других явлений науки, культуры. Первые теоретические высказывания в области библиографии касались, в основном, трех вопросов:

– Что такое библиография (ее определение)?

– Кто такой библиограф (профессиональные требования к нему)?

– На какие виды делится библиография?[25]

Одной из первых работ такого рода стали “Рассуждения”, которые книгоиздатель, книготорговец, исследователь истории типографского дела Нэ де ля Рошель (Née de la Rochelle, 1751 – 1837 гг.) поместил в 1772 г. в качестве вступительной статьи к X тому указателя “Поучительная библиография” Гильома Дебюра Младшего. В своих “Рассуждениях” Нэ де ля Рошель пытался определить, что такое библиография, сравнить ее с другими науками, выдвинуть требования к библиографу.

Нэ де ля Рошель писал, что “библиография не имеет точного определения предмета и границ, она сливается с книговедением, границы которого также недостаточно уточнены”. Он сравнил библиографию с другими отраслями:

– с медициной: библиография требует не меньше предварительных знаний, но она менее утилитарна, чем медицина, и в этом ее серьезное преимущество;

– с географией: “Библиография есть описание мира письменности и того, что его составляет, подобно тому, как география – описание земного шара; но открытия в области земного шара когда-нибудь найдут свою границу, открытия же в области мира письменности никогда не будут иметь границы, и изучение библиографии станет тем необходимее, чем большее развитие получат искусства и науки” [цит. по 76].

ИменноНэ де ля Рошель впервые вводит термин “библиографическая наука” (“la science bibliographique”). По мнению Нэ де ля Рошеля эта наука распадается на две отрасли. Одна из них причастна к литературе – это “историческая библиография” (историко-литературная), другая – к “механизму типографского искусства” (“техническая”), которая должна давать описания книг, в основном редких и старинных.

Подлинный библиограф должен знать языки, логику, критику, философию, математику, историю “и прочие науки”. Всегда держать знания наготове.

Итак, можно, очевидно, утверждать, что Нэ де ля Рошель был первым теоретиком библиографии. Он заложил традиции рассмотрения библиографии в рамках книговедения, высокой оценки общественной роли библиографии и труда библиографа, деления библиографии на два вида. Он впервые сделал несколько существенных предложений – составить учебник по библиографии, “элементарное руководство по познанию книг” (библиографическому описанию), издать по примеру “Всеобщей библиотеки” Конрада Геснера “Всеобщую выборочную библиографию” с оценочными аннотациями книг. Некоторые из этих предложений вскоре были реализованы.

Библиография в период Великой французской революции (1789 – 1794 гг.) получила огромный импульс для своего развития. Крупнейший специалист в области иностранной библиографии К.Р. Симон считал, что собственно теория библиографии также зародилась именно в этот период.

Причиной ускоренного развития библиографической теории и практики послужили коренные, масштабные изменения в практике библиотечного дела, вызванные революцией. В 1789 – 1793 гг. революционным правительством, Конвентом был принят ряд декретов о национализации имущества старой аристократии, эмигрантов, церкви. В результате этих мероприятий государство стало собственником огромной даже по современным меркам массы книг (10 – 12 млн), рассеянных по территории Франции. Необходимо было организовать их учет, хранение, описание и использование, создать систему общественных библиотек.

Эта колоссальная задача дала толчок многим организационным, методическим решениям в области библиотечного дела, а также осмыслению роли библиографии в обществе, развитию ее теории.

15 мая 1791 г. Учредительное собрание разослало во все департаменты Франции первую национальную инструкцию по книгоописанию. По всей стране были созданы временные “хранилища литературы” (“dépôts littéraires”), одной из функций которых являлось составление в 2-х экземплярах каталогов поступивших в них книг. Один экземпляр библиографических описаний на карточках должен был отправляться в Бюро библиографии, созданное в ноябре 1791 г. в Париже. Бюро должно было составлять общефранцузский сводный каталог книг. Такая колоссальная задача была поставлена впервые в истории библиотечного дела.

