Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА





 

Многие проблемы развития предпринимательства в современной России, по нашему мнению, являются следствием накопившихся противоречий в функционировании соответствующих механизмов.

Целесообразно выделить две их группы: объективно существующие механизмы, не зависящие от воли и действий предпринимателя – механизмы «экзогенного» типа, и субъективно формируемые предпринимателем механизмы «эндогенного» типа.

 

Рисунок 1 Экономические механизмы предпринимательства

 

Среди первых целесообразно выделить два типа механизмов: во-первых, формализованные механизмы макро- и мезоуровня (механизмы «рамочного» типа), основными элементами которых являются институты, нормы, правила игры, устанавливаемые и реализуемые государством. Во-вторых, неформальные механизмы мезо- и микроуровня, элементами которых являются, к примеру, обычаи делового оборота, личных взаимоотношений предпринимателей и представителей власти, и т.п. Первые и вторые могут как дополнять друг друга, быть «комплементами», так и противоречить друг другу.

Для широкого развития предпринимательства в стране необходимы соответствующие институты – к примеру, независимый суд, позволяющий защитить собственность предпринимателя, не взирая на его «отдаленность» или «приближенность» к людям, наделенным властными полномочиями. Если же законодательство предусматривает равенство перед законом (формальный институт), а фактически ежедневно демонстрирует отсутствие такого равенства (признак силы неформального института), привлекательность страны для людей, обладающих способностью брать на себя ответственность и риск, снижается. Инвестиционная привлекательность такого локального рынка невысока, соотношение доходности и риска аналогичного бизнеса на ином рынке может быть предпочтительнее, обусловливая «бегство» инициативных людей и капиталов.

Большинство элементов механизмов не поддается воздействию конкретного предпринимателя, поэтому такие механизмы являются внешними, «экзогенными» в отношении конкретного бизнеса. Это обусловливает, в том числе, создание союзов, ассоциаций предпринимателей, одной из функций которых становится лоббирование интересов, воздействие на «рамочные» элементы механизмов в процессе их формирования и корректировки.

Механизмы эндогенного типа условно можно разделить на две неравные группы: 1) механизмы мотивации – удержания предпринимателя в данном виде бизнеса; 2) механизмы обеспечения устойчивости бизнеса, сбалансированности, пропорциональности развития.

В экономической литературе нередки случаи, когда авторы не вполне разграничивают понятия «система» и «механизм», отождествляют их. К примеру: «Таким образом, механизм представляет собой организованную или упорядоченную систему взаимодействия экономических явлений на основе совокупности институциональных установлений, обеспечивающую субъектам хозяйствования в определенных расчетных режимах возможность достижения заданных или прогнозируемых результатов»[1].

Возможно ли тождество системы и механизма в управлении? Признавая возможность такого совпадения, отметим, что если, в частном случае, границы системы и механизма совпадают, это свидетельствует о том, что в качестве системы рассматривается сам механизм, в отрыве от более крупной системы, для функционирования которой он необходим.

Механизм функционирования и развития экономической системы, по мнению автора – это паттерн регламентированного и заинтересованного взаимодействия внутрисистемных субъектов, обеспечивающего функционирование (трансформацию поступающих ресурсов/импульсов), и развитие системы (количественный и качественный рост).

Возможно, что простейшие экономические системы, основанные на самоуправлении, могут обойтись без специального механизма. С технической точки зрения, механизм (от греч. mechane) – «система тел, предназначенная для преобразования движения одного или нескольких тел в требуемые движения других тел. Механизм применяется в тех случаях, когда нельзя получить непосредственно требуемое движение тел и возникает необходимость в преобразовании движения»[2].

Перефразируя эту цитату, можно констатировать, что с технической (механистической) точки зрения, в ситуации, когда результат можно получить непосредственно, механизм не нужен. К примеру, в рамках «самоуправления», основанного на внутренних импульсах, вырабатываемых самой системой, целесообразно, когда это, возможно, обойтись без специальных механизмов управления. Избыточное усложнение, как известно, нередко приводит к потере эффективности.

К примеру, индивидуальный предприниматель, не использующий систематически наемный труд, не нуждается в «механизмах» управления.

Видимо, абстрактно можно представить себе операционную (трансформационную) систему, в определенный промежуток времени не нуждающуюся в управлении. Но, как правило, даже рутинная, привычная деятельность предприятия нуждается в контроле со стороны учредителей, менеджмента, преследующих свои, не всегда совпадающие, цели. Если же внешние обстоятельства обусловливают необходимость изменений в деятельности предприятия, это объективно многократно усиливает потребность в управленческих воздействиях.

Учитывая специализацию предпринимателей, специфику разных видов деятельности, целесообразно исследовать взаимосвязь экономических механизмов с производственной функцией (рис.2).

Стабильность производственной функции, по нашему мнению, может служить критерием инерционного и инновационного роста

С позиций операционного процесса, механизм представляет собой «устройство», обеспечивающее трансформацию «входов», поступающих в систему, в «выходы», результаты функционирования системы. В этом смысле непременным, обязательным элементом механизма является технология, совокупность инструментов и методов, обеспечивающих «трансформационный» процесс. В качестве основы, базиса механизма трансформации, по видимому, выступают факторы производства: труд, капитал; ресурсы, материальная основа производства.

Функция экономической системы, на наш взгляд, характеризуется не заявленной миссией (которая зачастую не поддается формализации), а производственной функцией, ставящей результат функционирования системы в зависимость от набора и взаимодействия факторов производства.

 

 

Рисунок 2 Стабильность производственной функции как критерий инерционного
и инновационного развития экономической системы

 

В микро экономике широко применяют «изокванты» и «изокосты» для иллюстрации нелинейного характера развития экономической системы – не столько с позиций этапа жизненного цикла и соответствующих кризисов, сколько с позиций относительного избытка или недостатка одного фактора производства, по сравнению с другим.

Этот признак позволяет отличить эволюционное развитие системы от революционного. Если результативный признак (к примеру, объем выпуска продукции) растет при неизменном сочетании труда и капитала (или иных факторов производства, в относительных показателях), это, на наш взгляд, свидетельство инерционного роста, (в русле той же «S-образной кривой»). Если рост системы (в среднесрочной перспективе) достигнут на основе изменения производственной функции – это признак инновационного развития, что характеризует переход системы на новую «S-образную кривую».

В этом контексте становится очевидным, что методы и инструменты инерционного и инновационного развития различны. Для развития этого положения целесообразно формировать и корректировать организационно-распорядительный и экономический механизм управления.

«Известные управленческие концепции организационного развития носят, как правило, выраженный замкнутый и, соответственно, ограниченный характер. Описывая достаточно подробным образом условия и особенности внутренних стадий и кризисов процесса развития, они опираются в своем содержании на циклический характер длительных изменений в организации, но при этом не характеризуют факторы, влияющие на тот или иной исход по завершению внутреннего цикла и определяющие условия развития на последующих циклах»[3].

В качестве основы, базиса организационно-распорядительного механизма выступают властные полномочия, имеющие, преимущественно, институциональный характер. Главенствующим звеном механизма управления, по-видимому, являются институты. Отношения собственности, миссия организации, воля учредителей, делегирование полномочий – краеугольные камни этого фундамента. В отношении технических механизмов оперируют «обусловленностью положения тел» и различными «степенями свободы» каждого звена механизма, которые жестко детерминированы. В социально-экономических системах такую детерминированность обеспечить сложно. Если механизм опосредует действия субъекта, то возможны искажения, ошибки, неверная трактовка исполнителями поступающих сигналов, команд, импульсов.

С этих позиций в менеджменте целесообразно выделять относительно «жесткие» и «мягкие» механизмы. «Жесткие» механизмы, по видимому, присущи структурам бюрократического типа, когда полномочия субъектов, регламенты, процедуры практически не оставляют пространства для отклонений от предписанного поведения. Наличие любых отклонений в таких условиях служит признаком оппортунистического поведения исполнителя.

Роль экономического механизма в таких условиях – стимулирование соблюдения регламентов и минимизация «оппортунизма» среди субъектов системы, с помощью экономических воздействий.

В структурах органического типа, ориентированных в большей степени на результат, чем на процесс, простор для самостоятельных действий исполнителей значительно шире. Структура экономического механизма, таким образом, зависит от типа организационной структуры, стиля управления, уровня организационной культуры.

Научный и практический интерес представляет исследование роли экономических и организационно-распорядительных механизмов в формировании преимущественно «автоматического» и «ручного» управления системой. Позиция автора такова: чем четче выстроены механизмы управления (при условии их адекватности параметрам самой системы), тем меньше необходимость «ручного» управления.

С точки зрения устойчивости развития системы, рассматриваемые механизмы должны быть сбалансированы на любом этапе. Однако этот баланс не может быть неизменным.

Ключевой термин здесь – методы принятия решений. Рационально сформированные механизмы позволяют сделать большинство решений «запрограммированными», оставляя место для «непрограммированных» решений только в атипичных, не предусмотренных регламентами обстоятельствах.

Вероятно, что на первых этапах жизненного цикла системы («энтузиазм участников», «давай-давай» - по Л.Грейнеру, И.Адизесу), на пути от хаоса к порядку, «ручное» управление у большинства предпринимателей преобладает. И напротив, по мере роста масштабов бизнеса, формализации управления, найма профессиональных менеджеров, роль механизмов и соответствующих регламентов возрастает, достигая своего пика в устоявшихся бюрократизированных системах, с жесткой регламентацией процессов и функционалом структур.

Дальнейшего исследования требует структура экономического механизма, его компонентов, набор которых, по-видимому, универсален, но во многом зависит от вида деятельности предприятия, специфики отрасли.

Создавая свой бизнес, предприниматель в той или иной степени оценивает открывающиеся возможности и угрозы, пытаясь оптимизировать «внутреннюю среду» бизнеса в предлагаемых обстоятельствах. Вместе с тем, «удержать» предпринимателя в конкретном бизнесе может только приемлемый (в соотношении с альтернативами) уровень доходности (точнее – рентабельности капитала, в наших условиях – с учетом скрытых денежных потоков).

Именно этот уровень является основным элементом одного из механизмов «эндогенного» типа – механизма мотивации предпринимателя. Рассмотрим подробнее действие такого механизма на примере розничной (мелкооптовой) торговли.

Низкие барьеры входа, возможность работы с потоками наличных денег, иные факторы обусловили привлекательность для предпринимателей розничной и мелкооптовой торговли. В экономической литературе, по нашему мнению, недостаточно внимания уделено изучению экономического механизма этой деятельности, особенно с позиций интересов потребителей, клиентов, реакция которых на предложение предпринимателя, в конечном счете, определяет саму возможность его функционирования и развития на локальном рынке (рис.3).

Предлагаемая дескриптивная модель позволяет детерминировать отдельные параметры процессов закупки товаров потребителями в индивидуальном порядке, и «с помощью» предпринимателя, занимающегося в данном поселении розничной или мелкооптовой торговлей, обосновать целесообразность функционирования его бизнеса.

 

 


Рисунок 3 Влияние параметров экономического механизма предпринимательства в торговле с позиций интересов потребителей
Рынок
Конъюнктура
Динамика цен
Инфраструктура
РИСКИ
ВЫБОР
  Потребители
Доходы
Предпочтения
Поведение
Предприниматель (мелкий опт и розница)
Масштабы
Логистика
Ценообразование
Вариация соотношения цен и затрат, определяющих выгоду потребителей
S[S(BPp – BPs) + S(GSp – GSs) ]<SMU
S[S(BPp – BPs) + S(GSp – GSs) ]>SMU
Последствия
Сокращение клиентской базы предпринимателя
Уменьшение объемов реализации товаров
  Недостаток средств для воспроизводства ресурсов
Расширение клиентской базы предпринимателя
Увеличение объемов реализации товаров
Наличие средств для воспроизводства ресурсов
S CPs³S CPp
S CPs<S CPp

Основное неравенство, определяющее экономическую целесообразность деятельности предпринимателя – по сути, профессионального коммерсанта, торгового посредника – по закупке и реализации потребительских товаров для домашних хозяйств:

(1)

Потребительские цены (СР) – представляют собой совокупные затраты, связанные с приобретением товаров – при индивидуальных закупках потребителем состоят из двух основных элементов: покупных цен (BP) и издержек потребления, в том числе расходов по доставке товаров (GS):

(2)

Потребительские цены, они же – розничные (или мелкооптовые) цены предпринимателя – при оптовых закупках состоят из двух элементов: покупных цен и торговой надбавки (MU).

