Студопедія
рос | укр

Головна сторінка Випадкова сторінка


КАТЕГОРІЇ:

АвтомобіліБіологіяБудівництвоВідпочинок і туризмГеографіяДім і садЕкологіяЕкономікаЕлектронікаІноземні мовиІнформатикаІншеІсторіяКультураЛітератураМатематикаМедицинаМеталлургіяМеханікаОсвітаОхорона праціПедагогікаПолітикаПравоПсихологіяРелігіяСоціологіяСпортФізикаФілософіяФінансиХімія






По 27 Липня 2014 року 11 страница


Дата добавления: 2015-10-01; просмотров: 460


 

– Закнафейна нет дома? – спросила Мэлис.

– Я послала его и Риззена в Академию с известием для Вирны, – ответила Бриза. – Он вернется не скоро, не раньше чем начнет гаснуть Нарбондель.

– Это хорошо, – сказала Мэлис. – Вы обе понимаете, какая вам отведена роль в предстоящем фарсе?

Бриза и Майя кивнули.

– Никогда не слышала о подобном трюке, – заметила Майя. – Это необходимо?

– Это было задумано для другого члена дома, – ответила Бриза, глядя на Мэлис, словно ожидая подтверждения. – Почти четыре столетия назад.

– Да, – согласилась Мэлис. – Это предполагалось проделать с Закнафейном, но неожиданная смерть моей матери, верховной матери Варты, спутала наши планы.

– Это было, когда ты стала верховной матерью, – сказала Майя.

– Да, – подтвердила Мэлис, – хотя я не прожила еще свои первые сто лет и училась в Арак-Тинилите. Печальное то было время в истории Дома До'Урден.

– Но мы выжили! – сказала Бриза. – После смерти верховной матери Варты Нальфейн и я стали знатными представителями дома.

– Значит, Закнафейн так и не подвергся испытанию, – заключила Майя.

– Было слишком много других неотложных дел, – ответила Мэлис.

– И теперь мы проделаем это с Дзиртом, – подхватила Майя.

А Мэлис продолжила:

– Кара, которой подвергся Дом Текен'дуис, убеждает меня, что такие меры необходимы.

– Да, – согласилась Бриза. – Вы заметили, какое лицо было у Дзирта во время этой казни?

– Я заметила, – ответила Майя. – Он был возмущен.

Мэлис сказала:

– Это не годится для война-дрова. Поэтому на нас ложится важная обязанность. Скоро Дзирт отправится в Академию; до этого мы должны обагрить его руки кровью и лишить невинности.

– С ребенком мужского пола столько хлопот! – проворчала Бриза. – Если Дзирт не желает жить по нашим законам, почему бы просто не отдать его Ллос?

– Я больше не могу родить, – зарычала в ответ Мэлис. – Если мы хотим продвинуться в городской иерархии, для нас важен каждый член семьи!

Были и другие тайные мотивы, по которым Мэлис так стремилась обратить Дзирта в дровскую веру. Ее ненависть к Закнафейну была столь же сильна, как ее страсть к нему. Она понимала, что если Дзирт станет настоящим воином-дровом, бессердечным и жестоким, то это будет страшным ударом для оружейника.

– Итак, начнем, – объявила Мэлис.

Она хлопнула в ладоши, и в комнату вполз огромный сундук на восьми подвижных паучьих ножках. За ним следом вошел встревоженный слуга-гоблин.

– Входи, Бьючьюч, – приветливо произнесла Мэлис.

Стремясь угодить, слуга подбежал к трону Мэлис и застыл в неподвижности, между тем верховная мать начала творить длинное сложное заклинание.

Бриза и Майя с восторгом следили за искусством матери: линии тела маленького гоблина стали выпячиваться, скручиваться, кожа потемнела – и через несколько мгновений это был уже дров мужского пола. Бьючьюч с интересом наблюдал за собственным превращением, не понимая, что это прелюдия к смерти.

– Теперь ты – воин-дров, – сказала ему Майя, – и мой защитник. Ты должен убить всего одного младшего бойца – и станешь свободным членом Дома До'Урден!

После десяти лет службы у зловредных темных эльфов гоблин стал более чем усердным.

Мэлис поднялась и пошла к выходу из залы.

– Пошли, – приказала она, и две ее дочери, гоблин и одушевленный сундук строем последовали за ней.

Они застали Дзирта в учебном зале за полировкой острых лезвий своих сабель. При виде неожиданных посетителей он вскочил.

– Приветствую тебя, сын мой, – сказала Мэлис более материнским голосом, чем когда-либо слышал Дзирт. – Мы сегодня устроим тебе небольшой экзамен, совсем простой, но необходимый для поступления в Мили-Магтир. Майя встала перед братом. – Я – следующая после тебя по возрасту. Поэтому мне принадлежит право бросить тебе вызов, что я сейчас и делаю.

Дзирт был в полной растерянности. Он никогда не слышал ни о чем подобном.

Подозвав к себе сундук, Майя благоговейно открыла крышку.

– Здесь твое оружие и пивафви. Пришло время тебе надеть полное облачение знатного представителя Дома До'Урден.

Она достала из сундука пару высоких черных сапог и протянула Дзирту.

Юноша живо скинул свои повседневные сапоги и надел новые. Они были невероятно мягкими и так впору пришлись по ноге! Дзирт знал, что они обладают магической силой: в них он сможет передвигаться совершенно бесшумно. Он не перестал еще восхищаться ими, когда Майя протянула ему новый подарок, еще более великолепный.

Уронив пивафви на пол, Дзирт взял серебряную кольчугу. Во всех Королевствах не было доспехов более эластичных и мастерски сделанных, чем дровская кольчуга. Она весила не больше плотной рубашки, а по гибкости не уступала шелку и в то же время способна была отразить удар копья не менее надежно, чем пластинчатая кольчуга дворфов.

– Ты дерешься двумя саблями, поэтому щит тебе не нужен. А оружие свое держи здесь: это более пристало воину-дрову.

С этими словами Майя протянула Дзирту черный кожаный пояс. Вместо пряжки на нем сиял большой изумруд, двое ножен были богато украшены драгоценными камнями.

– Готовься, – скомандовала Майя. – Надо еще заслужить эти дары!

Пока Дзирт облачался в новые доспехи, Мэлис придвинулась к перевоплощенному гоблину, который с возрастающей тревогой начинал осознавать, что сражение окажется не из легких.

– Убьешь его – и все это станет твоим, – пообещала Мэлис.

Гоблин расплылся в довольной улыбке: он не понимал, что никаких шансов против Дзирта у него нет.

Когда Дзирт опять надел и закрепил вокруг шеи пивафви, Майя представила ему ложного война-дрова:

– Это Бьючьюч, мой защитник. Срази его – и получишь эти дары…. и положенное тебе место в доме.

Нимало не сомневаясь в своих возможностях и все еще веря, что предстоящий поединок – простое состязание, Дзирт с готовностью согласился.

– Что ж, начнем! – сказал он, доставая сабли из роскошных ножен.

Мэлис ободряюще кивнула Бьючьючу, тот взял протянутые Майей меч и щит и двинулся прямо на Дзирта.

Вначале Дзирт только прощупывал своего противника, прежде чем приступать к решительным действиям. Однако он почти сразу понял, как неумело обращается Бьючьюч с мечом и щитом. Не догадываясь о том, кем в действительности является это создание, Дзирт не мог поверить, чтобы дров настолько плохо владел оружием.

Он даже подумал, уж не поддается ли ему Бьючьюч, и с этой мыслью продолжал осторожно наступать.

После нескольких необдуманных и непонятных выпадов Бьючьюча Дзирт все же вынужден был перехватить инициативу. Он ударил саблей по щиту Бьючьюча. Тот ответил неуклюжим ударом, и тогда Дзирт свободной саблей выбил меч из его руки и уперся концом сабли в открытую грудь Бьючьюча.

– Слишком уж все легко, – пробормотал юноша. Однако настоящая проверка была еще впереди. По указанию матери Бриза произнесла заклинание, заставившее гоблина оцепенеть в его беспомощной позе. Понимая безвыходность своего положения, Бьючьюч попытался было сбежать, но заклинание Бризы не давало возможности двинуться.

– Заканчивай схватку, – сказала Мэлис. Дзирт поглядел сначала на свою саблю, потом на Мэлис, отказываясь поверить в услышанное.

– Защитник Майи должен умереть, – прорычала Бриза.

– Но я не могу…. – начал было Дзирт.

– Убей! – взревела Мэлис, и на этот раз ее команда была подкреплена колдовской силой.

– Коли! – одновременно приказала Бриза. Дзирт почувствовал, что их слова понуждают его руки к действию. Мысль о том, что нужно убить беспомощного противника, внушала непреодолимое отвращение, и он собрал все душевные силы, пытаясь сопротивляться. Несколько мгновений ему удавалось не подчиниться приказу, но потом оказалось, что он не может отбросить оружие.

– Убей! – закричала Мэлис. – Ударь! – вторила ей Бриза.

Прошло несколько мучительных секунд. Лоб Дзирта покрылся испариной. И вдруг сила воли изменила молодому дрову. Его сабля мгновенно прошла между ребер Бьючьюча, пронзив сердце несчастного. Тогда Бриза сняла заклинание, чтобы Дзирт мог полюбоваться агонией мнимого дрова и услышать его предсмертный хрип.

Бьючьюч рухнул на пол.

Затаив дыхание, Дзирт смотрел на свою саблю, обагренную кровью.

Наступила очередь Майи. Ударив брата по плечу булавой, она уложила его на пол.

– Ты убил моего защитника! – зарычала она. – Теперь будешь драться со мной!

Дзирт вскочил на ноги с одной мыслью – поскорее скрыться от разъяренной женщины. У него не было никакого желания драться. Но не успел он отбросить оружие, как Мэлис, прочитав его мысли, предупредила:

– Если не будешь сражаться, Майя убьет тебя!

– Это несправедливо! – возразил Дзирт, однако слова его потонули в звоне адамантита, поскольку ему пришлось отразить своей саблей сильный удар булавы.

Итак, он опять оказался вовлечен в драку, нравилось ему это или нет. Майя была искусным бойцом: все женщины много часов отводили тренировкам с оружием; к тому же она была физически сильнее брата. Но Дзирт недаром был сыном и любимым учеником Зака. Сказав себе, что другого выхода из этого затруднительного положения нет, он начал хитроумными маневрами отражать удары Майи.

Сабли взлетали и опускались в диком танце, который искренне восхитил Бризу и Майю. Мэлис, казалось, не обращала ни на что внимания, погруженная в колдовское заклинание. Она ничуть не сомневалась, что Дзирту удастся одолеть сестру, и с самого начала строила на этом свои планы.

Дзирт продолжал обороняться, все еще надеясь, что мать проявит снисхождение и остановит бой. Он собирался заставить Майю отступить и сдаться, загнав ее в тупик и положив тем самым конец сражению. Хотелось верить, что Бриза и Мэлис не заставят его убить Майю, как они сделали это с Бьючьючем.

Наконец Майя дрогнула. Пытаясь отразить щитом удар сабли, она потеряла равновесие, и рука ее откинулась в сторону. В этот момент вторая сабля Дзирта коснулась груди Майи, заставив ее попятиться.

Заклинание Мэлис остановило оружие.

Запятнанная кровью сабля внезапно ожила, и Дзирт обнаружил, что держит в руке хвост змеи, ядовитой гадины, которая поворачивается к нему!

Заколдованная змея изрыгнула яд в глаза Дзирта, ослепив его, и тогда он почувствовал удар, нанесенный хлыстом Бризы. Все шесть отвратительных змеиных голов впились ему в спину, разрывая новую кольчугу и причиняя ему нестерпимые мучения. Он упал и скрючился на полу, а Бриза все продолжала щелкать хлыстом.

– Никогда не сражайся с дровом-женщиной! – кричала она, забивая его до бесчувственного состояния….

Часом позже Дзирт открыл глаза. Он лежал в своей кровати, над ним склонилась Мать Мэлис. Верховная жрица исцелила его раны, но они все еще ныли, как живое напоминание о полученном уроке. Однако еще более живым напоминанием была кровь на его сабле.

– Ты получишь новое снаряжение, – сказала Мэлис. – Теперь ты воин. Ты заслужил это.

Она повернулась и вышла, оставив Дзирта с его болью и утраченной невинностью.

 

* * *

 

– Не отсылай его! – убеждал Зак так настойчиво, насколько осмеливался.

Он поднял глаза на Мэлис, самоуверенную королеву, сидящую на своем высоком троне из камня и черного бархата. Бриза и Майя, как всегда, покорно стояли по бокам.

– Он – воин-дров, – пытаясь сдержать гнев, сказала Мэлис. – Он должен отправиться в Академию. Таков обычай.

Зак беспомощно огляделся. Здесь, в зале собора, ему ненавистно было все, от скульптуры Паучьей Королевы в каждом углу до Мэлис, восседающей и возвышающейся над ним на этом троне.

Отогнав ненужные мысли, Зак собрался с мужеством и напомнил себе, что на этот раз ему есть за что бороться.

– Не отсылай его! – прорычал он. – Они его погубят!

Руки Мэлис вцепились в подлокотники огромного кресла.

– Дзирт уже сейчас намного искуснее, чем половина этих из Академии, поспешил продолжить Зак, не давая верховной матери ответить. – Дай мне еще два года, и я сделаю из него лучшего фехтовальщика во всем Мензоберранзане!

Мэлис откинулась в кресле. Судя по тому, что она успела увидеть, не было оснований сомневаться, что это не пустые обещания.

– Он пойдет туда, – спокойно сказала она. – Сделать из дрова воина значит не только научить его владеть оружием. Дзирту нужны и другие уроки.

– Уроки предательства? – огрызнулся Зак, слишком злой для того, чтобы думать о возможных последствиях. Дзирт рассказал ему о том, что сделали с ним Мэлис и ее ужасные дочери, а Зак был достаточно умен, чтобы понять смысл их действий. Их так называемый «урок» уже достаточно повредил мальчику, вероятно навсегда лишив его некогда высоко ценимых идеалов. Теперь, когда пьедестал чистоты выбит у него из-под ног, ему труднее будет выработать собственную мораль, свои принципы.

– Придержи язык, Закнафейн! – предупредила Мать Мэлис.

– Я всегда дерусь со всей страстью, – резко сказал оружейник, – потому и побеждаю. Твой сын тоже дерется со страстью, так не отнимай же у него эту способность, не позволяй, чтобы Академия, с ее приспособленчеством и подчинением правилам, сделала это!

– Оставьте нас, – обратилась Мэлис к дочерям. Майя послушно кинулась к двери. Бриза медленно последовала за ней, задержавшись, чтобы бросить подозрительный взгляд на Зака.

Зак не ответил на ее взгляд, но позволил себе немного помечтать о встрече своего меча с самодовольной ухмылкой Бризы.

– Закнафейн, – начала Мэлис, снова придвигаясь к краю кресла, – я терпела твои богохульные речи псе эти годы только потому, что ценю твое искусство обращении с оружием. Ты хорошо обучал моих воинов, а твоя постоянная готовность убивать дровов, особенно служительниц Паучьей Королевы, способствовала возвышению Дома До'Урден. Я никогда не была неблагодарной. Но теперь я в последний раз тебе говорю: Дзирт – мой, и только мой сын. Он поступит в Академию и научится всему, чему должен научиться, чтобы занять свое место принца Лома До'Урден. И если ты попытаешься помешать этому, Закнафейн, я не стану больше закрывать глаза на твои проделки! Твое сердце будет принесено в жертву Ллос.

Зак впечатал пятки в пол, склонил голову в коротком поклоне, повернулся и вышел, раздумывая над тем, какой из предложенных ему мрачных и безнадежных путей предпочесть.

Когда он шел по главному коридору, в ушах у него вновь зазвучали крики гибнущих детей Дома Де Вир, детей, которым уже не грозит стать свидетелями зла, творимого дровской Академией. Пожалуй, лучше, что они мертвы.

 

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
По 27 Липня 2014 року 10 страница | По 27 Липня 2014 року 12 страница
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | <== 11 ==> | 12 | 13 | 14 |
Studopedia.info - Студопедия - 2014-2021 год . (0.134 сек.) російська версія | українська версія

Генерация страницы за: 0.134 сек.