Бюро по библиографии подчинялось Комитету общественного образования. В октябре 1792 г. его возглавил аббат Грегуар (Hengri Grégoire, 1750–1831 гг.) – член Учредительного собрания, позднее Конвента. Руководителем Бюро библиографии с ноября 1792 г. стал филолог Юрбен Домерг (François Urbain Domergue, 1745–1810 гг.). Эти люди вследствие своего положения и обязаны были (помимо всего прочего) осмыслить роль библиографии в обществе. Известны как минимум два их доклада о библиографии, представленных в Конвенте.

В ноябре 1793 г. Домерг представил в Комитет общественного образования доклад “Об общей библиографии”, в котором предложил организационные мероприятия по использованию книжных богатств, их библиографическому учету, составлению общенационального каталога книг. Домерг высоко оценил значение библиографии как “способа раздвинуть границы человеческих познаний”. В качестве библиографов он представлял “философов-республиканцев, которые видят своим умом и которые видят своим сердцем”. На практике, однако, задачи решались с трудом.

В апреле 1794 г. глава Комитета общественного образования Грегуар выступил с “Докладом о библиографии” в Конвенте, результатом чего стал декрет, обязавший администрации на местах в 10-дневный срок отчитаться о составлении каталогов. Основная цель сводного каталога – помочь ученым решать задачи, поставленные революцией (например, в создании новой истории Франции); способствовать составлению новой классификации наук, раскрытию псевдонимов (под ними писали многие просветители перед революцией), борьбе с диалектами. Однако конкретные пути реализации этих обширные задач названы не были.

Поддерживая высокое назначение библиографии, Грегуар, однако, дает ее “приземленное” определение: “Библиография есть наука книготорговца, состоящая в знании заглавий книг и цен, которые они имеют в книжной торговле”.

Значительным событием стал также доклад юриста, историка и библиографа А. Камю (A.G. Camus, 1740–1804) – “Замечания о распределении и классификации книг в библиотеке”, сделанный им в Национальном институте наук и искусств в мае 1796 г. В созданной им библиотечно-библиографической классификации из 9 разделов, А. Камю поместил библиографию в первый раздел, ибо она должна находиться в “преддверии” любой библиотеки. Он разделил библиографию “на два рода”. Первый служит интересам библиофилов – “богатых и тщеславных людей”, одержимых “страстью обладать книгами, не будучи в состоянии их читать”. Второй рассчитан на тех, кто действительно читает книги, прежде всего на ученых и литераторов. Такая библиография должна предоставлять читателям сведения о наиболее ценных книгах по каждой отрасли, соотносить тип книги и читателя, которому она наиболее полезна, сообщать сведения о лучших и доступных изданиях, рецензиях. Пожалуй, впервые в работе А. Камю читатель с такой очевидностью был включен в объект библиографической деятельности.

Итак, период Великой французской революции и первые годы после нее имели огромное значение для развития библиотечно-библиографической практики и теории библиографии:

– система публичных библиотек, существующая в настоящее время во Франции, была в значительной степени создана в это время;

– впервые сформулирована идея создания общенационального сводного каталога книг и проведены мероприятия по ее осуществлению;

– впервые разработана общенациональная инструкция по книгоописанию;

– поставлен вопрос о создании новой философской классификации наук и предложена новая библиотечно-библиографическая классификация;

– продолжено осмысление общественной роли библиографии, прежде всего в развитии науки, искусств, письменности в целом;

– в некоторых библиотеках центральных департаментских школ началось преподавание курсов библиографии.

Библиографические идеи, появившиеся в этот период, нашли свое продолжение в разработках XIX в. и не только во Франции (где в период империи доминировало библиофильское понимание библиографии), но и в Германии, Польше, России и ряде других стран. И это закономерно. Если библиографическая практика зависит от уровня развития системы документальных коммуникаций в стране, то теоретические разработки, идеи могут активно использоваться в других странах, если в них сложились соответствующие условия.

Разработка теоретических вопросов библиографии в XIX веке начинается практически во всех достаточно развитых странах.

Во Франции в самом начале века (1802–1804 гг.) была издана крупная теоретическая работа “Толковый словарь по книговедению” Габриэля Пеньо (Etienne Gabriel Peignot, 1767–1849), одного из видных библиографов того времени. В “Предварительных рассуждениях”, помещенных в начале словаря, Э.Г. Пеньо дал определения книговедения (библиологии) и библиографии, попытался уточнить их соотношение. В целом его высказывания находятся в русле воззрений Нэ де ля Рошеля. Э.Г. Пеньо писал, что книговедение “отличается от библиографии в том отношении, что эта последняя наука охватывает…только описание и классификацию книг, тогда как книговедение, которое есть теория библиографии, дает анализ приведенных в систему человеческих знаний, их взаимоотношений, их последовательности и их делений углубляет все частности, касающиеся искусства слова, письма и типографии, и раскрывает летопись мира письменности…, чтобы проследить шаг за шагом успехи человеческого разума”. Пеньо считал, что библиография “является самой обширной и всеобщей отраслью человеческих знаний” и в связи с этим предъявлял высокие требования к библиографу как к знатоку многих языков, наук и типографского искусства.

В 1806–1807 гг. вышел первый во Франции учебник по библиографии, подготовленный для учащихся средних учебных заведений марсельским библиотекарем Шарлем Ф. Ашаром (Charles F. Achard). Ш. Ашар отмечал, что “библиография, являясь самой обширной из всех наук, должна, по-видимому, включать их все”. Он также дал перечень многочисленных познаний, необходимых библиографу в его деятельности. Ашар подразделил библиографию на две части: “одну, касающуюся способа оформления книг, и вторую, занимающуюся предметами, являющимися плодом воображения автора”. В основном же учебник содержал сведения по истории письменности и книгопечатания.

В Великобритании в XIX в. библиография обслуживала прежде всего интересы библиофилов, собирателей редких книг. Характерна в этом плане деятельность Томаса Дибдина (Thomas Frognall Dibdin, 1776–1847) – священника, библиотекаря графа Спенсера, собирателя редкостей для его библиотеки. Основной труд Т. Дибдина – “БиблиографическийДекамерон”. Это роскошно оформленное издание 1817 г. с характерным подзаголовком: “десятидневный приятный курс об иллюминированных рукописях и предметах, связанных со старинным гравированием, типографией и библиографией”, служившее руководством для библиофила.

В 1841 г. Т. Дибдин опубликовал капитальный труд “Библиомания или книжное помешательство: библиографический романс” (“Bibliomania or Book Madness: a Bibliographical Romance”), в котором сформулировал свои принципы библиографии:

1. Главной задачей библиографии является удовлетворение потребностей богатых коллекционеров книг;

2. Библиография занимается описанием физических характеристик книг с целью определения их стоимости;

3. Библиография не имеет отношения к содержанию книги.

Наиболее серьезных обобщений в области теории библиографии удалось достичь в XIX в. другому представитель туманного Альбиона – Томасу Хорну (Th.H. Horne, 1780 – 1862 гг.). В учебнике “Введение в изучение библиографии” (1814 г.), в котором делался обзор библиотек Древнего мира, объяснялась структура книги, Т. Хорн дал определение библиографии, выделил ее виды, предложил собственную библиотечно-библиографическую классификацию.

По мнению Т. Хорна библиография представляет собой “знание о книгах” (“knowledge of books”), а в более узком смысле – “описание книг”; к библиографии относятся, во-первых, сведения о материалах, из которых состоят книги; во-вторых, сведения о предмете, обсуждаемом авторами книг; в-третьих, сведения о степени редкости, древности книг и их действительной стоимости. Библиография делится на три вида:

– элементарная библиография, которая занимается описанием физических характеристик инкунабул и редких рукописных книг;

– общая библиография, т.е. каталоги, в которых приводятся сведения о книгах, расположенные в систематическом, алфавитном, либо произвольном порядке;

– специальная библиография, в которой указываются все виды работ, опубликованных по одной определенной теме.

Современные исследователи считают, что именно Т. Хорну удалось выделить непосредственно наблюдаемые эмпирические признаки библиографической информации – наличие описаний (книг) и наличие их группировки. Эти признаки являются общими для всех видов библиографии, определяют качественную специфику библиографической деятельности. Понятие “библиографическая наука” в концепции Т. Хорна выполняет функцию родового понятия, а общая, специальная и элементарная библиография выступают как видовые понятия. Т. Хорн вышел за пределы библиофильского понимания библиографии, отказался от широкой трактовки библиографии, использовавшейся французскими учеными (Нэ де ля Рошель: “Библиография – описание мира письменности”; Пеньо: “Библиография – самая обширная и всеобщая отрасль человеческих знаний”). Таким образом, толкование понятия “библиографическая наука” французскими (безбрежно широкое) и английскими (узкое) учеными оказалось прямо противоположным [105].

Труды Т Дибдина и Т. Хорна заложили основы англо-американской теории библиографии, характерной чертой которой стало противопоставление материальной формы и интеллектуального содержания книги.

Основным центром теоретических разработок в области библиографии в континентальной Европе XIX в. стала Германия. Крупнейшим теоретиком библиографии того периода являлся Фридрих Адольф Эберт (Fr.Ad. Ebert, 1791–1834 гг.). Доктор философии, библиотековед, библиограф – теоретик и практик, он работал, в основном, в Королевской библиотеке в Дрездене. Эберт создал крупный библиографический указатель редких и ценных книг “Всеобщий библиографический словарь” (1823 г.) и ряд статей (1821 – 1823гг.), в которых рассматривал вопросы теории библиографии.

Самой ценной в теоретическом наследии Ф. Эберта признается мысль, часто цитируемая до сих пор, что библиография есть наиболее надежный измеритель уровня письменной культуры страны в ее историческом развитии. Ф. Эберт так определил библиографию: “наука, которая занимается познанием письменности всех времен и народов как таковых, а равно познает их в соответствии с отдельными обстоятельствами”.

Особенно важную роль в дальнейшем развитии теории библиографии сыграло деление Ф. Эбертом библиографии на “чистую” и “прикладную”. “Чистая” библиография имеет дело с совокупностью произведений письменности, ее задача – “показать вообще то, что есть”. Она может быть универсальной (отражать произведения письменности всех времен и народов), или ограниченной временем (произведения письменности определенной эпохи), или местом выхода в свет (национальная библиография), или содержанием (отраслью знания). “Прикладная библиография ” учитывает склонности и потребности книгособирателя. Это одна из первых детальных разработок вопроса о видах библиографии. Эберт отмечал, что в Германии, где библиофильство получило меньшее распространение, библиография принадлежит исключительно науке и “рассматривается как ее служанка”.

Если подводить итоги развития теории библиографии в XIX в., то они невелики: уточнялось определение библиографии, ее виды, появилась потребность (может быть до конца не осознанная) выявить признаки, определяющие качественную специфику библиографической деятельности (Т. Хорн), делались попытки обобщения опыта в области библиофильской и отраслевой библиографии. Однако активно развивалась библиографическая практика. Возникли такие ее участки, как текущая национальная и текущая отраслевая библиография, во второй половине века – рекомендательная и краеведческая библиография.

Остались неразработанными вопросы, ставшие позже основными: не уточнен объект библиографической деятельности, ее место в системе смежных отраслей, не создана типология библиографических пособий, не получила должного развития методика библиографирования.






Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 257. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия