Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Через препятствия





 

Обычно я не особо распространяюсь о своей личной жиз­ни вне работы с Крайоном. Подобное выглядит почти как нарушение прав, когда вы читаете книгу Крайона и вы­нуждены продираться через рассказ автора о самом себе. Я стараюсь упоминать только о том, что, по моему мне­нию, может быть интересно читателям Крайона. Тем не менее я хочу отклониться от этого правила, потому что некоторые события 2004 и 2005 годов напрямую связаны с Крайоном, и о них вы можете узнать далее в этой книге.

Крайон (с моего разрешения) часто помещает меня в различные ситуации, которые проверяют мою реакцию на них. Мне не больше вашего нравятся ситуации, когда мы понимаем, что прошли через нечто неприятное, что в ито­ге сделало нас сильнее. В христианском писании (Книга Притчей Соломоновых, 27:17) сказано: «Железо жежлезо острит», и именно это я имею в виду. Я давно понял, что не смогу ездить по миру, выполняя свою работу, и не столкнуться с некоторыми драматичными сторонами жиз­ни, как и любой другой. У меня нет иммунитета ни к одной неприятной жизненной ситуации, и я использую для ра­боты с ними ту информацию, которую передаю людям на ченнелингах. Но обычно я не пишу о них, и не рассказы­ваю, как я с ними справлялся.

В конце 2004 года, завершая поездку по Австрии, я знал, что у меня неприятности. Я летел домой в самолете и почувствовал, что у меня болит грудь. Я не мог нормально дышать без боли, я не был голоден и находился в физиче­ском утомлении. Я поделился только с теми, кто должен был об этом знать и понимал симптомы. Мне нужно было как можно скорее пойти к кардиологу.

Ничто так не пробуждает нас, как осознание своей смертности. Хотя мое мышление и отношение к миру соответствуют молодости, мое тело все равно вынуждено проходить через общие для веек нас стадии. На одной из этих стадий ты по-настоящему понимаешь и осознаешь, что ты не вечен. Это звучит забавно, но если бы спросили меня, когда мне было 30, я бы обнаружил совершенно иное отношение к своей долговечности. Тогда это было для меня как очень отдаленное будущее, если я вообще задумывался над этим. Какие были времена!

Сердечные заболевания убивают больше американцев, чем что-либо другое; ежегодно 28 процентов смертей в США связаны с сердцем. Они обходят даже раковые заболевания и автокатастрофы. Это причина смерти номер один в США, и она «специфична» для США. В Европе, Латинской Америке или на Ближнем Востоке эта проблема не достигает таких масштабов, как в США. Это американская проблема, носящая почти эпидемический характер. Не говорите об этом нашим противникам. Узнай они это, терроризм исчезнет. Врагам нужно будет лишь рекламировать фаст-фуд и ждать, пока жители Северной Америки пе начнут умирать от ожирения в раннем возрасте.

Мы все знаем причины этого, но не можем легко изменить положение. Наша пища плохая... по-настоящему плохая. Практически все, что в красивой упаковке мы видим в супермаркетах, вредит нашему телу, даже консервы. Это не новость для тех многих из вас, кто изучает этот вопрос. Дело в том, что практически нет свежих продуктов, а упор делается на вкусовые качества и увеличение срока хранения, а не на пищевую ценность. В результате пища медленно засоряет наши сосуды, и ״ штучки» американских технологий и потребления медленно убивают нас.

Исследования ясно указывают на это, и в Европе даже грузные итальянцы, всю свою жизнь питающиеся мака­ронными изделиями, умирают с чистыми, не засоренными сосудами. Американцы же начинают забивать свои со­суды уже на четвертом десятке лет, как показывают ис­следования. Я помню, как одним угром в Мюнхене мы за­шли в ресторан, и принимавшая нашу группу в Германии Ханна увидела, как я глотаю свои пилюли (около 20 штук). Все эти биодобавки, антиоксиданты, вещества для повы­шения уровня гомоцистина, витамины и минералы и т. д. Она рассмеялась и сказала: «Как же это по-американски!» Я чуть не растерял таблетки, так сильно хохотал. Она была совершенно права!

