Студопедия Главная Случайная страница Задать вопрос

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ЭKOНOMИKA И ПОЛИТИКА





М. ГОРИНОВ. Мне представляется, что, отвечая на вопрос, почему возобладали решения, обусловившие поворот 1929 г., необходимо сказать о факторах, определивших становление административно-командной системы. Первая группа таких факторов связана с исходным уровнем социалистического строительства – незавершенностью процесса индустриализации, слабым развитием инфраструктуры, в том числе социальной. Вторая группа факторов – цивилизационного порядка: это и традиции масштабного государственного вмешательства в экономическую жизнь, и жесткая централизация всего народного хозяйства, его «замкнутость» на столицах, слабый уровень региональной хозяйственной автономии и т.д. Третья группа факторов связана с последствиями империалистической и гражданской войн: длительное «проедание» основного капитала, обострившее проблему накопления, выключение России из мирового рынка, отход от нее развитых в промышленном отношении западных областей (Прибалтики, Польши), работавших ранее на всероссийский рынок, ликвидация помещичьего хозяйства, дававшего 20% товарного зерна. Нельзя сбрасывать со счетов и факторы, вытекавшие из идеологических посылок: сильные уравнительные тенденции в области зарплаты, социальной политики в целом, антирыночная программная цель в области экономики.

Между тем, развитие процесса индустрализации, увеличивая платежеспособный спрос на продукцию сельского хозяйства, требовало увеличения товарности крестьянского хозяйства. Но этому препятствовала антикулацкая политика. А чтобы повысить товарность крестьянского хозяйства на базе производственной кооперации, нужно было закупить сельскохозяйственную технику или оборудование за границей, для чего была необходима валюта. Чтобы иметь валюту, требовалось форсировать агроэкспорт, а чтобы получить хлеб для агроэкспорта, надо было дать крестьянину товар и поднять товарность крестьянского хозяйства. А для этого развивать промышленность. Круг, таким образом, замыкался.

Эти и другие противоречия, постепенно обостряясь по мере перехода к расширенному воспроизводству, «выскакивая» наружу в виде кризисов 1923, 1925 – 1926, 1928 – 1929 гг., «взорвали» нэповскую систему и привели к утверждению командно-административной системы.

В. ЛЕЛЬЧУК. Мы говорили о теории. Однако в жизни все-таки все решали практики. Здесь верно отмечалось, что в 1923 г. был кризис в отношениях с крестьянством, в 1925 – 1926 гг. – опять сложности. Но почему-то ведь выходили из этих ситуаций, выходили без того насилия, которое стало нормой в конце 20-х гг., а потом было фактически узаконено.

М. ГОРИНОВ. Как вышли из кризиса 1925 – 1926 гг.? Предельно сжали экспортно-импортный план, заморозили новостройки. Добавим к этому стремительный рост косвенных налогов, прекращение отчислений из госбюджета в резервный фонд, увеличение заготовительных цен на зерно (оборотной стороной чего явилось существенное падение производства технических культур). Были задействованы и последние резервы восстановительного периода – речь идет о неиспользованном резерве фабрично-заводского оборудования. А чтобы поддержать «колебнувшийся» червонец, Наркомфин бросает на внутренний рынок золотые и валютные запасы. Такова была в общих чертах плата за выход из кризиса 1925 – 1926 гг. Подобных резервов не могло хватить надолго. Их фактическое исчерпание и обусловило во многом переход к внеэкономическим методам решения проблем.

 






Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 141. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.007 сек.) русская версия | украинская версия