Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Эпоха колониальной экспансии




 

НАУЧНЫЕ ОТКРЫТИЯ. Начало промышленного переворота в Англии и его распространение на другие страны, переход от феодальной монархии к конституционным формам правления, ликвидация рабства и крепостничества, постепенное устранение политического неполнопра­вия отдельных социальных групп, раскрепощение личности и челове­ческого сознания, распространение всеобщего начального обучения и приобщение к интеллектуальному труду постепенно расширяющегося круга лиц — все это вместе взятое способствовало бурному развитию науки и техники.

Перевод производства на машинную основу поставил перед обще­ством две важные проблемы: проблему энергии и проблему металла. Прежде всего внимание ученых было направлено на усовершенствова­ние парового двигателя, коэффициент полезного действия (КПД) кото­рого составлял всего лишь около 20 %. А 80 % получаемого тепла в бук­вальном смысле этих слов вылетало в трубу. В поисках путей повышения КПД парового двигателя было обращено внимание на два направления: сокращение потерь энергии в передаточных механизмах и использова­ние других, более экономичных видов топлива. В результате этого к кон­цу XIX в. был создан работающий на бензине двигатель внутреннего сго­рания. В 1885 г. немецкий инженер Готлиб Даймлер (1834-1900) взял патент на его использование в качестве двигателя автомобиля. А в 1903 г. американские конструкторы братья Уилбер (1867-1912) и Орвилл (1871-1948) Райт подняли в воздух самолет.

Не менее важным было открытие электричества. Статическое элек­тричество было известно давно. Но только в конце XVIII в. итальянский ученый Луиджи Гальвани (1737-1798) совершенно случайно обнаружил такое явление, как электрический ток. В 1820 г. профессор Копенгагенс­кого университета (с 1830 г. почетный член Петербургской Академии наук) Ханс Кристиан Эрстед (1777-1851) обнаружил, что при взаимодействии с электрическим полем намагниченная стрелка способна поворачиваться. Сделанное открытие навело английского физика Майкла Фарадея (1791-1867) на мысль о том, что если поворачивать намагниченную стрелку между двумя концами проводника, в нем может возникнуть обратный эффект, т. е. электрический ток. Так в 1831 г. была открыта электромагнитная индук­ция. Один из первых электродвигателей уже в 1834 г. создал русский уче­ный Борис Семенович (Мориц Герман) Якоби (1801-1874). Прошло, прав­да, много времени, прежде чем от опытных образцов электродвигателя удалось дойти до их фабричного выпуска. Особая заслуга в этом отно­шении принадлежит немецкому физику Эрнсту Вернеру Сименсу (1816-1892), который в 1867 г разработал принцип самовозбуждения электро­машинных генераторов.

Первый шаг на пути создания и использования нового вида энер­гии был сделан. Необходимо было сделать еще один шаг, связанный с ее транспортировкой. Первый практический опыт в этом направлении относится к концу 70-х - началу 80-х гг. XIX в., когда появился трам­вай. Но первые линии электропередачи были очень несовершенны и отличались большими потерями электричества. В 1880 г. русский уче­ный Дмитрий Александрович Лачинов (1842-1902) теоретически обо­сновал возможность передачи электрического тока на большие рассто­яния, а французский физик Марсель Депре (1843-1918) в 1881-1882 гг. не только доказал возможность передачи электроэнергии на любое рас­стояние, но продемонстрировал передачу постоянного тока на расстоя­ние 57 км. Поворотное значение для практического решения данной проблемы имела идея русского физика Михаила Осиповича Доливо-Добровольского (1862-1919) о передаче на расстояние переменного трехфазного тока (1891). В результате этого с 90-х гг. XIX в. начинает­ся строительство электростанций и делаются первые шаги в области электрификации. Таким образом, в XIX в. человек получил доступ к совершенно новому виду энергии, использование которого открывало невиданные перспективы.

С открытия электричества начинается переворот в средствах связи. В 1832г. русским физиком Павлом Львовичем Шиллингом (1786-1837) был изобретен телеграф, позволяющий передавать по проводам электрические сигналы. В конце 30-х-начале 40-х гг. XIX в. американский инженер Самуэл Морзе (1791-1872) изобрел телеграфную азбуку, которая откры­ла возможность практического использования электрического телегра­фа. В 1876 г. английский изобретатель Александр Белл (1847-1922) со­здал телефон. В 1877 г. знаменитый американский электротехник Томас Алва Эдисон (1847-1931) сконструировал фонограф, способный запи­сывать и воспроизводить звук. В конце XIX в. было сделано еще одно удивительное открытие. В 1889 г. русский физик Александр Степанович Попов (1859-1906) предложил использовать для передачи сигналов элек­тромагнитные волны. 25 апреля (7 мая) 1895 г. он продемонстрировал прибор, названный им «грозоотметчиком», а 12 (24) марта 1896 г. осуще­ствил телеграфирование без проводов. Почти одновременно с ним по­добный телеграф изобрел итальянский инженер Гульельмо Маркони (1874-1937), который в 1896 г. взял патент на это изобретение и получил всемирную известность как создатель радио. Все эти достижения открыли возможность общения людей, находящихся на разных концах планеты, что имело огромное значение в торговле, военном деле и политике.

В 1839 г. французский изобретатель Луи Жак Манде Дагер (1787— 1851), используя опыты Жозефа Нисефора Ньепса (1765-1833), изобрел первый практически пригодный способ фотографирования. Первоначаль­но снимок получали на бумаге, потом на стекле. В 1880-е гг. была созда­на нитроглицериновая пленка. С этого момента фотография получает самое широкое распространение. Использование фотографической плен­ки навело братьев Люмьер, Луи Жана (1864-1948) и Огюста (1862-1954), на мысль о возможности отображения на ней «движущихся фотографий». Так в 1895 г. родился кинематограф. В 1907 г. русский физик Борис Льво­вич Розинг (1869-1933) открыл, а в 1911 г. продемонстрировал в лабора­торных условиях возможность передачи изображения на расстояние.

XIX в. привел к крупным достижениям в области химии, из числа которых прежде всего следует назвать создание в 1869 г. русским уче­ным Дмитрием Ивановичем Менделеевым (1834-1907) периодической системы химических элементов, позволившей установить связь между их свойствами и атомным весом.

Развитие химии привело к важным открытиям в других областях. В частности, это касается агрономии. В 1-й половине XIX в. немецкий химик Юстус Либих (1803-1873) поставил под сомнение идущую еще от Аристотеля и обоснованную А. Тэером идею о том, что растения бе­рут из почвы органические вещества, и доказал, что они потребляют минеральные вещества. Если до этого главным способом повышения плодородия почвы считалось использование органического удобрения, прежде всего навоза, то теперь начинается поиск соответствующих мине­ральных веществ. Проблема удобрения почвы перестала зависеть от со­стояния животноводства. Ее практическое решение было поставлено в непосредственную зависимость от производства химических удобрений, т.е. от развития химической промышленности.

Больших успехов добилась биология. Огромное значение для обще­ства имели: открытие микроорганизмов, сделанное французским ученым Луи Пастером (1822-1895) и позволившее начать борьбу с эпидемиями; изучение русским ботаником Климентом Аркадьевичем Тимирязевым (1843-1920) явления фотосинтеза растений, т.е. механизма взаимодействия солнечной энергии с клеточным материалом растений; установление ав­стрийским монахом Грегором Иоганном Менделем (1822-1884) факта на­следования растениями определенных признаков, что положило начало целому научному направлению — генетике.

Научные достижения XIX в. вносили существенные изменения в представления человека об окружающем мире, что способствовало даль­нейшему распространению рационализма и такого его направления, как атеизм. Эти достижения имели также своим следствием радикальные перемены в условиях жизни человека, открывали новые возможности для развития экономики.

РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ. XIX в. европейские государства встре­тили, сохраняя аграрный облик. К этому времени возможности экстен­сивного развития сельского хозяйства были уже исчерпаны на западе Европы, но еще имелись на востоке. Прежде всего это касается России. Однако и здесь во второй половине XIX в. на европейской территории резервы свободных земель в основном были освоены и трехполье пре­вратилось в ведущую систему земледелия.

В странах Западной Европы XIX в. был временем перехода от дву­полья или трехполья к многополью. В 1789 г. во Франции под паром находилось 40 % пашни, к началу XX века около 10 %. Одновременно возросла роль посева трав и корнеплодов. В 1789 г. они занимали менее 5 % пашни, через сто лет почти 20 %. В Пруссии в конце XVIII в. пар составлял не менее 33 % всей пашни, к концу XIX в. около 5 %. Распро-• ранение многополья имело своим следствием повышение урожаев и урожайности. Этому же способствовало начавшееся использование хи­мических удобрений. Самые высокие показатели в этом отношении были достигнуты в Дании. Здесь накануне Первой мировой войны (1909— 1913) с одного гектара собирали 33 ц пшеницы, затем следовали Гер­мания — 26 ц, Бельгия — 25 ц, Нидерланды — 23,5 ц, Британия, Шве­ция и Швейцария — 21 ц, — 18ц, Австрия — 14ц, Франция — 13ц, Италия — 10,5 ц, Испания — 9ц. Однако средний сбор пшеницы в мире не превышал 9,5 ц/га.

Таким образом, к началу XX в. ведущие страны Западной Европы смогли достичь такого агротехнического уровня, который до этого ка­зался недостижимым. Однако темпы интенсификации земледельческого производства отставали от темпов роста численности населения. Кроме того, связанные с нею расходы не везде окупались. Поэтому в некото­рых странах повышение производительности земли сопровождалось сокращением площади посевов и уменьшением сборов зерна. В Брита­нии во второй половине XIX в. общий сбор зерна сократился более чем в 2 раза. Необеспеченность западноевропейских стран собственным хле­бом продолжала увеличиваться. С одной стороны, рост хлебного дефи­цита компенсировался за счет расширения потребления картофеля, а с другой, за счет импорта зерна. В 1840-е гг. за счет ввоза Британия удов­летворяла 10-15 % своих потребностей в хлебе, в 1850-е гг. уже 30 %, на рубеже Х1Х-ХХ вв. около 75 %.

XIX в. характеризовался значительными достижениями в области животноводства. Как мы уже знаем, в XVII в. в Англии живой вес круп­ного рогатого скота колебался около 1,7ц, в XIX вв. он превышал 3,5ц. Долгое время надои молока составляли не более 800-1000 л. В 80-е гг. XIX в. во Франции они достигли 1200 л, в США — 1300-1400, в Брита­нии — 1800-1900 л. Но и животноводство не могло полностью обеспе­чить продовольственные потребности населения стран Западной Евро­пы. Поэтому с развитием железнодорожного транспорта происходит расширение ввоза животноводческой продукции. Лидировала в этом от­ношении Британия.

Промышленный переворот и связанное с этим удешевление металла позволили начать механизацию отдельных работ в земледелии. Труд кре­стьян и сельскохозяйственных рабочих стали заменять сеялки, жатки, ко­силки, молотилки, веялки, сортировки. Правда, на протяжении почти все­го XIX в. они приводились в движение главным образом скотом. Предпринимавшиеся попытки использования парового двигателя в боль­шинстве случаев были неэффективны. Положение дел начинает меняться только на рубеже Х1Х-ХХ вв., когда был изобретен двигатель внутреннего сгорания и открылась возможность использования электричества. К нача­лу XX в. процесс механизации сельскохозяйственного производства или его перевод на индустриальную основу достиг значительных результатов в Западной Европе и США, еще только-только начинался в России и вооб­ще не затронул большинство стран аграрной периферии.

В XIX в. Европа вступила, оставаясь на стадии аграрного развития. ' К началу XX в. ведущие страны Западной Европы приобрели индустри­альный характер. В 1800 г. степень урбанизации Англии и Уэльса состав­ляла 35 %, в 1850 г. — около 50 %, в 1900 г. — более 75 %, в германских государствах в 1870 г. (год завершения объединения Германии) — 35 %, в 1900 г. — более 50 %. Подобные же перемены наблюдались в США. В 1800 г. здесь в городах проживало менее 5 % всего населения, в 1860 г. — около 15 %, в 1900 г. — 40 %, в 1920 г. — более 50 %.

Урбанизация общества была связана с развитием промышленного пе­реворота и осуществлявшейся под его влиянием индустриализации. Проис­ходившее в результате этого бурное развитие промышленности стимулиро­вало расширение спроса на металлы. Поэтому XIX в. характеризовался быстрым развитием металлургической промышленности. Особенно впе­чатляющими в этом отношении были успехи Британии. В 1800 г. она вып­лавляла 160 тыс. т чугуна, в 1870 г. — 6,1 млн т. За 70 лет производство чугуна увеличилось почти в 40 раз. К этому времени США выплавляли 1,7 млн т чугуна, Германия — 1,3 млн, Франция — 1,2 млн. Четыре назван­ные державы производили 80 % всего выплавляемого в мире чугуна, а Бри­тания почти 47 %. Следовательно, на ее территории выплавлялась каждая вторая тонна этого металла, и от нее наполовину зависела вся металлообра­батывающая промышленность мира и связанные с нею отрасли, в том числе те, которые определяли развитие промышленного переворота.

Промышленный переворот привел к складыванию и развитию та­кой важной отрасли промышленности, как машиностроение, которое до этого находилось в эмбриональном состоянии. Первоначально оно, в ос­новном, ограничивалось производством паровых двигателей и очень не­большого количества самых простейших машин. Затем возникают паро­возостроение, сельхозмашиностроение, станкостроение. На рубеже Х1Х-ХХ в. появляются автомобиле- и самолетостроение. Первые шаги начинает делать электротехническая промышленность. В XIX в. маши­ностроение превратилось в отрасль, которая по мере развития промыш­ленного переворота стала определять развитие всей промышленности, транспорта и сельского хозяйства.

Механизация производства имела своим следствием возрастание спроса на энергию. В XIX в. преобладало твердое топливо: дрова, торф и каменный уголь. К началу XX в. в ведущих странах каменный уголь за­нял в энергоснабжении главное место. Это стимулировало развитие уг­ледобычи. Наша планета располагает огромными запасами этого вида топлива, но они очень неравномерно распределены между отдельными странами. Во 2-й половины XIX в. более половины всех разведанных запасов каменного угля (425 млрд т) были сконцентрированы в Герма­нии (215 млрд т приходилось на Рур, а 165 млрд на Верхнюю Силезию), 190 млрд — на Британских островах и всего лишь 17 млрд во Франции. Британия и Германия полностью удовлетворяли свои потребности в ка­менном угле и могли его экспортировать. Франция в начале XX века вынуждена была ввозить почти половину потребляемого ею угля.

В конце XIX в. в качестве топлива стали использовать нефть. Нефть была известно давно. Но ее широкое использование начинается только во второй половине этого века, когда удалось путем очистки нефти получить такое горючее вещество, как керосин. Появилась керосиновая лампа, ко­торая начала быстро вытеснять восковые свечи, лучину и другие средства, на протяжении столетий использовавшиеся для освещения помещений. К началу XX века керосиновые лампы и керосиновые фонари горели не только по всей Европе и на американском континенте. С ними были уже знакомы в Азии, Африке и Австралии. Изучение свойств нефти показало, что она может быть использована для производства взрывчатых веществ. Но осо­бое значение она приобрела с изобретением двигателя внутреннего сгора­ния. На протяжении 2-й половины XIX -— начала XX в. основную часть нефти давали США и Россия. Причем, если до конца XIX в. Россия успеш­но конкурировала с США, в начале XX в. США прочно утверждаются по этому показателю на 1-м месте.

Рост спроса на энергоресурсы и развитие физики привели к воз­никновению электроэнергетики. Первые электростанции стали соору­жать в конце XIX в. С самого начала в этом отношении лидировали США и Германия. Накануне Первой мировой войны мощность американских электростанций достигла 5,2 млн квт. 2-е место занимала Германия — 2,1 млн, 3-е Италия — 1,2 млн, 4-е- Британия — 0,9 млн и 5-е Япония — 0,8 млн квт.

Происходившие в промышленности перемены касались не только технологий. Промышленный переворот вызвал к жизни крупное произ­водство и привел к резкому обострению конкуренции. В этих условиях, с одной стороны, возникают и постепенно превращаются в основную форму организации капитала акционерные компании, а с другой сторо­ны, начинается объединение отдельных предприятий в промышленные группировки монополистического типа: картели, синдикаты, концерны, тресты. На рубеже Х1Х-ХХ вв. во многих странах процесс монополиза­ции привел к тому, что контроль над целыми отраслями промышленности этих стран стал переходить к монополистическим группировкам. Одно­временно с этим капитал устремляется за границу, в результате чего складываются первые межнациональные (МНК) и транснациональные (ТНК) корпорации, которые разворачивают борьбу за экономический раздел мира.

Этому во многом способствовали крупные перемены в средствах коммуникации. В 1825 г. на Британских островах открылась первая же­лезная дорога. В 1850г. протяженность железных дорог приблизилась к 40 тыс. км, в 1875 достигла 300 тыс. км, в 1900 — 800 тыс., в 1910 — более 1 млн км. За 60 лет она увеличилась более чем в 25 раз. К концу XX в. протяженность железных дорог составила около 1,5 млн км. Сле­довательно, большая часть существующих железных дорог была пост­роена к рубежу Х1Х-ХХ вв.

На протяжении XIX в. радикальные перемены произошли в судо­ходстве. В середине столетия водоизмещение паровых судов не превы­шало 10 % всего водоизмещения торгового флота. В 90-е гг. XIX в. их соотношение выровнялось и парусный флот отошел на 2-е место. В 20-е гг. XX в. он перестал играть сколько-нибудь заметную роль. Если во времена Колумба путь из Европы в Америку занимал почти два месяца, теперь его можно было проделать за две недели. В то же время вся эскад­ра X. Колумба из трех каравелл имела водоизмещение около 250 т. В ан­тичности корабли водоизмещением в 1-1,5 тыс. т считались гигантски­ми. Теперь суда с водоизмещением в несколько тысяч тонн стали обычным явлением. Появились первые суда водоизмещением более 10 тыс. т.

Революция на транспорте сопровождалась революцией в средствах связи. К середине XIX в. телеграфные линии имелись во всех индустри­ально развитых странах. С середины этого столетия телеграфная связь приобретает международный характер. В 1850-е гг. был проложен ка­бель по дну Атлантического океана, который впервые соединил Амери­ку и Европу. В 1908 г. общая протяженность телеграфных линий превы­сила 460 тыс. км. Лидирующее место занимала Великобритания, на которую приходилось 254 тыс. км, 2-е место принадлежало Северной .Америке (США и Канада) —93 тыс. км, 3-е Франции:— 43 тыс. км, 4-е Германии — 30 тыс. км, 5-е Дании — 17 тыс. км. На все остальные стра­ны, в том числе Россию, приходилось 27 тыс. км.

Бурное развитие промышленности и совершенствование средств коммуникации имели своим следствием быстрое развитие торговли. Од­ним из показателей этого может служить изменение тоннажа торгового флота. В XVIII в. его водоизмещение составляло менее 5 млн т, в середи­не XIX в. достигло 15 млн т, к концу XIX в. — 30 млн т. В XVII в. мировым перевозчиком была Голландия. В XVIII в. ее начала теснить Британия. В 1860 г. на долю Британии приходилось 5,7 млн т, на долю США — 5,3 млн т и около 4 млн т составлял тоннаж торгового флота всех остальных стран, в том числе Нидерландов. Таким образом, уже к середине XIX в. британский флот занял лидирующее, положение в миро­вой торговле. А Британия превратилась в мирового перевозчика.

Долгое время в качестве денег использовались монеты, которые чека­нились главным образом из серебра и золота. Рост товарооборота и дефи­цит драгоценных металлов уже в ХУТ1-ХУ111 вв. привели к появлению в Европе бумажных денег. Стоимость денежной массы равна стоимости то­варной массы. Поэтому открывшаяся с появлением ассигнаций возможность их выпуска в любом количестве повела к обесцениванию денег и росту цен. Чтобы парализовать этот процесс, в XIX в. складывается практика обеспе­чения бумажных денег драгоценными металлами. К этому времени особое значение среди драгоценных металлов приобрело золото. На протяжении XVIII в. добыча золота составляла около 19 т/год, в XIX в. — 116 т/год, в начале XX в. — 609 т/год. Первой на это обратила внимание Британия, кото­рая уже в 1816 г. перешла к золотому паритету, т. е. к обеспечению своей валюты золотом, и ввела золотой стандарт — начала чеканить золотые мо­неты, на которые можно было обменять бумажные деньги. Долгое время Британия оставалась единственной страной с золотым стандартом. С 1871 г. к нему стали переходить другие государства. К концу XIX в. он превратился в основу международного денежного обмена. Главную роль на мировом рынке в это время играла Британия, а фунт стерлингов превратился в меж­дународную валюту.

 

Развитие промышленности и торговли имело своим следствием расширение денежного оборота и стимулировало развитие банков, кото­рые именно в конце XIX - начале XX в. стали приобретать особое значе­ние в экономике всех ведущих стран мира. Так в Германии начала XX в. 8 крупнейших банков прямо или косвенно контролировали 75 % всего банковского капитала. В свою очередь банки и банковские группиров­ки контролировали торговые, транспортные, страховые и промышлен­ные корпорации. В результате именно к банкам стала переходить ре­альная экономическая власть в обществе. Если до конца XVIII в. роль международного кредитора играла Голландия, в XIX в. ее место заняла Британия.

В формировании международных финансово-промышленных груп­пировок участвовали представители буржуазии разных наций. Однако особое положение в этом отношении смогли занять представители ев­рейского и американского капиталов.

Одна из причин этого заключалась в том, что предприниматели-евреи были рассеяны по многим странам. Поэтому, когда начался про­цесс интернационализации экономики, существовавшие между ними связи стали способствовать более быстрому объединению еврейских бан­ков. В качестве примера можно привести становление финансовой им­перии Ротшильдов. Выходцы из Франкфурта-на-Майне, они уже к сере­дине XIX в. имели родственные банки в Австрии (Вена), Британии (Лондон), Германии (Франкфурт-на-Майне), Италии (Неаполь) и Фран­ции (Париж).

Подобная же картина была характерна для американского капита­ла. Однако здесь решающую роль играл не национальный, а межнацио­нальный фактор. Дело в том, что на протяжении ХУП1-Х1Х вв. США собрали под своим флагом представителей самых разных наций. Мно­гие из них продолжали сохранять связи со странами, из которых они вышли. В этом отношении особое место к началу XX в. в США заняла финансово-промышленная группировка, возглавляемая Джоном Пирпонтом Морганом (1837-1913).

Наметившиеся к началу XX в. изменения в экономике ведущих стран были оценены современниками как новая стадия в развитии капитализ­ма. С легкой руки английского экономиста Джона Аткинсона Гобсона (1858-1940) она получила название империализма. Немецкий экономист Рудольф Гильфердинг (1877-1941) дал теоретический анализ этой ста­дии развития капитализма и высказал мнение, что происходящие кон­центрация и интернационализация капитала ведут к складыванию еди­ной сверхмонополии. Тогда же другой немецкий экономист Вернер Зомбарт (1863-1941) охарактеризовал монополизацию капитала и рост его империалистической активности как свидетельство того, что капи­тализм вступил в высшую и последнюю стадию своего развития.

В действительности монополизация капитала представляла собою не последнюю стадию в развитии капитализма, а один из этапов в фор­мировании и развитии индустриального общества.

КОЛОНИАЛЬНАЯ ЭКСПАНСИЯ. Бурное развитие промышлен­ности привело к тому, что уже в 1825 г. Британия оказалась перед лицом первого промышленного кризиса. Таких кризисов до этого человечество не знало. Он был вызван не падением производства, а избытком произ­водимой продукции. Это был первый кризис перепроизводства. С тех пор подобные кризисы стали повторяться, распространяясь на новые и новые страны. Их возникновение означало, что развивавшейся европей­ской промышленности стало тесно в рамках национальных рынков.

В этих условиях рождающиеся «мастерские мира» становятся на путь расширения экономической и военной экспансии. Ее жертвами ста­ли народы, населявшие обширную аграрную периферию. Здесь еще про­должало господствовать натуральное хозяйство. Поэтому цивилизован­ные страны в своих отношениях с «мировой деревней» не могли не использовать методы внеэкономического принуждения. В результате раз­витие капитализма в Европе стимулировало расширение и усиление ко­лониальной, по сути дела, феодальной эксплуатации «мировой дерев­ни». Более того, необходимость превращения «мировой деревни» в рынок для промышленности «мастерских мира» требовала разрушения ее на­турального хозяйства. Важнейшими средствами в этом отношении ста­ли, во-первых, захват колонизаторами свободных земель и создание ре­зерваций, в результате чего искусственно включалась в действие диспропорция между темпами роста численности населения и освоени­ем новых земель, а во-вторых, использование «ножниц цен», т.е. искус­ственного завышения цен на промышленные товары и искусственного их занижения на сельскохозяйственные продукты и промышленное сы­рье. Особого размаха колониальная экспансия «мастерских мира» дос­тигла во 2-й половине XIX в., когда революция на транспорте сделала доступным для капитала весь мир.

В ХУЬ-ХУШ вв. крупнейшими колониальными державами являлись Испания и Португалия. После того, как в начале XIX в. они потеряли боль­шую часть своих владений, пальма первенства в этом отношении пере­шла к Британии. У истоков Британской колониальной империи стояла возникшая в 1600 г. Ост-Индская компания. С ее деятельности нача­лось растянувшееся на два с половиной века завоевание Индии. В 1607 г. появилась первая английская колония на американском континенте. В 1795 г. англичане захватили Капскую колонию и вступили на территорию Юж­ной Африки. Тогда же, в конце XVIII в., они открыли Австралию и начали ее покорение.

К середине XIX в. под колониальным гнетом европейских госу­дарств находились почти вся Австралия, две трети территории Азии, часть Америки и Африки. Общая площадь колониальных владений составля­ла около 50 млн км2, или же более одной трети территории планеты. Но в основном это были слабозаселенные регионы: Аляска, Канада, Мань­чжурия, Монголия, Сибирь и Тибет.

2-я половина XIX в. характеризовалась расширением колониаль­ных владений в Азии и Америке, почти полным завоеванием Африки. Особую роль в ее колонизации сыграла Британия. Решающее значение в формировании африканского направления ее внешней политики имело строительство Суэцкого канала, которое было завершено в 1869 г. Канал открыл более короткий путь в Индию. Поэтому развернулась ожесто­ченная борьба за ключи от него. Строительство канала в основном фи­нансировалось французскими банками. Именно они заняли руководя­щее место в созданном для его эксплуатации акционерном обществе. К 1875 г. Британии удалось приобрести контрольный пакет акций этого общества, а в следующем году, когда в связи с финансовым банкротством Египта была создана Касса Египетского государственного долга, занять влиятельное место в Управлении ею. Противоборство Британии и Фран­ции завершилось в 1882 г. Британские войска высадились на террито­рии Египта и таким образом взяли его под свой контроль.

В 1854 г. были обнаружены богатейшие месторождения золота на юге Африки, в Трансваале (территория современной Южно-Африканс­кой республики, ЮАР). Не желая допускать к их освоению другие стра­ны, британское правительство в 1877 г. заявило об аннексии Трансваа­ля и распорядилось оккупировать важнейшие пункты страны. Встретив решительное сопротивление со стороны местного населения и потерпев в 1881 г. поражение, англичане вынуждены были ограничиться лишь кон­тролем над внешней политикой этого государства, но не отказались от своих планов. В 1885 г. они захватили территорию севернее Трансвааля, полу­чившую название Бечуаналенд (современная Ботсвана). А в 1889 г. Сесиль Джон Роде (1853-1902) создал Южноафриканскую компанию и на­чал завоевание земель восточнее Бечуаналенда. Позднее здесь возникло государство, названное в честь него Родезией (современное Зимбабве).

Окончательно англичане утвердились на юге Африки после Англо-Бурской войны 1899-1902 гг. Возникшее здесь государство (с 1910 г. Южно-Афри­канский союз, с 1961 г. — ЮАР) очень скоро превратилось в крупнейшую золотодобывающую страну.

К началу XX в. британские владения в Африке составляли 9,2 млн км2, а численность проживавшего в них населения 53 млн чел. Эти пока­затели сопоставимы с показателями, характеризующими Римскую им­перию времен Августа (9 млн км2, 55 млн чел.).

Африка привлекла к себе и внимание Франция. В 1830 г. она утвер­дилась на территории Алжира. В 1869 г. была учреждена Международ­ная комиссия Тунисского долга, которая установила контроль над Туни­сом. В комиссии участвовали британские, итальянские и французские банки, но в 1881 г. Тунис был передан под протекторат Франции. В 1879-1882 гг. Франция утвердилась в Габоне и, используя его как плацдарм, распространила свою власть на территорию, получившую название Фран­цузской Западной Африки. К началу XX в. площадь французских коло­ний в этой части света достигла 10 млн км2, а их население 32 млн чел.

Еще в XVII в. Португалия утвердилась в Анголе. Отсюда она на­чала распространять свое влияние на долину важнейшей транспорт­ный артерии Экваториальной Африки реки Конго. Сюда устремляет свои взоры Бельгия. В 1876 г. бельгийский король создал Междуна­родную ассоциацию для исследования и цивилизации Африки. В 1879 г. ассоциация направила в район Конго исследовательскую экспедицию. К середине 80-х гг. в результате этой «исследовательской» деятельнос­ти большая часть бассейна Конго оказалась под контролем «ассоциа­ции». Тогда Франция послала своих «исследователей» в район нижнего течения Конго, а Британия подписала договор, по которому признала право контроля над устьем Конго за Португалией. Состоявшаяся в 1884 г. в Берлине международная конференция опротестовала англо­португальский договор. Бельгийские «исследователи» получили воз­можность создания Независимого государства Конго. К 1900 г. их вла­дения в Африке увеличились до 2,4 млн км2. На этой территории проживало 19 млн чел.

В 1884 г. в борьбу за раздел Африки вступила Германия. Германс­кий флаг был поднят в Камеруне, Того, в некоторых других местах афри­канского континента. По размерам германские колонии к концу XIX в. не уступали бельгийским и тоже составляли 2,4 млн км2. Но их населе­ние лишь немногим превышало 11 млн чел. Если принять во внимание владения Португалии (2,1 млн км2, око­ло 6,9 млн чел.,), Италии (0,5 млн км2 и 0,7 млн чел.) и Испании (0,2 млн км2 и 0,7 млн чел.), то окажется, что к началу XX в. в колониальной зави­симости находилась территория в 27 млн км2, или же 90 % всей Африки. На этой территории проживало 123 млн чел., около 95 % всего населе­ния «черного континента».

Во 2-й половине XIX в. произошло дальнейшее расширение колони­альной экспансии в Азии. Кроме Китая и России, самыми крупными коло­ниальными владениями к концу этого столетия здесь обладала Британия. Утвердившись в Индии, она развернула активную внешнюю политику на Среднем и Ближнем Востоке. Расширила свои колониальные владения в Азии и Россия. Главная причина этого была связана с развитием ее хлоп­чатобумажной промышленности. До начала 60-х гг. она полностью зави­села от американского хлопка. Начавшаяся в США Гражданская война и произошедшее в связи с этим резкое сокращение экспорта американского хлопка заставили российских текстильных фабрикантов обратить внима­ние на Среднюю Азию. Колониальная экспансия России в Средней Азии началась в 1866 г. захватом Бухары, а завершилась в 1885 г. падением Фер­ганы. Россия вышла к границам Афганистана и здесь столкнулась с экс­пансией Британии. Не желая идти на конфликт, в том же году обе стороны договорились рассматривать Афганистан как буферное государство, на которое не имели права претендовать ни Британия, ни Россия.

Ареной острой империалистической борьбы во 2-й половине XIX в. стала Юго-Восточная Азия, прежде всего Китай. Опасаясь в этих услови­ях потерять контроль над своими дальневосточными владениями, Россия в 1891 г. начинает строительство Сибирской железной дороги. Эта магис­траль, имевшая протяженность 7,5 тыс. км., к 1905 г. соединила Челябинск с Владивостоком. Ее значение выходило за рамки одной страны. Дело в том, что к этому времени существовавшая в России система железных до­рог была связана с железными дорогами Западной Европы. В результате Сибирская магистраль позволила соединить атлантическое побережье с побережьем Тихого океана.

К началу XX века общая площадь колониальных владений в Азии составляла около 33 млн км2, на которых проживало 424 млн чел. Иными словами, колониальные владения достигли почти 75 % территории этой части света, а в колониальной зависимости оказалось около 44 % всего населения (табл. 2). Самыми крупными колониальными державами в Азии были Британия и Россия. Им принадлежало около 22 млн км2 и 318 млн чел. колониально-зависимого населения. По территории лидировала Рос­сия (16,5 млн км2). Однако в состав ее колониальных владений входили не только Кавказ и Средняя Азия, но и совершенно неосвоенные просторы Казахстана, Сибири и Дальнего Востока. По численности населения пальма первенства принадлежала Британии (около 302 млн чел.). На остальные страны-метрополии (Германия, Испания, Китай, Нидерланды, Португалия, США, Турция, Франция, Япония) приходилось 11 млн км2 колониальных владений и 106 млн чел. колониально-зависимого населения.

К началу XX века на американском континенте колониальные вла­дения имели Британия (9,97 млн км2, 7,5 млн чел.), США (1,56 млн км2, 1,0 млн чел.), Нидерланды (0,13 млн км2, 0,1 млн чел.) и Дания (400 кв. км, 31 тыс чел.), всего 11,7 млн км2, 9,1 млн чел. Главным владением Британии в Америке являлась Канада, а главным владением США — Аляска. До конца XIX в. некоторые из своих колониальных владений (Куба, Пуэрто-Рико) сохраняла Испания. В 1898 г. США подписали Па­рижский договор, по которому Испания окончательно отказывалась от всех своих колоний в Америке.

Об итогах колониального раздела мира к 1900 г. свидетельствует следующая таблица:

Таблица 2 Итоги колониальной экспансии к началу XX в.

 

 

 

 

 

Части света Метрополии Колонии Прочие Итого
Австралия территория - 8,5 - 8,5
население - 6,0 - 6,0
Азия территория 4,0 33,0 7,4 44,4
население 439,9 423,6 103,0 966,5
Америка территория 1 О /,5 11,7 22,6 42,1
население 77,0 9,1 58,9 , 145,0
Африка территория - 27,0 3,3 30,3
  население - 123,3 6,7 130,0 |
Европа территория 7,8 0,7 2,0 10,5
население 308,4 63,8 30,0 402,2
Всего территория 19,6 80,9 35,3 135,8
население 825,3 625,4 198,6 1649,7

 

Поскольку во второй половине XIX в. во многих странах не суще­ствовало статистики населения и земельных угодий, приводимые здесь и далее, в таблице 3, данные имеют ориентировочный характер.

Таблица 3 Колониальные владения отдельных стран к началу XX в.

 

Страны Территория Население
Метро­полии Колонии Всего Метро­полии Колонии Всего
Австро-Венгрия 0,60 0,06 0,66 41,2 1,6 42,8
Бельгия 0,03 2,38 2,41 7,0 19,0 26,5
Британия: 0,30 32,70 33,00 36,8 372,1 408,9
Германия 0,55 2,60 3,15 56,4 12,0 68,4
Дания 0,04 0,40 0,44 2,4 ОД 2,5
Испания 0,50 0,22 0,72 18,6 0,7 19,3
Италия 0,30 0,51 0,81 32,8 0,7 33,5
Китай 3,00 6,60 9,60 386,0 16,7 402,7
Нидерланды 0,04 2,05 2,09 5,0 37,9 42,9
Португалия 0,09 2,09 2,18 5,0 7,7 12,7
Россия: 4,80 17,00 21,80 64,3 67,7 132,0
США 7,78 1,88 9,16 77,0 8,8 85,8
Турция 0,50 1,30 1,80 10,9 15,3 26,2
Франция 0,55 10,99 11,54 38,9 .50,1 89,0
Япония 0,40 0,30 0,70 43,0 16,0 59,0
Всего 19,48 81,08 100,56 825,3 625,4 1451,7

 

 

К началу XX века колонии имели 15 государств: Австро-Венгрия, Бельгия, Британия, Германия, Дания, Испания, Италия, Китай, Нидер­ланды, Португалия, Россия, США, Турция, Франция, Швеция и Япония. Общая площадь метрополий составляла около 20 млн км2 или же около 15 % территории планеты с населением в 825 млн чел., немногим менее 50 % всего населения мира. Колониальные владения этих 15 стран пре­вышали 80 млн км2., почти 60 % территории планеты, а колониально-зависимое население составляло более 625 млн чел., 38 % всего населе­ния мира. Вне колониальной зависимости находилось около 35 мли км2 (25 %) с населением немногим менее 200 млн чел.(12 %). Кроме евро­пейских государств, не имевших колоний (2,0 млн км2, 30 млн чел.), это были страны Америки (23 млн км2, 59 млн чел.), Азии (7 млн км2 и 103 млн чел.) и Африки (3 млн км2 и 7 млн чел.), которые постепенно погру­жались в долговую кабалу от американского и европейского капитала.

Раздел мира на сферы колониального господства в определенной мере отражал соотношение сил между отдельными странами и их геопо­литическое положение.

На протяжении долгого времени роль лидера индустриального раз­вития играла Британия. Она имела самый крупный торговый флот и рань­ше многих других европейских стран встала на путь колониальной экс­пансии. Поэтому на протяжении всего XIX в. она являлась самой крупной колониальной империей. На её долю приходилось примерно 40 % тер­ритории колониальных владений (24 % территории планеты) и 59 % колониально-зависимого населения (23 % населения планеты). Это зна­чит, что в британскую казну к началу XX века поступало более полови­ны всей колониальной прибыли. Именно в XIX в. Британия стала назы­ваться Великобританией. Второе место по территории колониальных владений занимала Российская империя 421 % территории, 12 % населе­ния). На Францию приходилось 14 % территории и около 8 % населения колониальных владений. Таким образом, под властью этих трех держав находилось более 75 % территории колоний и колониально-зависимого населения.

Вторая половина XIX в. характеризовалась не только колониаль­ной экспансией, но и борьбой между самими колониальными держава­ми. В результате этого те из них, которые до конца XIX в. продолжали сохранять аграрный характер, сами стали утрачивать прежнюю эконо­мическую самостоятельность и превращаться в полуколонии. Прежде всего это были Китай, Россия и Турция. На эти три страны приходилось 33 % территории планеты и почти 35 % населения мира.

К концу XIX в. в наибольшей зависимости от других стран оказалась Турция. Особое значение в этом отношении для нее имела война 1877-1878 гг. с Россией. Поражение Турции в этой войне привело ее к террито­риальным потерям и поставило на грань финансового банкротства. В 1881 г. было создано Управление Отоманского государственного долга, которое фактически установило контроль над всей финансовой деятель­ностью страны. Управление имело международный характер. Но посколь­ку главным кредитором Турции до этого были французские банки, именно они заняли в Управлении руководящее положение. Создание Управления Отоманского долга означало превращение Турции в полуколонию.

2-я половина XIX в. характеризовалась проникновением иностран­ного капитала в экономику Китая. Обострение социальных отношений в китайском обществе привело к началу массового движения, известного в литературе как ихэтуаньское, или боксерское восстание (от названия тай­ного братства «Ихэцюань», что значит «Кулак во имя мира и справедливо­сти»). Это восстание с самого начала было направлено против «заморских дьяволов», т.е. иностранцев. Поэтому, когда летом 1900 г. восставшие зах­ватили Пекин и китайская аристократия пошла на союз с ними, иностран­ные государства организовали открытую интервенцию и подавили вос­стание. После этого китайский император вынужден был разрешить иностранным государствам для охраны своих объектов содержать на тер­ритории Китая собственные вооруженные формирования, пойти на вып­лату иностранцам компенсации за ущерб, понесенный в результате вос­стания, и предоставить им возможность контролировать доходы страны. Это тоже означало превращение Китая в полуколонию.

Возрастанием экономической зависимости от иностранного капи­тала характеризовалось и развитие России. К 1913 г. иностранные подданные держали в своих руках 35 % акций российских предприятий и кон­тролировали почти половину государственного долга страны, который к этому времени превысил 10 млрд. руб. Еще более важную роль в эксплу­атации России «мастерскими мира» играли «ножницы цен» на мировом рынке. За полвека после отмены крепостного права только на разнице в ценах Россия потеряла, как минимум, 27 млрд. руб. Для сравнения: в 1913 г. все иностранные капиталовложения в российскую экономику состав­ляли 7,6 млрд руб., а стоимость национального богатства страны оцени­валась в 70 млрд руб.

Экономическое подчинение Китая, России и Турции индустриаль­но-развитым державам имело своим следствием то, что возрастающая часть колониальной прибыли, получаемой тремя этими странами, уходила в «ма­стерские мира».

Общая территория индустриально-развитых стран составляла око­ло 10 млн км2, в то время как территория их колоний превышала 50 млн км2. В результате колониальный раздел мира привел к существенным из­менениям в распределении национального дохода между метрополиями и колониями (табл.4).

Таблица 4.






Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 195. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.176 сек.) русская версия | украинская версия