Мы, американцы, очень неблагополучны в плане пи­тания! Европейцы совершенно не нуждаются во многих тех препаратах, которые действительно сохраняют жизнь некоторым из нас. Весь состав пищи европейцев значи­тельно отличается от нашего. Если вы бывали в Европе и пробовали их пишу, то вы точно знаете, о чем я говорю. Свежее, свежее и еще раз свежее! Практически нет замо­роженных продуктов, и без всякой химии (если, разумеет­ся, вы не питаетесь в одном популярном ресторане фаст-фуда с большой буквой «М» над входом). Похоже, что наш самый большой вклад и наш крупнейший экспорт в Евро­пу — нездоровая пища!

Большая часть продуктов у них по своей структуре ор­ганическая. Велика вероятность, что продукт еще вчера рос на грядке, и впервые его помыли в раковине на кухне ресторана перед отправкой на стол клиенту. Также боль­шая часть блюд была приготовлена за несколько часов перед употреблением и подачей на стол вместе с вином... натуральным детоксикатором крови (я же с этой целью принимаю экстракт виноградных семечек).

Я пошел к врачу, зная, с чем мне придется столкнуться после долгих лет приема плохой пищи — я был инженером, глотавшим фаст-фуд из местного ларька на студии. Я перекусывал в течение 10 минут изо дня в день все эти годы, чтобы поскорее вернуться к своим клиентам. Так продолжалось почти 20 лет. Интуитивно я знал, что с сердцем у меня не все в порядке. Но я не быт готов услышать, что все так плохо.

Процедура магнитного сканирования — не самое ве­селое занятие. Вы знаете, что это непроникающий метод исследования. Действительно, в вену на руке вводится трубка, поэтому ваш пульс может участиться из-за «гор­монов, выделяющихся при стрессе», но это не похоже на операцию или что-то вроде того. Ваше тело просто «осма­тривают», и нет никакой боли. Тем не менее я обнаружил, что эта процедура воздействует на пациента психологиче­ски. Мой разум настойчиво сообщал, что меня задвигают в гроб! Аж дрожь берет! Внутри аппарата не так уж много места, чтобы ворочаться; вашим рукам не развернуться, а потолок почти касается вашего носа. Вообще-то там даже теснее, чем в гробу, попробуйте себе это предста­вить! Мне в тот день действительно пришлось обратиться к своим ангелам. Я спокойно оставался более часа внутри этого аппарата. (Спасибо вам, ангелы.) Моего хорошего друга и члена команды Крайона, доктора Тодда Овокайтиса, допустили в кабинет, где кардиолог просматривал результаты моего сканирования на экране. Параллельноизображения записывались на компакт-диск, чтобы их позже можно было бы проанализировать. Я был очень рад присутствию там Тодда по нескольким причинам, одна из которых — для подтверждения моих слов (читайте об этом ниже). Здорово, когда в подобных случаях врач-специалист является твоим другом.

Я опушу все детали результатов моего обследования. Потому что я не хочу наделять энергией сложившуюся тогда ситуацию. Но они не были хорошими. Также был зафиксирован ряд нарушений, и среди них — увеличение сердца. На задней стенке сердца был обнаружен видимый «шрам», указывавший на то, что недавно у меня был как минимум один сердечный приступ. Как так? Я не припо­минал ничего подобного и никогда не был у врача по по­воду болей в грудине. Но он был там... как доказательство всего этого. Давление тоже не было в порядке. Годы, в течение которых мое сердце пыталось качать кровь через постоянно сужавшийся просвет в венах и артериях, дали знать о себе. Все это было записано на компакт-диск, ко­пию которого Тодду удалось сделать для меня.

Я прошел курс хелатотерапии под руководством чу­десного, просветленного доктора из Южной Калифорнии. Мы скомбинирован! несколько методов, чтобы восполь­зоваться всем, что нам на тот момент было известно, а не только тем, что применяют аллопаты. Несмотря на то что мое сердце было ослаблено и повреждено, я, по крайней мере, собирался прочистить свои сосуды и до конца своей жизни меньше нагружать сердце.

Забавно... Я очень энергичен. Мне всегда было интерес­но, почему именно сердце оказалось слабым звеном, хотя моя энергия никогда не иссякала. Я по утрам вскакиваю с кровати, напевая, полный жизненной энергии. Поэтому тут была какая-то раздвоенность — я не «ощущал» того, что у меня обнаружило обследование. «Разговор» с моими клет­ками помог, но меня по-прежнему смущали разговорами о проблемах с сердцем. Моя клеточная структура ничего не отрицала, но продолжала «подмигивать» мне. Это было странно, и я не знал, что это означает. Сейчас я знаю.

Ускорю повествование и перепрыгну к концу 2005 года. Мне назначили небольшую операцию на грыже. Из-за проблем с сердцем меня направили к кардиологу, ко­торый решил выполнить полное обследование. Поэтому спустя год после описанного выше (в декабре 2005) я снова пошел сдавать анализы. На этот раз я проходил совершен­но другие обследования, включая тест на выносливость, реакции на нагрузку и эхо сердца Кроме того, у доктора был оригинал компакт-диска с результатами моего перво­го обследования, сделанного годом ранее.

Я никогда не забуду встречу с ним. На следующую не­делю после всех тестов я пришел в небольшой кабинет, где врачи, мямля, пытаются представить плохие новости н лучшем свете. Я не испытывал волнения и ожидал услы­шать хорошие новости, памятуя о годе работы над собой, но все эти «зайдите за результатами» могут нести стресс. Я не ожидал того, что затем произошло.

Он промямлил, что все хорошо, но по-другому. Он пытался каким-то образом оправдать, почему результаты прошлогоднего сканирования не согласуются с результа­тами только что проведенного им обследования. Он ска­зал: «Ли, иногда наши аппараты работают не так хо­рошо, как нам хотелось бы. В конце концов, это просто машины...» Я был будто в тумане. Я не понимал ни что он хочет мне сказать, ни к чему он клонит. Это очень хо­роший кардиолог, которому я доверяю. Это лучший спе­циалист в своей области в городе, и я старался как мог, но не понимал, что же он хочет донести до меня.

В итоге он сообщил, что, согласно новым результатам, мое сердце было практически в порядке! И даже тот шрам исчез. Шрам исчез? Он напомнил мне, что шрамы не про­падают... они остаются навсегда. Поэтому тот факт, что егоне обнаружили в 2005 году, но заметили в 2004, был расценен как неисправность аппарата для магнитного копирования. Я улыбнулся. Мне было лучше знать. Я пе­режил чудо и был очень счастливым человеком.

Я хочу сказать вам, как читателю Крайона, очень важ­ную вещь: я тогда понял, что произошло задолго до того, и Н этой книге вы можете разделить со мной тот радостный момент.

За последний год на наших семинарах происходили исцеления. Иногда это физические выздоровления, нередко — духовные и ментальные, но их число возрастает. При этом Крайон объявляет их и говорит о том, что имеет место в зале. Я уже в какой-то степени привык к подобно­му, но я всегда испытываю сильные эмоции, когда думаю о том, что кто-то покидает семинар, изменившись.

В этой книге есть ченнелинг, записанный в Седоне (штат Аризона) в конце 2005 года. В октябре 2006 года я редактировал его, подготавливая текст к публикации здесь, когда дошел до 118-й** страницы. Я остановился. Там, моими же словами во время ченнелинга Крайона, было записано мое исцеление! Крайон говорил о сердце, которое исцелится, и что больной не имеет об этом поня­тия. Речь шла обо мне! Почему же я не знал об этом? Ког­да вы дойдете до указанной страницы, обратите внимание на то, что сказано там об этом, о невидимых возможно­стях и вещах. Я просто хотел поделиться этим с вами и отпраздновать с вами очень реальный процесс, имеющий подтверждение и трехмерное доказательство, и все это произошло со мной. Я действительно был исцелен во вре­мя одного из своих собственных семинаров, и не знал об этом до тех пор, пока через несколько месяцев не прошел еще одно обследование.

Теперь, читая это, вы знаете, чем все закончилось, и можете отпраздновать чудо вместе со мной.

 






Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 265. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия