Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЧИЧЕН-ИЦА, СЕВЕРНЫЙ ЮКАТАН, МЕКСИКА




Прямо за мной, возвышаясь почти на 30 метров, стоял идеальный зиккурат, храм Кукулькан. В каждой из четы­рех его лестниц насчитывалось по 91 ступени. С учетом верхней площадки общее количество ступенек составляет 365 — число полных суток в солнечном году. Геометрия и ориентация сооружения выдержаны с немыслимой точнос­тью, что позволяло добиться результата столь же драмати­ческого, сколь и таинственного: в дни весеннего и осеннего равноденствия с точностью швейцарского хронометра на ступенях северной лестницы Из треугольников света и тени складывалось изображение гигантской извивающейся змеи. Эта иллюзия длилась ровно 3 часа 22 минуты.

От храма Кукулькан я направился в восточном направ­лении. Передо мной, опровергая распространенное заблуж­дение, будто народы Центральной Америки не преуспели в создании колонн как архитектурных элементов, стоял це­лый лес белых каменных колонн, которые некогда поддер­живали массивную крышу. Солнце немилосердно палило сквозь прозрачную синеву безоблачного неба, а типичные для этих мест прохладно-глубокие тени притягивали к себе. Я прошел мимо и направился к подножью крутых ступе­ней, которые вели к расположенному рядом "Храму Вои­нов".

Ступив на лестницу, я поднялся наверх и увидел ги­гантскую фигуру идола Чакмоол. Он полулежал, полусидел в странно напряженной и выжидательной позе. Согнутые

колени торчали вверх, толстые икры были прижаты к бед­рам, пятки — к ягодицам, локти упирались в землю, руки были сложены на животе, удерживая пустое блюдо; спина, казалось, находится в неустойчивом положении, как будто идол стремится встать. Если бы он это проделал, то рост его составил, думаю, метра два с половиной. Даже откинув­шись назад, он напоминал сжатую пружину, заряженную свирепой и безжалостной энергией. Его неумолимое квад­ратное лицо с тонкими губами казалось таким же жестким и безразличным, как камень, из которого его вырезали. Глаза были обращены на запад, олицетворявший традици­онно тьму, смерть и черный цвет.

В мрачном настроении продолжал я подниматься по сту­пеням "Храма Воинов", размышляя о том, что в доколум-бовьг времена человеческие жертвоприношения были здесь в порядке вещей. Пустое блюдо, прижатое Чакмоолом к животу, предназначалось для вырванных сердец. Как рас­сказывал один испанский очевидец в XVI веке:

"Если они собирались вынуть сердце у челове­ка, то обставляли это с большой помпой... Жертву приводили и клали на каменный жер­твенник. Четверо держали ее за руки и за ноги, растягивая в разные стороны. Приходил палач с кремневым ножом и с большим искус­ством делал разрез между ребрами с левой

стороны груди, пониже соска. Затем просо­вывал руку между ребрами и, как голодный тигр, вырывал живое сердце, которое бросал на блюдо... "

Какая культура могла питать и стимулировать такие нравы? Здесь, в Чичен-Ица, среди развалин, возраст кото­рых свыше 1200 лет, сформировалось "гибридное" обще­ство, объединившее элементы культур майя и ацтеков. Это общество никоим образом не являлось исключением в сво­ей приверженности жестоким и варварским церемониям. Напротив, все великие цивилизации местного, мексиканс­кого происхождения позволяли себе ритуальные убийства человеческих существ.

БОЙНИ

Вилья-Эрмоса, провинция Табаско

Я стоял и смотрел на алтарь Младенческой жертвы, со­здание ольмеков, чью трехтысячелетнюю культуру называ­ли "матерью культур" Центральной Америки. Это бьы блок из серого гранита длиной более метра. На боковых его гра­нях были высечены рельефные изображения четырех чело­век в странных головных уборах. Каждый из них держал в руках по здоровенькому, упитанному ребенку; видно было, что дети отчаянно сопротивляются. Задняя грань алтаря была без орнамента; зато на передней грани была изображена некая фигура, держащая в руках, как будто предлагая, без­жизненно повисшее тельце.

Ольмеков считают самой ранней высокоразвитой ци­вилизацией на территории древней Мексики; процедура че­ловеческих жертвоприношений была у них делом вполне обычным. Через две с половиной тысячи лет, уже во време­на конкисты, ацтеки оказались последним по времени (но ' не по размаху) народом региона, который не изменил своей старой и вошедшей в плоть и кровь традиции.

И занимались они этим с рвением фанатиков.

Свидетельствуют, в частности, что Ауицотль, восьмой и самый могущественный император ацтеков, "ознаменовал освящение храма Уицилопочтли в Теночтитлане, выстроив четыре шеренги пленников перед командами жрецов, кото­рые четыре дня трудились, отправляя их на тот свет. В целом за одну эту церемонию было умерщвлено ни много ни мало 80000 человек".

Ацтеки обожали одеваться в кожу, содранную с прине­сенных в жертву. Испанский мессионер Бернардино де Са-агун посетил вскоре после конкисты одну из таких церемо­ний:

"Жрецы свежевали и расчленяли пленников;

затем они смазывали свои обнаженные тела жиром и натягивали снятую кожу на себя... Оставляя за собой следы крови и жира, эти люди носились по городу в своей омерзитель­ной одежде, нагоняя на встречных ужас... Ритуал второго дня включал каннибальский пир в семье каждого воина". «

Свидетелем другого массового жертвоприношения был испанский летописец Диего де Дуран. В этот раз жертв было столько, что их кровь, стекавшая по ступеням храма, "образовывала на земле целые лужи". В целом, по некото­рым оценкам, в начале XVI века число человеческих жертв в империи ацтеков достигало 250^ тысяч в год.

Какую цель преследовало это маниакальное душегуб­ство? Согласно утверждениям самих ацтеков, это делалось, чтобы задержать наступление конца света.






Дата добавления: 2015-08-30; просмотров: 140. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.005 сек.) русская версия | украинская версия