(3)

Основное неравенство (1) может быть соблюдено при следующих условиях.

Во-первых, цены при оптовых закупках товаров ниже, чем цены при индивидуальных закупках тех же товаров:

(4)

Во-вторых, удельные расходы при оптовой доставке товаров ниже, чем при индивидуальной доставке тех же товаров:

(5)

В-третьих, размер торговой надбавки предпринимателя должен быть достаточным для покрытия всех издержек обращения, включая расходы по доставке товаров:

(6)

где:

i=1,2,..., m — сопоставимый по ассортименту и качеству набор потребительских товаров;

– потребительские цены – то есть совокупные затраты, связанные с приобретением товаров — при индивидуальных закупках потребителем;

– потребительские цены, они же розничные (или мелкооптовые) цены предпринимателя – при оптовых закупках товаров;

– покупные цены при индивидуальных закупках;

– покупные цены при оптовых закупках;

– издержки потребления, расходы потребителей по доставке товаров и сопряженные с ними, при индивидуальных закупках;

– расходы предпринимателя по доставке товаров, логистике, товароснабжению, и сопряженные с ними, при оптовых закупках;

– торговая надбавка предпринимателя.

 

Жизнеспособность бизнеса предпринимателя – торгового посредника, в экономическом смысле определяется двумя основными положениями: во-первых, его участие в продвижении товаров должно быть выгодным для бизнесмена и потребителей (то есть увеличивающим полезность), во-вторых, предприятие (бизнес, в том числе без образования юридического лица) в долгосрочном плане должно быть финансово устойчивым.

Деятельность предпринимателя, занимающегося исключительно торговлей, целесообразна только в том случае, когда издержки, совокупные затраты потребителей, связанные с индивидуальным приобретением товаров, оказываются выше, чем «с помощью» предпринимателя – профессионала в данном виде деятельности.

Территориально локальные рынки заполняются бизнесом по принципу убывания доходности – сначала наиболее привлекательные (мегаполисы, крупные города), затем – все менее привлекательные (по емкости рынка), вплоть до мелких, отдаленных поселений. Число конкурентов на локальном рынке постепенно возрастает, ценовая конкуренция, во многих случаях, приводит к необходимости сдерживания роста цен индивидуальных агентов рынка.

Условие (6) соблюдения основного неравенства предполагает, что размер торговой надбавки предпринимателя должен быть достаточным для покрытия всех издержек обращения, включая расходы по доставке товаров, в ином случае торговая деятельность становится убыточной, и ставит под угрозу воспроизводство ресурсов и жизнеспособность бизнеса. Предложенная модель показывает, что это не всегда так. Необходимо учитывать «минимально необходимую» для удержания предпринимателя в этой отрасли прибыль.

В этой связи появляется дополнительное условие: экономия, определяемая масштабом бизнеса – в данном случае в отношении закупочных цен – должна превышать сумму затрат, которые берет на себя предприниматель, реализуя товары в мелких и отдаленных поселениях по средним ценам, без учета повышенных затрат.

 

S[S(BPp – BPs) + S (GSp – GSs) ]>S MU (7)

 

Для поиска оптимальной точки необходимо оценить предельные доходы (цена последней проданной единицы товара) и предельные затраты не по отдельной ассортиментной позиции, а по всему ассортименту реализуемых предпринимателем товаров.

В практическом смысле это означает, что воспроизводство ресурсов предпринимателя и долговременное существование его бизнеса зависит не столько от размера прибыли как разности совокупных доходов, налогов и затрат по разовым сделкам, по отдельным разновидностям товаров, сколько от лояльности потребителей, расширения (или сокращения) клиентской базы. Ее воспроизводство можно охарактеризовать наличием следующей логической цепи: создание прямой и косвенной выгоды (дополнительной полезности) для уже «завоеванных» потребителей позволяет увеличить масштабы бизнеса, что в свою очередь увеличивает выгоды и привлекает новых потребителей.

Следует отметить, что фактически подобный механизм мотивации предпринимателя нельзя в полной мере считать внутренним, «эндогенным», так как он формируется «на стыке» управляемых (цена, к примеру) и неуправляемых (число конкурентов на данном локальном рынке, доходность альтернативных видов деятельности, к примеру) переменных. Здесь заметную роль играют параметры рынка, стихийно формирующиеся в предложенных государством рамках (конкурентная среда и проч.)

Поэтому в прикладном смысле, вместо пары «экзогенные – эндогенные» переменные, в определенных случаях, связанных с моделированием действия экономических механизмов, по нашему мнению, целесообразно рассматривать пару «прескриптивные – дескриптивные» механизмы.

На макроуровне механизмы «прескриптивного» типа формируют желаемую, с позиций государства, модель поведения «идеального» предпринимателя. Идеальный предприниматель воспринимается как абсолютно лояльный, законопослушный бизнесмен, отрицающий возможность оппортунистического (отличающегося от предписанного) поведения.

На уровне предприятия механизмы прескриптивного типа призваны формировать модель желаемого поведения персонала, исполнителей, подсистем, регламентировать и стимулировать «правильные», с точки зрения предпринимателя, действия.

В качестве примера приведем модель развития бизнеса, обеспечивающую «императив» устойчивости.

Менеджмент функционирует «на стыке» объективного и субъективного. Императив, в этом контексте, можно понимать двояко, как: а) субъективное требование лица, принимающего решения; б) объективное (вне-личностное) принуждение. Устойчивость развития организаций, являющаяся актуальной в условиях кризиса целей управления, представляет собой, на наш взгляд, «гипотетический» императив (в отличие от «категорического»).

В наиболее широком, глобальном смысле устойчивым принято считать развитие, при котором нынешние поколения удовлетворяют свои потребности, сохраняя возможность будущих поколений удовлетворять свои потребности. В самой сути устойчивого развития заложена «футуризация», работа на будущее[4]. В этом смысле, «категоричность» императива (его безусловность) имеет социально-этический характер.

Однако, в прикладном смысле это императив «гипотетический», так как для обеспечения устойчивого роста необходимы определенные условия, в первую очередь – условия обеспечения пропорциональности на макро, мезо, микро уровне. Отсутствие подобных условий может стать причиной «невыполнения» рационального требования.

В наиболее общем виде термин «пропорция» означает «соразмер-ность»[5]. В энциклопедическом словаре «пропорция» характеризуется как «определенное соотношение частей целого между собой». Термин имеет латинское происхождение: proportio – это математическое равенство между двумя отношениями четырех величин[6]. Пропорциональность рассматривается как простейший вид функциональной зависимости, следовательно, имеет детерминированный характер, и поэтому во-многом свойственна «рациональной» модели принятия решений.

В словаре иностранных слов термин «пропорциональный» (proportionalis) рассматривается несколько шире: «имеющий правильное соотношение частей с целым, соразмерный, соответственный, находящийся в определенном отношении к какой-то величине»[7]. В некоторых источниках «пропорциональность» рассматривается не по отношению к двум независимым переменным, а по отношению частей с целым. Так, в логическом словаре-справочнике указано: «пропорциональный – имеющий правильное соотношение частей с целым, находящиеся в определенном количественном соотношении». Таким образом, термин зачастую используется для характеристики количественного соотношения двух независимых переменных или для характеристики соразмерности двух или более частей одного целого.

Термин «пропорции» широко используется в экономике. В частности, в Большой советской энциклопедии рассматриваются «пропорции общественного воспроизводства – количественное соотношение, соразмерность частей сфер и подразделений общественного производства»[8].

В литературе экономические пропорции часто рассматриваются на макро уровне. Наиболее распространенными из них являются пропорции между совокупным спросом и совокупным предложением, производством и потреблением, накоплением и потреблением, конечным и промежуточным продуктом, производственной и непроизводственной сферой, между подразделениями общественного воспроизводства, и многие другие[9]. Кроме пропорций «в статике», в экономической литературе рассматриваются некоторые «динамические» пропорции, в частности, между темпами изменения заработной платы и темпами изменения объемов производства или между темпами прироста средней заработной платы и темпами прироста производительности труда.

«Статические» пропорции дискретны, они характеризуют соотношение двух переменных в данный момент времени. В частности, статические пропорции характеризуют относительные показатели финансовой устойчивости, платежеспособности организаций, ликвидности и пр. В то же время, «статические» пропорции, или диспропорции, возникают в результате каких-либо процессов, протекающих в течение интервала времени, находящегося между двумя наблюдениями – замерами – статических пропорций. Поэтому пропорциональность развития организации в динамике рассматривается нами как предпосылка достижения пропорциональности организации в статике, существует и обратная связь.

Рассмотрение пропорций может быть связано как с ресурсами, так и с затратами, а также «на стыке» между ними (к примеру, «приведенные затраты»). Соответственно, пропорции могут иметь выраженный ресурсный, затратный или смешанный характер.

Внутренние пропорции предприятия, формируясь, в том числе, под влиянием экзогенных факторов, в свою очередь оказывают влияние на окружение, состояние более крупных, в том числе социальных, систем.

«Управление, включаясь в процесс изменения социальной системы, влияет на продление жизни сложной структуры и выступает аттрактором эволюции социальных систем, фиксирующим ценную для саморазвивающихся систем (природа, человек, общество, вселенная) информацию». Управление предприятием, в процессе его развития, выступает аттрактором устойчивости; фактором, определяющим устойчивое развитие. С.А.Лебедев определяет аттрактор как «структуру (функцию), задающую (определяющую) устойчивое состояние любой системы»[10].

Управляемый (поддающийся управлению) процесс можно рассматривать не только как цепь взаимосвязанных элементов и этапов (в рамках его декомпозиции), но и как совокупность внутренних и внешних условий, обеспечивающих организации один из вариантов развития.

«В условиях нестабильности и риска, задача субъекта управления состоит в том, чтобы максимизировать набор обстоятельств, которые он может контролировать, и минимизировать те обстоятельства, которые ему контролировать не удастся»[11]. Для этого аппарат управления должен располагать определенной базой для принятия рациональных решений, которая позволит соотносить различные варианты действий, и находить вариант, наиболее соответствующий целям.

Для формирования информационной базы разработки и принятия управленческих решений, по нашему мнению, необходима совокупность дескриптивных и прескриптивных моделей, позволяющая учесть множество ограничений, экзогенных и эндогенных факторов, ориентированная на оценку и обеспечение необходимых пропорций в развитии организации.

Дескриптивные модели, в этом контексте, могут повысить эффективность управления на основе получения структурированной информации о состоянии системы.

Е.В.Корчагина представила информационную модель оценки устойчивого развития компаний, которая «позволяет выявить разбалансированность динамики развития» и основана «науниверсальных принципах корпоративной ответственности перед заинтересованными сторонами (стейкхолдерами)»[12].

Предлагаемая Е.В.Корчагиной модель базируется на своде универсальных принципов корпоративной ответственности в деловой практике, а «также на формулировке миссии, ценностей, управленческих целей, направленных на достижение сбалансированного устойчивого развития, которые ставит перед собой компания». Используемые показатели основаны на построении дерева целей устойчивого развития. Дерево целей содержит цели, подцели нескольких уровней, которые отражают реализацию интересов групп стейкхолдеров и характеризуют устойчивость развития компании.

Модель представляет собой «методологический инструмент, описывающий общие рамки и направления социальной и экологической ответственности компаний, что повышает сравнимость действий различных компаний, принадлежащих к различным отраслям экономики». Однако, предлагаемая Е.В.Корчагиной модель, на наш взгляд, не позволяет оценить внутренние пропорции предприятия, что затрудняет ее использование в менеджменте.

Необходимость дескриптивных моделей связана с формированием информационной базы управленческих решений. Широкое распространение в новом тысячелетии получили стандарты и методики Global Reporting Initiative (GRI), разрабатывающей инструкции и алгоритмы формирования отчетности в области устойчивого развития[13].

Инструментом для оценки устойчивости развития являются индексы и индикаторы устойчивого развития. Индикаторами устойчивого развития GRI называет показатели, выводимые из первичной информации, и позволяющие судить о состоянии и/или изменениях параметров устойчивого развития. Индексы устойчивого развития – это комплексные показатели, получаемые в ходе агрегирования нескольких индикаторов.

Отчет по устойчивому развитию представляет собой платформу для отражения положительных и отрицательных сторон деятельности организации; сбора информации, которая может оказывать влияние на решения в области стратегии предпринимателя.

Отчет в области устойчивого развития, основанный на системе отчетности GRI, характеризует достигнутые результаты, а также последствия решений, наступившие на протяжении отчетного периода, в контексте обязательств предприятия, его стратегии.

Функционал отчетности GRI: сопоставление и оценка результативности в области устойчивого развития по отношению к законам, нормам, кодексам, стандартам результативности и добровольным инициативам; демонстрация влияния предприятия на ожидания в отношении устойчивого развития, а также влияния этих ожиданий на предприятие; сравнение результатов деятельности подразделений предприятия и иных предприятий, а также результатов деятельности в различные моменты времени.

Одним из преимуществ системы отчетности GRI является ее универсальность – возможность использования в качестве общепринятой системы отчетности в отношении экономических, экологических и социальных результатов деятельности предприятия.

Математическая модель устойчивого развития, построенная А.И.Луценко[14] на основе отчетов нескольких компаний в системе отчетности GRI, предназначена для определения индекса устойчивого развития и степени «гармонизации».

В результате анализа отчетов ряда крупных предприятий, А.И.Луценко выделил три группы показателей устойчивого развития, по следующим направлениям: экономическое, экологическое и социально-институциональное (табл.1).

 

 

Таблица 1

Показатели устойчивого развития предприятия

 

 

Показатели по группам Единицы измерения
Экономическое направление  
Объем продаж $ млн.
География поставок (ЧИСЛО стран) ЕД.
Уровень разнообразия продукции 1-5 баллов
Зависимость от поставщиков 1-5 баллов
Количество работников, нанятых среди местного населения % от общего кол-ва
Уровень общественной деятельности предприятия % от общей деятельности
Экологическое направление  
Общее количество потребленной энергии ГВт в год
Общее количество израсходованной воды тыс. т
Общее количество выбросов тыс. т в СО2 эквиваленте
Выбросы SOx т
Выбросы NOx т
Общее количество отходов и мусора тыс. т
Общее количество переработанных отходов и мусора тыс. т
Общее количество токсичных отходов тыс. т
Социально-институциональное направление  
Общее количество работников чел.
Количество серьезных травм на рабочем месте чел.
Уровень соблюдения гендерного равенства в рамках предприятия 1-5 баллов
Наличие лечебно-оздоровительных учреждений в рамках предприятия 1-5 баллов

 

Индексы определялись следующим образом:

= , i= , =1, (8)

где Ii - значение индекса устойчивого развития для i-го предприятия,

m - количество предприятий,

- вес j-ой составляющей индекса I,

n - количество составляющей,

xi,j - значение j-го показателя для i-го предприятия.

 

Такой выбор метода расчета интегрированных показателей предусматривает, что все показатели изменяются в одном диапазоне. А с учетом того, что все данные представлены в виде различных величин, проводится «нормировка показателей», после чего все значения, характеризующие то или иное предприятие, будут находиться в диапазоне от 0 до 1. Для нормировки использовалась следующая формула:

 

= , (9)

где – нормированное значение j-го показателя для i-го предприятия,

– среднее значение показателя в выборке,

– соответствующее стандартное отклонение.

При таком нормировании (9) худшие в ряду индексы оказываются приближенными к нулю, а лучшие – к единице.

А.И.Луценко полагает, что «ежегодная публикация отчетов и расчет общего агрегированного индекса устойчивого развития поможет четко отследить прошлые результаты и сделать адекватные будущие прогнозы, подобная отчетность поможет снизить нагрузку на окружающую среду, которую создает предприятие и увеличить социальную ответственность перед обществом».

По нашему мнению подход, предложенный А.И.Луценко, весьма интересен, и может быть апробирован в разных отраслях и регионах. Вместе с тем, возникает несколько вопросов, связанных с формированием модели, и ее практическим использованием.

В частности, сила рыночной власти поставщиков, к примеру, интересует А.И.Луценко значительно больше, чем отсутствующие в модели показатели производительности труда или средней заработной платы. Объем продаж – абсолютный показатель, на наш взгляд, хуже отражает «экономическое направление», чем доля компании в ВРП (валовом региональном продукте) или «доля локального рынка». Измерение таких «критериальных» показателей как «Уровень общественной деятельности предприятия» весьма проблематично, да и сам критерий «размыт».

Основной методологический недостаток модели, предложенный А.И.Луценко, по нашему мнению – субъективное взвешивание предложенных показателей.

«Присущие всем известным информационным моделям систем менеджмента устойчивого развития предприятия недостатки – чрезмерная общность рекомендаций, требующая адаптации к конкретным условиям деятельности предприятия и ее реорганизации без уверенности в результативности выполняемых преобразований, отсутствие объективных методов оценки их эффективности, отсутствие в них не только детерминированных, но и вероятностных связей исходных данных с миссией, политикой, стратегией, целями и задачами предприятия, с параметрами-индикаторами, характеризующими его деятельность»[15].

Для преодоления этих недостатков А.В.Сидорин разрабатывает методологию формирования математических моделей устойчивого развития предприятия, на основе использования различных параметров – индикаторов деятельности. По его мнению, математические модели деятельности предприятия позволят «разрабатывать эффективные системы менеджмента, обоснованно прогнозировать и планировать развитие предприятия и достижение конкурентоспособности».

Если проводить оценку устойчивости развития предприятия с позиции теории статики и динамики, то ее необходимо осуществлять по двум направлениям – с помощью показателей уровней и показателей, характеризующих тенденцию. А.В.Сидорин предлагает математическую модель деятельности предприятия «как совокупность соотношений между параметрами-индикаторами его деятельности и выбранной траекторией развития, состоящей из стационарного и динамического этапов».

Деятельность организации, в каждой точке траектории, А.В.Сидорин рассматривает как совокупность стационарных и динамических процессов (рис.4).

«Под стационарным состоянием в развитии предприятия понимается состояние, характеризуемое стабильными значениями показателей-индикаторов деятельности предприятия: таких как, например, объем выпускаемой продукции, выход годной продукции, количество рекламаций, прибыль и др.

 

t1
t0
W
Wn1
Wn0
t

t
Рисунок 4 Траектория развития предприятия как результат изменения его ресурсных возможностей

 

Изменение значений показателей-индикаторов деятельности предприятия с некоторой закономерностью и отход от стационарного состояния – динамическая компонента в траектории деятельности предприятия. Стационарное состояние в развитии предприятия обеспечивается совокупными ресурсами предприятия Wn. На рис.4 – состояние в интервале от 0 < t< t0 соответствует значению Wn0 совокупных ресурсов предприятия, определяющих его возможности в выбранном направлении деятельности. Для изменения стационарного состояния и перехода в динамическое состояние необходимы дополнительные совокупные ресурсы предприятия Wv. На рис.4 – это траектория изменения состояния в деятельности в интервале t0< t< t1».

Сложение совокупных ресурсов стационарного и динамически изменяющегося состояния обеспечивает выход предприятия на более высокий уровень своего потенциала. При этом возможно продолжение той же траектории движения (сплошная линия в интервале t1>0), либо фиксация достигнутого состояния, и переход в «стационарный» режим на более высоком уровне своих возможностей (штриховая линия в интервале t1>0):

Wv+ Wn0= Wn1. (10)

А.В.Сидорин разработал модели устойчивого развития предприятия по индикаторам «Объем выпускаемой продукции», «Прибыль предприятия», «Выход годной продукции». Динамика изменения во времени t каждого из них (либо интегрального показателя эффективности), начиная с некоторого момента t0, предлагается представить следующим выражением:

P(t) = P0 + k*tn, (11)

где P0 - значение одного из показателей - индикаторов деятельности предприятия, их совокупности, или некоторого интегрального анализируемого показателя деятельности предприятия в момент времени t0 , соответствующего началу анализа его деятельности;

k - фактор интенсивности развития, или интенсивности изменения значения параметра P во времени;

n - индекс линейности изменения параметра P во времени.

При нормировании к P0 формула (4) примет вид:

= 1 + *tn. (12)

Начиная с некоторого значения показателя P0 и с некоторого момента времени (например, после одного года работы предприятия, t=1) в течение последующих десяти лет можно рассматривать перспективу развития предприятия по одной из возможных траекторий: линейной (n=1), нелинейной растущей (n > 1) и нелинейной убывающей (0 < n < 1).

Как считает А.В.Сидорин, его модель позволяет определить соответствие характера и темпов изменения показателей деятельности предприятия запланированным - линейному (n=0), развивающемуся (n 0), деградирующему (n 0). Можно также «задать требуемые для ki и n значения с тем, чтобы добиться соответствия условиям обеспечения конкурентоспособности стратегии устойчивого развития предприятия. Этим возможности такого феноменологического подхода к анализу деятельности предприятия ограничиваются».

На наш взгляд, модель устойчивого развития предприятия, разработанная А.В.Сидориным, весьма интересна, отличается научной новизной и высоким практическим значением. Ее основное достоинство, на наш взгляд – возможность интегрировать пропорции развития «в статике» и «в динамике».

Вместе с тем, набор параметров-индикаторов («Объем выпускаемой продукции», «Прибыль предприятия», «Выход годной продукции») представляется нам спорным, нуждающимся в корректировке и дополнении.

В перспективе, с позиций дальнейших исследований в предложенном А.В.Сидориным направлении, научный интерес представляют статистические исследования. Прогнозируемую траекторию развития можно задавать с помощью соответствующей функции (модели), однако проверить ее адекватность можно лишь по тренду, по уравнению кривой ряда динамики соответствующего показателя.

Устойчиво воспроизводимый результат может быть получен устойчиво воспроизводимым взаимодействием — в этом смысл существования императива в управлении. В этом контексте цель социально-экономической системы – создание и удержание соответствующих стандартов, норм, пропорций в статике и динамике.

«Императив» устойчивости бизнеса нацеливает предпринимателя на построение специфических механизмов «прескриптивного» типа. Однако основой для их формирования могут быть только модели «дескриптивного» типа, основанные на эмпирике.

Экономические механизмы призваны сформировать систему приоритетов и поддерживать функцию опережающего воздействия управляющей подсистемы на управляемую. Суть предложенной концепции состоит в том, что она позволяет предвидеть проблемные ситуации и возможности их преодоления, иметь разработанные сценарии, алгоритмы поведения.

Предлагаемый подход базируется на выделении ряда задач «пропорционального развития» и соответствующих групп моделей (ГМ): обеспечение сбалансированности источников и ресурсов, обеспечение сбалансированности ресурсов и объемов деятельности, обеспечение сбалансированности доходов и затрат; обеспечение сбалансированности средств, направляемых на цели потребления и накопления. В рамках решения этих концептуальных задач необходимо обеспечить сопоставимость предметных областей, концептов, инструментария, а также предусмотреть конвертацию результатов моделирования, согласование входов-выходов конкретных моделей (рис.5).

Первоначально следует выделить концепты частного характера: входные и выходные потоки, запасы, переменные и постоянные затраты, статические и динамические пропорции, индикаторы, нормативы. На этой основе, путем когнитивной оценки повторов, необходимо выявить общие концепты: цели, ресурсы, результаты, с последующим уточнением дефиниций. Концепты каждой предметной области и совокупности моделей в целом образуют специфический механизм.

 


Дескриптивные модели развития
Балансы
Бюджеты
Индикаторы финансовой устойчивости
Детерминанты
экзогенного характера эндогенного характера
Ограничения
экзогенного характера эндогенного характера
L t1UKDXHTtVBSKC5JzEtJzMnPS7VVqkwtVrK34+UCAAAA//8DAFBLAwQUAAYACAAAACEAlHdBocUA AADcAAAADwAAAGRycy9kb3ducmV2LnhtbESPQWvCQBSE7wX/w/KE3upGW4qk2YgIUumhaFKKx0f2 mY1m38bsVtN/7xaEHoeZ+YbJFoNtxYV63zhWMJ0kIIgrpxuuFXyV66c5CB+QNbaOScEveVjko4cM U+2uvKNLEWoRIexTVGBC6FIpfWXIop+4jjh6B9dbDFH2tdQ9XiPctnKWJK/SYsNxwWBHK0PVqfix CsJnYbA86l1j64/z99rtN+/bvVKP42H5BiLQEP7D9/ZGK5g/v8DfmXgEZH4DAAD//wMAUEsBAi0A FAAGAAgAAAAhAPD3irv9AAAA4gEAABMAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAFtDb250ZW50X1R5cGVzXS54 bWxQSwECLQAUAAYACAAAACEAMd1fYdIAAACPAQAACwAAAAAAAAAAAAAAAAAuAQAAX3JlbHMvLnJl bHNQSwECLQAUAAYACAAAACEAMy8FnkEAAAA5AAAAEAAAAAAAAAAAAAAAAAApAgAAZHJzL3NoYXBl eG1sLnhtbFBLAQItABQABgAIAAAAIQCUd0GhxQAAANwAAAAPAAAAAAAAAAAAAAAAAJgCAABkcnMv ZG93bnJldi54bWxQSwUGAAAAAAQABAD1AAAAigMAAAAA " adj="3103" strokeweight="3pt">
Концепты   общие частные
Связи   детерминированного типа стохастического типа
Институты
Регламенты, алгоритмы
Стандарты, нормативы
Прескриптивные модели развития
ГМ3. Обеспечение сбалансированности доходов и затрат
Конвертация результатов моделирования.   Согласование входов-выходов моделей
ГМ2. Обеспечение сбалансированности ресурсов и объемов деятельности
ГМ1. Обеспечение сбалансированности источников и ресурсов
ГМ4. Обеспечение сбалансированности потребления и накопления

 


Рисунок 5 Устойчивость развития бизнеса: взаимосвязь групп моделей (ГМ) дескриптивного и прескриптивного типа


Каждый из концептов должен быть выражен группой признаков, поддающихся измерению. Выработка и реализация этой концепции позволяет систематизировать экономическую работу, обеспечить менеджмент четкими ориентирами, обеспечить сбалансированное развитие источников, ресурсов, объемов и результатов предприятия. Дескриптивные модели позволяют осуществлять «управление по отклонениям», прескриптивные – «управление по целям», а их комплексное применение обеспечивает «управление по результатам» (точнее – по индикаторам результативности).

Для устойчивого развития особенно важно удержание норм и стандартов, что повышает роль детерминированных моделей, особенно «сбалансированной системы показателей» и «ключевых показателей эффективности», позволяющих рассматривать отдельные пропорции на разных уровнях управления, в том числе по центрам ответственности, а также – центрам доходов и затрат.

Главное в предлагаемой концепции – она способна обеспечить адекватность способов представления информации во всей совокупности решаемых задач по формированию траектории устойчивого развития предприятия.

Для практического достижения сбалансированности ресурсов и затрат, активов и пассивов предприятия, их отдельных частей, достигнутой умозрительно, необходимы соответствующие экономические механизмы «низшего» уровня.

Рассмотрим структуру и функционирование одного из таких механизмов «эндогенного» типа, позволяющего обеспечить баланс инвестиционных возможностей и потребностей предпринимателя (рис.6).

Развитие экономических субъектов во многом базируется на капиталовложениях. Одна из основных трудностей в этой сфере состоит в нередко наблюдающемся дисбалансе: доступные финансовые источники не покрывают все инвестиционные потребности бизнеса. Это особенное актуально в период преодоления последствий глобального финансового кризиса, когда долгосрочные кредитные ресурсы доступны не всем экономическим субъектам, и весьма недешевы, особенно в нашей стране, в силу высокой инфляции.

Недостаточность капитальных вложений приводит к увеличению степени износа основных фондов, что вызывает увеличение издержек, связанных с эксплуатацией зданий, техники, оборудования, приводит к снижению производительности, качества продукции. Капиталовложения необходимы как для решения задач инерционного, так и инновационного роста. В первом случае они необходимы для наращивания факторов производства, во втором – для разработки или приобретения новых технологий, их внедрения и использования.

 


 

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ ЭНДОГЕННОГО ТИПА
ПЕРСПЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА ПОТРЕБНОСТЕЙ
Увеличение собственных оборотных средств
Капитальные вложения
Инвестиции в труд
  Результаты итераций
ПЕРСПЕКТИВНАЯ ОЦЕНКА РЕСУРСОВ
Амортизация (варианты)
Нераспределенная прибыль
Годовая прибыль (вероятностная оценка)
Итого внутренние ресурсы инвестирования SSi
ИТЕРАЦИИ
Доступность и цена привлечения внешних источников (варианты)
Варианты уменьшения S Ni
Варианты увеличения S Si
Если S Ni >S Si
Если S Ni£S Si
Разработка инвестиционных программ
Бюджетирование; планирование платежей
Оценка окупаемости проектов; дисконтирование
  Проектирование
Поэтапная реализация проектов
Корректировка инвестиционных программ
Итого инвестиционные потребности SNi
Рисунок 6 Процесс согласования инвестиционных возможностей и потребностей предприятия в структуре экономического механизма «эндогенного» типа

 

 

Капиталовложения в основные фонды, как известно, не дают моментальной отдачи, срок их окупаемости измеряется годами. В условиях экономической нестабильности такие инвестиции сопряжены с риском. Финансовый кризис оказывает существенное влияние на инвестиционную активность экономических субъектов, обусловливает структурные сдвиги между различными источниками инвестиций и направлениями их использования. В этой связи особую роль в предпринимательстве играет процесс согласования инвестиционных возможностей и потребностей.

Особенность рассматриваемого механизма «эндогенного» типа состоит, во-первых, в применении метода итераций – многократных повторов, «проигрывания» вариантов с измененными параметрами, во-вторых, в осуществлении шагов «встречного» характера, позволяющих сбалансировать потребности и возможности предпринимателя.

На первом этапе процедур согласования необходимо оценить внутренние инвестиционные возможности на планируемый период и, одновременно, проработать различные направления капиталовложений. В случае, если инвестиционные потребности превышают возможности – это наиболее распространенная и естественная ситуация – необходимо изучить возможности привлечения внешних источников инвестирования, а также осуществить ряд итераций, позволяющих сбалансировать ресурсы и потребности. Особую важность процедура согласования имеет применительно к различным участникам процесса – функциональным подразделениям, отраслевым структурам, интересы которых не всегда совпадают, а зачастую находятся в противоречии между собой.

Алгоритм включает в себя ряд этапов: оценки ожидаемого размера амортизации и прибыли, направляемой на цели накопления; обоснования оптимального распределения капиталовложений по видам основных средств; оценки окупаемости капиталовложений.

Источником чистых инвестиций является прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия после уплаты налогов и других обязательных платежей. Другим источником инвестиций служат амортизационные отчисления, включаемые в состав текущих затрат и относимые на результаты хозяйственной деятельности до налогообложения. Валовые или совокупные инвестиции представляют собой сумму средств, вкладываемых в развитие как за счет прибыли, так и за счет амортизации.

Амортизационная политика оказывает непосредственное влияние на выгодность замещения труда и капитала, так как изменяет цену капитала, измеряемую по удельным затратам основных и оборотных средств. Если результативность инвестиций оценивать с позиций повышения производительности труда и капитала, необходимо учитывать влияние этого фактора. Существует и обратная связь: с увеличением капиталовложений возрастает сумма амортизации, соответственно снижается норма текущей прибыли, что также должно быть учтено при проведении анализа. Таким образом, срок эксплуатации основных фондов и срок окупаемости капиталовложений связаны и могут рассматриваться как в качестве факторного, так и результативного признака.

Процесс планирования капитальных вложений должен основываться как на генетическом, так и на целевом подходе к разработке планов. Генетический метод наиболее адекватен для планирования инвестиционных возможностей предприятия. Целевой метод в большей степени соответствует потребностям распределения капитальных вложений.

Прогнозирование прибыли, как источника капитальных вложений, содержит в себе два укрупненных блока. Первый из них связан с оценкой ожидаемого уровня доходов, издержек, размера налоговых выплат. Второй отражает экономическую политику предприятия в сфере накопления и потребления: соотношение прибыли и зарплаты , структура доходов и т.п. Темпы развития предприятия зависит не только от нормы прибыли, но и от доли накопления в общей массе прибыли. На этом этапе проявляется не только генетический, но и целевой подход к планированию: необходимо оценить потребность в капиталовложениях с позиции жизненного цикла видов деятельности, продуктов и объектов с учетом избранных приоритетов. Во многом управленческие решения на этом этапе зависят от сложившихся и ожидаемых показателей фондорентабельности.

Оценка ожидаемой эффективности капиталовложений ориентирована на результаты, которые принесут вложенные средства. Чтобы привести показатели выплат и поступлений, приходящихся на разные периоды инвестиционного цикла к сопоставимому по времени виду, применяют метод оценки дисконтированной стоимости.

Необходимо учитывать, что одним из факторов, обеспечивающих эффективность капиталовложений, является позитивное воздействие инвестиций на величину эксплуатационных издержек. Это воздействие может выражаться в повышении величины покрытия (как следствие роста объемов), или в снижении издержек (следствие модернизации производства).

Таким образом, экономический механизм согласования инвестиционных возможностей и потребностей организации создает предпосылки для планомерного распределения капиталовложений по видам основных средств, с учетом имеющихся ограничений.

Таким образом, формирование и функционирование экономических механизмов разного уровня позволяет предпринимателю конкретизировать цели и пути их достижения, обеспечить синтез стратегического планирования и операционного управления.

У многих предпринимателей формализованная стратегия либо вовсе отсутствует, либо она оторвана от внутрифирменных стандартов; операционное управление существует обособленно, рутинная практика операционной деятельности осуществляется «вне стратегического поля». На наш взгляд, нельзя рассматривать стратегическое планирование как некий оторванный от ежедневной работы набор инструментов, необходимо позаботиться о том, чтобы стратегия, программы долгосрочного развития были реализованы в конкретных проектах, от планирования до исполнения.

Стратегия развития нуждается в экономическом обосновании по следующим позициям: выбор приоритетных видов деятельности на длительную перспективу, определение основных параметров их жизненного цикла, оценка потребности в инвестициях, с учетом фактора времени и, наконец, оценка экономической эффективности инвестиций. Эта работа затруднена наличием так называемого «фактора неопределенности» – резко возрастает риск принятия ошибочных решений в жизненно важных для организации вопросах развития. Поэтому экономические механизмы «эндогенного» типа выходят на первый план.

Использование совокупности экономических механизмов разного уровня, в сложной и подвижной среде, поможет предпринимателям получать более высокие результаты, применяя «лучшие практики» в экономической работе.

 

Литература

 

1. Саликов Ю.А., Булгакова И.Н. Совершенствование модели развития социально-экономических систем // Современная экономика: проблемы и решения, №2 (2) -2010

2. Артоболевский И.И. Механизмы в современной технике, т.1, Механизм, 1970 – С.71.

3. Стратегия-2020: новая модель роста – новая социальная политика. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 г. Режим доступа: http://2020strategy.ru/

4. О'Шонесси Д. Принципы организации управления фирмой. М.: Прогресс, 1979 - 420 с.

5. Кузнецов И.А. К вопросу о структуре механизма муниципального управления в ЖКХ // Региональная экономика и управление, 2007. - №1 (09) - С.67-77

6. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка

7. Краткий этимологический словарь математических терминов

8. Словарь иностранных слов. Режим доступа: http://www.classes.ru/all-russian/dictionary-foreign-term-10840.htm

9. Большая Советская энциклопедия. Режим доступа: bse-soviet-encyclopedia

10. Технический словарь. Т.6. Режим доступа: http://www.ai08.org

11. Global Reporting Initiative (GRI). Корпоративныйсайт - www.globalreporting.org

12. Иванкина Л.И. Модель устойчивого развития как модель управляемой социальной устойчивости // Теория и практика общественного развития №7 2012, с. 18-23. - Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-7-2012/philosophy/ivankina.pdf, свободный.

13. Корчагина Е.В. Разработка модели анализа устойчивого развития компании // Проблемы современной экономики №4 (40) 2011. - Режим доступа: http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3804, свободный.

14. Лебедев С.А. Философия науки: Словарь основных терминов. — М.: Академический Проект, 2004. — 320 с. (Серия «Gaudeamus»)

15. Лебедев С.А.. Философский глоссарий.

16. Луценко А. И. Показатели устойчивого развития крупного предприятия и их связь с оценками GRI // Молодой ученый. — 2011. — №5. Т.1. — с. 207-209

17. Сидорин А.В. Математическая модель устойчивого развития предприятия // Интернет-журнал «Науковедение» №3 2012. - Режим доступа:http://naukovedenie.ru/sbornik12/12-17.pdf, свободный.

18. GE Citizenship. GRI Index, 2009 – Режимдоступа: https://www.globalreporting.org.

 






Дата добавления: 2015-06-15; просмотров: 390. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.213 сек.) русская версия | украинская версия